Главная       Дисклуб     Наверх   

 

МИГРАНТЫ? МИГРАНТЫ! МИГРАНТЫ…

 

В России уже длительное время наблюдается дефицит собственных трудовых ресурсов. Прогноз Госкомстата РФ неутешителен – до конца 2025 г. численность людей трудоспособного возраста в России сократится на 18–19 млн. человек и нехватка работников будет ощущаться во всех сферах народного хозяйства. Уже сейчас есть отрасли (строительство, сельское хозяйство, транспорт, торговля) с непривлекательными для местного населения вакансиями, заполняющимися в основном трудящимися-мигрантами.

Помимо этого, сам рынок труда в РФ далек от равновесного состояния, на что указывают существующие региональные различия в уровнях безработицы населения. В ноябре 2008 г. общая численность безработных достигла 6,6% от экономически активного населения (76 млн. чел.). Но если в Смоленской области уровень зарегистрированной безработицы был около 1%, то в «депрессивных» районах – Чечне и Ингушетии более половины экономически активного населения не имели работы. В то же время в ряде территорий: Москва, Санкт-Петербург, Московская и Ленинградская области, Западная Сибирь, Дальний Восток и др. – в 2007–2008 гг. отмечался возраставший дефицит трудовых ресурсов.

Экономика современной России не может нормально функционировать без труда иностранных работников и потребует перманентного компенсирующего притока рабочей силы извне. Поэтому ухудшающаяся демографическая ситуация и сокращающаяся численность населения трудоспособного возраста вкупе с крайне низкой миграционной подвижностью российского населения будут формировать устойчиво возрастающий спрос на иностранную рабочую силу. «Демографическая ситуация предопределяет иммиграционную политику в качестве стратегического направления миграционной политики России на длительную перспективу» (Ж. Зайончковская, http://www.demoscope.ru).

С другой стороны, иностранная рабочая сила оказывает серьезное давление на местный рынок труда. Последствиями вытеснения российских граждан из отдельных сегментов рынка становятся деформация российского рынка труда и снижение общей стоимости рабочей силы, увеличение оборота «теневых» денежных средств и расширение масштабов «теневой» экономики, составляющей в России около 25% ВВП и стимулирующей нелегальную трудовую миграцию, торговлю людьми и коррупцию, рост общего числа правонарушений. Кроме того, мигранты увеличивают нагрузку на социальную сферу – транспорт, жилье, здравоохранение, торговлю и т.д.

Распределение трудящихся-мигрантов по территории России неравномерно. Основные ареалы их концентрации – Москва, Московская область и Санкт-Петербург. В Москве в сфере ЖКХ 80% дворников – выходцы из Кыргызстана (около 10 тыс. чел.). Из них каждый десятый имеет временную прописку в Москве и пытается в дальнейшем оформить российское гражданство (http://www/24kg/parliament/12/05/100027.html).

Такое чрезмерное сосредоточение мигрантов на отдельных территориях приводит к появлению замкнутых национальных моноэтнических общин компактного расселения иностранцев (этнических анклавов), развитию миграционной маргинальности и росту сепарации иностранных работников. Результатом становится возрастание межнациональной напряженности и возникновение конфликтов, что в итоге затрудняет интеграцию трудовых мигрантов в российское общество.

Эти негативные проявления подтверждаются данными социологических исследований. По опросам ВЦИОМ, лишь пятая часть российских граждан относится положительно к приезжающим в страну мигрантам и более 2/3 – негативно. Около трети россиян считают, что миграционная политика должна быть направлена прежде всего на борьбу с незаконной миграцией (38%) и этническими преступными группировками (31%). Более половины (59%) опрошенных фондом «Левада-Центр» высказались за дальнейшее формирование законодательных «барьеров» для иностранных мигрантов, и только 22% считают эту меру нецелесообразной. На свое отрицательное отношение к мигрантами из Средней Азии указали 31% россиян, у половины респондентов антипатию вызывают приезжающие с Кавказа.

Серьезный ущерб экономике наносят потери от денежных переводов мигрантов к себе на родину. Являясь реверсными к направлению движения потоков самих трудящихся-мигрантов, они компенсируют потери стран эмиграции за использование их рабочей силы. По данным Центрального Банка РФ, в 2008 г. физические лица-нерезиденты отправили из России через системы денежных переводов и почту РФ 15,489 млрд. долл. США, из них в Узбекистан, Таджикистан и Кыргызстан было переведено 2,9 млрд., 2,5 млрд. и 1,5 млрд. долл. соответственно. Однако финансовый кризис привел к сокращению объемов суммарных денежных переводов из России, и в четвертом квартале 2008 г. этот показатель сократился на 14% по сравнению с кварталом ранее.

Наряду с официальными каналами многие мигранты задействуют и неофициальные системы передачи денег (например, хавала, которая эффективно функционирует во многих регионах мира). Неофициальные денежные переводы осуществляются также вывозом средств из страны самими мигрантами или с помощью родственников и знакомых. В последние годы из России ежегодно мигрантами вывозилось от 12 до 15 млрд. долл. США.

При средней зарплате иностранца в РФ в 400 долларов США ежегодно уплачиваемый им налог должен составлять около 1000 долларов, поэтому убытки государства от их неуплаты мигрантами-нелегалами (5–7 млн. человек), по нашим оценкам, составляют 180–190 млрд. рублей в год.

При дефиците рабочей силы на местном рынке появление рабочих мест, связанных с трудом иностранных работников, потребует постоянного притока труда мигрантов. Экономика страны фактически приобретает миграционную зависимость, «подсаживаясь на миграционную иглу». Поэтому крайне важно провести финансово затратное на начальном этапе инновационное, научно-техническое перевооружение российских производств, ведущее к сокращению потребностей в дополнительной рабочей силе, повышению профессиональной квалификации местных работников (увеличение их человеческого капитала), воссоздать российскую систему профессионально-технического образования.

Попытки развитых стран Запада регулировать и ограничивать трудовую миграцию, используя рестриктивные и репрессивные приемы (усиление пограничного миграционного контроля, квотирование иностранной рабочей силы, первоочередное право местных работников при трудоустройстве, ужесточение санкций к незаконным иностранным мигрантам и т.д.), не привели к существенному сокращению численности трудовых мигрантов в этих странах. Более того, жесткая и бескомпромиссная ограничительно-запретительная государственная политика в отношении мигрантов может лишь затруднить развитие легальной миграции в РФ, так как увеличивает количество коррупционных схем и вынуждает трудящихся-мигрантов защищать свои интересы созданием социальных сетей, делая процесс миграции слабо регулируемым, мало управляемым и фактически непрерывным. Согласно данным социологических исследований Международной организации по миграции (МОМ), более 90% мигрантов находят работу именно через такие неформальные теневые структуры.

Основное противоречие трудовой миграции из стран СНГ в Россию – безвизовый, т.е. бесконтрольный и неуправляемый, въезд в Россию граждан этих стран и государственное регулирование этого вида трудовой миграции посредством квотирования.

Квотирование как механизм для определения потребности объема привлечения рабочей силы из-за рубежа и формирования оптимального баланса трудовых ресурсов появилось в РФ в соответствии с указом президента от 16 декабря 1993 г., утвердившим Положение «О привлечении и использовании в Российской Федерации иностранной рабочей силы». Законом «О правовом положении иностранных граждан» (вступил в действие с 1 ноября 2002 г.) были определены трудовые миграционные квоты для иностранцев. Но как такового квотирования для иностранцев из безвизовых стран СНГ не было, устанавливались количественные ограничения только для визовых трудовых мигрантов.

2007 год стал знаковым для трудовой миграции из безвизовых стран СНГ. Казалось, произошла либерализация российского законодательства – трудовому мигранту упростили правила регистрации, предоставили право самостоятельного оформления разрешения на работу и на ее поиск. Благодаря этим нововведениям в 2007 г. на миграционный учет встало около 8 млн. человек, около 2,5 млн. человек получили разрешения на работу (для сравнения: в 2006 г. – 0,6 млн.). Весомо увеличились налоговые поступления в казну государства от иностранных мигрантов. Только в Москве сумма налогов превысила 3,5 млрд. руб., тогда как за 2006 г. она составила всего 8 млн. руб.

Но введение института квотирования для мигрантов из стран с безвизовым режимом перечеркнуло все плюсы этих изменений.

Постановлением правительства от 29 октября 2007 г. квота на 2008 г. была резко сокращена – до 1,828 млн. человек. Размер квоты для безвизовых мигрантов в Постановлении не указывался, и определить его можно было как разность между общей квотой на привлечение иностранцев на работу и количеством трудовых приглашений для лиц, прибывающих по визам. Понятно, что такая квота была выбрана в ряде регионов – Москве, Коми, Дагестане, Карелии, Ивановской, Воронежской, Тульской областях уже в первой половине года. Не помог и 30-процентный резерв.

Пострадали все: и работодатели, которые были нацелены на использование труда мигрантов, и иностранные мигранты, и только въехавшие, и уже работающие в РФ. В октябре правительству пришлось принимать решение о значительном увеличении квоты, что позволило практически всем желающим узаконить свое положение (с 1,8 млн. до 3,4 млн. чел.). В результате было выдано более 2 млн. разрешений на работу, а в бюджет страны от ФМС поступило около 11 млрд. рублей. Однако установленный высокий размер ставки подоходного налога для иностранных трудящихся, сложность оформления разрешения на труд мигрантов для мелких предпринимателей привели к тому, что в 2008 г. из 1 млн. 675 тыс. разрешений, выданных безвизовым мигрантам, на учет в ФМС по уведомлениям от работодателей поставлено только 1 млн. 104 тыс. человек. В Московской области в 2008 г. 63% мигрантов, получивших разрешение на трудовую деятельность, не были официально приняты на работу. Это означало, что действия чиновников, направленные на упорядочение миграционных процессов, были изначально неадекватными сложившейся ситуации.

Если в 2007 г. квота формировалась на основе ведомственной оценки (Минздравсоцразвития), то с 2008 г. в основу расчетов легли заявки работодателей, которые надо было подавать заранее и в строго указанный срок. Понятно, что и видоизмененный механизм квотирования все равно оставался достаточно громоздким, неповоротливым и не всегда успевал отреагировать на быстро меняющуюся обстановку в регионах. Неудивительно, что вскоре эту процедуру пришлось упрощать, и в 2008 г. появился административный регламент, урезавший минимум вчетверо (!) число обращений работодателей к чиновникам и сокративший срок выполнения заявки с нескольких месяцев до 2–4 недель.

В 2008 г. эти «игры» с размерами квот продолжились. Поначалу в ноябре 2008 г. квоты на привлечение трудовых мигрантов на 2009 г. увеличили до 3,9 млн. человек, из них 2,65 млн. – для иностранцев из стран с безвизовым режимом. Однако в декабре 2008 г. вышло новое Постановление о сокращении на 50% общего количества квот, выделяемых регионам. Помимо этого, для снижения напряженности на рынке труда и обеспечения приоритетного права россиян на трудоустройство Минздравсоцразвития РФ получило право вносить предложения в правительство РФ по сокращению квоты на 2009 г. на выдачу иностранным работникам приглашения на въезд в РФ и разрешений на работу.

Правда, были внесены поправки в правила определения объема потребностей в мигрантах, появились новые подходы в работе (принцип «единого окна»), откорректирован квотный механизм, который, по заверениям чиновников, будет оперативнее реагировать на любые изменения на российском рынке труда и на потребности в привлечении иностранных работников, как в количественном, так и профессиональном и квалификационном отношении.

Регионы, по согласованию с правительством РФ, смогут автоматически корректировать размер квоты, так как заявки на мигрантов можно будет подавать в течение года. Разработан специальный бланк разрешения на работу с высокой степенью защиты. В нем указано, кем и где (территориально) позволено работать иностранцу. Еще одним поводом для введения дополнительного контроля за трудовыми мигрантами, пересекающими границу в безвизовом режиме, стало отсутствие в их документах отметки о дате и месте пересечения госграницы. С сентября 2008 г. им в экспериментальном режиме (пока на добровольных началах) на границе бесплатно выдается «карта иностранного гостя». Она содержит чип, где хранится вся информация о мигранте, что позволит проследить за его передвижением в России.

<…> Предпринимаются усилия по созданию системы организованного привлечения трудовых ресурсов из-за рубежа. По мнению ФМС РФ, для упорядочивания экспорта трудовой миграции в РФ основным игроком на рынке труда иностранной рабочей силы должны стать лицензированные кадровые агентства. С этой целью ФМС в 2007 г. приступила к разработке проекта закона «О регулировании частных агентств занятости и их участии в привлечении иностранной рабочей силы». В 2008 г. этот закон для доработки был передан в Государственную Думу РФ. ФМС планирует на основе постоянного мониторинга региональных рынков труда создать систему организационного набора мигрантов в сотрудничестве с профильными структурами в странах, экспортирующих мигрантов. Это позволит отсортировать нужных работников в стране выезда, учитывая их специальность и квалификацию. Согласно задумке авторов этого закона, прием на работу мигранта из безвизовых стран должен осуществляться только через лицензированные кадровые агентства. Работодатель обращается в кадровое агентство с заявкой на необходимое ему количество рабочих рук с указанием специальности и квалификации. Оно в свою очередь согласует запрос с местной службой занятости, и только при отсутствии требуемых работников среди россиян выдается разрешение на привлечение мигрантов из-за рубежа. Принятие же на работу мигранта без согласия на его трудоустройство местной службы занятости будет считаться незаконным. Но при сохранении безвизового режима въезда даже в этих новых условиях ожидать, что ситуация с нелегальной миграцией заметно улучшится, на наш взгляд, не приходится.

Подытоживая, можно утверждать: квотирование как инструмент регулирования международной миграции может использоваться только для регулирования численности иностранных трудящихся, въезжающих на территорию РФ по визам. Регулировать же число безвизовых трудовых мигрантов в России невозможно изначально, так как безвизовый въезд предполагает свободное пересечение госграницы и беспрепятственное перемещение по территории РФ. В таких условиях идея квотирования трудящихся из стран с безвизовым режимом, в том числе и среднеазиатских, лишена всякого смысла.

Введение же визового режима со странами СНГ считается нецелесообразным по политическим и экономическим соображениям и противоречит перспективам интеграции РФ с этими странами.

Принимая же во внимание еще и прозрачность отдельных участков государственной границы, основной упор надо делать не на запретительные и ограничительные полицейские мероприятия, а на разъяснительную, пропагандистскую, организаторскую работу. Только опираясь на серьезную информационную поддержку, полноту и комплексность предлагаемых услуг, можно добиться того, чтобы законный способ трудоустройства стал наиболее привлекательным и востребованным мигрантами (в противоположность рискованному самостоятельному или через «серых» посредников поиску работы).

Начинать эту работу нужно с заключения двух- или многосторонних межправительственных соглашений со всеми безвизовыми странами-экспортерами трудовых мигрантов и установления тесных связей с заинтересованными структурами в этих государствах, с создания единого координирующего иммиграционного федерального центра с филиалами во всех регионах страны, с открытия его представительств за рубежом, где они (в кооперации с представительствами российских кадровых агентств) будут информировать иностранных граждан о миграционном законодательстве РФ и правилах трудоустройства иностранцев в России, о правах и обязанностях иностранных работников в РФ, о преимуществах легальной миграции, как и куда обращаться в России для решения возникающих проблем, о вакансиях и возможностях трудоустройства в регионах России и т.д.

<…> Значительные объемы незаконной трудовой миграции говорят о том, что сегодня государство не справляется со своими охранными функциями и контроль над миграционными процессами в РФ нарушен.

Миграционная политика РФ должна быть более прагматичной, ориентированной не только на решение сиюминутных задач, но и на ожидаемую, прогнозируемую перспективу (включающую политические, экономические, социальные, демографические аспекты), так как с течением времени геополитическое положение России в мире, благосостояние страны и ее граждан будут во всё возрастающей степени зависеть от труда работников, привлекаемых из-за рубежа, оптимизации их количественного и качественного состава.

Здесь важно понимание того, что международная конкуренция за рабочую силу с течением времени будет только возрастать, так как трудовая миграция приносит принимающей стороне больше плюсов, нежели минусов. Принятие ошибочной, неэффективной тактики по отношению к трудовым мигрантам может привести к потере тех преимуществ, которые дает трудовая миграция. Поэтому важнейшей задачей становится поиск стратегии привлечения трудовых мигрантов, создания стимулов для оптимального перераспределения мигрантов в тех направлениях, которые будут отвечать интересам России. В целом необходим разумный компромисс между жесткими, ограничивающими мерами и либеральной моделью в сочетании со стратегическим курсом на повышение трудоотдачи местной рабочей силы через увеличение производительности труда, развитие трудосберегающих технологий, модернизацию производства и его рациональное размещение (с привязкой к трудоизбыточным районам). Это в конечном итоге должно привести к уменьшению потребности экономики страны в притоке иностранной рабочей силы.

 

Дмитрий Георгиевич Сердюков

 

 

Комментарий «ЭФГ»: Автор не проводит в данном тексте четкую границу между трудовой иммиграцией (то есть лицами, приезжающими в Россию на временные заработки) и миграцией, имеющей своей целью в конечном счете осесть на территории России в качестве постоянного места жительства, не рассматривает условия, при которых первый вид миграции на практике может достаточно легко превращаться во второй, а также угрозы, связанные с развитием ситуации по данному варианту. Это, увы, оставляет слишком много острых, животрепещущих вопросов без ответов. В этой связи мы предлагаем нашим авторам высказаться по данной актуальной теме.