Главная       Дисклуб    Наверх

 

        

Так решил

Ярослав Качиньский – начальник Польши

О чем свидетельствует «реконструкция» правительства Речи Посполитой

 

Польша поменяла главу своего правительства. С поста премьера «ушли» Беату Шидло, а привели Матеуша Моравецкого, вице-премьера, министра финансов и развития. Смена вахты, казалось бы, рутинная, но как сказать…

«Мы живем, – написал авторитетный еженедельник «Политика», – в государстве гротеска. Рано утром тот же самый сейм и та же самая правящая партия «Закон и справедливость» возмущались попытками оппозиции свергнуть правительство, вознося до небес премьера Шидло, а вечером они же сместили ее, назначив пани Беату вице-премьером. Вот такая она, знаменитая польская галантность, элегантность. Такое бывает только на берегах Вислы». В самом деле, что бы это все значило?

Без подробностей (в них, как известно, кроется дьявол) польской специфики, пожалуй, не обойтись. Слухи о «реконструкции» правительства появились в последний месяц. Поговаривали даже о том, что лидер партии Качиньский сам займет пост премьера. Но тертые политики верили в это с трудом. Пана Ярослава аршином не измерить: он сам себе на уме. Он понимает, что его премьерство может быть дорогой без возврата. Его устраивает свое нынешнее положение в государстве – править Польшей с задних рядов, ни за что не неся ответственности. Вроде как Дэн Сяопин, но тот-то отвечал...

Как бы то ни было, стиль руководства пана Ярослава достоин (по многим причинам) пристального внимания.

Вот как это выглядело в случае с пани Беатой. Выступая в сейме, она обратилась к оппозиции, настаивающей на выражении вотума недоверия правительству: «За что вы хотите меня свергнуть? За то, что реформы, которые ожидают граждане, были проведены? За то, что поляки хорошо живут?» Премьер заверила, что партия «Закон и справедливость» доведет реформы до конца.

Предложение оппозиции о выражении вотума недоверия правительству было отвергнуто. Лидер оппозиции Гжегож Схетына подвел итоги обсуждения: «Сегодня мы видели Беату Шидло как бывшего политика, как бывшую премьершу».

И действительно, ночью в Твиттере появилось поразительное сообщение. «Несмотря ни на что, – писала Беата Шидло, – самой важной является Польша. Заботьтесь о семье и ценностях. Выросшая на христианском фундаменте, я толерантная, открытая, современная и амбициозная. Это – моя страна. Она – пример для Европы и мира. Таковы мы, поляки».

Несколько позже пресс-секретарь правящей партии Беата Мазурек заявила на заседании парламентской фракции «ЗиС»: «Международная и внутренняя ситуация указывают на то, что перед нами немножечко другие вызовы. Требуется коррекция не только министров, отдельных членов правительства, но и самого руководства кабинета. В связи с этим премьер Беата Шидло попросила Политический комитет «ЗиС» освободить ее от своих обязанностей. Руководство партии считает, что Шидло по-прежнему должна занимать высокие посты, так как она заслуживает этого».

Собравшиеся, стоя, со словами «браво», попрощались с уходящим премьером. Политический комитет партии, состоящий из 34 членов, совершенно иначе отнесся к ее, преемнику Матеушу Моравецкому: против его кандидатуры выступили двое, один воздержался. Многие члены правящей партии считают Моравецкого инородным телом: он лишь недавно влился в их ряды, а главное – был в течение двух лет советником бывшего премьера Дональда Туска, ныне председателя Совета Европы. В общем, личность неблагонадежная… Правда, вслух никто не говорил: «Неужто начальник не понимает, что допускает серьезную ошибку?» Но так ли это? Пан Ярослав, повторимся, сам себе на уме.

Президент Анджей Дуда принял Шидло и Моравецкого, и пани Беата услышала много лестного о себе. С 1989 года в Польше поменялись 16 премьеров, в том числе 3 женщины. Дольше всех (два с лишним года) продержалась Беата Шидло, чья самоотверженная работа, особенно при проведении реформ, заслуживает высоких оценок. Были на этой встрече и другие детали лицемерного политического гротеска.

Матеуш Моравецкий, присягая, подчеркнул, что его правительство будет продолжать политику Ярослава Качиньского. Из его выступления вытекало, что никаких изменений в составе кабинета не предвидится, хотя до этого муссировались слухи об отставке министра иностранных дел Витольда Ващиковского.

Однако журналисты настаивали: «Так будут ли изменения?» – «Возможно, но только после Нового года». В общем, выходило, что точно это знает только депутат сейма Ярослав Качиньский, избравший нового премьера.

Многих возмутил факт нарушения протокола. На приеме у президента Дуды по случаю изменений на посту председателя совета министров присутствовал Ярослав Качиньский. Но кто он такой – у него нет какого-либо государственного поста, он лишь депутат сейма, которому не положено быть на таком событии. Все верно, кроме одного: Качиньский – некоронованный начальник Польши.

Смена вахты на посту премьера не означает, по мнению «Политики», какой-либо существенной перемены. Стратегию и тактику определяет Ярослав Качиньский, а премьер и министры – лишь фигуры, которые он передвигает на шахматной доске. На сей раз он не соизволил сменить хотя бы одного министра, ибо его интересовало совершенно другое: протолкнуть через сейм как можно скорее прежде всего закон о Конституционном трибунале. Партия «Закон и справедливость» взялась за суды для того, чтобы они стали игрушкой в руках политиков. Под ширмой смены премьера в Польше происходит демонтаж правового государства, меняется политический строй: из конституционно-демократического на центристско-авторитарный. Радикально изменяются и внешняя политика, и система международных союзов. Например, доктрина о свободной Украине как условии независимости Польши уже неактуальна, что наверняка сыграет на руку Москве.

Известный публицист Ян Хартман приоткрывает еще одну завесу. По его мнению, Ярослав Качиньский испытывает страх. А чего, собственно, он боится? Больше всего – возвращения Дональда Туска в Варшаву. Во-вторых, боится конфронтации с Западом, частью чего является, как ему кажется, атака Туска на его власть. Поэтому он хочет «заклинить» его Моравецким, так как Моравецкий немножечко «тусковатый», какой-то уж больно гладкий. Поэтому Польша будет иметь национального технократа – глашатая евангелия развития и потребления. Говоришь – «инвестиции», мыслишь – «избранный народ». Говоришь – «рост», мыслишь – «Христос народов». Прощай, эпоха сермяги и повятовых (повят – средняя административно-территориальная единица в Польше. – Прим. ред.) хамов. Здравствуйте, святые времена модернизации под знаком креста. Облака и манну небесную видит поляк на горизонте предназначения, судьбы. Рука премьера указывает, почти как святая ладонь Моисея, путь к обетованной земле. Под пологом комедии со сменой премьера в тот же самый день ликвидируются принципы независимости судебной власти. Народ это видит и не видит: он смирился с собственным бессилием и спрятался в скорлупу.

Выдвигая Моравецкого, Качиньский не только скрыл покушение на суды. Он погрозил пальцем президенту Дуде: будь на стреме, парень, ибо многие хотят быть президентами, в том числе и Моравецкий. А это и есть бич для Дуды, равно как и для Туска.

Моравецкий – только лишь подделка Туска. Для угорелых политическим католицизмом он действительно «наш Туск». Но дело в том, что Качиньский будет пристально наблюдать, способен ли Моравецкий полностью быть лояльным по отношению к нему, Качиньскому, отважится ли он действовать без согласования с ним или даже наперекор ему. Поэтому он повесил на шею Моравецкого Беату Шидло, чтобы тот знал, что и такие варианты входят в игру начальника. В общем, Качиньский готов к решительной борьбе, но с одним из достойных себе противников.

Теперь вкратце о новом премьере. 49-летний Матеуш Моравецкий родился в Вроцлаве. Он сын Корнеля, основателя «Борющейся Солидарности», ныне – депутата сейма. Будучи лицеистом, руководил работами нелегальных типографий, срывал красные флаги, рисовал антикоммунистические лозунги на стенах домов. Милиционеры, разыскивающие его отца, задержали 15-летнего Матеуша и приказали ему рыть собственную могилу. Тем самым хотели запугать юношу и принудь его к сотрудничеству. Вспоминая об этом, Моравецкий хочет подчеркнуть, что является идейным борцом, а не банковским работником, которым его считает часть политиков «Закона и справедливости».

В девяностые годы Моравецкий занимался бизнесом, создавая фирмы. Но все время учился. Окончил Вроцлавский политехнический институт и университет в Коннектикуте (США). Прошел обучение в Гамбурге, Базеле, учился в школе менеджмента в США. Работал в Бундесбанке, а также в Комитете европейской интеграции (в сфере финансов и банков). Вернувшись во Вроцлав, стал директором Западного банка. В годы кризиса (2008–2009) улучшил его рентабельность. Все время поддерживал хорошие отношения с политиками. Дональд Туск предложил ему портфель министра финансов. Но он отказался. Согласился быть его советником. Предложение войти в состав правительства принял от Ярослава Качиньского. Отказался от банковского вознаграждения, которое достигало 3 миллионов злотых. Чтобы укрепить свои позиции, вступил в ряды «ЗиС», чуть позже вошел в состав президиума политического комитета партии, который состоит из 11 человек. Однако часть политиков все равно считает его чужаком. Поэтому он должен напряженно работать, чтобы убедить недоброжелателей в обратном.

С самого начал Моравецкий должен был быть экономическим лицом «ЗиС». Он консерватор, критикующий неолиберализм. Вместе с тем он прекрасно чувствует себя на переговорах с иностранными инвесторами, относится к ним гостеприимно, поскольку они создают в Польше рабочие места и приносят пользу для экономики. Находит общий язык с чиновниками в Брюсселе. Об экономике умеет говорить просто и понятно, что привлекает даже слушателей католического «Радио Мария».

Один из приоритетов Моравецкого – совершенствование налоговой и системы. Мало кто верил в его успех, но последние 10 месяцев поступления от налогов возросли на 21,7 процента. Он хочет также усилить контроль цен международных концернов, повторяет как мантру, что фирмы обязаны платить налоги там, где ведут свой бизнес.

Сам Моравецкий признается, что он – сторонник просоциального капитализма. На экономическом Конгрессе 590 в Жешуве подчеркивал, что одной из самых больших проблем является расслоение доходов, аккумуляция богатств в руках немногочисленных людей и фирм. Капитализм, однако, не должен служить только совладельцам фирм. Ответом на это должна быть просоциальная программа «ЗиС», на реализацию которой пойдут деньги налогоплательщиков.

И надо сказать, что такая стратегия приносит эффекты. Программа «500+» улучшила материальную ситуацию многодетных семей. Доходы тех, у кого трое детей, выросли за прошлый год на одну четвертую. Это содействовало потреблению и помогло добиться в третьем квартале почти 5-процентного роста ВВП.

Приличные социальные расходы помогают «ЗиС» достигать высокой поддержки в социологических опросах. Новому премьеру пока благоприятствует конъюнктура в мире: экономический рост в зоне евро может быть в нынешнем году самым быстрым за последнюю декаду, что позитивно влияет на польский экспорт. Однако конъюнктура – особа изменчивая, рано и поздно может произойти экономическое замедление либо кризис. Вопрос: будет ли готов к нему премьер Моравецкий? – остается открытым.

Еще до своего назначения Моравецкий, выступая, отметил, что он сорок лет мечтал о том, чтобы в Варшаве был разрушен Дворец науки и культуры, построенный Советским Союзом в дар польскому народу («ЭФГ» писала об этом подробно, http://www.eifgaz.info/shapo-32-17.htm). Заняв пост премьера, он на днях заявил, что газопровод «Северный поток – 2», сооружаемый Россией в Германию в обход Украины и Польши, угрожает безопасности Центральной Европы. Наверняка будут и другие высказывания.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник