Главная       Дисклуб     Наверх  

 

«ЭФГ» продолжает знакомить читателей с наиболее яркими выступлениями

на V Московском экономическом форуме (3031 марта 2017 года).

 

1% РОСТА ВВП – ЭТО 300 млрд

дополнительных бюджетных доходов

Мы тоже не стоим в стороне от этой важнейшей задачи, которая стоит перед Россией, – изменение экономической модели развития, можно сказать, экономического уклада. «Столыпинский клуб» – это клуб, который был создан еще 10 лет тому назад, при «Деловой России». Мы написали в свое время много докладов, начиная с 2005 года, первый из которых назывался «Политика роста». Эта тема роста, экономического роста проходит лейтмотивом через все наши работы, но сейчас мы, особенно на кризисе 2014 года, не могли не смотреть, как страна уходит в рецессию, и без серьезного, кардинального изменения экономической политики, по нашему мнению, не сможет остаться на тех позициях хотя бы, которые есть сегодня.

И абсолютно реальна угроза уйти во второй и даже третий эшелон мировой экономики. Это будет касаться и экономических показателей, и в первую очередь социальных показателей. Поэтому «Столыпинский клуб» начал опять работать, мы собрали серьезную команду экономистов, академиков. Это академики Аганбегян, Ивантер, Полтерович, которые работали над программой. Это и Сергей Юрьевич Глазьев, который активно участвовал в нашей работе. Это и новые экономисты, представители различных финансовых, производственных компаний. И Яков Моисеевич Миркин, и Клепач. У нас очень серьезные компании по стратегической экспертной поддержке нашей работы, Идрисов Александр Борисович. То есть создали команду.

Но о чем сейчас идет большая дискуссия, в чем же различия между нашим взглядом и тем взглядом, который представляет команда Кудрина, Центра стратегических разработок? Тем более что на том знаменитом Президиуме Экономического совета, который состоялся в конце апреля прошлого года, президенту докладывал как раз Кудрин, докладывал я от имени Столыпинского клуба, выступал Сергей Юрьевич. И на этой основе завязалась большая дискуссия о взглядах на развитие экономики в будущем.

Сегодня мы выполняем поручения президента, завершили работу над нашей стратегией роста. Мы передали ее президенту, отослали во все государственные органы. И сегодня идет достаточно большая и активная дискуссия по этому поводу. Нас, конечно, очень сильно за это время критиковали. Думаю, что все слышали. Нас обвинили во многих грехах, которые не являются нашими грехами в нашей работе, потому что мы собираемся запустить печатный станок для поддержки экономики, залить экономику деньгами. Это самые легкие обвинения, которые были слышны в наш адрес. Но я бы хотел буквально в двух словах определить в нескольких пунктах разницу между нашим подходом и подходом Кудрина, который, кстати, пока не сформулирован, но известен из той информации, которую мы получаем из его выступлений и выступлений его партнеров.

В первую очередь это бизнес-взгляд на развитие экономики. Хотя я сказал, что большой список экспертов, но они прежде всего взаимодействовали с нашими предпринимателями «Деловой России». Это бизнес несырьевой, который ориентирован на конкретные производства, бизнес, работающий на земле. Поэтому наш взгляд на то, как работает экономика и как она должна работать, во многом учитывался.

Мы видим решение в двухуровневом взаимодействии: микроэкономики и макроэкономики. Мы прежде всего ставим перед собой вопрос: где наша страна может зарабатывать (если можно употребить в данном случае это слово) без нефти? Нефть упала в цене. Сегодня источников доходов для бюджета, для страны, для домохозяйств и бизнеса стало значительно меньше. Поэтому где же те источники нового роста, которые есть? И в нашей работе мы как раз и даем четкое объяснение, в каких секторах есть такие новые источники роста.

Второе. Микроэкономика должна базироваться на макроэкономических стимулах развития этих конкретных проектов. Мы даем даже конкретные предложения под конкретные проекты. Я сегодня не буду показывать презентацию. Наша стратегия роста есть на сайте «Столыпинского клуба». Там всё можно посмотреть, она достаточно обширна. Это потребует какого-то времени, но это интересное занятие.

Макроэкономика. Здесь у нас тоже есть серьезные расхождения, и прежде всего опять же в нашем бизнес-взгляде на процессы.

В отличие наших оппонентов, которые считают, что сегодня денег в экономике полно и они не вкладываются в реальное производство, потому что среда плохая, все боятся это делать, риски слишком высоки, мы, как предприниматели, считаем, что, конечно же, риски высокие и риски учитываются при инвестициях, но это прежде всего баланс рисков и доходности. Risks and Return.

Проблема рисков существует давно в нашей экономике… В 1990-е годы были значительно более высокие риски, или риски, которые были в Китае в начале китайских реформ, они были значительно выше, или риски сегодняшней экономики России. Проблема в том, что риски высокие, но у нас упала доходность, у нас издержки для бизнеса выросли значительно, что приводит к тому, что невыгодно стало производить в абсолютном большинстве секторов экономики. Поэтому мы говорим, что проблемы сегодня прежде всего в экономике. Необходимо снижать издержки.

Что это значит? Это и вопросы налоговой политики, это вопросы тарифов. Вчера мы обсуждали тарифы. Наши предложения названы тарифной революцией, потому что мы глубоко изучили проблему тарифов и видим, что сегодня резерв только в тарифах – почти 30% только за счет сетевой составляющей в электроэнергии. Тарифы завышенные. Поэтому мы считаем, что издержки очень высокие. И процентные ставки по кредитам. И здесь мы говорим о том, что стране нужно длинное долгосрочное кредитование. Без этого не может быть роста инвестиций и не может быть реформ.

В этой связи мы предлагаем макроэкономические меры, которые, прежде всего, мы называем политикой количественного смягчения по-российски. Это переход к умеренно-мягкой денежно-кредитной политике, политике низкой процентной ставки. Снижение процентной ставки. На первом уровне мы говорим об инфляции 2%, хотя бы так. А во-вторых, мы говорим об умеренно низком взвешенном стабильном курсе рубля, который необходим сегодня для нашей экономики, для бизнеса на первом этапе до 2019 года, затем он будет корректироваться в соответствии с тем, как будет развиваться экономика.

Мы говорим о том, что нужна и поддержка бизнеса. Прежде всего, это институты развития, которые уже показали свою эффективность или которые должны быть построены эффективно. Нет здесь никакой проблемы возвратности, если они работают так, как многие институты у бизнеса. А мы говорим и о фонде развития промышленности, и об агрофонде, мы говорим о том, что необходимо сегодня стимулировать немного спрос – прежде всего через дешевую ипотеку. По нашим данным, если будет 5%, то в два раза вырастет рынок строительства в стране. И мы говорим о поддержке промышленных производств через стимулирование спроса. Как в автомобильной промышленности это работало, в сельскохозяйственном машиностроении. Это надо поддерживать и продолжать дальше в других отраслях.

Я бы хотел сказать еще, что у нас есть достаточно большое количество различий и в вопросах управления экономикой. Мы считаем, что управление должно быть не сплошным, не ковровым, как реформа, потому что невозможно у нас сегодня фронтально изменить всю систему управления экономикой. Необходимо идти очагами эффективных управленческих реформ, и прежде всего созданием так называемой delivery unit – это очень эффективный опыт западных стран, который отрабатывался и начинался на Западе, а сегодня самый эффективный на Востоке, в Малайзии, лучший опыт по этому поводу.

Про программу так с ходу не расскажешь, но есть у нас разногласия и по вопросам финансирования РФ. Говорят: «Где взять деньги?» Мы считаем, что за счет роста. 1% роста ВВП – это только для бюджета 300 млрд дополнительных доходов. Это всё расчетные цифры в нашей работе. Это и дефицит бюджета, который таргетируется сегодня на уровне -1%. До 3% – это совершенно нормальный уровень. Жить в долг – это нормально.

Хотел бы сказать, что мы сегодня находимся в дискуссии. Еще хотел бы сказать, что нам нельзя уходить в другую сторону, потому что сегодня очень много различных предложений с точки зрения очень серьезной роли государства в управлении экономикой. Сергей Юрьевич только что сказал о том, что Китай является примером эффективных реформ, но надо понимать, что у Китая есть свои проблемы, которые Китай сегодня видит в развитии экономики, и это связано с переходом в слишком сильную политику управления развитием экономики. Поэтому здесь должна быть взвешенная политика, и мы в «Столыпинском клубе» считаем, что она как раз находится в том взвешенном состоянии между абсолютно рыночными инструментами, которые есть, и эффективным управлением государства по стимулированию инвестиций в частный сектор.

 

Борис Юрьевич Титов,

уполномоченный при Президенте России

 по защите прав предпринимателей