Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ТУРЕЦКИЕ ЗИГЗАГИ 

 

В международных новостях Турция – крупнейшая и самая развитая страна Ближнего Востока – и ее президент Эрдоган фигурируют довольно часто. Причем эта информация зачастую носит негативный характер – то исламские террористы где-нибудь взорвут очередную бомбу, то турецкие спецслужбы проведут очередные массовые аресты инакомыслящих, то экономические показатели достигнут очередной неприятной отметки, опускаясь всё ниже и ниже.

А ведь еще несколько лет назад казалось, что у бессменного руководителя Турции Реджепа Эрдогана дела идут совсем неплохо. Экономика уверенно и быстро росла, запущенный Эрдоганом ползучий процесс исламизации страны хоть и встречал серьезное сопротивление, но неуклонно двигался вперед, созданная при решающем участии турецких властей запрещенная в России террористическая организация ИГИЛ контролировала большую часть территории Сирии и Ирака, а Эрдоган успешно шантажировал власти ЕС ближневосточными «беженцами», мощный поток которых он же и направил в Европу.

Неуклонно укреплялась и власть самого Эрдогана, который, по всеобщему мнению, стремился стать своего рода новым турецким султаном. Кульминацией этого процесса стало «подавление» якобы происшедшей год назад попытки государственного переворота. В кругах турецкой оппозиции практически никто не сомневается, что «переворот» в действительности был организованной самими властями огромной постановочной провокацией, послужившей «законным поводом» для развязывания внутри страны политического террора.

Масштабы этого террора оказались просто чудовищными. В стране закрыто 2099 школ, 16 университетов, 54 больницы, 3520 предприятий, 149 средств массовой информации (газет, телеканалов и сайтов). Арестовано более 150 тысяч (!) человек, якобы связанных с «путчистами», среди которых тысячи судей, десятки тысяч военных, полицейских и государственных служащих, а многие из арестованных подвергаются пыткам. Арестовано даже руководство одной из парламентских фракций, на десятки тысяч идет счет уволенных с работы преподавателей университетов и средних школ. В результате Эрдоган получил в свои руки практически неограниченную власть.

Но, как известно, всё на свете имеет свой конец. Настал конец и везению Эрдогана.

Экономический рост сменился экономическим спадом. Из страны уходят иностранные, и не только иностранные, инвесторы, а царящая в Турции атмосфера беззакония лишь ускоряет этот процесс.

Курдское меньшинство, ставшее препятствием на пути Эрдогана к абсолютной власти, оказало «Султану» не только политическое, но и военное сопротивление. А вышедшие из-под контроля игиловцы (собственно, религиозных фанатиков невозможно прочно контролировать, поскольку за пределами собственной секты для них все неверные) начали взрывать бомбы уже на территории Турции. Само же запрещенное в России ИГИЛ находится на грани военного поражения, причем в Сирии главную роль в его разгроме сыграли сторонники Оджалана – основного противника Эрдогана среди курдов.

В сфере внешней политики турецкому руководству за последние годы удалось значительно ухудшить отношения практически со всеми иностранными государствами. Прежде всего отмечу, естественно, связи с Россией, о чем я уже писал: после бессмысленного уничтожения российского самолета они так и не вернулись на прежний уровень.


Что же касается Евросоюза, то отношения с ним испортились еще после того, как Эрдоган направил туда поток «беженцев», а потом и вовсе стал шантажировать «европейцев». По-другому и быть не могло, тем более что, в отличие от некоторых российских обывателей, европейские  власти хорошо знают о том, о чем говорит вся Турция, – о решающей роли Эрдогана в создании ИГИЛ. Не помогли делу и довольно странные с точки зрения международного права попытки турецких властей проводить на территории Евросоюза политическую агитацию. Всё та же история с ИГИЛ здорово подпортила и отношения Турции с США.

Во внешнеполитической сфере Эрдоган отчаянно маневрирует, но сложившаяся репутация сейчас работает против него, а массовые политические репрессии отталкивают от турецких властей и иностранное общественное мнение.

В таких вот условиях экономических неурядиц, террористических атак и внешнеполитических неприятностей в Турции два месяца назад, 16 апреля, прошел конституционный референдум по изменению формы правления в этой стране с парламентской на президентскую. Эрдоган захотел юридически закрепить свою почти абсолютную власть: речь шла о расширении полномочий президента, который получал право издавать обязательные для выполнения указы, распускать парламент и т.п. А с политической точки зрения убедительная победа должна была окончательно развязать ему руки.

По опросам общественного мнения, вроде бы получалось, что так и будет, но в действительности оказалось, что многие просто не рискнули открыто высказать свое мнение.

Поправки в Конституцию были официально одобрены, но лишь весьма незначительным большинством избирателей – «за» якобы проголосовали 51,3 процента. Официальный перевес составил чуть больше миллиона голосов. При этом решением Высшего избирательного совета были в нарушение законодательства признаны действительными бюллетени без печатей избирательных комиссий, то есть явно подложные. Таковых как раз около миллиона, а поскольку какое-то количество фальшивых бюллетеней наверняка такие печати всё же имело, то в действительности Эрдоган этот референдум проиграл.

Но даже если закрыть глаза на подобные вопиющие нарушения и признать официальные результаты, победа получается совершенно неубедительной. В лучшем случае можно говорить о том, что общественное мнение раскололось пополам, но уж точно не о том, что народ, дескать, поддержал Эрдогана. Кстати, сами эрдогановцы рассчитывали хотя бы процентов на 60. Не вышло.

Не вышло, несмотря на действующее до сих пор чрезвычайное положение, объявленное после прошлогодней «попытки государственного переворота», о которой я уже говорил. Под предлогом борьбы с терроризмом противники расширения власти Эрдогана получили очень скромные возможности для агитации – и что же?

В условиях фактически полного всевластия сторонники Эрдогана не смогли не только промыть мозги согражданам, но даже и выстроить надежную «избирательную вертикаль». В России не получившим большинства деятелям легко рисуют и 64, и 70, а иногда даже и больше процентов голосов. А тут какие-то жалкие 50 процентов с небольшим, причем полученные исключительно за счет сельской местности (крупные города проголосовали против, даже по официальным данным), где не только народ попроще, но и контроля за действиями властей фактически никакого.

Думаю, дело тут не столько в неумении эрдогановцев организовать работу, сколько в сопротивлении общества, причем не только на низовом уровне. Сказывается и нежелание многих людей исламизироваться, и экономические трудности, в которых начинают упрекать Эрдогана (по принципу «если ты всевластный правитель, то и отвечаешь за всё»). Последнее для властей самое опасное, так как большинство его сторонников составляют вовсе не какие-то несгибаемые исламисты, а люди, благодарные ему за недавний экономический рост.

Так что Эрдоган все-таки еще не стал Султаном с большой буквы, как об этом много писали перед референдумом. И сделать ему это будет нелегко, поскольку экономические трудности, скорее всего, будут только возрастать, а ряды его сторонников, соответственно, таять.

Есть и еще один неблагоприятный для него фактор. Во время битвы за референдум впервые сплотилась практически вся оппозиция. Активно взаимодействовали до сих пор друг друга на дух не переносившие кемалисты (последователи основателя Турецкой Республики Ататюрка) и наши близкие друзья (автор этих строк был единственным из иностранных гостей, кто выступил на последнем по времени их съезде) из левой Народно-демократической партии, выступающей также за права курдов. Поговаривают даже о создании левоцентристской коалиции. И если это действительно произойдет, положение Эрдогана станет еще более шатким. Хотелось бы назвать его победу пирровой, но пока об этом говорить рано.

Пусть в последние годы Эрдоган в основном полагался на силовые методы, но он располагает большим опытом публичной политики и в принципе умеет маневрировать. Сумел же он в свое время создать себе безобидный образ «умеренного» исламиста, этакого аналога европейских христианских демократов! Вот и сейчас во время агитации за конституционные реформы он в очередной раз проявил гибкость, практически не упоминая «исламские ценности», которые еще недавно так активно внедрял, а сделав упор на национальные интересы, которые он будто бы защищает.

«Защита национальных интересов» сейчас заключается в том, что после фиаско с ИГИЛ турецкое руководство пытается как можно больше расширить свою сферу влияния в Сирии и как можно больше навредить сирийским курдам, связанным с курдами турецкими и их лидером Оджаланом. Небольшую часть Сирии – на севере – турецкие войска уже оккупировали  в ходе операции «Щит Евфрата», разделив на две части Рожаву – территорию, населенную сирийскими курдами, но их блокировали и дальше не пустили, так что турецкие власти были вынуждены объявить цель операции достигнутой.

После этого Турции волей-неволей пришлось принять участие в переговорах о фактическом разделе Сирии. Первый шаг в этом направлении уже предпринят – согласованы границы так называемых «зон деэскалации», в которые впоследствии должны быть введены миротворцы. Как сообщают некоторые источники, турецкие войска уже готовы в этом качестве войти в Идлиб – находящуюся южнее Алеппо крупную сирийскую провинцию, которую контролирует дружественная Турции «умеренная оппозиция». 

Но это, вероятно, максимум того, на что могут рассчитывать в этом плане турецкие власти. Созданная сирийскими курдами Сирийская демократическая армия, в состав которой они сумели привлечь представителей самых разных национальностей, успешно наступает на ИГИЛ и вот-вот освободит его «столицу» – город Ракку, который вообще-то находится очень далеко от районов проживания собственно курдов.

Эта армия, которую, проявляя чудеса гибкости, действительно поддерживают США (хотя курдское руководство по своим взглядам относится к левым социалистам или даже ненавистным Трампу коммунистам), сейчас, вероятно, стала сильнейшим военным формированием страны. И если сирийские курды объявят независимость (которой уже и так фактически обладают) или, что еще хуже для Эрдогана, попытаются побороться за власть в Дамаске, Турция ничем не сможет им помешать. А учитывая тесные связи Сирийских демократических сил с объявленной в Турции «террористической» Рабочей партией Курдистана, лидером которой продолжает оставаться Оджалан, это стало бы крупнейшим внешнеполитическим поражением Эрдогана. Некоторые аналитики даже начинают поговаривать о территориальной дезинтеграции Турции…

В общем, время работает против Реджепа Тайипа Эрдогана. И все-таки сбрасывать его со счетов пока что не стоит. Он опытный политик и сохраняет значительную поддержку и в народе, и на уровне «элит». Тем не менее Турция уже вступила в полосу нестабильности, и, вероятно, будущее сулит наблюдателям самые неожиданные сюрпризы.

 

Сергей Скворцов,

первый секретарь ЦК КПСС