Главная       Дисклуб     Наверх   

 

АНТИ-КИПЛИНГ: по следам Саммита АТЭС 2012

 

В июле приехал я в Салтанию, на Уткореченскую ГРЭС, в командировку. Это там, где на старинных европейских картах значится «Тартария».

На ГРЭС стоит большой электродвигатель, который кидает уголь в топку. Запускать такой двигатель нужно осторожно, подавать ему напряжение – медленно, чтобы он сам себя не сжег при разгоне.

Само собой, что китайцы производят много больше разных устройств плавного пуска, чем чубайсовская Россия, «творчески усвоив» готовые решения западных разработчиков. Устройство на самом деле простое, на тех же принципах, что наша школьная светомузыка 70-х годов прошлого века. Чтобы старые «энергощедрые» лампочки не перегорали быстро, мы их включали через тиристорные цепи, которые гасили стартовый всплеск.

Вот немецкая компания АББ сделала тиристоры побольше, размерами от стопки до ведерка, и стало можно делать устройства плавного пуска для электродвигателей размером с дом.

Одно такое устройство сгорело, а починить некому, инструкции до тех пор не были переведены. Я повез китайского инженера в Салтанию на Уткореченскую ГРЭС в командировку. Он все мужественно вынес. Даже привод в миграционную службу и два штрафа – за попытку работы по туристической визе (так наши полицейские классифицировали устные консультации) и за пребывание на территории РФ без действительного полиса медицинского страхования.

Полицейский мне задушевно объяснил, что китайский инженер тут вообще ни при чем, просто его лично, коренного жителя плоть от плоти земли Салтанской, не пускают на территорию ГРЭС без командировочного предписания, а китайского туриста пустили и с этим нужно разобраться. Ну то есть он восстанавливал суверенитет «Республики Салтания» над Уткореченской ГРЭС.

По поводу суверенитета он был озабочен справедливо. Славяне-электрики, салтаны-полицейские и евреи-финансисты дружно до сей поры трудились в Уткореченске бок о бок, хотя существуют в параллельных мирах и каждый занят своим любимым делом. Встреча Востока с Западом. «Анти-Киплинг» какой-то.

И вот над всей этой идиллией навис Китай во всех его четырех ипостасях. Попрошу согласиться, что Пекин, Гонконг, Тайбэй и Макао выглядят по-разному и «работают» тоже неодинаково.

Что же ждет Уткореченскую ГРЭС в недалеком будущем? Запчасти для своих стареньких японских машин уткореченские автовладельцы покупают в Китае, причем занюханная автомастерская в китайском приграничном городке обладает такими логистическими возможностями по поиску и доставке немыслимых запчастей по самым скромным ценам, что ее принадлежность к Генштабу НОАК (Народно-освободительная армия Китая. Прим. ред.) просматривается прямо-таки саркастически.

Дети учат китайский язык в местных детсадах и пекинских вузах. О том, что через 50 лет земля отойдет Китаю, говорят открыто и с сожалением, что через 50.

Вот тут дополню тремя важными подробностями:

1. Если европейских и африканских студентов в китайских вузах приветствуют как веселую диковину, то к студентам-салтанятам на бытовом уровне относятся как к неграмотным китайцам, по какому-то недоразумению не выучившим китайский «общий язык» – «путунхуа». Соответственно, если ошибки «белых» воспринимаются «ах, как мило эта шведка коверкает слова», то ошибки студентов-салтанят – «мне долго ждать, пока ты скажешь правильно?».

2. После мирной интеграции Салтании в Китай салтанская элита будет снесена тем же самым образом, как уже снесена элита тибетцев, маньчжур или дунган. «Лучшие люди» из этих народов получают должности и рост обязательно за пределами исторической национальной территории. В свою очередь, на территориях компактного проживания национальных меньшинств растут, закаляются и крепнут ханьские кадры, умеющие учитывать (а именно – плевать на) своеобразие местных условий, постоянно следуя курсу на нивелирование различий. Дети будут учить «путунхуа» и забудут салтанский язык не в пример быстрее. Никаких полицейских из коренных салтанцев не предвидится в принципе, они экзаменов не сдадут, а если сдадут успешно, то отправятся патрулировать город Гуанчжоу, вдали от родного Уткореченска. Никаких материальных следов Древней Салтании и 325-летнего российского присутствия самые дотошные археологи не смогут найти уже через 10 лет. Будут стоять православные церкви, но если они не приспособятся к главной духовной потребности китайцев – постоянному поминовению предков, то останутся без прихожан. Буддийские дацаны будут процветать, только служить в них будут не коренные салтанские ламы, а китайские военные пенсионеры, что, безусловно, пойдет на пользу службе.

3. Сразу после прихода китайского собственника угольных разрезов Уткореченскую ГРЭС и городок Уткореченск ждет забвение. С точки зрения китайцев, ГРЭС неэффективна из-за устаревшего генерирующего оборудования, "неправильной" ширины железнодорожной колеи и неправильного размещения. Новая ГРЭС не будет иметь собственного «поселка энергетиков». Будут выстроены два компактных и комфортных общежития: мужское и женское – для немногочисленных китайских рабочих с бесплатным Интернетом. Не факт, что новая ГРЭС появится в Салтании, а не в Монголии, где развивается горнорудная-промышленность и металлургия.

Славяне-электрики, салтанцы-полицейские и евреи-финансисты просто отменятся.

Кто виноват? Китай тут совершенно не виноват, Маргарет Тэтчер сделала бы то же самое. Бизнес – ничего личного, просто в случае Уткореченской ГРЭС оптимизация нечаянно, но неизбежно примет расово-этнический характер.

Что делать? Что-то предпринять вроде бы должны именно евреи-финансисты, но пока они не шумят о своих планах. Политические решения тоже не слышны, – видимо, их нет или нет в пользу евреев-финансистов.

Китайцы о своих планах тоже не шумят, но в наличие чьих планов мой уважаемый читатель верит больше?

 

Олег Владимирович Залесов,

 начальник Отдела кризисного прогнозирования

 Института российско-китайского

 стратегического взаимодействия