Главная       Дисклуб     Наверх  

 

«ЭФГ» продолжает знакомить читателей с наиболее яркими выступлениями

на V Московском экономическом форуме (3031 марта 2017 года).

 

ДИНАМИКА ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ПОТЕНЦИАЛА

В то время как РФ пыталась не очень удачно удвоить ВВП (кстати, так и не удвоила), весь мир производит переоценку ценностей, и результаты, успехи, проблемы страны обычно оцениваются уже не чисто экономическими показателями ВВП, а показателями, связанными с человеческим потенциалом.

Сама идея измерения человеческого потенциала возникла, как утверждается, когда в США в 90-х годах социологи вдруг обнаружили, что уровень жизни заметно поднялся, а социальное самочувствие людей скорее ухудшилось.

Вы помните старую формулу: говорили, что будет радио и будет счастье. Радио есть, а счастья нет.

Что касается наших показателей в развитии человеческого потенциала, в советский период обычно, когда коллеги считали обратным счетом, казалось, что эти показатели были выше, чем чисто экономические. В частности, утверждается, что мы, по меньшей мере, входили в десятку наиболее продвинутых по человеческому потенциалу, то есть попали в группу стран с наиболее высоким человеческим потенциалом в конце 80-х годов.

Дальше происходит естественный процесс резкого падения в связи с кризисом. Если даже в страшном 1992 году мы были 34-е, то в 1999 году – 55-е, а вот дальше парадокс: экономика растет, то есть восстанавливается, а человеческий потенциал не в абсолютных значениях, а по сравнению с другими странами падает.

К 2007 году мы уже на 67-м месте по показателям человеческого потенциала, экономическое чудо наоборот, а дальше в стране кризисные годы. Из последних девяти лет – шесть кризисных. Тем не менее показатели человеческого потенциала в нашей стране улучшаются. Видимо, как говорил Жванецкий, чтобы что-то делать, нужна большая беда. Вот вам объективные данные из докладов ООН: 2007 год – по человеческому потенциалу в целом 67-е место. 2015 год – 50-е. Благосостояние: было 55-е, стало 30-е. Долголетие: было 119-е, стало 84-е. Это худший из всех трех показателей. Образование: было 26-е, стало 19-е.

Мы понимаем, что одним из ключевых факторов в развитии человеческого потенциала являются образование и медицина. Где мы сейчас находимся? Если верить международным исследованиям, – у нас же сравнение России с мировыми тенденциями, – по начальной школе мы по-прежнему в тройке лучших, как было и в советский период, но тогда в целом по образованию мы были в тройке лучших. Что касается системы PIRLS, которая оценивает обычно знания в 4–8 классах, мы где-то на 4–7 местах. Что касается системы PISA, которая оценивает уровень знаний 15-летних и умение их применять, мы улучшаем свои показатели, но здесь мы, конечно, не в тройке. По естественно-научной грамотности 32-е место вместо 37-го в предыдущем исследовании. По математической – 23-е вместе 34-го. По читательской – 26-е вместо 42-го.

Ситуация более-менее благополучная, и всё бы ничего, но вот те, кто работает в вузах, с тревогой говорят о падении, да и в школах тоже, качества нашего образования.

Недавно Минобр произвело съемки и показало ролик, в котором видно, как низка общекультурная грамотность граждан. Спрашивают, в каком веке родился Пушкин, кому принадлежит фраза «а судьи кто?»...

Ситуация в здравоохранении ещё сложнее. Если в 1977 году, по данным ВОЗ, мы занимали 22-е место в рейтинге, то в 2010-м – 130-е. Правда, Bloomberg с 2014 года включил нас уже в 55 лучших. Оба раза дал нам 55-е место, в 2014 и 2016 году. При этом социологи говорят, что однозначно люди зрелого возраста утверждают, что раньше в школе учили лучше, чем сейчас, а 70 процентов граждан озабочены состоянием медицины. Элла Панфилова как-то удивлялась, почему 70 процентов озабочены медициной и только 3 процента – свободой митингов. Можно многое говорить, но на митинги люди ходят изредка, а с медициной сталкиваются, мягко говоря, через день.

В последнее время нам начинают представлять доклады о состоянии и перспективах российского образования, реализации образовательной политики. По медицине таких докладов, к сожалению, нет, но и в докладах по образованию вы не найдете системных проблем. Там тысяча мелочей, но нет главных.

Какие же системные проблемы, с моей точки зрения, можно выделить в области образования и медицины в РФ. Первая – хроническое недофинансирование. Из госбюджетов 3,7% на медицину вместо 6%, которые положены по нормам организации здравоохранения. По образованию все последние годы доля финансирования снижалась. 4,1% от ВВП вместо 7%, которые необходимы для модернизации страны. Ни одна страна не провела модернизацию, где затраты меньше 7% от ВВП. Даже Алексей Кудрин в известном докладе, который получил название «План Кудрина», говорит о том, что в последние годы доля расходов на образование и медицину неуклонно снижалась. Коллеги, но ведь модернизация в XXI веке должна базироваться на развитии человеческого потенциала, другого пути нет. Значит, либо нам придется наращивать это финансирование, либо модернизации просто не будет.

Вторая системная проблема – статус. Все вы знаете про президентские указы и про законы об образовании, которые требуют определенного соотношения заработной платы учителя, врача и средней заработной платы в регионе. Можно было бы этому верить, но недавно Любовь Николаевна Духанина со своей группой, это человек из «Единой России», зампред Комитета по образованию, опросила 5000 педагогов. Оказалось, в 75 регионах из 85 указы президента в части зарплат учителя не исполняются. И это при том, что, по данным ОНФ, я специально не ссылаюсь на данные оппозиции, средняя нагрузка учителя – 28 уроков в неделю, помножить минимум на 2,5, рабочая неделя должна быть 70 часов, реально такой рабочей недели быть не может, поэтому люди не успевают нормально готовиться к урокам. И при этом говорят: поработай на полторы ставки, потому что на одну есть нечего, а на две есть некогда.

То же самое с медициной. Медицинские работники мне дружно говорят, что лучше всего они жили в 7–8-м годах, когда им давали десятку к заработной плате. А сейчас, несмотря на то что говорится, уровень заработной платы поднимается крайне медленно, часто медленнее инфляции. По данным профсоюзов, три года, с 2014 по 2016-й, вообще не рос, а нагрузки постоянно растут.

Все мы помним, как президент страны пытал победителя конкурса «Учитель года», сколько же тот получает, и он сказал – 25 тысяч. А тогда, по данным официальной статистики, средняя зарплата составляла почти 33. То есть учитель, победитель конкурса, получает много меньше средней заработной платы. Чем лучше работаешь, тем меньше тебе платят.

С РАН абсолютно достоверной информации нет. Могу сказать, что мы в свое время голосовали против ФЗ-253 о реформе РАН. После этого председатель Комитета Госдумы по науке Валерий Александрович Черешнев, настоящий академик большой Академии, публично в Думе заявлял, что с появлением ФАНО объем бумагооборота вырос на два порядка, то есть примерно в сто раз. Понятно, что это не точные данные, это экспертная оценка. И наше глубокое убеждение в том, что, конечно, в управлении наукой со стороны ученых, особенно имуществом, наверное, были какие-то ошибки. Но чиновники будут управлять наукой наверняка намного хуже, чем это делали ученые.

Мы считаем, что нужно возвращаться к действующему закону, к самоуправлению ученых. Если уж мы ученым не доверяем самоуправляться, о какой вообще демократии можно говорить?

И последнее. Хочу напомнить известные строки Омара Хайяма в переводе нашего знаменитого педагога Шалвы Амонашвили, написанные невесть когда, а переведенные недавно: «Пока за школу не назначена цена, просить у власти хлеб она должна. Наверное, школа плохо власть учила, коль милостыней жить принуждена».

Я думаю, что мы, интеллигенция, должны лучше учить власть и лечить власть. В том числе от нравственных болезней и рыночного фундаментализма.

 

Олег Николаевич Смолин,

заместитель председателя Комитета

 Государственной Думы по образованию и науке,

 фракция КПРФ