Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

Кудрин VS Глазьев. Кого поддержит ВВП?

 

25 мая в Кремле прошло заседание президиума Экономического совета при Президенте РФ. К этому, казалось бы, вполне рутинному мероприятию, было приковано большое внимание и средств массовой информации, и серьезных аналитических групп.

Впервые в присутствии президента были представлены две альтернативные точки зрения на будущее России. А более конкретно – как в среднесрочной перспективе выйти из рецессии и возобновить экономический рост.

Заместитель Председателя Совета и руководитель Центра стратегических разработок (ЦСР) Алексей Кудрин представлял коллективное видение решения этой проблемы либеральной частью финансово-экономического блока правительства и экспертного сообщества. Его принципиальными сторонниками были Герман Греф, Эльвира Набиуллина, Алексей Улюкаев.

Кудрину оппонировал Столыпинский клуб дирижистов, представленный Борисом Титовым, Сергеем Глазьевым и примкнувшим к ним советником президента Андреем Белоусовым.

Коротко суть представленных президенту разногласий можно обозначить в первом случае как сохранение дефицита до 1% ВВП, инфляцию до 4% при росте национальной экономики около 1% в год. При этом Кудрин предложил последовательно: уменьшить геополитические риски, улучшить за счет этого инвестиционный климат, начать преодолевать научно-технологическое отставание, выйти из институционального проклятия путем проведения структурных реформ. И только после этого добиться устойчивого экономического роста в 4% ВВП.

По сути, этим путем прошел Китай, который в ходе проводимых реформ сознательно ограничивал свою внешнеполитическую активность ради накопления сил и последующего рывка вперед.

Команда столыпинцев, наоборот, предлагает активно стимулировать экономику через увеличение размеров дефицита до 7% ВВП, эмиссионное финансирование инфраструктурных проектов без прозрачных процедур их отбора, ужесточение валютного регулирования, ограничение операций по капитальным счетам, активной роли государства для достижения роста ВВП 5–7%. А Сергей Глазьев убежден, что у России есть возможности выйти и на двузначный экономический рост.

В одном предложении суть разногласий между либералами и дирижистами укладывается в парадигму. Одни предлагают сначала улучшить качество государства и только потом выйти на траекторию качественного устойчивого роста. Другие считают, что сначала экономический рост, а потом структурные реформы и улучшение институтов.

И хотя итоги этой острой дискуссии были если не засекречены, то закрыты, но по ряду утечек и комментариев ее участников можно сделать ряд выводов:

1. Надежд на возобновление экономического роста за счет инерционного сохранения сырьевой модели, похоже, не осталось ни у либералов, ни у дирижистов.

2. Президент больше не ставит в качестве главного условия при проведении экономических реформ сохранение социальной стабильности.

3. Наметки программы, в которой были бы сформулированы контуры и ориентиры на ближайшие годы, главе государства представлены не были. А это значит, что стратегическое решение отложено на осень и будет принято президентом после думских выборов.

Между тем рискну предложить подсказку из 1891 года, которая может примирить оппонентов из Столыпинского клуба и ЦСР.

Ровно 125 лет назад, 31 мая по новому стилю, близ Владивостока, в Куперовской пади, прошла церемония, ознаменовавшая начало «святого, народного дела». Был оглашен рескрипт императора Александра III от 17 марта 1891 года на имя наследного цесаревича Николая Александровича о начале строительства Великого Сибирского пути.

«Ваше Императорское Высочество, повелев ныне приступить к постройке сплошной через всю Сибирь железной дороги, имеющей соединить обильные дары природы сибирских областей с сетью внутренних рельсовых сообщений. Я поручаю Вам объявить таковую волю Мою, по вступлении вновь на Русскую землю, после обозрения иноземных стран востока. Вместе с тем возлагаю на Вас совершение во Владивостоке закладки разрешенного к сооружению, на счет казны и непосредственным распоряжением правительства, Уссурийского участка Великого Сибирского рельсового пути. Знаменательное участие Ваше в начинании предлагаемого дела послужит полным свидетельством душевного Моего стремления облегчить отношения Сибири с другими частями Империи, и тем явить сему краю, близкому Моему сердцу, живейшее мое попечение о мирном его преуспеянии…».

После совершения молебна наследник русского престола собственноручно нагрузил тачку и отвез ее к насыпи. Специально изготовленная высокая тулья его новой фуражки скрывала льняные бинты на голове будущего императора Николая II, следы от недавнего покушения фанатика-полицейского в Японии.

Спустя 25 лет, в 1916 году, было открыто сквозное движение по Транссибу, от Москвы до Владивостока. Это самая большая железная дорога в мире (9240 км). Грандиозный и успешный инфраструктурный проект не только в российской, но и в мировой истории.

Строилось по 300–400 км пути в год. Главным орудием были кирка, лопата, тачка. Решались невозможные для того времени с инженерной точки зрения задачи: наводились железнодорожные мостовые переходы через сибирские реки, бились тоннели в скальных породах на Кругобайкальском и Уральском участках.

Благодаря Транссибу во многом был обеспечен успех аграрной реформы Петра Столыпина. Миллионы малоземельных крестьян из европейской части империи были переселены за Урал – в Сибирь, на Дальний Восток.

Магистраль окупила себя полностью в первый год Великой Отечественной войны, самим фактом существования государства и населяющих его народов. Дни и ночи сотни эшелонов шли на Восток, перебрасывая оборонные предприятия в восточную часть страны.

На ее строительство потрачено 1 млрд 400 млн полновесных золотых рублей. Из них более половины – деньги российских заводчиков, предпринимателей, купечества.

Сегодня перед Россией стоят другие концентрированные исторические вызовы:

1. Происходит эрозия, постепенное ослабление контроля центральной российской власти Москвы над значительной частью страны.

2. Правящим классом не предложено альтернативы архаичной и стратегически бесперспективной сырьевой модели.

3. Очевиден процесс износа национальной инфраструктуры, обусловленный исчерпанием его задела, созданным во времена СССР. Ситуация усугубляется отсутствием ощутимых инвестиций, как государственных, так и частных, в инфраструктуру в постсоветский период российской истории.

4. Критически нарастают диспропорции в социально-экономическом развитии различных регионов страны. Возникает и формируется «комплекс колонии» у ряда регионов Сибири и Дальнего Востока.

5. Нарастает геополитическое одиночество России.

Единственный наш монопольный, пока не отчуждаемый, но крайне плохо используемый ресурс – территория евразийского пространства. Она уникально раскинулась на 17 млн кв. км между Восточной Азией и Европой, двумя центрами – производства и потребления.

После пяти лет сложнейших переговоров создано Транстихоокеанское партнерство (ТРР), от США, Канады, Австралии до Японии и Вьетнама (16 стран). Совокупно это 40% глобального ВВП и 30% мировой торговли. Очевидно, цель этого торгового объединения – ограничить влияние Китая в этой части земного шара.

Китай ответил созданием транспортного международного консорциума.

Под руководством Си Цзиньпина принята программа «Китайская мечта – 2049». К 100-летию образования КНР Поднебесная должна стать самой могущественной державой в мире.

Для нации предложен стратегический позитив – проект «Шелковый путь». Маршрут его пройдет мимо России, через Казахстан, Азербайджан, Турцию к Средиземному морю.

Сегодня глобальная логистика между Востоком и Западом – морской путь через Суэцкий канал. Он находится на территории исламского мира, в зоне больших военных и политических рисков.

Вместе с тем фактор времени в XXI веке становится ключевым конкурентным преимуществом.

В этих условиях Россия может предложить проект глобального социально-экономического и военно-политического значения – «Единая Евразия», от Тихого до Атлантического океана, от Владивостока до Роттердама. В реализации и поддержании этого проекта будут заинтересованы ведущие развитые страны мира. Он позволит обеспечить формирование нового партнерства с Евросоюзом и США на более прочной основе – взаимовыгодного совместного транспортного проекта. Создаст условия для качественно нового сотрудничества со странами-лидерами АТР.

Магистраль пройдет через 23 субъекта РФ. Создаст 7 млн рабочих мест, новые центры притяжения капитала, труда, услуг. Предотвратит катастрофическое обезлюдивание регионов Сибири и Дальнего Востока. Новым стальным обручем стянет Россию. В этом случае глобальный транспортный коридор, связывающий потребительские рынки с общим населением в 4 млрд человек, имеющий огромные перспективы для всей мировой экономики, будет прочно стоять на двух ногах: северной российской и южной китайской.

Проект создаст новую конфигурацию российско-китайских отношений, выведет Россию из статуса ведомого партнера. Не позволит сместиться двустороннему балансу экономических отношений в пользу Китая. Заставит кардинально улучшить государственные институты, такие как суд, таможню, полицию.

Стоимость его российской части (9 тыс. 600 км) в ценах 2015 года – 18 трлн рублей (260 млрд долларов). Вполне подъемные для такого международного проекта деньги.

5 октября 2016 года – 100-летний юбилей окончания строительства Транссиба. В этот день можно было бы дать старт подготовке к реализации этого осмысленного проекта национально-государственного будущего, объединив вокруг него различные общественно-политические силы и экспертные группы.

Во всяком случае, я не вижу никаких серьезных препятствий, чтобы мы не смогли повторить подвиг наших Великих предков спустя 125 лет, начатый 31 мая 1891 года.

 

Иван Стариков,

действительный государственный советник РФ

 

Источник – Пресс-служба МЭФ