Главная       Дисклуб    Наверх

 

        

НАШИ ДИПЛОМАТЫ С ПОЛЬСКОЙ РЕТУШЬЮ

 

В Польше издана книга «Послы. Чего не скажет тебе королева», которую местные средства массовой информации рьяно пытаются сделать бестселлером, тем паче, что в ней предостаточно антироссийского душка. Откровенность польских дипломатов, чьи воспоминания составляют основу издания, подкупает. На страницах много подробностей о «тяжкой» доле – работе дипломатов. Как они признались, их жизнь складывается из трех составных частей: протокола, алкоголя и желудочных капель. А всё потому, что россияне, как следует из книги, являются самыми трудными противниками. Переговоры с ними напоминают игру в российскую рулетку. Это, пожалуй, самые искушенные, опытные переговорщики мира, ибо они рассматривают беседу, как правило, с перспективы realpolitik.

Российская загранслужба, указывается в книге, значительно содействовала формированию традиционной дипломатии, главным принципом которой была игра о нулевой сумме. Дипломатическая деятельность означала войну, ведущуюся иными средствами, но всё же войну – беспардонную, захватническую уничтожающую. Макиавеллизм пронизывал дух этой дипломатии, усердно участвовавшей в предприятиях, которые сегодня признаются как злоупотребление и нарушение международного порядка, прав народов и суверенности государств и даже как преступление против мира. С той разницей, что вместо битв на полях и пожаров войны дипломатическая акция проходила в роскошных дворцах при деликатесах и свечах, с камерной музыкой и т.д. Традиционная российская дипломатия особенно значительно соединяла роскошность и галантность с варварской ожесточенностью в достижении цели.

Ежи Новак, имевший многолетний опыт отношений с российскими дипломатами в штаб-квартире НАТО, подтверждает незаурядность российских коллег-игроков. «Они могут неплохо связывать свои действия, – считает он, – с традициями царской и советской дипломатии. Были, как правило, хорошо подготовленными, терпеливыми, твердыми, последовательными переговорщиками. Обладали чем-то из азиатской беспощадности в использовании малейших ошибок партнеров. Довольно часто у них присутствовал при разработке проектов соглашений невыносимый пафос в высказываниях и склонность к гигантомании. Ведя с ними переговоры, я редко убеждался в их лояльности, ибо они, по их же словам, вели шахматную игру.

И профессор Роман Кужняр (он был советником по международным делам президента Бронислава Комаровского), работая в Женеве, тоже обжигался на россиянах. «Это не те люди, с которыми можно что-то серьезно определять, –  выведать. Но всё равно с ними надо держать карты при себе. Никогда не известно, как они поведут себя за столом переговоров».

К этому следует добавить и то, что в переговорах с иностранными партнерами россияне по-прежнему чувствуют себя как бы представителями империи, поэтому не удивительно, что они используют угрозы и пробуют методы со времен коммунизма, особенно в отношении своих недавних сателлитов. Бывший посол Польши в Москве Ежи Бар предупреждает: «Когда разговариваешь с представителем спецслужб, то он берет тебя под руку и ведет в угол комнаты, убеждая: «Постарайтесь быть любезным». Это советы как бы доброго дяди, который сегодня берет тебя под руку, а завтра может дать в морду. Эти люди не отдают себе отчета в том, что ситуация изменилась и мы находимся уже где-то в ином месте».

В переговорах, проводимых Кремлем, часто доминирует агрессия и отсутствие доверия. Россияне мыслят не столько о том, как можно заполучить больше, сколько о том, как бы не потерять больше, чем партнер. Надлежит, по их мнению, одобрять и неутомимо реализовывать ранее принятую стратегию. Экс-посол Ежи Бар, подчеркивая, что российская сила в переговорах вытекает из тщательной подготовки, дисциплины и порядка, отмечает: «Несколько раз я видел заметки российской стороны. Заметил, что очень логично расписаны проблемы, которые необходимо обсудить. Всё в соответствующих клеточках. Подозреваю, что такая привычка существовала еще в XIX веке, а потом было передано очередным поколениям – советским, а теперь и российским. Склоняю голову перед их бюрократическим умением. Короче говоря, к переговорам с россиянами также нужно хорошо готовиться – всегда предусмотреть все возможные сценарии, перед началом встреч распределять роли членов делегации и не оставлять в одиночестве шефа миссии. Говорят, что в 1974 году, во время конфликта на Кипре, россияне имели более 30 вариантов развития ситуации на острове».

Как разгадать россиян? «Нужно, прежде всего, понимать их намерения, душу, проникать в сердца и ум, – делится мыслями бывший министр иностранных дел Польши Адам Ротфельд. – Политическая культура государств Востока заключается в том, что непрозрачность и таинственность являются силой правящих, а заодно они позволяют скрывать слабости. Это, в сущности, типичный подход всех тоталитарных, авторитарных, проще говоря, недемократических государств. Гитлеровская Германия и сталинская Россия скрывали свои слабые стороны, но демонстрировали военную мощь, устраивали многочисленные парады и смотры. Эти мероприятия должны были будить страх и парализовать жертву агрессии. Нечто подобное никогда не делали британцы и американцы. Я не вспомню демонстрации оружия массового уничтожения, например, в Вашингтоне. В Москве это происходило регулярно».

Экс-посол Ежи Бар призывает: не следует увлекаться чрезмерной критикой россиян. Восточным соседям трудно признаваться в своих ошибках: они догматически убеждены в безошибочности Москвы. «Находясь в небольшом российском городке, – вспоминает Бар, – я зашел в магазин. Вижу, что в нем нечего купить. На полках только уксус, тот самый, который пережил все коммунистически кризисы. Говорю: «Да у вас же нечего купить для еды». Бабушка, стоявшая посередине магазина, вдруг покраснела, затопала ногами и закричала: «У нас всё есть». Россияне считают, что всё, что у них делается, не поддается критике. Так мыслят как простые люди, так и элиты. Такая позиция объясняется, может быть, тем, что Россия в течение многих лет была изолирована либо она сама себя изолировала. Ведь легче управлять теми, кто меньше знает».

Любопытно, что популяризация книги не нашла широкий отклик в интернет-сообществе. Преобладают критические нотки. Например, пора перестать напоминать россиянам об их азиаткости, ибо и мы не слишком отличаемся от них. И неужели наша дипломатия представляет иную цивилизацию? И насколько и какую? И в какой западной цивилизации воздвигаются памятники в честь брата и матери (Качиньских) и им отдает честь Войско польское? Происходит ли такое в Англии или во Франции? Такая практика существует в Северной Корее, Узбекистане, в других государствах, где власть держит за морду народ.

Кто тут насмехается над россиянами? Народ, который верит в смоленское покушение и приоритетом иностранной политики которого является возвращение ржавых останков президентского лайнера? Народ, который нарушает законы и Конституцию, а Ярослав Качиньский мечтает о власти, по форме путинской? Народ, который не может ничего решить на международной арене?

Вывод один: партнерами россиян должны быть искушенные и опытные политики, дипломаты, а не крикуны из правящей партии «Закон и справедливость».

Судя по высказываниям польских послов в Москве, теперь понятно, почему польско-российские отношения характеризуется ненормальностью. Такие дипломаты недружелюбны, неприязненны по отношению к России, так откуда же расширяться и углубляться двустороннему сотрудничеству? Плохо, когда мозги у части элиты, да и польского народа, отравлены ненавистью к России.

Кстати, МИД Польши подготовил записку «Тезисы о польской политике в отношении России и Украины», которая сейчас обсуждается в обществе. Главный смысл документа в том, что Варшава должна играть роль моста межу Россией и Западом и более критично относиться к украинской власти. Авторы записки объясняют, почему так следует поступать. По их мнению, у России есть желание вернуть себе статус сверхдержавы, но нет намерения и ресурсов, чтобы восстановить советскую империю. К тому же китайская и исламская угрозы подталкивают Москву к налаживанию отношений с Западом. И тут для Польши открываются возможности стать посредником. Политический выбор, сделанный ранее между Москвой и Киевом, был неверным, говорится в документе. Далее следуют обвинения экс-министра иностранных дел Радослава Сикорского и правящей тогда партии «Гражданская платформа».

Сикорский отверг эти обвинения, заявив, что при нем сотрудники МИДа имели привычку думать, а не ждать указаний, как это делается сейчас, от Ярослава Качиньского, лидера ныне правящей партии «Закон и справедливость», перед которым нынешний министр иностранных дел Витольд Ващиковский явно хочет выслужиться.

Сигнал к налаживанию отношений с Москвой можно только приветствовать. Но вот вопрос: кто будет вести этот процесс? Не дай Бог те дипломаты, о которых говорилось выше.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник