Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ЧЕРНЫе ПОНЕДЕЛЬНИКи  И КИТАЙСКАЯ СТАТИСТИКА

 

Вторую экономику мира (китайскую) продолжает нешуточно лихорадить.

После отчаянной попытки стабилизировать ситуацию, которую китайское руководство предприняло в июле, почти на 10 дней запретив свободную торговлю ценными бумагами на крупнейших биржах, на какой-то момент показалось, что с проблемами удалось справиться. Однако с середины августа негативные тенденции в китайской экономике вновь стали угрожающе нарастать.

В понедельник, 24 августа, основной китайский биржевой индекс SSE Composite (Шанхайский) обвалился более чем на 8 процентов, а во вторник падение продолжилось. В итоге к исходу дня 25 августа SSE Composite обновил годовой минимум и опустился ниже психологически важной трехтысячной отметки, достигнув  2965 пунктов.

Вслед за китайским в понедельник обрушились основной американский индекс Доу-Джонс – до 15800, германский DAX – до 9879 и японский Nikkei – до 17800 пунктов.

Для всех четырех крупнейших экономик мира это падение является самым драматическим, начиная с 2008 года.

На этом фоне даже происходящее в России  уже не кажется катастрофой, хотя национальная валюта обновила годовые минимумы по отношению к доллару (70 рублей/доллар) и евро (81 рублей/евро).

Индекс РТС также  неуклонно движется вниз, опустившись ниже 750 пунктов.

Всё это происходит на фоне продолжающегося падения цен на нефть, которые 25 августа барражировали в интервале 4344 доллара/баррель, и других цен на сырьевые товары.

После 25 августа в мировой экономике начался период форсированной волатильности, переходящей в турбулентность, который длится до сих пор.

Я неоднократно писал о странностях китайской статистики (см., например, «Очередные забавные гримасы китайской статистики», «Какова реальная динамика китайского ВВП, или Что происходит с китайской статистикой?»), которая слишком уж свободно оперирует с   некоторыми цифровыми показателями, в результате чего противоречия  в некоторых случаях прямо-таки бросаются в глаза. В этой связи я, как и прежде, предполагаю, что размеры китайского ВВП могут быть серьезно завышены.

Вынужден позволить себе обширное самоцитирование, но оно абсолютно необходимо для понимания сути проблемы. Вот отрывок из моей статьи 2010 года «Очередные забавные гримасы китайской статистики» («ЭФГ» № 4/2010):

«…Как показывают данные, распространенные 21 января 2010 Государственным статистическим управлением Китая (ГСУ), в 2009 году ВВП Китая составил 33 трлн 535,3 млрд юаней (4,91 трлн долл. США) и в сопоставимых ценах увеличился на 8,7 процента по сравнению с 2008 годом.

Всё бы хорошо, однако полгода назад (16 июля 2009 года) ГСУ КНР сообщило, что ВВП Китая в первом полугодии 2009 года составил 13 трлн 986,2 млрд. юаней (около 2 трлн долларов). И это на 7,1% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года ("Жэньминь жибао" со ссылкой на главный статистический орган Китая): в первом полугодии 2008 года китайский ВВП составлял 13,05 трлн юаней.

Иными словами, во втором полугодии 2009 года китайская экономика произвела ВВП в объеме 19,5 трлн юаней и, стало быть, выросла по отношению к полугодию первому примерно на 41 процент. Воля ваша, а в такие большие скачки верится с трудом.

Далее. 31 января 2009 года то же самое Госстатуправление Китая сообщило, что в 2008 году ВВП Китая составил 30 трлн 67 млрд юаней (4 трлн 421 млрд долларов).

Произведя нехитрые арифметические действия и сопоставив ВВП 2009 года с ВВП 2008 года, получим, что 33,535 трлн юаней больше 30,067 трлн юаней примерно на 11,5 процента, что, в общем, для китайской экономики и особенно статистики неудивительно. При этом китайское ГСУ употребило фразу «в сопоставимых ценах». Это выражение обычно используют, когда требуется очистить ВВП от инфляции. Ну, к примеру, ВВП в текущих ценах вырос на 11 процентов, инфляция составила 5 процентов, отсюда очень грубо и приблизительно выводим реальный рост ВВП – около 6 процентов.

Пикантность ситуации состоит, однако, в том, что в Китае в 2009 году инфляции не было. По свидетельству всё той же «Жэньминь жибао», потребительские цены за год снизились на 0,7 процента, а промышленные – на 5,4 процента. Поэтому остается только гадать, какая такая тайна сопоставимости скрыта в китайской статистике за 2009 год, если в сопоставимых ценах ВВП увеличился на 8,7 процентов, а  в  текущих, при  отрицательной инфляции, на 11,5.

Проанализировав все эти показатели, можно заключить, что, к сожалению, в китайском ГСУ не перевелись еще статистики, которые недостаточно профессионально зачищают концы. Проще говоря, «фуфла» в китайской статистике 2009 года многовато.

Обычно в таких случаях, когда возникают сомнения относительно официальных статистических данных той или иной страны, приходится пробиваться к истине с помощью данных косвенных.

Один из способов мы продемонстрировали выше: анализ несуразного соотношения между объемами ВВП в первом и втором полугодиях 2009 года.

Давайте взглянем на проблему попристальнее. В стабильно растущей экономике каждое последующее полугодие всегда, грубо говоря, больше предыдущего. Это как бы выглядит достаточно логичным – рост ведь непрерывен. Опять же инфляция добавляет свои процентики...

Именно поэтому в западной статистике показатели поквартальной динамики, а также динамики полугодия к полугодию являются столь же значимыми, как и динамика по году. Например, разница в объемах поквартальной динамики США и ЕС обычно не превышает долей процента, очень редко – нескольких процентов в ту или иную сторону, то же можно утверждать и о сравнительном анализе полугодий.

Однако в китайской экономике и особенно в статистике дело обстоит, как мы ниже увидим, отнюдь не так просто. Например, существуют (и мы об этом уже писали) прямо-таки завораживающие разрывы в объемах ВВП между вторым и первым полугодиями каждого года.

 

Годы

Первое полугодие

Второе полугодие

Превышение второго

над первым в %

Всего за год

2005

2006

2007

2008

2009

6,74

8,40

10,71

13,05

13,98

11,70

12,54

13,99

17,94

19,56

73,5%

49,2%

30,6%

37,4%

39,9%

18,44

20,94

24,70

30,98

33,54

 

В таблице приведены объемы ВВП (в трлн юаней) за соответствующий период согласно данным Госстатуправления КНР.

 

Вот она, "китайская специфика". В 2008 году превышение второго полугодия над первым по объему ВВП составило 37,4 процента, в 2007 году – 30,6 процента, в 2006 году – почти на 50 процентов.

В первом полугодии 2005 года ВВП Китая составил 6,74 трлн юаней, а всего за год – 18,4 трлн юаней. Здесь второе полугодие и вовсе чудовищно превосходит первое – на 73,5 процента.

Предположим, для китайской экономики в период ее роста превышение второго полугодия над первым по объему ВВП в среднем на 45 процентов (без учета инфляции) представляло собой вроде бы обычное явление. Так сказать, «китайскую норму». Это, безусловно, во многом вопрос выбора базы отсчета и нормировки по году, но всё же как-то оно... очень похоже на вывод нужной цифры к концу года.

В этом смысле 2009 год не стал исключением – превышение второго полугодия над первым составило около 40 процентов.

Похоже, что именно такое среднее превышение второго полугодия над первым необходимо, чтобы при имеющихся статистических данных первого полугодия в конце года получать необходимую цифру годового роста – 9–11 процентов. Инфляция в Китае в 2005–2009 годах была невысокой – 3–5 процентов и довольно равномерно распределялась по периоду анализа. Стало быть, от нее при анализе сравнительной динамики первого и второго полугодий можно абстрагироваться.

Вот простой расчет. Предположим, что китайская экономика развивается равномерно (так сказать, в американско-европейской методологии), что ВВП второго полугодия в ней больше ВВП первого на, скажем, 9, пусть даже на 11 процентов. ВВП второго полугодия 2009 года был бы тогда равен 15,4 трлн юаней, а годовой ВВП – 29,4 трлн юаней. Но это означало бы, что «наиболее динамичная экономика мира» в 2009 году пережила неслыханный спад, ибо ВВП 2008 года был равен 30,98 трлн юаней. Именно поэтому второе полугодие превосходит первое на 40 процентов. Именно в этом случае итог по году обеспечивает цифру, которая политически приемлема для пекинского Политбюро, – примерно 8,7 процента годового роста. У меня лично не вызывает сомнения, что и в предыдущие годы доля «подрисовки» во втором полугодии в китайской статистике была достаточно высока.

Если же совершить обратный пересчет китайского ВВП, то странностей и нестыковок будет еще больше. Потому что тогда получается, что в первом полугодии 2009 года по отношению ко второму полугодию 2008 года стабильно вроде бы растущая (по утверждению китайских руководителей и статистических органов) китайская экономика сократилась аж на 28 процентов (14 трлн юаней против 17,9 трлн юаней). И это без учета инфляции, которая в 2008 году в Китае достигла 5,9 процента!

Обратимся к более ранним периодам и обнаружим, что ВВП следующего за вторым полугодием 2007 года (ВВП – около 14 трлн юаней) первого полугодия 2008 года составил около 13,1 трлн юаней – всего на 6,5 процента меньше (без учета инфляции).

Аналогичным образом ВВП Китая за первое полугодие 2007 года (10,7 трлн юаней) меньше ВВП второго полугодия 2006 года (примерно 12,5 трлн юаней) на 14 процентов (без учета инфляции). А показатели первого полугодия 2006 года (8,4 трлн юаней) почти на 29% меньше, чем во втором полугодии 2005 года (11,7 трлн юаней).

Иными словами, в Китае объем ВВП в первом полугодии каждого года был меньше, чем во втором полугодии предыдущего года. При этом, еще раз повторимся, речь вроде бы идет о стабильно растущей экономике.

Можно, конечно, сделать скидку на то, что именно во втором полугодии учитывается произведенная сельскохозяйственная продукция. Сельское хозяйство дает до 10 процентов от ВВП Китая, при этом доля земледелия – около 3–4 процентов. Но, во-первых, Китай – это не Россия. Половина Китая находится в субтропическом и тропическом поясах, где земледелие ведется круглогодично. А во-вторых, с помощью фактора сезонности сельскохозяйственного сектора можно объяснить превышение объема ВВП второго полугодия над объемом ВВП первого на 5–8, но чудовищные разрывы между полугодиями, достигающие 80 процентов, объяснить всё равно нельзя…»

 

Прошло больше пяти лет. Смотрим свежие данные по китайской статистике за первое полугодие.

«Пекин, 15 июля /Синьхуа/. По предварительной оценке, ВВП Китая в первом полугодии 2015 года составил 29 трлн 686,8 млрд юаней /1 долл США = 6,12 юаня/. По сопоставимым ценам этот показатель вырос на 7 проц. против уровня того же периода 2014 года. Темпы роста экономики в первом и втором кварталах остались на одинаковом уровне 7 проц. Такие данные приводит сегодня Государственное статистическое управление /ГСУ/ КНР».

Но позвольте, в прошлом, 2014 году объем китайского ВВП, согласно данным того же китайского ГСУ, озвученным, например, в докладе премьера Ли Кэцяна (см. http://eifgaz.ru/kiketsyan-9-15.htm), составил 63,6 трлн юаней. (Это само по себе уже наводит на сомнения и вопросы. Каков же, например, тогда был реальный объем ВВП во втором полугодии 2014 года? Ведь в «стабильно растущей китайской экономике» он, согласитесь, никак не мог быть меньше половины годового ВВП, то бишь как минимум – 31,8 трлн юаней а стало быть, в первом полугодии 2015 года, если верить бесстрастным цифрам, а не заявлениям политиков, имел место заметный спад.)

Далее. Китайские власти и китайская статистика утверждают, что в 2015 году будет иметь место 7-процентный рост китайской экономики. Иначе говоря, годовой объем ВВП Китая, чтобы соответствовать этой цифре, озвученной высшими функционерами ЦК КПК, должен составить примерно 68,1 трлн юаней

А это, в свою очередь, означает, что во втором полугодии объем китайского ВВП должен будет составить примерно 38,4 трлн юаней, что в полном соответствии с уже описанной нами тенденцией (см. таблицу выше) опять-таки почти на 30 процентов больше, чем в первом полугодии.

То бишь прошло пять лет, а китайская статистка продолжает проделывать свои умопомрачительные фокусы с полугодиями, очень похожие на выведение к концу года политически необходимой цифры роста, на глазах у всего мира.

Воля ваша, а что-то тут не так – не должно быть в стабильно растущей экономике таких скачкообразных разрывов между первым и вторым полугодиями.

Странности китайской статистики начали отмечать и другие эксперты. Например, ведущий экономист банковского гиганта Citigroup Уиллем Бьютер заявил о скатывании Китая в рецессию. «Китайская экономика скатывается в рецессию, и власти страны не смогут достаточно быстро отреагировать на сложившуюся ситуацию и ввести меры, которые позволили бы избежать тяжелого экономического спада, полагает главный экономист Citigroup Уиллем Бьютер.

Эксперт ожидает, что ВВП Китая может снизиться за год на 4% по отношению к официальным статданным, которые, по его мнению, являются «недостоверными».

Темпы роста ВВП Китая, по официальным китайским данным, во втором квартале 2015 года составили 7%, оставшись на уровне первых трех месяцев 2015 года и оказавшись существенно выше, чем ожидали многие эксперты.

По словам Бьютера, реальный рост экономики КНР «вероятно, близок к 4,5% или ниже», сообщает Mail.ru со ссылкой на ИНТЕРФАКС.

Кроме того, статистика в особых экономических зонах, где функционирует огромное количество дочерних компаний  ТНК и где теоретически нужно пользоваться показателем ВНП, а не только ВВП, это вообще практически "сплошная серая зона" (в отличие от ВВП показатель ВНП включает в себя всю продукцию, произведенную предприятиями данной страны по всему миру, но не включает продукцию дочерних фирм нерезидентов на территории данной страны).

Судя по всему, китайская статистика очень вольно обращается с данными макропоказателями: когда нужно считает ВВП как ВНП и наоборот, а иногда, видимо, пользуется и "двойным зачислением".

Возможно, именно этот "статистический пузырь" начал лопаться в данный момент. Если это так, то продолжение кризисных явлений в Китае неизбежно. До того момента, пока статистика более или менее не придет в соответствие с реальностью.

 

 Вагиз Фатыхович ТЕНГРИЕВ,

специально для «ЭФГ»