Главная       Дисклуб    Наверх

 

        

«Центрально-Восточная баба»

с американского возу?

 

Польское издание «Nowa Europa Wschodnia» попробовало ответить на вопрос, что означает для 45-го президента США Дональда Трампа Центрально-Восточная Европа? Вывод сделан неутешительный: мы не можем рассчитывать на сохранение статус-кво в отношениях между Вашингтоном и Москвой, а также по поводу американской опеки над странами Центральной и Восточной Европы.

Ядро будущей внешней политики Трампа состоит в том, чтобы США расстались с ролью мирового жандарма. И об азиатских союзниках он высказался однозначно: мол, если они хотят иметь наши базы на своей территории и наши гарантии безопасности, то должны платить за это.

По мнению Трампа, Соединенные Штаты не должны брать на свои плечи ни весь Ближний Восток, ни Европу, тем более Центральную и Восточную. Если богатая Германия, Великобритания или Франция желают помогать Украине, пожалуйста. Америка не будет им препятствовать, она даже поможет, но почему деньги американских налогоплательщиков должны предназначаться для поддержки украинских военнослужащих? Более того, если кто-то хочет чувствовать себя в безопасности, пусть он сперва вложит инвестиции в собственную безопасность, а не надеется на опеку из-за океана.

Трамп считает, подчеркивает издание, что главным врагом США является не Россия, а Китай и его нечестная финансово-экономическая политика. Поэтому надо сконцентрировать усилия на экономическом ударе, нанесенном  Поднебесной, а не России. Барак Обама реализовывал в своей политике наихудший сценарий, а именно: допустил сближение Москвы с Пекином.

Издание указывает, что в действительности мы не найдем во взглядах Трампа ничего, кроме традиционной дилеммы внешней политики США, то есть изоляционизм, крайней версией которого является экспансия. Еще во времена избирательной кампании видный польский политик Смоляр доказывал на страницах «Речи посполитой», что во времена президента Вильсона американская политика развивалась между либеральным интервенционизмом и консервативным изоляционизмом. Оттуда, кстати, и истоки шока, вытекающие из политики Джорджа Буша-старшего… Это либеральные демократы были традиционными сторонниками активизма, в том числе военных интервенций с целью распространения демократии в мире. Консерваторы традиционно отвечали изоляционизмом.

После интервенции американских войск в Ираке, Афганистане, Ливии, после Арабской весны мало кто верит (и в США, и в мире), что экспорт демократии служит «импортерам», а поддержка демократических революций против диктаторов делает мир более гуманным и безопасным. Совсем наоборот.

В Центральной и Восточной Европе повсеместно считалось, что военное присутствие США является необходимостью, но ведь исходя из американской перспективы это Китай превращается в настоящего соперника и угрозу, а не Россия. И поэтому постоянное привлечение внимания к последней означает не что иное, как дорогостоящую реанимацию реликта холодной войны. Даже если это звучит как ересь, но Вашингтон не заинтересован сейчас в перетягивании каната из Москвы через Украину и Грузию, а также в том, чтобы предпринимать чрезвычайные средства безопасности в Польше и балтийских странах. В ходе дебатов Трамп верно заметил, что постоянно говорят о России, но в то же время ни слова о Китае, тогда как из двух этих государств только КНР может подорвать американское превосходство, Россия для этого слаба.

Что касается России, то Трамп тотально наступает на вашингтонскую элиту. Лучше всего об этом свидетельствует его критика республиканских ястребов во главе с Джоном Маккейном. В сущности, речь идет о главном течении в партии. «Они, – заявил Трамп, – думают, что если мы позволим России делать это (продолжать полеты в Сирии), то утратим авторитет и еще бог знает что. Но каком престиже вообще идет речь? Мы хотим избавиться от Исламского государства – эффективно, хирургическим способом и быстро. Я действительно думаю, что Россия и США могут действовать вместе». «Россия и Соединенные Штаты, – продолжал Трамп, – должны сотрудничать в борьбе с терроризмом и установлении мира, не говоря уже о торговле и остальных выгодах, вытекающих из взаимоуважения… Россия хочет избавиться от Исламского государства, мы тоже. Так, может, мы позволим России сделать это? Пусть она воюет с ИГ в Сирии, а мы – в Ираке».

Разумеется, многое выяснится, когда придется решать конкретные задачи: надо ли продолжать строить противоракетную систему в Румынии и Польше, увеличивать силы быстрого реагирования НАТО в Центральной и Восточной Европе и т.д.

Между Вашингтоном и Москвой может быть достигнуто неформальное соглашение, предусматривающее поворот России от Китая к США. Взамен американцы оставляют россиянам свободу действий на постсоветском пространстве. И скорее всего, это и произойдет, и если не при Трампе, то позже.

Пентагон разрабатывает план войны с Китаем в Тихом океане с использованием своих военных подразделений, дислоцированных на территориях азиатских союзников, например в Южной Корее и Японии. Не менее важной является экономическая конкуренция, включая китайские планы строительства Шелкового пути, экспансию Азиатского банка инфраструктурных инвестиций. Если пойдет всё удачно, то Китай победит Америку. Кроме того, будет подорвана финансовая система, контролируемая США.

Соперничая с Пекином, Вашингтон рано или поздно должен перетянуть Россию на свою строну, а тем самым «продать» часть Европы, находящейся под зонтом американского присутствия в регионе. Трамп может только ускорить этот процесс. Первым делом для Польши и остальных стран региона должно быть осознание того, что заканчивается период, когда безопасность гарантировал «жандарм» из-за океана. «Жандарм» попросту не имеет сейчас сил и средств, чтобы быть везде. Нет возврата к американскому превосходству девяностых годов прошлого века. Остается только надеяться, что власть имущие в Польше, кем бы они ни были, отнесутся к этой предпосылке как фундаментальной.

Нелишне напомнить, что изданию, пристально следящему за событиями в Восточной Европе, включая и Россию, как бы по штату положено публиковать объективные, призывающие к анализу событий материалы. У остальных средств массовой информации, а их подавляющее большинство, естественно, иная точка зрения, выражающая взгляды правящей польской элиты.

 

Анатолий Петрович Шаповалов,

журналист-международник