Главная       Дисклуб     Наверх  

 

МПРА и «Автологистика»:

«зачистка» профсоюза не удалась!

 

7 февраля люберецкий городской суд восстановил на работе Вадима Королёва, одного из лидеров первички профсоюза МПРА на ООО «Автологистика». Днем раньше, 6 февраля, на работе был восстановлен другой незаконно уволенный лидер первички, Владислав Казачков.

Напоминаем, профсоюз существует на ООО «Автологистика» уже полтора года. За плечами профсоюза успешно проведенная итальянская забастовка (это когда работники делают всё по инструкции, в соответствии с требованиями охраны труда, в результате чего производительность труда падает до мало приемлемого для работодателя уровня). После забастовки зарплата поднялась в среднем с 25 до 40 тысяч в месяц. Ну а в конце 2013 года профсоюз поставил перед работодателем вопрос о коллективном договоре. Возможно, работодатель посчитал это уж совсем несусветной наглостью. Возможно, у него были какие-то иные причины.

В любом случае, Вадим Королёв и Владислав Казачков были уволены с работы в один день, 29 ноября 2013 года. Причины увольнения были, по официальной версии, разные. Владислав Казачкова вышвырнули за ворота по п. «а» части 6 ст. 81 ТК РФ («прогул»). Прогул Казачков «совершил», когда сидел на больничном с ребенком. Работодатель мотивировал свои действия так: ребенок не ваш родной ребенок (ребенок действительно не ребенок Казачкова, а ребенок его жены), значит, вы не сидели на больничном, а прогуливали. Что еще характерно, вопрос о прогуле встал не сразу после предъявления больничного работодателю, а недели через три. Видимо, больничный превратился из настоящего в ненастоящий в тот день, когда у г. Оглоблина (свежего директора по персоналу) возникла мысль провести «зачистку» профсоюза.

Ну а Вадима Королёва уволили за хождение без каски в зоне стеллажей высотного хранения по п. «д» части 6 ст. 81 ТК РФ «д». Оная статья допускает увольнение работника за нарушение правил охраны труда, если эту нарушение повлекло за собой тяжкие последствия (несчастный случай, авария, катастрофа) либо заведомо создало реальную угрозу наступления таких последствий. Непонятно, какую катастрофу могло вызвать нахождение Королёва без каски. Также следует отметить, что факт нарушения правил охраны труда должен быть установлен комиссией по охране труда или уполномоченным по охране труда. Комиссия по охране труда создается на паритетной основе представителями работодателя и первичной профсоюзной организации (ст. 218 ТК). При рассмотрении дела Королёва комиссия по охране труда не собиралась.

Естественно, действия работодателя не могли не вызвать сопротивление. Работники обратились в трудинспекцию и в суд (юридическую поддержку исков осуществляла Конфедерация труда России). Кроме этого, профсоюзом была организована акция протеста. Работники "Автологистики", пришедшие их поддержать активисты МОК, РОТ-Фронта, РРП развернули перед трудинспекцией Московской области плакаты: «Руки прочь от профсоюза!», «Нет репрессиям в отношении профсоюза», «Нет незаконным увольнениям», «Совершено преступление, просим срочно обратить внимание!», «Руководство Автологистики – к ответу», «Требуем восстановить незаконно уволенных!», «Королёву и Казачкову – работу, Оглоблину – нары», «Директора по персоналу Оглоблина В.В. – к ответственности!».

И вот с 28 января в Люберецком городском суде начались слушания по искам Казачкова и Королёва к «Автологистике». На вопросы прокурора, почему увольнения людей, занимающих руководящие должности в профсоюзе, не были согласованы с профсоюзом (что по закону как бы полагается), Оглоблин заявил, что о профсоюзе ему вообще ничего не известно. В суд были представлены документы, свидетельствующие о том, что работодатель был уведомлен о существовании профсоюза официальным письмом, более того, что членские взносы в профсоюз перечислялись официально, через бухгалтерию «Автологистики». На это Оглоблин заявил: «Работники могут перечислять деньги куда хотят – это их личное дело!»

Судья спросила у Оглоблина: «Вот есть больничный, он выдан на гербовой бумаге. Есть какие-то акты, кем, когда он был признан недействительным?» Оглоблин заявил, что больничный не приняла бухгалтерия. Никаких актов либо иных бумаг, в которых больничный был бы признан недействительным, он предъявить не смог. На вопросы защиты, почему работодатель, если он счел, что поликлиника не имела права выдавать больничный, не опротестовал действия поликлиники, а сразу уволил работника, Оглоблин вразумительного ответа не дал.

Также защитником Казачкова, Дмитрием Якушевым, была предоставлена на обозрение суда судебная практика: принятые ранее судебные решения, в которых признавалось право лиц, фактически осуществляющих уход за ребенком (не являющихся при этом биологическими родственниками ребенка), брать больничный по уходу за этим ребенком.

Отвечая на вопросы судьи, прокурора и Дмитрия Якушева по поводу того, насколько необходимо было увольнять человека за то, что он не надел каску, Оглоблин заявил, что на предприятии были несчастные случаи и возникла необходимость принятия жестких мер по наведению дисциплины.

В суд были вызваны свидетели, работники предприятия, пояснившие по данному поводу, что несчастные случаи были, но они были связаны совсем не с касками, а с перчатками. А именно работодатель, в целях экономии, обеспечил работников дешевыми, скользкими перчатками. Было несколько случаев, когда из этих перчаток выскальзывали тормозные диски и падали (вопреки фантазиям работодателя и в полном соответствии с законом всемирного тяготения) не на головы, а на ноги работников.

В зоне стеллажей высотного хранения люди, начиная от начальников и кончая операторами склада, ходили и ходят в настоящее время без касок. Более того, сотрудники отдела рекламаций там постоянно сидят, прямо под этими стеллажами, и тоже без касок.

В итоге иски работников были удовлетворены. Они были восстановлены на работе. Работодатель обязан, по решению суда, выплатить им деньги за вынужденный прогул в размере средней зарплаты, причитающейся им за это время.

Профсоюз готов к дальнейшей борьбе за права трудящихся.

 

А. ЗИМБОВСКИЙ,

РРП-инфо