Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Организация фундаментального самопознания.

В мире и в России

 

И мировой опыт в данной области, и опыт нашей страны   говорит, конечно, о необъятно многом. Говорит языком текстов и других форм отображения бывшей реальности, то есть представляет собою величайшие массивы информации, сохранившиеся в социальной памяти стран и народов. Эти массивы, которые принято называть «историями», отображали и продолжают отображать весь спектр деятельности социальных людей и образуемых ими коллективов по всем траекториям их организационного развития. Попробуем же рассмотреть в великом опыте наиболее важное для решения проблем общественного развития.

Изучая современные тексты основных историй, имеющих наибольшее значение в этом плане, прежде всего истории науки и техники, политической и экономической мысли, философии, можно сделать следующий системно-обобщающий вывод. Общественное развитие в области науки и техники происходило на основе и посредством постоянного изучения и научного обобщения опыта природы, человека и создаваемой техники. Само научное познание с целями научно-технического развития осуществлялось посредством искусственной организации опытных (экспериментальных) процессов, посредством физического и математического моделирования. Происходило, по сути, дипольное развитие науки и техники. Особенно наглядны плодотворные взаимодействия в этом плане в современный период. В этой области всё наглядно и достаточно хорошо понятно.

В отношении философии, политической и экономической мысли их развития и взаимодействия, то есть развития и взаимодействия соответствующей деятельности, надо читать, конечно, комплексные исследования отечественных и зарубежных ученых. Здесь представляется возможным кратко рассмотреть лишь наиболее существенные особенности развития в данных ведущих сферах. Все общественные (гуманитарные) науки и философия (сфера которой давно уже ограничена лишь гуманитарным планом) всегда находились и находятся в определяющей зависимости от господствующей в обществе государственной идеологии. В современной России такой идеологии конституционно нет, но реально она, конечно, есть (отсутствие ее просто невозможно, исходя из общепринятого понятия идеологии). Соответственно, деятельность в этих сферах осуществляется и развивается с целями, диктуемыми государственной идеологией и собственными интересами научно-философских сообществ, главным образом с целями самосохранения и карьерного роста.

Но, как бы ни интерпретировать современное состояние гуманитарных наук, надо отметить здесь главную особенность – отсутствие объективно необходимой организованности в важнейшем для общества (страны) направлении, в направлении научно-философского самопознания, системного обобщения и осмысления опыта развития. Известный публицист С.Г. Кара-Мурза как раз и указывает в своем научно-историческом исследовании на кризис обществоведения, начавшийся еще в Советском Союзе и достигший уже опасного для общества состояния в современный период [19]. Опасность этого кризиса заключается не только в отсутствии объединяющих, научно и практически выверенных знаний об обществе как таковом, о России, но и в идеологическом разнообразии, достигшем уже уровня хаоса.

Надо серьезно задуматься наконец над непреложным глобальным фактом: окружающий мир, естественные законы его сохранения, а также законы живой природы, человека и общества, обеспечивающие их сохранение и прогрессивное согласованно-целесообразное развитие, едины для всех людей! И задаться вопросом: так почему же индивидуальное сознание, определяющее отношение к окружающему миру и взаимоотношения, всё еще наполняется столь различными информационными образами, отражающими реальность (которые детерминируют соответствующую деятельность). Результаты этого когнитивного и социально-психологического разнообразия мы хорошо видим в историческом опыте, видим и испытываем в современный период.

Думаю, данная постановка вопроса всеобщего образования полезна для всех национальных академий наук высокоразвитых стран. Как достичь общественно-полезной и объективно необходимой когнитивной цельности общества, показывает великий опыт СССР, который информационно и деятельно соединил многочисленные народы  и возвысил их до уровня больших возможностей в жизнедеятельности семейного и общественного планов. Здесь надо вспомнить системы начального, общего, профессионального и высшего образования на основе единых естественнонаучных знаний (выверенных развитием науки и техники). Надо вспомнить научно-творческие организации и многие другие, информационно и функционально соединившие народы СССР в единый геосоциальный комплекс, который именовался дружескими и агрессивными странами мира различным образом, но сохранял мир во всем мире своим могуществом и дружескими связями со многими странами Европы и Азии.

Каковы же причины его стагнации и последующего развала, причем со стороны высшего государственного органа, всегда казавшегося народу незыблемым и «всезнающим»? Многие причины уже названы исследователями и широко опубликованы. Здесь же я не могу не высказать свои основные суждения в этом плане, которые сформировались по ходу системных исследований общественного развития от истоков [10].

Начнем смотреть в глубь истории «сверху» и выделять системный план общественного развития. В великий исторический опыт входит и опыт самопознания – отражения общественной реальности в индивидуальном и общественном сознании. Самопознание являлось и продолжает быть естественным и объективно необходимым процессом, определяющим всё последующее развитие и особенно целесообразную организованность живой метаорганизации, созданной нравственно адекватными предобщественными людьми. Если все организмы живой природы, включая человека, достигли предельного совершенства (на основе своего геномно-определенного содержания) посредством очень длительной эволюции, то всем древним человеческим обществам было предписано совершенствоваться посредством деятельности и мышления, информационно сжатого отражения реальности и осмысления опыта, что мы обозначаем теперь самопознанием.

Естественным образом формировался и комплекс управления общественным развитием посредством коллективного выбора наиболее знающих, собирания и сохранения «совета старейшин» (здесь и далее мои вынужденно краткие тезисы могут быть дополнены, подправлены и развиты каждым читателем через изучение соответствующих источников). Системно-историческое исследование всей истории предгосударственного и государственного формирования (воспроизводства и развития) комплекса управления обществом (страной) имеет сейчас величайшее значение как для понимания российско-советской политической истории, так и для ближайшего государственного развития (всегда предваряющего общественное развитие).

В истории Древнего мира хорошо видно, как с переходом от интеллектуально-функциональных процессов формирования общественной власти (высшего органа, или комплекса управления) на основе комплексного самопознания к властно-политическим процессам формирования на основе частного обогащения и образования элитарных слоев, имеющих большое влияние на социально-экономические и политические процессы, происходило функциональное перерождение власти от общественно адекватной к адекватной интересам властных и потенциально властных элит. Системно-когнитивный анализ этого перехода показывает, что он заложил еще и своеобразную антикогнитивную (АК) стену относительно прогрессивно мыслящих структур общественного сознания. (С.Г. Кара-Мурза приводит в своей книге понятие «когнитивная структура» – «это соединенная в систему совокупность познавательных средств: языка (понятий), фактов, теоретических концепций и методов получения и передачи знания. Профессиональные сообщества соединены, наряду с другими типами связей, общей когнитивной структурой. Кризис когнитивной структуры нередко ведет к распаду сообщества». Лат. cлово cognitio он трактует при этом как «становиться причастным к знанию». Философский энциклопедический словарь под ред. Ильичева Л.Ф. и др. указывает: «знание, познание»; когнитивный – познаваемый, соответствующий познанию.)

Высший функциональный орган общества (комплекс управления) стал нарабатывать в информационном плане свой язык и тезаурус, свои понятия, образующие идеологию и прочие составляющие информационного обеспечения своей деятельности. С другой стороны АК-стены в связи с активным развитием самопознания вырабатывалась совершенно иная информационная база – база совершенствования человека и общества (см. историю философии и науки).

Кроме этого, традиционные процессы формирования государственной власти на основе развития элитарных слоев и АК-стены сформировали и традиционную же психологию этой власти, которая, кроме прочего, обусловила стратегическую ошибку власти по отношению к обществу, ставшую также традиционной. Она заключается в самоутверждении высшей власти собственных знаний, знаний «близкого круга» законных властителей. Думается, многим уже понятно, что реально (функционально) власть принадлежит не человеку как физическому лицу, а информации, знаниям, носителем которых он стал к моменту принятия властных решений. В древних обществах была традиция обсуждения таковых решений со «старейшинами», сохранявшими высшие знания, знания опыта. С появлением письменности знания стали записываться в книгах. Надо заметить, что древние «догосударственные» общества отличались, на мой взгляд, когнитивной цельностью (выражение «древний коммунизм» говорит и об этом).

Современные АК-стены власти во множестве научно развитых стран сохраняют свою непробиваемость, поскольку сохраняется базовая функциональная ошибка (традиционное заблуждение) и в определенной мере неадекватная психология власти. Особо выделяется в этом плане, как видно из СМИ, Америка. Современная ситуация когнитивного раздела науки и власти во всем мире такова, что великие массивы полезной для общества информации, наработанные комплексным опытом человечества, не интегрируются и не систематизируются в достаточной мере для использования в совершенствовании государства и общества. Данная когнитивная ситуация усугубляется еще и тем, что общественная наука (обществознание) объективно назначена беспредельно совершенствовать общество, повышать его могущество относительно окружающего мира, причем этому объективно призваны служить и все научно-философские сообщества, отдельные мыслители. Но АК-стена отчуждает от этого объективно предписанного общего дела само государство, которое по интеллектуальному и психологическому состоянию власти, по традиционному заблуждению относительно высшей власти в обществе, не может ликвидировать АК-стену.

Таким образом, власть, оставаясь в своеобразном плену традиций и идеологий, предельно затягивает совершенствование общества на основе научного самопознания. Данная ситуация предельно обострена, на мой взгляд, в России, причем от пресловутой «перестройки». Именно отчуждение еще «той» власти от передового, «знающего» (по Сократу) академического и многочисленного научно-философского сообщества, от действительной элиты общества, явилось ключевой причиной всего антиобщественного и антигуманного, которое произошло далее и происходит до сих пор.

Современные «вожди» и «правители» разных стран, судя по результатам правления, уже не советуются с институтом «старейшин», который представляют теперь национальные академии наук. Современным гражданам неизвестно, с кем советуются правители и откуда ожидают поступления важных рекомендаций и новых знаний в части развития и совершенствования страны (в некоторых публикациях были, кажется, сообщения об участии иностранных советников в нашем правительстве реформаторов). Таким образом, идея древнегреческих мыслителей о демократии (в тот период в народе были некоторые «знающие», а теперь большая масса академиков и ведущих ученых) всё еще не развита научно и остается лишь на бумаге и в речах с трибун. Да и научные сообщества в сфере обществознания (теоретической социологии) деградируют ввиду невостребованности научной продукции самопознания [19].

Соответственно когнитивной самоизоляции власти и консервативному ее замыканию на определенной идеологии вся деятельность интеллектуальных слоев общества подчинялась интересам власти. Можно вспомнить характерные периоды деспотизма, инквизиции, воинской агрессии и прочие и отметить всеобщую идеологическую направленность власти на безмерное денежное обогащение. То есть можно исторически проследить эволюционно-политическое формирование всеобщей организационной концепции общественного воспроизводства и развития посредством безграничного индивидуального и государственного денежного обогащения.

Маркс и Энгельс выработали посредством великого обобщения опыта человечества в развитии такого рода и опыта самопознания иную концепцию, которую с современных научных позиций можно представить, как я уже отмечал, организационной концепцией «функционального социоцентризма» [10]. Она была апробирована (выражаясь сугубо научно) в России «ленинской гвардией» и развита «по-сталински» в СССР с невиданными ранее во всем мире положительными результатами. То, что эти результаты были получены при сверхбольших трудностях, в условиях внешней и внутренней агрессии, в затяжных войнах и борьбе со многими бедствиями, при всеобщем начальном невежестве и административно-командном управлении во многих структурах и процессах, говорит как раз о функциональной силе и адекватности этой концепции объективно действующим законам человеческой метаорганизации, которую мы называем просто обществом.

В Советском Союзе научное развитие обществознания наметилось лишь в предперестроечный период, в связи с началом научно-философских и системных обобщений опыта эволюции живой природы, антропо- и социогенеза, и раскрытием системно-кибернетических закономерностей в человеке и обществе (плеяда биологов-теоретиков и философов, среди которых я выделяю Маркаряна Э.С., Сетрова М.И. и Афанасьева В.Г.). Однако должное развитие этих исследований не состоялось, грянула злополучная «перестройка».

В современной России имеет место, на мой взгляд, когнитивно разобщенное развитие прежних достижений в самопознании и системном познании общества, в научном развитии обществознания. Думается в ведущем академическом сообществе, причастном к гуманитарной сфере (к общественным наукам), не осознана еще государственная, национальная важность организации научно-академического обобщения и систематизации результатов великого опыта России, особенно советской, Советского Союза и современной России, опыта человечества. И не только систематизации, но и научного изучения, системного анализа, с использованием отечественного и западного научно-философского наследия.

Здесь нельзя не вспомнить и не указать на великого французского мыслителя и общественного деятеля Андре-Мари Ампера (1775–1836), который обоснованно призывал к развитию высших общественных наук и следованию их выводам, достижениям в познании общества. Он первым обозначил науку управления обществом как «кибернетику» и объяснял ее необходимость. Исследователь творчества Ампера Г.Н. Поваров отмечает, например, в своей книге: «Итак, кибернетика рисуется Ампером как наука о текущем управлении государством (народом), которая помогает правительству решать встающие перед ним конкретные задачи, с учетом разнообразных обстоятельств и в свете общей задачи принести стране мир и процветание… Роль кибернетики в политике подобна роли стратегии в военном искусстве, но это стратегия мира. Задача сохранения мира подчеркивается Ампером весьма настойчиво, в чем нельзя не чувствовать отклика на недавно угасший пожар. Действительно, Ампер не одобрял беспрерывных наполеоновских войн, приведших Францию к катастрофе» («Ампер и кибернетика», с. 42–43).

Здесь полезно отметить и научно-философское творчество Огюста Конта (1798–1857), призывавшего к научному производству и всемерному использованию в развитии общества положительных знаний. То есть эти и другие мыслители той поры, когда гуманитарных наук еще не было, понимали объективную необходимость наиболее адекватных («положительных») для общества знаний и соответствующих наук для целесообразного и эффективного управления общественным воспроизводством и развитием, обеспечивающим благоприятную для народа мирную жизнедеятельность в сложном и опасном окружающем мире.

Надо вновь осмыслить и общественное значение для всего человечества великого научно-исторического обобщения, выполненного Марксом и Энгельсом. Изучение их творчества открывает, кстати, и малоизвестного сейчас (даже в философских сообществах) мыслителя, оказавшего существенное влияние на творчество классиков, – Евгения Дюринга. Историю научно-философского творчества Дюринга (которая была существенно усечена и искажена политически на основе сочинения Энгельса «Анти-Дюринг) и воздействия его на мышление Маркса и Энгельса полезно изучать сейчас наиболее полно, как минимум для понимания общественной значимости установления сотрудничества политических (Маркс и Энгельс по отношению к Дюрингу) и научных общественных деятелей, которым в значительной степени соответствовал Дюринг, будучи доктором наук, ведущим математиком, философом и историком естествознания, литературным критиком, популярным в среде немецкой социал-демократии.

Сейчас надо понимать, что введенные Марксом и Энгельсом термины были определены историческими обобщениями и отсутствием действительно научных, фундаментальных знаний о живой природе, человеке и обществе. Поэтому надо понимать, что «социализм», «коммунизм» и многие другие термины марксистско-ленинской идеологии являются историко-политическими, то есть определенными историко-политической мыслью, а не научными исследованиями. Они рождены, как известно, при отсутствии достаточных научных знаний о человеке и обществе и научной методологии познания этих сверхсложных объектов и попали в общественные науки советской России сугубо политическим путем. Социализм марксизма-ленинизма и Сталина приблизил общество к системной организованности (к определенному уровню функционального социоцентризма). Коммунизм же можно считать идеей предельного совершенствования общества как живой и социотехнической метаорганизации на основе когнитивно-функциональной цельности.

Таким образом, великая история человечества говорит, с одной стороны о великом общественном и общемировом значении предельного самопознания (по интеллектуальным и прочим средствам), а с другой стороны – об отсутствии адекватной организованности этого всеопределяющего процесса, и даже о блокировании его со стороны когнитивно отстраненных властей. Надо заметить также, что идеология рыночного развития (либерализма) не предполагает глубокого научного самопознания в принципе. В ее интересах лишь совершенствование механизмов (систем) достижения богатств.

Сейчас, на основе отрицательного опыта реформ, хорошо понятно, что объективно необходимое совершенствование общества надо начинать с совершенствования человека и оно должно осуществляться посредством научно-практического всеобщего образования на основе единых высших знаний, выверенных и систематизированных академической наукой. Научное единение (интеграция) знаний, когнитивное соединение наук, приводит через системы образования к информационному единению народа в отношениях к обществу (стране), к деятельности и в понимании общественной жизнедеятельности в целом, ее смысла. Посредством распространения единых общественно важных знаний в общественном сознании создаются условия для научного возвышения государственной, а стало быть и общественной, организованности, перехода от архаичного идеологического и партийного политического противоборства к научному управлению общественным воспроизводством и адаптивным развитием.

Сказанное выше относительно всеобщего образования на основе единых знаний и вытекающих из этого посыла организационных действий вызывают воспоминания о советском опыте в этом плане. Но теперь, с высоты научного познания и самопознания, достигнутого к современному периоду, должно быть понятно, что прежние единые идеологические знания и «учения» необходимо научно рафинировать и обновить посредством высокоорганизованной академической деятельности. Ниже я привожу достаточно большой ряд источников, подтверждающих этот и прочие выводы, а также поясняющие мои краткие ответы на поставленные статьей вопросы.

В отношении «функционального социоцентризма» рекомендую смотреть опыт структурно-функциональных научных школ в социологии и «функциональный», «системный» подходы в исследовании сложных объектов различной природы, а также опыт научной организации производства (труда) во всей истории, опыт современных ведущих корпораций.

Организация фундаментального самопознания уже около века, с 20-х послереволюционных годов, не становилась, на мой взгляд, актуальным проблемным вопросом для академической науки и тем более для государства (имела место партийная организация научной деятельности). Опыт социально-экономического развития показывает, что без академического решения современных проблем в рассмотренном плане объективно требуемое ускоренное развитие России и союзных государств невозможно, думается, в принципе.

Александр Иванович Васильев

 

Рекомендуемые источники научно-философских и исторических знаний:

1.    Анохин П.К. Избранные труды: Кибернетика функциональных систем. М.: Медицина, 1998.

2.    Анохин П.К. Принципиальные вопросы общей теории функциональных систем. М., Наука, 1973.

3.    Афанасьев В.Г. Мир живого: системность, эволюция и управление. М.: Изд-во политической литературы, 1986. Он же: Общество: системность, познание и управление. М.: Политиздат, 1981.

4.    Байдаров Е.У. и др. Философия в Беларуси и перспективы мировой интеллектуальной культуры: Материалы международной научной конференции к 80-летию Института философии НАН Беларуси, г. Минск, 14-15 апреля 2011. Минск: Право и экономика, 2011.

5.    Белькинд Л.Д. Андре-Мари Ампер. М.: Наука, 1968.

6.       Библиотека Михаила Грачева.

7.    Богданов Александр. Познание с исторической точки зрения. СПб.: Типо-литография А. Лейферта, 1902. VI.

8.    Борох О.Н. Развитие китайской экономической науки в период реформ. Часть 1. М., 1997.

9.    Борох О.Н. Развитие китайской экономической науки в период реформ. Часть 2. М., 1997.

10. Бухарин Н.И. Избранные произведения. М.: Экономика, 1990. Экономическое наследие.

11. Валлерстайн Иммануэль. Исторический капитализм. Капиталистическая цивилизация. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2008.

12. Валовой Д.В. Экономика абсурдов и парадоксов. М.: Издательство политической литературы, 1991.

13. Васильев А.И. Избранные статьи. М.: «Академия тринитаризма» (2007–2017).

14.    Гвишиани Д.М. Избранные труды по философии, социологии и системному анализу. М.: Канон+РООИ "Реабилитация", 2007 (Философы России XX века).

15. Гринин Л.Е. Производительные силы и исторический процесс. Волгоград: Учитель, 2003.

16. Гринин Л.Е. Государство и исторический процесс: Политический срез исторического процесса. М.: Либроком, 2009.

17. Грэхэм Л.Р. Естествознание, философия и науки о человеческом поведении в Советском Союзе. Историко-публицистическое издание. Перевод с англ. М.Д. Ахундова и В.Н. Игнатьева. М.: Политиздат, 1991– 480 с.

18. Гуторов В.А. К вопросу о происхождении государства: парадоксы и аномалии современных интерпретаций. Конспект статьи // Политические исследования. 2014. № 3. М.: Наука, 2014.

19. Добреньков В.И. Американская социологическая мысль. М.: Изд-во МГУ, 1994.

20. Западноевропейская социология XIX века: Тексты. Под ред. В.И. Добренькова. М.: Издание Международного Университета Бизнеса и Управления, 1996.

21. Камерон Р. Краткая экономическая история мира. От палеолита до наших дней. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2001.

22. Кара-Мурза Сергей. Белая книга. Экономические реформы в России 1991–2001. М.: Алгоритм, 2002.

23.   Кара-Мурза С.Г., Гражданкин А.И. Белая книга. Промышленность и строительство в России 1950–2013. М.: Алгоритм, 2016, http://istmat.info/node/48732

24. Кара-Мурза С., Батчиков С., Глазьев С. Куда идёт Россия? Белая книга реформ. М.: Алгоритм, 2008.

25. Кара-Мурза Сергей. Российское обществоведение: становление, методология, кризис. М.: Алгоритм, 2016.

26. Конфисахор А.Г. Психология власти. Питер, 2004.

27. Корицкий Э.Б. У истоков НОТ. Забытые дискуссии и нереализованные идеи. Ленинград: Изд-во ЛГУ, 1990.

28. Корицкий Э.Б. Пути развития: дискуссии 20-х годов: статьи и современный комментарий. Л.: Лениздат, 1990.

29. Кулишер И.М. Очерк экономической истории Древней Греции. Монография. Ленинград: Книгоиздательство "Сеятель" Е.В. Высоцкого, 1925.

30. Ле Гофф Ж. Цивилизация средневекового Запада. Екатеринбург: У-Фактория, 2005 (Серия "Великие цивилизации").

31. Ле Гофф Ж. Средневековье и деньги: очерк исторической антропологии. СПб.: Евразия, 2010.

32. Ле Гофф Ж. История и память. Пер. с франц. К. 3. Акопяна. М.: Российская политическая энциклопедия (РОССПЭН), 2013.

33.   Мамчур Е.А., Овчинников Н.Ф., Огурцов А.П., Отечественная философия науки. М.: РОССПЭН, 1997.

34. Маркарян Э.С. Вопросы системного исследования общества. М.: Знание, 1972.

35. Маркарян Э.С. Интегративные тенденции во взаимодействии общественных и естественных наук. Отв. ред. Д.И. Дубровский. Ереван. Институт философии и права АН Армянской ССР. 1977.

36.    Маркарян Э.С. Теория культуры и современная наука. Логико-методологический анализ. М.: Мысль, 1983.

37. Мировоззренческие и философско-методологические основания инновационного развития современного общества: Беларусь, регион, мир. Минск: Право и экономика, 2008.

38.   Основы социального управления: Учебное пособие / А.Г. Гладышев, В.Н. Иванов, В.И. Патрушев и др. Под ред. В.Н. Иванова. М.: Высш. шк., 2001.

39. Перегудов Ф.И. (ред.) Информационные системы для руководителей. Ф.И. Перегудов, В.П. Тарасенко, Ю. П. Ехлаков и др. Под ред. Ф.И. Перегудова. М.: Финансы и статистика, 1989.

40. Поваров Г.Н. Ампер и кибернетика. М.: Сов. радио, 1977.

41. Прангишвили И.В. Системный подход и общесистемные закономерности. М.: СИНТЕГ, 2000.

42. Сетров М.И. Принципы организации социальных систем. Теория и практика. К.; Одесса: Выща школа. Головное издательство, 1988.

43.   Сетров М.И. Белая книга о России. Историческая миссия России и парадоксы ее истории (том 1). Сочинский научно-исследовательский центр, 2007. Он же: Благая весть России от науки. История и теория, в 2 томах, https://readrate.com/rus/contributors/m-i-setrov

44. Смирнова Н.М. Антропоцентризм. Новая философская энциклопедия. В 4 томах. Ин-т философии РАН. Научно-ред. совет: В.С. Степин, А.А. Гусейнов, Г.Ю. Семигин. М., Мысль, 2010, т. I, А–Д, с. 142–143.

45.   Социализм // Новый философский словарь. 2-е изд., испр. и допол. М.: Мысль, 2010.

46. Стёпин В.С. История и философия науки. Учебник для аспирантов и соискателей ученой степени кандидата наук. М.: Академический Проект, 2011.

47. Судаков К.В. Системное построение функций человека. М.: ИНФ им. П.К. Анохина РАМН, 1999.

48. Урсул А.Д. Путь в ноосферу. Концепция выживания и устойчивого развития человечества. М: Луч. 1993.

49. Урсул А.Д., Лось В.А. Стратегия перехода России на модель устойчивого развития: проблемы и перспективы. Монография. А.Д. Урсул, В.А. Лось. М.: Луч, 1994.

50. Фуко Мишель. Интеллектуалы и власть: Избранные политические статьи, выступления и интервью. Часть 1. Пер. с франц. С.Ч. Офертаса под общей ред. Б.М. Скуратова, В.П. Визгина. М.: Праксис, 2002.

51. Ядов В.А. Социология в России. 2-е изд., перераб. и дополн. М.: Изд-во Института социологии РАН, 1998.