Главная       Дисклуб     Наверх   

 

Ястребы над Красной Угрой

Имея двух, Монголия ищет третьего соседа. Почему?

 

Есть у Монголии какая-то необъяснимая, может, мистическая особенность. Она не отпускает (разумеется, в памяти) тех, кто побывал на ее земле. Коллега по работе в ТАСС (вместе работали в Улан-Баторе корреспондентами агентства), а ныне пресс-секретарь Посольства РФ в Монголии Александр Денисович, правда, настойчиво убеждает: «Монголия изменилась до неузнаваемости. Нет той страны семидесятых годов».

Согласно неписаному кодексу настоящей дружбы, он внял моей просьбе присылать время от времени по Интернету сообщения из печати о том, чем жив сегодня наш восточный сосед. Февральско-мартовский новостной блок газеты «Монголия сегодня» бьет прямо-таки наотмашь. Судите сами: урана в стране больше, чем золота и серебра. В одной тонне гранита – 25 граммов урана. Запасы угля в районе Таван Толгой – 6,4 миллиарда тонн. В течение трех лет его годовая добыча достигнет 15 миллионов тонн. Запланировано возведение города с населением в 40 тысяч человек. Из недр Монголии добыто один миллион тонн нефти, 975 тысяч из них экспортировано в Китай. Индия предложила монголам построить сталелитейный завод мощностью 3 миллиона тонн. Угля и металлургического сырья предостаточно.

Американцы ратуют за создание совместной компании по добыче редких металлов. Поставлять их планируется в США, Японию и Южную Корею через Владивосток. Японцы помогут Монголии запустить в космос ее первый искусственный спутник в 2015 году. Сингапур поделится опытом обеспечения населения жильем.

Надо заметить, что Россия тоже присутствует, но… Впрочем, вот факты. Много пишут об исполнительном директоре Трансбанка А. Новожилове, который якобы участвовал в отмывании денег. Средства сначала переводились на Кипр, оттуда – в Монголию, а там – в коммерческие банки, где они и отмывались. Правоохранительные органы заподозрили неладное, взяли под стражу Новожилова. Но ему удалось улизнуть не только из кутузки, но и из Монголии. Говорят, на границе было отключено электричество, из-за чего монгольские пограничники якобы прошляпили банкира. Словом, теперь он в Москве, откуда и шлет монголам «горячие приветы».

Но вернемся к другим новостям. Визит премьера С. Батболда в Австралию прошел на ура. В ходе переговоров подчеркивалось: «Мы счастливые люди, живущие на огромных просторах с обильными природными запасами. Это богатство должно служить нашим народам». Премьер Австралии сообщила, что ее правительство выделяет Монголии 1,5 миллиона долларов безвозмездного кредита. И увеличивает число монгольских студентов, обучающихся в вузах пятого континента. «Австралия, – подчеркнул премьер С. Батболд, – одна из третьих соседей Монголии».

Как сейчас помню заверения геологов и поисковиков социалистических стран, работавших в Монголии в семидесятые годы: «Не страна, а уникальный кладезь полезных, залегающих чуть ли не на поверхности земли ископаемых. Этого богатства хватит всему СЭВ на века».

Нет ни СЭВ, ни соцлагеря, ни Советского Союза. Над Монголией кружат, вьются орлы, ястребы, другие хищники Запада. И в память и душу западают слова, сказанные одним высокопоставленным чиновником Монголии. «К нам рвутся, – горечью отметил он, – десятки иностранных компаний. Всех их интересуют только добыча и доставка наших полезных ископаемых. Но никто из них даже не заикнулся о строительстве, например, школы или больницы. О принципах, которыми руководствовался в отношении Монголии Советский Союз, приходится только тосковать».

По данным центра социологических опросов «Сант Маргал», в обществе доминируют ожидания реального получения прибылей от горнорудной отрасли, которые, по мнению опрошенных, должны были бы направляться на повышение жизненного уровня граждан.

Однако непросто, ой как непросто будет Монголии стать новым Кувейтом. Западные орлы и ястребы, понятно, будут заботиться прежде всего о своих гнездах.

Парламентские выборы, запланированные на 2012 год, уже начали обострять политические схватки между партиями. Правящая Монгольская народно-революционная (МНРП) официально преобразовалась в прошлом году в Монгольскую народную партию, вернув себе старое название. Некоторые члены во главе с экс-президентом Н. Энхбаяром не согласились с изменением названия и остались охранять родной очаг, то есть МНРП. И надо сказать, что число ее сторонников постоянно растет. 40 процентов опрошенных готовы отдать сегодня свои голоса за кандидатов МНРП. Для Монгольской народной партии, имеющей в парламенте 45 мандатов, это равноценно самоубийству. Да вообще странно, что эта партия, не участвовавшая в выборах 2008 года, стоит у руля власти. Как тут не быть схваткам? Тем более что повседневная жизнь этому способствует. В стране нестабильная обстановка, слишком велико различие между бедными и богатыми, хотя природных богатств много, но используются они неэффективно. По словам газеты «Оноодор», сторонники Энхбаяра убеждены: нужно выводить людей на улицы. Если невозможно получить власть через выборы, говорят они, то надо бороться, чтобы получить ее без выборов. Ведь смогли же в Египте свергнуть Мубарака. 1 июля 2008 года, напомним, в Монголии попробовали выйти на улицу, но всё закончилось беспорядками, в ходе которых были убиты пять человек и сожжена штаб-квартира МНРП. И вот политики снова уповают на третью силу… И понятно: чем ближе к выборам, тем большим будет накал страстей. И не только в самой стране.

Признав Монголию в качестве страны-участницы коалиции в Афганистане, НАТО пригласила год назад представителя Улан-Батора на Таллиннскую встречу глав внешнеполитических ведомств. Наверняка исходили не только из того, что почти 3-миллионная Монголия, отправившая в Афганистан 50 солдат, на третьем месте в составе сил международной коалиции по числу военнослужащих на душу населения страны.

Видимо, есть и глубинные причины и обоснования, которыми руководствуется НАТО, и в первую очередь Соединенные Штаты, затевая флирт с Монголией, еще называемой Красной Угрой. Ее территория – лакомая не только с точки зрения подземных богатств. Как пояснил недавно в нашумевшей публикации американский эксперт Рик Розофф, Монголия – чрезвычайно оптимальное место для развертывания военной разведки США (наземной, воздушной, спутниковой), предназначенной для слежения за Китаем и Россией одновременно. Иначе говоря, с помощью ПРО США пытаются окружить Россию и Китай.

Во время работы в Улан-Баторе автору этих строк довелось побывать в пустыне Гоби. Она практически сплошная взлетно-посадочная полоса. Взлетай, приземляйся, причем без проблем. Советские «АН-24» доставляли туда зарубежных туристов, в том числе и американских. А почему бы вместо них не посылать солдат? Ведь рядом Китай. Но оттуда же недалеко до необъятных Дальнего Востока и Сибири.

Между тем родимые средства массовой информации, как и в советские времена, не слишком балуют Красную Ургу. Не обходится и без ерничаний: Монголия, мол, самая независимая страна, от которой ничего не зависит.

Америка, в лице президента Буша-младшего давно подметившая Красную Ургу, наоборот, проводит неподалеку от Улан-Батора военные учения, в ходе которых несколько недель отрабатывается ведение миротворческих операций. Масштаб их небольшой, зато велико символическое значение. Учитывая время от времени вспыхивавшие беспорядки, поджоги, погромы с жертвами в столице, учения можно расценить и как намек: имейте в виду – демократия демократией, но буйство толпы неприемлемо.

Нынешнее положение наших восточных соседей нетрудно понять. Отношения Монголии в течение долгого времени были завязаны на двух могущественных соседей – СССР и Китай. Правда, с Пекином связи то возрастали, то свертывались: приходилось считаться с мнением советской Москвы. Зато с северным соседом – одна дружба, сотрудничество да братство, причем без каких-либо перебоев. Но в девяностые годы, после распада СССР, произошел резкое ослабление этих связей. Монголии не уделялось должного внимания. Улан-Батор, однако, не пал духом: начал, во-первых, искать пути выхода из положения страны, зажатой двумя государствами-великанами, во-вторых, пробовать изменять свой внешнеполитический курс. И надо сказать, представители западных стран, хорошо зная, какими несметными богатыми полезными ископаемыми располагает Монголия, устремились на ее просторы, с целью, разумеется, найти то, что утеряла Россия.

 На эту тему, собственно, мы и беседовали с Ёндонгийном Отгонбаяром, генеральным секретарем Монгольской народно-революционной партии, которой принадлежит половина мест в Государственном хурале (парламенте), в Москве (он был в нашей столице по приглашению «Единой России») и по Интернету. По словам Отгонбаяра, и в центре Азии, каким является Монголия, утвердилась демократия, но обходится она дорого: простой народ устал от политической борьбы, люди хотят стабильности. Впрочем, это отдельный разговор, сейчас речь о другом. Монголия ратует за то, чтобы Россия более широко присутствовала в ее общественно-политической и экономической жизни. Президенты обеих стран поставили задачу довести двусторонний товарооборот до одного миллиарда долларов. Задание выполняется, но всё равно необходимо ускорение. В Россию, например, не идет ценный козий пух, кстати, на Монголию приходится треть его мирового производства. Только 10 процентов этого пуха остается в стране, а остальное вывозится в Китай, являющийся основным торговым партнером Монголии (Россия – на втором месте).

По мнению генсека, процесс глобализации предоставляет Монголии большие возможности, но он одновременно является для нее и вызовом. Мир приходит к монголам, не секрет, преодолевая китайскую стену. 90 процентов всего того, что производится в Монголии, нацелено на Поднебесную. Очень много и ввозится оттуда. Еще недавно была проблема, чтобы Монголию в мире заметили. Эта задача решена, но встала новая проблема: как теперь вести себя? Приходят китайцы – монголы говорят «да». Не отказывают и японцам, и корейцам, и американцам, и канадцам. Русским – тем более. Но тут незадача: в Монголию сейчас приходят только крупные российские компании, которым подавай на разработку золотые прииски, угольные разрезы. Другие действуют иначе. Китай, на взгляд Отгонбаяра, не страна, а целых полмира, где на первом месте не политика, а экономика. Так вот, Поднебесная предпочитает действовать с помощью создания мелких и средних предприятий, а также сферы услуг. Южная Корея – примерно так же. Япония сначала предлагает программы, конкретные инвестиционные проекты, а потом создает базы для их реализации. Монголия хотела бы, чтобы и Россия разработала свою программу выхода на монгольский рынок. И тогда не будет нынешних курьезов: Улан-Баторская железная дорога вместо того, чтобы ремонтировать свой подвижной состав на Улан-Удэнском локомотивовагоноремонтном заводе, отправляет его в далекие от Азии предприятия Украины.

Как считает Отгонбаяр, Монголия стала уважаемым игроком в Северо-Восточном регионе, да и во всей Азии. Но есть и проблемы. Деньги, которые появились, распределены населению, но у него по-прежнему не хватает работы. В сомоне, где проживает до одной тысячи человек, невыгодно создавать предприятия. В итоге вырастает поколение, живущее на пенсии родителей. Правда, сейчас 20 тысяч монголов работают в Южной Корее. Китаю же рабочая сила не нужна: ему своей хватает. Оставшиеся без дела люди нудятся. Отсюда и алкоголизм, и наркомания.

Монголия понимает, что никуда не деться от тяжеловесов, то бишь Китая и России. Первый предоставляет доступ к своим морским портам, вторая поставляет всю нефть, потребляемую в стране. Как тут уйдешь от столь важных соседей?!

И всё же, как считает глава монгольского отдела неправительственного фонда «Азия» Уильям Инфанте, молодая монгольская демократия пытается разнообразить свои международные связи, видя в этом гарантию своей политической и экономической независимости. Иначе говоря, она стремится проводить «политику третьего соседа». С этой целью расширяется участие в различных международных организациях и проектах. Речь идет о миссиях в Ираке, Афганистане, Демократической Республике Конго, Сьерра-Леоне. Монголия стала членом Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН), пытается войти в АТЭС, но не спешит включаться в Шанхайскую организацию сотрудничества, где ведущие позиции занимают Россия и Китай. Улан-Батор предпочитает оставаться в статусе наблюдателя. За Бушем-младшим в Монголию пожаловал премьер-министр Японии, затем министр иностранных дел Австралии. Канада открыла свое посольство в монгольской столице.

Встает вопрос: а не войдет ли монгольская «политика третьего соседа» в коллизию с амбициями северного соседа? Ведь президент России Дмитрий Медведев недавно заявил, что Москва стремится к сохранению привилегированных позиций в тех странах, которые ранее входили в зону ее влияния.

Как считает представитель лондонской неправительственной организации «Чатэм-Хаус» Керри Браун, такого не случится. Он уверяет, что, расширяя свои связи на международной арене, Монголия знает, где надо остановиться. Руководство страны продемонстрировало ее намерение быть сугубо нейтральным государством, оно не допускает размещения на своей территории иностранных военных объектов.

С другой стороны, НАТО и США вряд ли будут просто так или только ради монгольских недр флиртовать с нашим восточным соседом.

 

Анатолий Петрович Шаповалов