Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

В.ЗИНЕНКО: НЕВОЗМОЖНОЕ - ВОЗМОЖНО

6 февраля ушел из жизни Владимир Юрьевич Зиненко. Мой друг.

Мы познакомились в конце 80-х. На одной из деловых игр, которыми Володя тогда увлекался, а я с их помощью зарабатывал на жизнь, тогда это приносило неплохой доход.

Володя сразу показался мне человеком необычным – манерами, способом излагать мысли, стилем поведения. Впоследствии оказалось, что мы выпускники одной alma mater – экономического факультета МГУ. Только он учился на несколько курсов раньше.

Поначалу наше общение ограничивалось совместным участием в деловых играх. И я долго думал, что это и есть его основное занятие. Володя и внешне, и по манере одеваться, и по способу вести себя абсолютно не был похож на бизнесмена или топ-менеджера. Скорее он напоминал университетского профессора или успешного изобретателя из какой-нибудь научно-инновационной фирмы. Каково же было мое удивление, когда в начале 90-х я узнал, что Владимир Юрьевич Зиненко – это уже вполне сложившийся промышленник, предприниматель, который создал два успешных предприятия – по производству медицинского оборудования («МедСил») и по производству строительных герметиков («Сази») – и руководит ими.

Тем не менее  именно он был одним из очень немногих нынешних российских предпринимателей, кто свое дело начал с абсолютного нуля, не прихватизировав никаких и ничьих ресурсов, доставшихся  с советских времен. Он не устремился туда, где деньги было добывать проще: в перекупку или в установление контроля над сырьевыми потоками, нет, с самых первых минут он пытался наладить производство того, чего остро не хватало в стране, истинным и убежденным патриотом которой был.

Затем успешно провел свое дело через лихие 90-е с их бандитами, «наездами»,  разборками, административным прессом и пр.   Именно в таких, как он, бился пульс  реального предпринимательства, именно такие, как Владимир Зиненко, заставляли  менять устоявшиеся догматические оценки и сформировавшиеся ярлыки.  

Казалось, вышесказанного уже достаточно, чтобы заполнить вполне яркую жизнь.

Но Володя был действительно нестандартным человеком: уже в период нашего знакомства, где-то лет в 40, научился вполне профессионально танцевать, примерно в 45–47 –  начал учить греческий, а затем сделал то, что до сих пор вызывает у меня восхищение, сопряженное опять же с… восхищением.

Лет семь назад он, доселе не выказывавший никаких особых талантов по части пения и музицирования, да и никогда не певший и не игравший на музыкальных инструментах, вдруг решил брать уроки вокала.

И вот, в минуты  наших нечастых встреч он стал всё настойчивее говорить о том, что дела у него в это области продвигаются и что скоро он начнет давать публичные  сольные концерты. Я, грешным делом, посмеивался, хотя надо сказать, что любое свое увлечение мой друг доводил до определенного высокого уровня – и никак иначе.

Представьте мое изумление,  когда года четыре назад вся наша семья получила приглашение на сольный концерт В.Ю. Зиненко. В программе: Мусоргский,  Чайковский и другие не менее классические и сложные для исполнения вещи.

Я очень боялся, что после концерта придется отводить глаза и, смотря куда-нибудь в пол, мямлить: «Мол, ну, знаешь, старик, в целом, конечно, неплохо…».

Но врать не пришлось. Было действительно хорошо, а учитывая все прилагаемые обстоятельства – просто великолепно. Это было вполне профессиональное исполнение, и главное, прочитывалась собственная, личностная трактовка исполняемого.

В дружбе Володя был простым, открытым и щедрым  и всегда старался сделать для друзей больше, чем они для него.  Думаю, что Володя каждому, кто соприкоснулся с ним на протяжении его жизни, дал именно то, в чем он больше всего нуждался: кого-то научил ценить жизнь и искренне ею наслаждаться, кому-то просто протянул руку помощи в трудный час, кого-то вдохновил на занятия музыкой, кого-то – на занятия языками, кого-то – просто посмотреть мир.

В общем, человек, который блестяще жил и двигал жизнь вперед, раздвигая границы и расширяя горизонты. Может, в этом и было его предназначение – доказать всем нам, что ничего невозможного нет, не только в 20, но и в 50 лет, просто нужно поверить в себя и очень захотеть.

Тягостно... Непонятно почему, но неведомый рок забрал его очень рано.

Умер Владимир так же, как и жил, во время стремительного бега по лыжне,  моментально (оторвался тромб), не дожив пары месяцев до своего 60-летия.

Вечная тебя память, Володя,  ты действительно сумел  сделать мир ярче.  И добрее.

 

Алексей ПРОСКУРИН