Главная       Дисклуб     Наверх

 

Мадам Frexit

 

Марин Ле Пен недавно наведалась в Москву. Была принята российским руководством, что породило немало вопросов, в частности и о том, не повредит ли эта поездка ей, занимающей сейчас второе место в президентской гонке. Эксперты не исключают, что всё возможно, но одновременно обращают внимание на то, что в начале опросов Дональду Трампу мало кто давал шансов на победу, однако он всё же занял Овальный кабинет.

Лидер крайне правого Национального фронта Франции не скрывает, что Brexit и победа Трампа в Соединенных Штатах стали дуть в ее паруса. «Люди пробуждаются, изменяется ход истории, – заявила она в Лионе, начиная избирательную кампанию, и предложила соотечественникам: «Говорите мне – мадам Frexit».

Она не новичок в политике, но даже французы, да и не только, они теперь гадают, кем же является женщина, которая может стать президентом Франции. На предвыборных плакатах у нее много ипостасей. Задумчиво идя по пляжу, Марин смотрит на неспокойное море и заверяет, что любит Францию и гордится ею. На другом плакате – она заботливая женщина и мать, которая опасается за будущее страны и своих детей. На третьем – сильная и решительная: в вертолете, на лошади в ковбойской кепке, за рулем яхты…

Либо вы и дальше будете с теми, кто вас обманывает, подводит, изменяет, с теми, кто лжет и покинул Францию, либо вы решитесь на то, что пришло время вернуть в страну порядок».

Надеясь на то, что французы изберут второй путь, Марин уже имеет для них готовый план возвращения порядка на берегах Сены. Прежде всего, она хочет ограничить приток иммигрантов, которые отбирают у французов работу, губят их страну и культуру. Будет остро бороться с исламскими радикалами, построит новые тюрьмы и возьмет на работу тысячи полицейских. По примеру Великобритании намеревается организовать референдум по вопросу выхода Франции из Евросоюза и отказа от общей валюты.

И хотя детали этого плана держатся в секрете, обнародовано, кажется, достаточно для того, чтобы назвать его амбициозным. Удастся ли ей свершить задуманное?

Пожалуй, есть резон поразмышлять. После 2011 года, когда Марин приняла от отца бразды правления фронтом, эта партия год от года завоевывала популярность. На выборах в Европарламент (2014 год) она добилась наибольшей поддержки (25 процентов голосов). А во втором туре региональных выборов (2015), завоевав почти 7 миллиона голосов, фронт утроил по сравнению с 2010 годом число мандатов.

Эксперты единодушны в том, что Марин действует эффективнее, чем ее отец Жан-Мари Ле Пен. Того никогда не интересовало правление, однако его дочь просто-таки одержима властью.

Марион Анни Перин Ле Пен, с детства называемая Марин, – самая младшая из трех дочерей Жан-Мари, основателя и многолетнего руководителя Национального фронта. В родном доме, который часто навещали знакомые отца по партии, всё время говорили о политике. В восьмилетнем возрасте Марин на собственной шкуре испытала, какой брутальной может быть политика. В ноябре 1976 года в парижский дом, где жила семья Ле Пена, кто-то заложил бомбу. Марин проснулась ночью от страшного взрыва и криков. К счастью, ни семья, ни соседи серьезно не пострадали. Преступников не нашли, а местные власти не проявили солидарность с семьей. Марин в интервью признавалась, что то покушение изменило ее бесповоротно, оставив чувство большой кривды и несправедливости.

Вскоре после того события семья переехала в старинное владение под Парижем. Отец получил его в наследство с несколькими миллионами франков от политического союзника – сына цементного магната. Злорадные соседи называли поместье дворцом монарха Национального фронта: там находилось бюро Жан-Мари Ле Пена.

Несмотря на красивый сад и чарующий вид Парижа, Марин не вспоминает свое детство как счастливое. Дочь человека, которого все называли расистом и экстремистом, фактически не имела друзей. Родители ее одноклассников не позволяли своим детям приглашать в гости Марин, а также посещать им ее дом. Даже учителя были недружелюбны по отношению к ней. На учебе в Парижском университете она также встречалась с остракизмом. «Никогда не было легко, – пишет в автобиографии Марин. – Люди всегда пробовали вызвать у нас чувство вины».

На митинги фронта начала ходить подростком. Однако позднее не проявляла большого интереса к политике. После университета работала как адвокат. Вышла замуж за бизнесмена Франка. Родила трех дочерей, в том числе двойняшек Луизу и Матильду. После трех лет брака разошлась. Второй брак, с Эриком, членом Национального фронта, продолжался четыре года. С 2009 года Марин с Луи Алио, вице-председателем фронта. Кроме партийных собраний, редко появляется с ним на людях. Детей прячет от папарацци и избирателей. И хотя это нелегко, старается отделить приватную жизнь от профессиональной. Политика дала ей славу и власть, но забрала детство и сильно поссорила семью.

Драмы, которые разыгрываются у Ле Пен, доставляют французам много тем для разговоров и пересудов. Мать ушла из дома с журналистом, который писал биографию отца. Однако на этом скандал не закончился: она потребовала алименты. Жан-Мари отказал, сказав, что пусть идет работать уборщицей. Старшая дочь, на которую он возлагал большие надежды, покинула вместе с мужем фронт. Он до сих пор не может простить ей этого. Сама Марин исключила отца из фронта, поскольку тот не мог держать язык за зубами и шокировал французов спорными, расистскими и антисемитскими высказываниями. Ее отношения с отцом давно не ладились. В отличие от него она совершенно иначе видит будущее фронта. Отец любит драмы и то, чтобы быть в центре внимания. В действительности он никогда не был заинтересован в том, чтобы править и взять на себя ответственность за страну. Марин одержима властью. Поэтому напряженно и небезуспешно работает над «отлепениваем» фронта, над тем, чтобы порвать с его экстремистским, антисемитским, расистским обликом. Она выбросила из рядов фронта наиболее радикальных членов, запретила скинхедам выступать на митингах. Одновременно ей удалось привлечь молодых образованных советников разного происхождения и ориентации, в частности 35-летнего Флориана Филиппо, который является главным стратегом фронта. По данным журнала «Closer», он гей. У Луи Алио, одного из лидеров фронта, еврейские корни. В рядах партии также есть мусульмане, желающие быть настоящими французами. Фронт намеревается привлечь и тех мусульман, которые не хотят, чтобы их ассоциировали с фундаменталистами.

Вторым этапом «отлепенивания» может стать изменение названия фронта. По данным газеты «Монд», он может преобразоваться в «Les Patriotes» («Патриоты»).

Марин старается показать избирателям, что она такая же, как и они. Акцент делает на слова «женщина» и «мать», ради этого завела в Интернете блог. Она прекрасно чувствует настроения в обществе, в отличие от отца, который правил фронтом из виллы под Парижем, и часто ездит по стране, встречаясь с избирателями, убеждает, что понимает их проблемы и знает, как их следует решить. В глазах многих людей она нормальный политик, ее не боятся, не видят в ней экстремистку, которая хочет навязать стране диктатуру. И Марин, как популист, продолжает работать над своим имиджем, над тем, что люди должны думать о ней, а затем уж о ее программе.

Польскому изданию «Polityka Insight» удалось в беседе с Марин кое-что выведать. Стремясь демонтировать Евросоюз, она назвала политиков, с которыми хотела бы достичь поставленной цели. Это голландский исламофоб, британские ксенофобы, итальянские фашисты, австрийские националисты. Из ныне правящих политиков выделила венгерского премьера Виктора Орбана, лидера партии «Закон и справедливость» Ярослава Качиньского и польское правительство. На вопрос, не смущает ли ее расхождение позиций в отношении России, она пояснила, что это нормально, так как Польша, как и Франция, имеют иные региональные и национальные интересы. Ле Пен ищет виновных во всех неудачах страны среди недостаточно четко определенных чужих. Термин «прекрасная изоляция» напоминает доктрину британского правительства конца 19 века. Тогда Лондон на фоне нарастающих конфликтов в Европе не стал заключать союзы с иными государствами, признав в качестве гарантии безопасности свою колониальную империю и самый сильный в мире военно-морской флот. Великобритания отказалась от этой доктрины в начале ХХ века, когда в Европе начала формироваться разветвленная система союзов, а Великобритания всё хуже справлялась с малыми и большими конфликтами с Россией, Германией и Соединенными Штатами. Политику изоляционизма Марин предлагает проводить в президентских выборах. Ее избирательная программа опирается на нежелание Франции участвовать в любом международном сотрудничестве, начиная с выхода из Евросоюза и кончая уходом из структур НАТО.

Ле Пен планирует начать антиинтеграционный крестовый поход с организации референдума по вопросу членства Франции в ЕС. Заявила, что в случае победы на выборах она уже в ноябре нынешнего года проведет плебисцит, быть или не быть Frexitu. Правда, глава фронта избегает в ходе кампании ясных деклараций на тему ухода из Евросоюза. Вместо этого она обещает начать переговоры с Брюсселем о новых условиях французского участия в ЕС – от их результатов и будет выработана позиция по вопросу референдума.

Проблема, однако, в том, что желания Ле Пен ставят под сомнение основные ценности, на которых в течение 60 лет строилось Европейское экономическое сообщество и Евросоюз. Предлагаемый ею «интеллигентный протекционизм» включает в себя выход из зоны евро, введение в оборот нового франка, уход из Шенгена и слом четырех основных свобод, записанных в союзных трактатах: передвижения людей, благ, услуг и капитала. Экономический протекционизм предусматривает, по мнению Марин, что французские крестьяне должны иметь право пользоваться фондами союзной общей сельскохозяйственной политики. С другой стороны, у европейских предпринимателей надо отнять право участия на французском рынке, который должен быть зарезервирован для французских фирм. Студенты с берегов Сены должны иметь право участия в академическом обмене со странами ЕС, но студенты из других стран обязаны платить повышенные ставки за учебу во Франции. Французы должны иметь право пользоваться медицинской помощью в странах ЕС, однако доступ на французский рынок труда для врачей из других стран следует ограничить.

Отворачиваясь от Европы и обращаясь к британским помыслам XIX века, Ле Пен хочет, чтобы отечественная экономика опиралась на сотрудничество со странами, которые некогда создавали часть французской колониальной империи. Новыми союзниками Парижа должны были стать прежде всего 22 франкоязычных государства Африки и Ближнего Востока. Марин не уточняет, на что именно должно опираться это сотрудничество, чему вроде бы не должна мешать ни ограниченная экономическая сила этих стран (их ВВП только незначительно выше ВВП Голландии), ни дистанция, отделяющая их от Франции. Ле Пен также не видит проблемы в нестабильной ситуации в таких государствах, как Чад, Мали, Центрально-Африканская Республика. Помысел «опущения» Евросоюза ради постимперского союза кажется еще более опасным, если принять во внимание тот факт, что в большинстве стран – новых союзников проживают приверженцы ислама. А именно в мусульманах, составляющих 7 процентов французской популяции, Ле Пен видит виновных в плохой ситуации французской экономики, а также угрозу для культуры и прав французских женщин.

Кандидатка фронта на каждом шагу рекламирует потепление отношений с Россией. Согласно ее аргументации, такая позиция объясняется доброжелательным подходом Кремля в 1989 году. Связи с Москвой Ле Пен хочет поднять во время своего президентства до стратегического ранга, а сотрудничество должно вестись особенно в энергетической области.

Марин обвиняет Евросоюз в эскалации обстановки на Украине и защищает присоединение Крыма. По мнению Ле Пен, до конфликта в Украине не дошло бы, если бы не давление со стороны ЕС на пророссийское правительство в Киеве, чтобы оно подписало соглашение об ассоциации с Евросоюзом. Она решительно не приемлет политику санкций ЕС и США в отношении России, называя ее началом новой холодной войны. По ее словам, Центральная и Восточная Европы должны быть нейтральными и демилитаризированными зонами. Тем самым Ле Пен как бы осуждает присоединение Польши и других стран региона к структурам ЕС и НАТО. Одновременно она не замечает присутствия российских войск на чужой территории.

Впрочем, избирателей не пугает ни восхищение Марин Путиным, ни ее кредит, взятый в российском банке, ни обвинения в том, что она, являясь депутатом Европарламента с 2004 года, несправедливо использовала деньги, выделяемые для парламентария.

Социологические опросы показывают, что Марин выиграет первый тур президентских выборов, но во втором всё же победит Эммануэль Макрон, который был министром экономики в предыдущем социалистическом правительстве.

Между тем международные наблюдатели и эксперты считают, что победа Марин означала бы конец Евросоюза. Правда, далеко не все. Ведь, став главой государства, Марин Ле Пен будет вынуждена провести референдум по вопросу о членстве в ЕС, так как она не может своей волей вывести Францию из Евросоюза. Но, даже будучи президентом, она совсем не обязательно такой референдум выиграет. При голосовании о «Фрексите» мобилизация оппонентов Ле Пен будет очень высокой. Но если большинство французских избирателей все же выскажется за уход из ЕС, этот будет очень серьезная ситуация. Евросоюз вполне может существовать без Британии, но он не будет жизнеспособным без Франции.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник