Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

 

Как сделать власть денег

исключительно полезной обществу?

 

Деньги – это не «кровь» экономики, а информационный продукт, образующий своеобразный «потенциал потребления» в обществе. Это главное свойство денег, творчески найденных древними людьми, быстро обрело власть в обществе и стало главным функциональным свойством – организатором общественного производства и распределения и так называемой сейчас «рыночной экономики». В то же время оно привело к быстрому образованию своеобразных «раковых опухолей» в теле общественного организма, пожирающих общие жизненные ресурсы. В современном рыночном обществе имеют место уже не только эти хорошо понятные системные аналоги, но и многие другие общественно вредные и опасные явления, связанные с главным свойством и функциями денег. Это заставляет вновь, как и при становлении социализма в России, ставить вопрос подчинения власти денег общественной пользе, стало быть общественно полезному воспроизводству и развитию всёопределяющих человеческих ресурсов.

 

Поставленный вопрос необычен и, как многие отметят, характерен для социальных проектантов-мечтателей. Но, во-первых, проблематика денег является обостренной уже многие века, а в современной России, да и в других странах, она обострена до предела и вызывает опасные процессы в самом жизнедеятельном базисе общества, вплоть до генофонда. Поэтому она должна активно обсуждаться и решаться в научно-философском сообществе. Во-вторых, глубокое научное рассмотрение денежной тематики, которое я как раз и предлагаю здесь предельно короткими активирующими (как я полагаю) суждениями, способствует раскрытию сущностного плана любой общественной формации, использующей деньги. То есть «денежный подход» является, в сущности, системно-функциональным подходом «снизу вверх», от базисных процессов к общественно организующим.

Вряд ли кто будет сейчас серьезно спорить о том, что деньги повсеместно имеют власть (можно сказать, высшую власть) над судьбами не только людей, но и целых государств. Власть денег проявляет себя детерминацией и часто прямым подчинением деятельности человека и человеко-машинных организаций. Мало кому удается освободиться от этой власти в рыночно-капиталистическом обществе (отличающемся именно этим). К чему приводит данная власть, нам ежедневно сообщают СМИ, но это лишь малая часть происходящего. Иногда стремление к обретению своих денег подростками быстро превращает их в преступников, начинающие преступники быстро становятся общественно опасными, а безработные девушки продают тело и губят свою жизнь. Власть денег, направляющая людей на безграничное накопление богатств, наносит сильнейший ущерб всему обществу, стране, вплоть до генетического фонда.

В то же время имеет место, думается, и массовое осознание безысходности такого подвластного положения, поскольку все страны живут так, стараясь посредством социальных законов, законов экономики сделать власть денег наиболее гуманной. Здесь надо вспомнить многовековую историю человечества и заметить, что доминирующее понимание денег в мире определено многовековой историей развития рыночных отношений, тотальным господством рыночных принципов в организации производства и распределения. История денег в данном общественном развитии помогает понять их системную сущность, и главное то, что они являются информационным средством, обеспечивающим потребление человеком продуктов общественного производства (начиная с продукции «соседей») и поступивших тем или иным образом из окружающего мира. То есть денежные знаки предстают в системном плане определенными единицами «искусственного потенциала потребления» (дополнительно к естественному потенциалу человека).

Вхождение в денежную тематику надо начинать не только с упомянутой всемирной истории, но и с истории развития государственного комплекса управления обществом, особенно истории перехода от прямого целевого управления деятельностями и целесообразным развитием общества к управлению посредством денежных (финансовых) механизмов [8]. Теперь уже хорошо известно многим, что исторические исследования дают основополагающий информационный материал для перехода к системному мышлению и соответствующим системным обобщениям.

К сожалению, развернувшиеся системные исследования в период «развитого социализма» СССР не захватили денежную тематику (по понятным сейчас политическим причинам) и ограничились лишь исследованиями природы, человека и общества (Маркарян Э.С., Сетров М.И. и др.), с недостаточно глубоким анализом сферы социально-экономической организации. В силу известного командного политического мышления получили развитие ключевые идеологические понятия и принципы рыночной организации: хозрасчет и прибыль (в денежном содержании), рентабельность, предпринимательство и прочие. Они и определили направление «перестройки». При этом академическая общественная наука, в лице известных ведущих академиков, активно возвысилась от привычной роли «служанки» к роли высшего разума общества и быстро выполнила «научное» обеспечение [3], вместо объективно необходимого «восстания разума» против движения к архаичному и общественно разрушительному «рынку» (исходя из уже имевшихся достижений в самопознании и положительного опыта социализма). Теперь надо снять «политически поляризационные» очки и увидеть, что так называемые (с первых лет реформ) горе-реформаторы организовали рыночную экономику по древним классическим образцам, просто раздав перспективные источники обогащения, а по сути объекты общественного капитала (в ценностно-экономическом смысле), избранным и… Уже пройденные этапы «курса реформ» хорошо известны.

Теперь, познав горькие результаты рыночных преобразований и заблуждений (мягко говоря) практически, вместо научной разработки реформ, необходимо все же углубиться в научное осмысление фундаментальных законов и принципов организации наиболее эффективного производительного движения общества по высшим целям существования во все более опасном окружающем мире. Уже хорошо известно, что такую организованность обеспечивают системные принципы, выверенные опытом природы и человеческой деятельности, опытом социализма и современных ведущих корпораций.

Продолжая свои прежние рассуждения в этом плане [1], постараюсь здесь раскрыть дополнительные аспекты, связанные с системной сущностью основных организационных средств – денег. Этим словом мы привычно называем традиционные искусственные средства жизни и деятельности, изобретенные человечеством на заре социального развития, которые являются, в сущности, информационными функциональными средствами.

Маркс и Энгельс выполнили исторические обобщения и выработали общественно целесообразные принципы организации производства и распределения, назвав их социалистическими. Организацию использования денег, финансовых систем они не могли, конечно, предложить ввиду сложности и дефицита времени. Поэтому в начальный период строительства социализма в России, кроме известных социально-экономических проблем? возникли и проблемные вопросы использования денег. Теоретические и практические трудности в этом плане вызвали бурные и продолжительные дискуссии. О том, как решались и были решены денежные и финансовые вопросы, определившие всю социалистическую экономику, рассказывают приведенные ниже книги [2, 4, 7].

Опыт социализма, как опыт наиболее рационального для общества использования денег (который остался, к сожалению, незавершенным по причине блокирования научного обеспечения), позволяет сейчас осуществить продуктивный сопоставительный анализ рыночного и системного (социалистического) подходов в этом плане.

Практика реформ показывает, что использование денег при рыночных отношениях в обществе имеет явно выраженный антиобщественный характер. Кроме хорошо видных негативных явлений и процессов, имеет место существенный ущерб для общества (страны), связанный с неограниченным накоплением денежных богатств в частном владении. Суть в том, что все денежные накопления так называемого бизнеса достигаются за счет общественных ресурсов, в том числе человеческих, а расходуются и сохраняются, в значительной мере, лишь для личных целей с дополнительным вредом обществу, связанным с расходованием общественных ресурсов на охрану и борьбу за сохранение и приумножение богатств, часто во вред жизни «собственников», с существенным ее сокращением. Великий опыт многих высокоразвитых стран показывает, что классическая рыночная экономика (построенная на архаичных принципах) изжила себя еще в прошлом веке.

Использование денег совершенствуется не только технически, но и функционально. Маргрит Кеннеди (Швеция) пишет, например, в своей книге [6]: «Вопрос денег и нашего отношения к ним касается всех. Мир, построенный на жадности и ростовщичестве, недолговечен. Сотрудничество, а не конкуренция, должно быть девизом человечества, если человечество хочет выжить.

Для русских людей до начала 90-х годов понятие процентов не являлось такой острой актуальностью, как, например, для людей в странах третьего мира. Но сейчас они тоже познакомились с этим механизмом перераспределения богатств. Проценты на банковские кредиты здесь давно перешагнули 100%-ный уровень. В некоторых странах мира люди, осознавшие положение вещей, стараются стряхнуть с себя ростовщическое ярмо. Они организуются в общества, подобные сберегательным кассам, где они могут делать вклады и брать займы без процентов, а также распространять информацию о губительном влиянии процентной системы на общество».

Однако одних только экономических и юридических знаний и таковых же подходов совершенно недостаточно, точнее, не с них надо начинать совершенствование денег, гуманизацию их власти. Функции денег (роли, в обыденном понимании) в каждом обществе считаются гражданами незыблемыми, определенными концептуально. Но концепции эти определяются «ведущими экономистами» на основе великого опыта человечества, по историческим образцам и их комбинациям, в то время как объективно прогрессивное организационное структурно-функциональное развитие общества должно осуществляться с позиции высшего общественного сознания, то есть с позиции высших знаний, составляющих обществоведение.

Надо отметить, что эта научно-методологическая мысль о ведущем алгоритме (правиле) общественного самосовершенствования принадлежит великому ученому и общественному деятелю Франции Андре-Мари Амперу (1775–1836). Но современные экономисты, просто говоря, «не знают общества, в котором живут» (вывод, сделанный Ю.В. Андроповым с позиции высшего государственного поста). Они прекрасно знают «экономики» всего мира, экономические теории (теоретически обобщенную эмпирику), но не знают общество, которое смело реформируют (законодательно), заставляя его жить и трудиться по все новым и новым «правилам», теперь уже и по «правилам игр». Пора осознать, что начинать надо было (и надо впредь) не с «экономики», а с организации жизни и деятельности граждан, народа, как жизнедеятельного базиса всего общественного воспроизводства и развития.

Хорошо известен методологический подход к реорганизации сложных объектов (систем), заключающийся кратко в том, что надо забыть все, что было (то есть освободиться от детерминации мышления известными моделями, образцами прошлого), и начинать организационные исследования и рассуждения «с чистого листа», основываясь на высших (установленных «свыше») целях существования, функционирования и развития объекта (системы). Соответственно, начинать надо с базисных процессов и структур (систем). Такой подход, как я считаю, обязателен для «крупных общественных реформ» (как принято говорить), а по сути для системных преобразований в сферах общественного производства и распределения.

О «системном подходе» и его эффективности многие уже знают, поэтому здесь остается подчеркнуть, что «смотреть» на общественную формацию, на страну в системном плане надо «извне и сверху», обладая системно-исторической рефлексией мышления. Вспоминать здесь и характеризовать «новое мышление» (с подачи М.С. Горбачёва) в годы «перестройки» и «реформ» нет уже смысла, это сделали многие аналитики, но для понимания необходимости действительно научного подхода к осознанию общественной ситуации и необходимости контрреформирования читателю полезно все же вспомнить «ведущее мышление» в те годы. Здесь же представляется возможным лишь очень кратко высказать некоторые ключевые, на мой взгляд, мысли.

Системный взгляд на общественную формацию, в системно-рефлексивном обобщении всего эволюционно-исторического развития, показывает, что каждый деятельный человек общества объективно является (должен являться) структурно-функциональной Единицей той или иной системы деятельности в общественном производстве. Следовательно, он должен иметь определенное жизненное обеспечение (как «структурно-функциональная клетка» живой и деятельной общественной формации), стимулы к общественно полезному развитию и предельно полезной деятельности на общество (по его текущим целям), на общее благо всего деятельного народа и молодых его поколений.

Любое общественное производство во всем спектре продуцирующей деятельности людей и машин не нуждается в деньгах как производительном ресурсе. Оно нуждается в высокопроизводительных технологиях, технических, энергетических, материальных и человеческих ресурсах в качестве высокопрофессиональных структурно-функциональных Единиц. Воспроизводство, специализированная подготовка и профессиональное развитие этих Единиц есть общественно необходимое базисное производство, осуществляемое известными общественными системами. То есть оно должно организовываться и развиваться, совершенствоваться государством, как комплексом управления общественным воспроизводством и развитием. С другой стороны, каждый трудящийся человек общественной формации на основе естественных потребностей должен отдавать ей свой труд (нормированную деятельность) для получения от формации объективно необходимых средств для воспроизводства и развития своих профессиональных качеств и семейного развития (как первичного производства человеческих ресурсов).

Понятно, что уровень потребления гражданами продуктов общественного производства определяется его производительностью, но этот уровень и качество продуктов не должны быть ниже норм организма, норм семьи. Это, можно сказать, жизненный предел общества и нормативное экономическое дело государства. В СССР этому потреблению соответствовало бесплатное или минимально платное, по психологическим соображениям, потребление (жилье и сопутствующие коммунальные услуги, услуги здравоохранения, основные продукты питания и пр.). Наибольшая часть народного потребления, необходимого для восстановления и общественно полезного развития деятельных качеств человека, может быть нормирована по всем специализированным деятельностям и распределяться общественно целесообразно без привлечения традиционных денег (по информации работодателей).

Общество, как мыслящая формация (о своем производительном и развивающем движении), должно понимать, что все деятельные Единицы, где бы они ни трудились в текущий момент (или вынужденно оставались без работы), должны сохранять и развивать свои профессиональные качества. Общественно рационален, то есть разумен для общества, и принцип всеобщей занятости общественно полезной трудовой или учебной деятельностью (установленный социализмом слишком формально). Объективно необходимое образование, сохранение и развитие деятельных качеств граждан есть, по науке и практике, дело государственной важности. И здесь деньги в качестве традиционной платы за получение профессиональных качеств тоже не нужны. Они нужны лишь трудящимся общественного производства, в том числе образовательного, научного и прочих специализированных видов, и лишь для избирательного потребления, дополнительного к нормативному. Такое разделение всего народного потребления на нормативное (бесплатное) и избирательное (платное) было испытано в социалистический период и показало себя полезным обществу. Дополнительное потребление являлось стимулирующим к повышению общественной полезности труда граждан.

Социалистический опыт показывает возможности и положительные результаты функциональной социализации власти денег до общественно полезного действия, особенно в качестве системного организующего фактора. Но этот опыт не был, к сожалению, научно развит. Как отмечают многие аналитики, социалистическая экономика, включая денежное обращение и финансовые системы, остро нуждалась в глубоко научном системном анализе и реформировании [2]. Однако вместо них были инициированы (совокупностью обстоятельств и агентов влияния) известные рыночные реформы с разрушением общественно полезных достижений социализма (под флагом уничтожения коммунистической идеологии, неведомой реформаторам в плане научно-практической обоснованности исходных системных принципов). Надо заметить, что рыночные реформы обосновывались лишь образцами рыночных экономик во многих развитых странах, без учета того, что все они традиционны и определены изначально глубоким невежеством в самопознании, сохраняются элитами, захватами мировых ресурсов и высокой производительностью в производстве товаров народного потребления, государственной денежной поддержкой.

Современное массовое жилищное строительство осуществляется благодаря материальным, энергетическим, техническим и человеческим ресурсам страны, то есть благодаря общим национальным богатствам, созданным природой и трудом народа. Деньги выполняют лишь организующие функции, через сознание менеджеров и современных ростовщиков. Поэтому социально ответственному государству следует справедливо вознаградить так называемых дольщиков этого выдающегося общественно полезного строительства, думается, таким образом: компенсировать денежные вклады граждан (ипотечные кредиты), чтобы обеспечить их нормальную общественно полезную деятельность и развитие, особенно семейное, и сделать это за счет сверхдоходов современных ростовщиков (совершающих греховное, по Христу, дело).

Продолжая научный анализ базисного жизнедеятельного уровня общественной формации, можно увидеть системные закономерности, выверенные не только эволюцией живой природы, но и опытом социального развития человечества. Они представлены научно-философскими и системными исследованиями живой природы, человека и общества. Укажу здесь наиболее важную из них, базисную, которую можно сформулировать так: элементы живых систем занимают определенные структурно-функциональные места и подчинены в своем функционировании целесообразным движениям всей системы (живой формации) в окружающей среде. Этим достигаются определенные целесообразные характеристики системы (формации) по отношению к окружающей среде, которые существенно превосходят сумму характеристик элементов.

Из великой социальной истории известно, что любое общество обретает свое высшее могущество при согласованной (системной) деятельности (труде) всех граждан. Системы деятельности низших уровней обеспечивают функциональные характеристики высших и в итоге характеристики общества по отношению к окружающему миру, его могущество. Этот системный эффект, системная синергия характерны для всей живой природы и, думается, хорошо понятны в отношении человека и общества как таковых. Они испытаны всей великой историей человечества, периодами суровых испытаний и войнами, великими стройками. Отсюда должны быть понятны и результаты простого искусственного введения в общество системного характера, названное социалистическим (до появления системных знаний), «раковых клеток» – запрограммированных субъектов неограниченного потребления и рыночных отношений с тотальным их распространением вплоть до жизнеобеспечивающих и воспроизводящих процессов.

Но главная причина исторически продолжающихся «промахов» власти, как я уже неоднократно отмечал в своих статьях, видится в том, что она продолжает наследовать традиционно ошибочное присвоение функций высшего сознания общества, объективно назначенного наиболее полно и точно отражать сущностные основания общественной формации, законы ее жизни и деятельности. Известно, что власть всегда привлекала избираемых ею ученых и советников [3], так что идеи, концептуальные положения так называемого курса вырабатываются и утверждаются, как показывает история, без объективно необходимого собирания «наиболее знающих» (по Сократу). Вспоминается показательное новогоднее интервью Б.Н. Ельцина (Э. Рязанову), в котором он говорил (здесь важен обобщающий подход к решениям): «Я думал, думал и решил – будет так!» – следовало резкое движение руки. Теперь известно, что в истории высшей, ведущей и управляющей общественной власти определяющим фактором являлось такое эмоциональное «озвучивание» ее мыслей с решительным движением рук.

Объективно стоящий с древних времен и практически обостряемый вопрос действительно высшего общественного сознания, призванного производить информационное обеспечение для функций управления общественным воспроизводством и развитием во всей полноте адекватного функционала управления предельно обострен сейчас не только в России, но и во всем мире. Организационно он может быть решен соответствующим конституционным положением о Высшем, функционально надгосударственном общественном (национальном) институте, который может быть назван просто Высшим академическим институтом. Объективно необходимую реорганизацию, – остро требуемую опасно затянувшимися проблемными реформами под властью денег, надо начинать именно с высшего мышления, с системного обобщения великого опыта природы, общественной деятельности человека и опыта системной организации, начатой в период социализма, но искаженной и свернутой невежественной (в смысле неадекватности мышления) политической властью.

Недавно, завершая встречу с представителями Общероссийского народного фронта, В.В. Путин произнес ключевые слова: «Всё зависит только от нас». Остается определить главное – зависимости частей, составляющих это «всё». То есть обобщенный функционал систем и деятельностей, определяющих объективно необходимое «всё». От кого же зависит данное определение? Думается, для общественно прогрессивного развития это зависит только от «Высшего…».

 

Александр Иванович Васильев

 

Рекомендуемые источники:

1. Васильев А.И. Избранные статьи. М.: «Академия тринитаризма» (2007–2017).

2. Валовой Д.В. Экономика абсурдов и парадоксов. М.: Издательство политической литературы, 1991.

3. Кара-Мурза С. Российское обществоведение: становление, методология,

 кризис. М.: Алгоритм, 2016.

4. Корицкий Э.Б. У истоков НОТ. Забытые дискуссии и нереализованные идеи. Изд-во ЛГУ, 1990.

5. Корицкий Э.Б. Пути развития: дискуссии 20-х годов. Лениздат, 1990.

6. Маргрит Кеннеди. Деньги без процентов и инфляции. Швеция, 1993.

7. Мельникова А.С. Твердые деньги. 2-е изд. М.: Политиздат, 1973.

8. Ротбард М. Государство и деньги. Как государство завладело денежной

 системой общества. Пер. с англ. Челябинск: Социум, 2003.