Главная       Дисклуб     Что нового?      Наверх  

 

 

 

 

Сергей Митрохин: "Отставки

одного Путина недостаточно"

 

Михаил Соколов: Сегодня в нашей московской студии Сергей Митрохин, лидер российской демократической партии «Яблоко». Основная, конечно, тема – это избирательная кампания, «выборы» и взаимодействие демократических сил, демократических партий и на этих выборах, и в перспективе, возможности коалиционных, совместных действий против режима Владимира Путина и за то, чтобы жизнь в России как-то принципиально изменилась. <…>

 Сергей Митрохин: Мы не только выступали за то, чтобы ПАРНАС восстановили на выборах, в случае с Костромской областью – это вообще прямое следствие нашей позиции. Потому что Елена Дубровина, которой рабочая группа в ЦИКе поручила заниматься вопросом отказа ПАРНАСу в регистрации в Костромской области, именно она первая, поскольку ей поручили, предложила ПАРНАС зарегистрировать там. И рабочая группа с ней сначала согласилась, а потом и Центральная избирательная комиссия. Так что в данном случае это не просто какое-то, как иногда говорят, сотрясание воздуха, что мы против и всё, а здесь конкретные действия нашего члена партии. <…>

Михаил Соколов: А на платформе «Крым не наш» можно объединяться? (Прим. редакции: М. Соколов имеет в виду объединение близких по взглядам демократических партий, участвующих в выборах: «Парнас-Демкоалиция», «Гражданская инициатива» и «Яблоко», которые в некоторых случаях выступают как конкуренты.)

Сергей Митрохин: Этого недостаточно. Поэтому у нас десять пунктов, а не один. По поводу Крыма у нас есть расхождения.

Мы считаем, что Россия должна провести комплекс переговоров (конечно, нынешнее руководство это не может сделать) о том, чтобы в Крыму был впервые проведен референдум, потому что год назад там референдума не было – это была такая же имитация, как у нас часто бывают "выборы". Для того чтобы был настоящий референдум проведен, для этого Украина должна дать свое согласие, а при определенных условиях, при определенных уступках в других вопросах можно добиться согласия. Чтобы это было признано и ООН, и Евросоюзом при участии международных наблюдателей, которых туда пускают, при абсолютно равной агитации "за" и "против" на телевидении, чего не было, конечно, без штыков, автоматов, вернее, на штыках в прошлом веке разбирались, без автоматов и «зеленых человечков», которые стоят у входа в парламент.

Вот мы такое предлагаем. Сложный путь? Да, сложный, но мы так предлагаем эту проблему урегулировать.

Михаил Соколов: Скажите, а лозунг «Путина в отставку» для вас актуален?

Сергей Митрохин: Вы знаете, политика – это вещь, которая должна быть реальной в чем-то. Мы выступаем, как мы это неоднократно говорили, за смену политического руководства России. Не одного Путина, отставки одного Путина недостаточно, потому что вместо одного Путина может возникнуть очень быстро другой Путин.

Мы выступаем за смену всей этой системы, за ее трансформацию в демократическое правовое государство. При этом, конечно же, должны уйти от власти те, кто сегодня в ней находится, но мы подчеркиваем – мирным конституционным путем. Соблазн революций, всякого насилия много раз оборачивался и кровью, и распадом, и чем угодно.

Михаил Соколов: А власть не может до революции довести?

Сергей Митрохин: А вот это другой вопрос, это совершенно правильный вопрос. Действительно, политика властей может довести до революции, и перед нами опыт ровно столетней давности, когда, помните, какая была эйфория в 1914 году, рейтинг Николая.

Михаил Соколов: Эйфория была и в феврале 1917 года.

Сергей Митрохин: Нет, в 1914-м, эйфория была тогда в пользу царя. Рейтинг Николая Второго, я думаю, был выше, чем сегодня у Путина. Но прошло три года. Кстати, не такие страшные страдания, три года прошло, потому что война не шла на территории России, она шла в Европе, но всё равно напряжение сил, усталость, потери.

Вообще для нашего руководства наступать на те же грабли, что наступал не только царский режим, но и советский в свое время, начиная всякие войны, которые поначалу кажутся победоносными, почему этот опыт не учитывают – совершенно непонятно. Одной из причин, очень важных, серьезных причин, насколько самой главной – не знаю, никогда историки не придут к согласию, но все-таки никто не спорит, что одной из причин краха СССР была война в Афганистане, которая сначала казалась легкой прогулкой по лужайке, поэтому ее и начали.

Михаил Соколов: Николай пишет: «Я бы спросил о том, зачем они в очередной раз собираются выдвигать президентом Григория Явлинского, не лучше ли сделать ставку на политиков новой волны? Мне, например, в качестве такой консолидирующей фигуры видится Лев Шлосберг, но могут быть и другие варианты», – подчеркивает Николай.

Сергей Митрохин: Я считаю, что у Явлинского есть масса качеств, которых нет ни у одного политика в России в нынешнее время, не только в партии «Яблоко», я и себя к ним отношу тоже. Во-первых, Явлинский является профессиональным экономистом, а ситуация у нас в экономике такова, а будет на момент президентских выборов еще хуже, проблемы будут нарастать с такой катастрофической быстротой, что президент для решения этих проблем не может опираться только на мнение экспертов, советников, министров. Да, они нужны, безусловно, но президент должен глубоко понимать сам лично эти проблемы. У него колоссальный политический опыт, ту политическую платформу, о которой я говорил, он знает изнутри, она для него органична. <…>

 Михаил Соколов: Что-то мы Григория Алексеевича в последнее время нигде не видим, он как-то устранился, и кампания ведется вашей партией избирательная. Книгу пишет?

Сергей Митрохин: Во-первых, активная фаза кампании только сейчас начнется. Во-вторых, Григорий Алексеевич работал в Законодательном собрании Санкт-Петербурга, я считаю, работал очень успешно. Впервые у Санкт-Петербурга появилась программа развития так называемого «большого Петербурга», то есть со всеми городами-спутниками, Кронштадтом и так далее. Ее разработал со своей командой Григорий Явлинский. Они принципиальнейшие вопросы ставили в Законодательном собрании, которые до них никто не ставил. Например, «кормушки», которые организованы для депутатов, выделяется депутату лично сумма, чтобы он ее тратил из бюджета. Коррупция очевидная для всех, но для всех очень опасная тема, боятся ее поднимать. Единственный, кто ее поднял, – Григорий Явлинский. Тяжелое занятие – каждую неделю ездить в Санкт-Петербург и там вести эту работу. Сейчас Григорий Алексеевич отдыхает, у него отпуск.

Михаил Соколов: Еще один важный вопрос – это насилие. Сегодня в «Ведомостях» хороший текст о том, что «нынешнее поколение политиков, оппозиционных, видимо, тоже недооценивает готовность системы использовать для самосохранения не только бесчестные трюки, но и прямое насилие. Странным образом ни «болотное» дело, ни суды над Навальным, ни украинские события, ни даже убийство Немцова не развеяли убежденности, что они не посмеют». Автор пишет, что не раз смели и еще раз посмеют.

Сергей Митрохин: Вы знаете, я за последнее время, может лет 5–7 назад, изменил свою точку зрения по поводу того, может ли вернуться в Россию тоталитарный режим. Я в 1990-е считал, что это уже невозможно, что общество достигло такого уровня развития, оно просто не даст это сделать. У власти всегда такие поползновения есть. Но я все-таки пришел к выводу, что, к сожалению, у нас общество иногда готово на короткие периоды к очень мощному резкому сопротивлению, особенно когда власть слабеет, как это произошло с КПСС, и общество в себе чувствует силы большие, начинает эту власть отодвигать. А потом проходит период, когда общество устает, потому что общество у нас слабое в принципе, в целом общество и гражданское общество слабое. Слишком мало активных людей в этом обществе, готовых сопротивляться авторитаризму, а это значит, что тоталитарным поползновениям власти тоже. Были протесты три-четыре года назад, большие демонстрации, 150 тысяч человек на Болотной собиралось. Но потом устали. Значит, власть применила и насилие, и выборочные репрессии с одной стороны, другие методы воздействия.

Михаил Соколов: Все-таки выходили против войны в Украине и в связи с гибелью Бориса Немцова.

Сергей Митрохин: Выходили, но с каждым разом всё меньше сопротивления. Сейчас «Яблоко» инициировало: давайте проведем марш, чудовищные законы принимаются о том, что можно стрелять в людей на улице. Все фракции Думы, кстати, объединились, внесли поправки во главе с Ириной Яровой, что можно даже стрелять в женщин, если у них нет явных признаков беременности. Во-первых, как это будет определять полиция – это мы не будем на эту тему рассуждать. Это чудовищно. Я хочу предложить всем оппозиционным демократическим силам провести очередной крупный марш, митинг, как получится, в сентябре после выборов.

Михаил Соколов: Из другой части демократических сил тоже говорят о каких-то акциях протеста. Договоритесь.

Сергей Митрохин: Я уже с Комитетом протестных действий это обсуждал. Мы там представлены. Но, к сожалению, не можем договориться.

Михаил Соколов: У меня остался еще один вопрос от слушателей про убийство Бориса Немцова: зачем это было сделано, и верите ли вы в официальную версию основную?

Сергей Митрохин: Очень сложно поверить в официальную версию. Я близок к версии адвокатов, которые говорят, что это так или иначе связано с политической деятельностью Бориса Немцова, с его оппозиционной деятельностью. Но какие-то конкретные называть фамилии, имена, наверное, неправильно в условиях, когда у нас нет рычагов, мы не следователи, мы не прокуроры. Но в официальную версию очень трудно поверить. Вообще всё, что связано с политикой в нашем правосудии, к сожалению, всегда необъективно в России. Даже по мелким вопросам, начиная с того, когда полицейский вам пишет, что вы кричали лозунги на митинге, а вы молчали как рыба, и заканчивая вот такими политическими убийствами. К сожалению, наши суды ангажированы...

 

Вел передачу Михаил Соколов, «Радио «Свобода»

Публикуется с сокращениями