Главная       Дисклуб     Наверх   

 

СТАРО-НОВАЯ ПЕСНЯ О ГЛАВНОМ.

О КИТАЙСКОЙ СТАТИСТИКЕ

 

«В первые три квартала 2015 года ВВП Китая составил 48 трлн 777,4 млрд юаней (1 долл США – 6,35 юаня), что на 6,9 проц. выше показателей аналогичного периода прошлого года. Такие предварительные данные опубликовало в 19 октября Государственное статистическое управление КНР.

В первом, втором и третьем кварталах нынешнего года рост ВВП Китая составил 7,0, 7,0 и 6,9 проц. соответственно. По сравнению с предыдущим кварталом в третьем квартале ВВП страны вырос на 1,8 проц.

"В целом экономика страны развивается стабильно", заявил журналистам официальный представитель Пресс-канцелярии Госсовета КНР Ху Кайхун». Об этом сообщило агентство «Синьхуа» 19 октября 2015 года.

Очень хорошо! Однако вот сообщение того же ГСУ Китая от 15 июля 2015 года.

«Пекин, 15 июля (Синьхуа). По предварительной оценке, ВВП Китая в первом полугодии 2015 года составил 29 трлн 686,8 млрд юаней (1 долл США = 6,12 юаня). По сопоставимым ценам этот показатель вырос на 7 проц. против уровня того же периода 2014 года. Темпы роста экономики в первом и втором кварталах остались на одинаковом уровне 7 проц. Такие данные приводит сегодня Государственное статистическое управление /ГСУ/ КНР».

Во втором полугодии 2014 году объем китайского ВВП составил не менее 31,8 трлн юаней. Уже поэтому данные за первое полугодие 2015 вызывают серьезное недоверие, ибо получается, что в первом полугодии 2015 года имел место ощутимый спад по отношению ко второму полугодию 2014 года, чего в стабильно растущей экономике быть не может. Ибо, безусловно, в стабильно растущей экономике каждое последующее полугодие всегда, грубо говоря, больше предыдущего. Это как бы выглядит достаточно логичным –  рост ведь непрерывен.

Оставим на совести китайских статистиков также и поквартальные отношения за год (то есть первый квартал 2015 года к первому кварталу 2014 года, второй – ко второму и т.п.). Пусть они так и составляют, по заявлениям китайского ГСУ, около 7 процентов роста.

Но! Опять-таки, исходя из простого арифметического сопоставления официальных данных ГСУ КНР за первое полугодие и три квартала 2015 года, получается, что в третьем квартале ВВП Китая составил ни много ни мало, а:

 

48,8 – 29,7 = 19,1 трлн юаней.

 

Иными словами, в третьем квартале по отношению ко второму кварталу (по предыдущим, апрельским и июльским, данным ГСУ КНР, в первом квартале объем ВВП составил 14,6, во втором – около 15,1 трлн юаней) имеет место совершенно немыслимый рост – на 26,4 процента.

Однако, по официальному утверждению ГСУ, рост в третьем квартале по отношению ко второму составил всего 1,8 процента (см. выше). Инфляция в Китае в третьем квартале составила, по данным того же ГСУ, не более 2 процентов (в некитайских статистических реалиях это, кстати, означало бы, что в реальном выражении роста в третьем квартале 2015 года по отношению ко второму вообще не было). Поэтому если верны цифры сообщений ГСУ КНР от 15 июля и 19 октября, то ВВП третьего квартала в лучшем случае составил бы 15,7 трлн юаней.

Но тогда у китайского ГСУ никак не получится итоговая цифра годового ВВП примерно в 68 трлн юаней, которая необходима, чтобы они могли отрапортовать, а высшие китайские должностные лица – гордо заявить всему миру о годовом росте в 6,8–7 процентов. В 2014 году объем ВВП Китая составил около 63,6 трлн юаней. И для того, чтобы рост в 2015 году составил около 6,8–7 процентов, должно состояться следующее равенство:

 

63,6 + 63,6/100 х 6,9 = 68,0 трлн юаней.

 

То есть, как уже было сказано выше, объем ВВП КНР в 2015 году должен составить около 68 трлн. юаней.

 В то же время если бы приведенное в первой цитате «Синьхуа» сообщение о росте ВВП в третьем квартале 2015 года на 1,8% по отношению ко второму кварталу 2015 года соответствовало действительности, то ВВП за три первых квартала 2015 года составил бы:

 

14,6 + 15,1 + 15,4 = 45,1 трлн юаней.

 

Но тогда для выведения политически заказанной цифры по итогам всего года в четвертом квартале ВВП Китая должен был бы составить уже:

 

68,0 – 45,1 = 22,9 трлн юаней,

 

то есть превзойти ВВП второго квартала почти на 50 процентов, что находится вообще за гранью любой экономической реальности.

В общем, желающие могут сами поэкспериментировать с цифрами китайской поквартальной, полугодовой и итоговой годовой статистики (поквартальная публикуется, к примеру, на сайте «Синьхуа» с 15 по 20 апреля, июля и октября, полугодовая – в июле, годовая – в январе следующего года) и убедиться сами в том, что они вопиюще противоречат друг другу.

Старайтесь «поймать» данные за первый и второй кварталы именно в апреле и июле, потому что в октябре вы можете увидеть уже совершенно иные цифры или не увидеть никаких за эти периоды.

При этом китайские высшие должностные лица невозмутимы и, не моргнув глазом, продолжают твердить о стабильном росте. Ни радости – по поводу столь чудесного рывка в третьем квартале, ни возмущения – по поводу столь несуразной работы главного статистического управления. Имеющиеся необъяснимые противоречия они никак не комментируют и делают вид, что никаких логических и математических противоречий в официальных данных ГСУ КНР попросту нет и быть не может.

Я неоднократно писал (см., например, «Черные понедельники и китайская статистика», «Очередные забавные гримасы китайской статистики», «Какова реальная динамика китайского ВВП, или Что происходит с китайской статистикой?») о странностях китайской статистики, в которой уже в течение 15 лет имеет место совершенно несуразная, не объяснимая ни логически, ни математически разница в количественной оценке ВВП за первое и второе полугодия, которая начинается с данных за третий квартал каждого года. В результате ВВП за второе полугодие, как правило, превосходит ВВП первого полугодия на 30 и более процентов, чего при нормальной работе нефальсифицированной системы статистики быть не может и не должно. Вот такая «странность»…

Однако, наверное, все-таки правильное будет употребить другой термин – откровенное вранье. Выведение политически приемлемой цифры к концу очередного статистического года – вот как это называется.

Любопытно, что значительная часть мирового финансово-экономического истеблишмента и так называемых финансовых аналитиков принимает (или делает вид, что принимает) эту макроэкономическую лабуду за чистую монету.

 

Вагиз Фатыхович

ТЕНГРИЕВ