Главная       Дисклуб     Наверх   

 

Вьетнам: самобытная тропинка

 

У отечественных левых специалистов, занимающихся актуальным развитием государств, управляемых коммунистическими партиями, современное развитие Вьетнама почему-то не представляет большого интереса. Гораздо больше в российской публицистике мы находим материалов по Китаю, Кубе, Северной Корее. Социалистическая Республика Вьетнам (СРВ) как будто выпала из поля зрения отечественных левых обществоведов. И, полагаю, напрасно. Ведь в последние годы эта расположенная в Юго-Восточной Азии страна демонстрирует стабильный экономический рост. Вьетнам более или менее успешно решает многочисленные, порой острые, социальные проблемы. Очевидно также, что в начале столетия заметно укрепился внешнеполитический авторитет СРВ, что позволяет этой стране не довольствоваться лишь «статусом» кандидата в региональные лидеры.

 

Государство-партия

Разумеется, говоря о сегодняшнем Вьетнаме, мы не можем говорить о подлинно социалистическом государстве. В стране установлена однопартийная система (по иронии судьбы, до второй половины 80-х годов в СРВ действовали несколько партий, но в те годы младшие партнеры компартии самораспустились), Коммунистическая партия Вьетнама (КПВ) срослась с государством, обществом, руководит силовыми структурами. Согласно одной из первых статей Конституции СРВ, КПВ рассматривается де-юре как «авангард рабочего класса, трудового народа, всей нации» и осуществляет свою политику в соответствии с идеологией марксизма-ленинизма и учения Хо Ши Мина.

Рыночные реформы в КНР и особенно перестройка в Советском Союзе, преданным союзником которого вплоть до роспуска СССР оставался Вьетнам, породили политику обновления в самой СРВ. Она почти не коснулась политической сферы, хотя прежним догматизмом в сегодняшнем Вьетнаме не пахнет. Так, мой хороший знакомый, французский коммунист, несколько лет назад побывавший на стажировке в СРВ и посетивший, в частности, семинары Высшей партийной школы в Ханое, рассказывал о том, какие жаркие дебаты имели там место по самым разным вопросам теории и практики, сущности марксизма, проблематике демократии и т.д. Но все-таки говорить о полной общественной свободе и плюрализме в условиях жесткого контроля КПВ за общественной жизнью было бы в корне неверно.

 

Экономический рост

А вот в социально-экономической сфере позитивные последствия запущенной еще в 1986-м долгосрочной политики обновления, что называется, налицо. За четверть века Вьетнам радикальным образом модифицировал свою государственную экономическую политику, отказавшись от сверхцентрализованной по советскому образцу директивной плановой экономики в пользу модели «рыночного социализма». На сегодня удельный вес негосударственного сектора в промышленности и сельском хозяйстве СРВ даже выше, хотя ключевые отрасли тяжелой промышленности и финансов по-прежнему принадлежат государству. В результате реформ, как утверждает президент Вьетнама Чыонг Тан Шанг, «были созданы благоприятные условия для развития хозяйственной деятельности народа». Французский эксперт по современному Вьетнаму, экономист Мишель Эрлан подчеркивает, что «сегодня Вьетнам демонстрирует потрясающие показатели роста, ежегодно усиливая эффективность национальной экономики».

Действительно, уже на протяжении десятилетия вьетнамская экономика показывает стабильный и последовательный рост, почти не замедлившийся даже в годы финансового кризиса. Так, последние пару лет уровень ежегодного роста варьируется в пределах 5-7%. В прошлом, 2011 году совокупный ВНП Республики оценивался почти в 300 миллиардов долларов. Имеет место постоянный рост доли сферы услуг в общем ВНП страны, до сих пор промышленная сфера дает стране не менее 40 процентов от совокупного дохода. Быстрыми темпами продолжается процесс урбанизации страны, правда, около половины вьетнамцев всё еще заняты в сельском хозяйстве.

Безусловно, переход к рыночному «социализму цветов Вьетнама» содействовал развитию конкурентоспособности отдельных секторов национальной экономики. Вьетнам, третья страна Юго-Восточной Азии по запасам нефти, активно экспортирует «черное золото» за рубеж. В недрах Вьетнама также добываются каменный уголь и железная руда, успешно идущие на экспорт. Вьетнам – что откровение для многих – является одним из государств-лидеров по экспорту кофе, СРВ – четвертый в мире производитель риса. Вьетнам успешно торгует маниокой, дарами моря, продукцией легкой промышленности. Не забудем и о том, что еще в эпоху советско-вьетнамской дружбы преимущественно на севере Вьетнама были созданы сотни крупных предприятий тяжелой промышленности – металлургические, химические, цементные предприятия, гиганты (по меркам ЮВА) машиностроения, крупные судоремонтные заводы. И в наши дни выпускаемая ими продукция пользуется спросом не только в самой СРВ.

Но, на мой взгляд, самое важное последствие реформ имеет социальное измерение. Как верно заметил действующий премьер-министр Вьетнама Нгуен Тан Зунг, «нация удовлетворена итогами политики обновления и поддерживает их в первую очередь потому, что эта политика позволила Вьетнаму выйти из группы беднейших стран». На самом деле, люди разного достатка на себе почувствовали позитивное воздействие реформ. Если к середине 80-х, по международным оценкам, свыше двух третей населения СРВ проживало за порогом бедности, сегодня этот показатель радикальнейшим образом снизился до цифры 13 процентов населения. Государственная программа по борьбе с безработицей привела к тому, что сегодня этот недуг, столь заметный в Индокитае, касается лишь максимум трех процентов населения. Согласитесь, для страны, где проживают почти 91,5 млн жителей, это прекрасный показатель. Доля домохозяйств, относимая к категории «бедные», за последнее десятилетие уменьшилась в три раза. В 2000-е годы заметно повысились уровень и качество национального здравоохранения и образования. Если еще три года назад уровень инфляции составлял 23% в год, сегодня – лишь 9%. Заметно улучшается питание, обеспеченность людей жильем и предметами домашнего обихода, сокращаются региональные социальные дисбалансы. Среднедушевой валовой продукт в СРВ сегодня составляет около трех тысяч долларов в год. В общем-то немного, но по сравнению с тем, что было еще 15-20 лет назад, данный показатель знаменует грандиозный прогресс. Все приведенные цифры показывают, что «рыночный социализм» объективно более эффективен и плодотворен, нежели командно-директивная экономическая система; новейшая история Вьетнама – яркое тому подтверждение.

 

Политика вне

Разумеется, экономические реформы, лишь ускоренные в связи с крахом «мировой социалистической системы» и развалом СЭВ, способствовали трансформациям и внешней политики СРВ. За те десятилетия, что минули после распада главного союзника Вьетнама в эпоху «холодной войны» – СССР, внешняя политика Ханоя стала гораздо более прагматичной, в большей степени ориентированной на экономическое измерение. В начале XXI века, и это подтверждает президент СРВ Чыонг Тан Шанг, «произошел серьезный прорыв в международной интеграции Вьетнама, что вывело вьетнамскую экономику на более высокий уровень и, безусловно, способствовало дальнейшему социально-экономическому развитию страны». Пять лет назад СРВ вступила во Всемирную торговую организацию (ВТО) и, объективно глядя, этот шаг опять же оказал позитивное воздействие на внешнеэкономическую сторону. Вьетнам активнейшим образом участвует в деятельности Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН), подключился к диалоговому партнерскому механизму САЕМ («Азия – Европа»). Вьетнам в последние годы является весьма привлекательной зоной для вложения прямых иностранных инвестиций; они идут во вьетнамскую экономику из стран АСЕАН, Японии, Австралии, Китая, европейских государств. После ельцинского «периода забвения» заметно активизировались и вьетнамо-российские коммерческие связи. Крупнейшей компанией на рынке СРВ является совместная корпорация «Петровьетнам». Во Вьетнаме весьма деятельны «Зарубежнефть», «Газпром», «Лукойл», ТНК-ВР; Россия оказывает СРВ существенную помощь в подготовке технических кадров, развитии вьетнамской атомной промышленности, по-прежнему актуальным остается двустороннее военно-техническое сотрудничество. В недавнем интервью действующий президент СРВ заявил: «Положительный образ россиян навсегда сохранится в сердце каждого из нас, от млада до велика». Что ж, у вьетнамцев не короткая память.

Но вышесказанное отнюдь не означает, что, интегрируясь в мировую экономику, Ханой отказался от прогрессивной внешней политики; не зря же Уго Чавес, говоря о странах, способных сегодня проводить «левую внешнюю политику», регулярно упоминает и СРВ. Внешняя политика современного Вьетнама строится на преданности таким позициям, как «уважение суверенитета, территориальной целостности, невмешательство во внутренние дела, неиспользование угрозы применения силы, взаимное уважение, равенство государств, укрепление отношений с коммунистическими, рабочими и левыми партиями и движениями, национально-освободительными и революционными силами, особенно находящимися у власти». СРВ, как и раньше, играет важную роль в деятельности Движения неприсоединения. В ООН представители СРВ последовательно выступают против действий американского империализма в разных точках планеты; вплоть до недавнего обсуждения ситуации вокруг Сирии. У СРВ сложились весьма тесные политические и экономические отношения не только с Китаем (впрочем, тут нужно помнить еще и о нерешенных территориальных спорах), но и ЮАР, другими странами Южной Африки, Кубой и государствами Латинской Америки, идущими по пути строительства «социализма XXI века». Всё это требует критического и заинтересованного осмысления, поскольку без Вьетнама современная мировая «левая парадигма» явно не была бы полной. Путь в сторону от «бюрократического социализма» не бывает легким, но этот путь, как мы прекрасно знаем, ведет в разные стороны. Вьетнам, что и говорить, выбрал самобытную тропинку…

 

Руслан КОСТЮК,

 доктор исторических наук,

 профессор факультета

 международных отношений СПбГУ,

 «Новый смысл»

 

С.-Петербург