Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

1937-й в череде 1930-х годов

В 1937 году (согласно Конституции СССР от 05.12.1936) СССР располагал территорией в 21,7 млн кв. км, состоял из 11 союзных республик с общим населением 165 млн 400 тысяч жителей. Председателем Совнаркома (правительства) СССР был В.М. Молотов (Скрябин), председателями Совнаркома – СНК РСФСР являлись Д.Е. Сулимов (до 22.07.1937) и Н.А. Булганин (с 22.07.1937). 

В СССР в 1937 году классово-социальный состав и социальная структура населения, включая не имеющих занятий и доходов членов семей, оценивалиcь так: всё население – 165 млн 400 тысяч (100%); городские рабочие и служащие – 52 млн 100 тыс. (31,5%); сельские рабочие и служащие – 5 млн 293 тыс. (3,2%); промежуточные смешанные городские и крестьянские социальные группы – 10 млн 586 тыс. (6,4%); крестьяне-колхозники – 77 млн 242 тыс. (46,7%); кооперированные кустари – 3 млн 473 тыс. (2,1%); крестьяне-единоличники и некооперированные кустари – 9 млн 759 тыс. (5,9%); военнослужащие, пенсионеры, учащиеся, другие граждане, имеющие занятия и доход, – 6 млн 947 тыс. (4,2%).

Известно, что с 1929/30 гг. в СССР проводилась властная политика спецколонизации (по оценке и терминологии В.Н. Земскова) – принудительное переселение кулаков и подкулачников (трудпоселенцев) в восточные и северные регионы на жительство и работы в лесном и сельском хозяйстве, промышленности и промыслах как административная реакция советского государства – одно из направлений социалистического наступления в ответ на кулацкий террор и саботаж хлебозаготовок 1927/28 и 1928/29 годов, их отказ от хлебосдачи и торговли хлебом по государственным ценам, подрыв кулачеством планов индустриализации и урбанизации (развития городов) и т.д.

Запретив частную торговлю хлебопродуктами, советские власти отправили за 1930–1940 годы (по оценкам официальных органов, В.Н. Земскова, других экспертов) в административную «кулацкую трудовую ссылку» на трудпоселение суммарно примерно 3 млн 980 тысяч кулаков, членов их семей, подкулачников, а также (за период с 28.02.1935 по 17.09.1939) около 286 тысяч других «административно высланных». То есть в основном до начала Второй мировой войны всего – без учета всех осужденных к лишению свободы за уголовные преступления – административно определены в «ссыльные трудпоселенцы» свыше 4 млн человек, или более 2,6% тогдашнего среднегодового населения СССР. За одиннадцать лет административной «спецвысылки» (за 1930–1940 гг.) умерло на трудпоселениях более 1 млн 116 тысяч человек, или 26,2% из 4 млн 266 тысяч спецпоселенцев, при ежегодной «обычной» смертности в СССР в канун коллективизации (в среднем за 1926 и 1928 годы) около 2,18% за год.

Несмотря ни на что, рост численности населения СССР (и РСФСР) и в 1937 году и в целом в 1930-е годы был несомненным. Среднегодовое население СССР (РСФСР) составляло (тысяч человек): в среднем за 1930–1939 гг. – 162575 (103167); в 1937 г. – 165400 (105741) – соответственно на 1,7% (и на 2,5%) больше.

Общий прирост населения за один 1937 год достигал (в тысячах человек): по СССР – 3200; по РСФСР – 1682. В том же 1937 году – при наличии значительного естественного прироста – родились (тысяч человек) в СССР (РСФСР): 6401 (4198) – по официальным данным; 6549 (4377) – по экспертным оценкам Е.М. Андреева, Л.Е. Дарского, Т.Л. Харьковой, А.Г. Волкова (в сравнении с оценочными среднегодовыми показателями рождаемости за 1930–1939 годы по СССР и РСФСР соответственно: примерно 5479 и 3534 – официально; 6008 и 3968 – экспертно).

Денежной единицей (валютой) СССР был советский рубль со среднегодовым (1937 г.) расчетным золотым содержанием примерно 0,172186 грамма чистого золота, что соответствовало среднему (для 1937 г.) валютному курсу: 1 американский доллар США = 5 рублей 16 копеек – и не означало никакой зависимости нашего рубля от американской валюты.

Преодолевая отставание от США, Великобритании, Германии, Франции, обеспечивая устойчивые темпы развития, Советский Союз (по оценкам статистических органов, А.Л. Вайнштейна, А.И. Анчишкина, Ю.В. Еременко) в 1937 году превзошел среднегодовой (1930–1939 гг.) размер: национального дохода – в 1,38–1,39 раза; валовой продукции всей промышленности – в 1,38 раза; промышленного производства средств производства группы «А» – в 1,4 раза; промышленного производства предметов потребления группы «Б» – в 1,35 раза; всей сельскохозяйственной продукции – в 1,17 раза; продукции растениеводства (земледелия) – в 1,18 раза; продукции животноводства – в 1,16 раза.

Даже при некоторой «лукавости» показателей (по выражению В.И. Селюнина, Г.И. Ханина) достижения Советской страны несомненны, трагически доказаны войной 1941–1945 гг.

Относительная достоверность стоимостных показателей за 1937 год и 1930–1939 годы подтверждается советскими данными в натуральном выражении о производстве промышленной и сельскохозяйственной продукции.

Так, годовое за 1937 год и среднегодовое за 1930–1939 годы сельскохозяйственное производство (продукция в тысячах тонн) только по РСФСР оценивается: зерновые и зернобобовые – 69949 и 48729; картофель – 40948 и 31560; подсолнечник – 1210 и 1034; сахарная свекла – 6414 и 3124.

Среднегодовая численность рабочих и служащих (оценочно; в тысячах человек) увеличилась в СССР (РСФСР): 1928, 1932, 1937, 1940 гг. – 24540 (16684); 1930–1939 гг. – 25129; 1937 г. – 28563 (20000). Среднегодовая реальная зарплата советских трудящихся – рабочих и служащих по СССР была: 1937 г. – 100%; 1930–1939 гг. – около 93%. Среднегодовой реальный фонд зарплаты трудящихся СССР: 1937 г. – 100%; 1930–1939 гг. – примерно 82%.

Социальная (социалистическая) революция, построение фундаментальных основ социализма означают не только коренной переворот в отношениях собственности, других экономических и всех производственных отношениях, но и коренные, сущностные перемены в социальных отношениях, цивилизационное переустройство огромной страны – державы «от края и до края, от моря и до моря» (по словам Л.И. Дзержинского), проявление в Советской стране законов социализма в сфере здравоохранения, охраны материнства, младенчества, детства. расширение фонда жизненного времени нации, «всероссийского и всесоюзного» прогресса.

По утверждению В.И. Ленина и М.И. Калинина, новые массовые производственные и общественные отношения и «новый человек нового общества» возникают и формируются только лишь при финансовой поддержке господствующего класса.

Среднегодовой объем капитальных вложений в строительство учреждений науки, культуры, искусства, просвещения и здравоохранения (в сметных ценах 1959 г.; в масштабе цен 1961 г.; млн рублей) на территории СССР достигал: 1933–1937 гг. – 219,6; 1928/29 г. – I полугодие 1941 г. – 192,7.

Среднегодовой ввод в действие по государственному строительству СССР детских садов и детских яслей (тысяч мест) составил: 1937 г. – 114,8; 1929–1940 гг. – 38,2.

За счет капитальных инвестиций за 12 предвоенных (1929–1940 гг.) лет государственными и кооперативными организациями и предприятиями (без колхозов) построены дошкольные учреждения всего: по СССР – на 459 тысяч мест; по РСФСР – на 320 тысяч мест. Сверх государственного плана втрое большая площадь пригодных помещений была в СССР (в РСФСР) реконструирована и приспособлена под постоянные детские дошкольные учреждения для 1 млн 308 (828) тысяч детей.

За одно десятилетие «великого перелома» количество детей в постоянных детских дошкольных учреждениях на территории СССР (РСФСР), оцениваемое в тысячах воспитанников, выросло многократно: 1928/29 гг. – 186 (118); в среднем за 1928/29, 1932/33, 1937/38, 1940/41 гг. – 1355 (910); 1932/33 гг. – 1607 (1159); 1937/38 гг. – 1673 (1097); 1940/41 гг. – 1953 (1266).

Лишь при Советской власти могли массово возникать живые очаги поддержания в малых детях коллективистского огневого духа справедливости и равенства, которыми в идеале для «всецело социальных человеческих детей» должны быть постоянные дошкольные (и школьные) учреждения – в идеале учреждения предельно ранней социализации людей, дабы, перефразируя М.И. Калинина, привычки коллективности, социальности у них «складывались не стихийно».

Удовлетворяя «жажду знания» детей и подростков, советские власти увеличили в СССР (РСФСР) среднегодовую численность учащихся (в тысячах; оценочно) образовательных школ всех видов в 1937/38 учебном году до 30148 (19297) в сравнении с 25548 (16250) в 1930/31–1939/40 гг.

России нужна была социальная революция – «великое дело любви» (по Н.А. Некрасову). И с революцией открылся простор для развертывания в СССР в дальнейшем широкого действия всех законов социализма. Победа Великого Октября в 1917 году, победа над контрреволюцией и иностранными интервентами в 1922 году, построение на рубеже 1936 и 1937 годов фундаментальных основ социализма (без них не было бы Великой Победы 1945 года) открыли простор для развертывания в СССР в дальнейшем широкого действия законов экономии времени, социалистического народонаселения, возвышения потребностей, планомерности, а затем – основного закона социализма.

В переходный к социализму «период преодоления», социализации и «очеловечивания народонаселения» 1924/251940/41 годов «стратегия государственной заботы о здоровье советских людей» на практике формировалась и организовывалась не в последнюю очередь расширением и улучшением социальной инфраструктуры города и села материальной базы народного здоровья, ее становлением почти с нуля.

«Прорыв в будущее» был огромным только за одно десятилетие 1930-х.

Согласно фундаментальным законам социализма, Конституциям СССР и РСФСР, советские власти обеспечивали государственную охрану «интересов матери и ребенка... широкой сетью родильных домов, детских яслей и садов».

И в 1924–1940 годах намного продвинулось дело реального, фактического освобождения женщин от социально-экономической зависимости, от рабства в семье, удовлетворения разнообразных потребностей «детей до возраста неги» (по выражению Н.А. Некрасова) – несовершеннолетних нетрудоспособных детей (до 16 лет).

По оценкам экспертов, в канун реконструктивного периода (построения основ социализма в СССР) родовспоможение на селе «было отсталым участком здравоохранения». В городах и селах СССР в 1925–1926 гг. средняя обеспеченность женщин специальной акушерской помощью при родах оценивалась как примерно 20,4% (чуть выше в РСФСР).

В «советский период преодоления» (не исключая и 1937 год) число (в тысячах) врачебных и акушерских коек для беременных, рожениц и родильниц возрастало непрерывно и в СССР (и в РСФСР): в среднем за 1928/29, 1930/31, 1932/33 гг. – около 34,8 (25,2); в среднем за 1934/35–1940/41 гг. – примерно 105,9 (67,5); 1940/41 гг. – 147,1 (90,7).

В советский период 1930-х (не исключая и 1937 год) возросло многократно и общее число врачебных и акушерских коек для беременных, рожениц и родильниц (в том числе врачебных коек). Так, в РСФСР их было в среднем (в тысячах): в 1928/29, 1930/31, 1932/33 гг. – 25,2 (24,7); в 1934/35–1940/41 гг. –  67,5 (54,7); в 1940/41 гг. – 90,7 (73). В СССР соответственно: 34,8 (34,1); 105,9 (82,6); 147,1 (113,5) тысячи.

И в результате в городах и селах СССР средняя обеспеченность женщин специальной акушерской помощью при родах росла (по оценкам экспертов):  за 1934 г. – примерно на 36%; за 1935 г. – на 39,2%; за 1940 г. – на 69,2%.

Увеличивалось и количество больничных коек для гинекологически больных женщин. Так, по РСФСР: с 8,1 тысячи коек в среднем за 1928/29, 1932/33, 1935/36 гг. до примерно 19,5 тысячи коек в 1940/41 гг.

В 1936/37 гг. начался «новый период борьбы за здоровье советской нации». В реконструктивный период 1930-х годов и после Великой Отечественной войны в РСФСР и других советских республиках определенное развитие получили внебольничная и стационарная медицинская помощь детям.

В 1935/36 гг. детских врачей – педиатров только в РСФСР было (оценочно) 7,2 тысячи, в 1940/41 гг. их численность достигла 12,4 тысячи.

По оценкам экспертов, только в РСФСР фонд больничных коек для больных детей возрос (оценочно) семикратно: с 7,9 тысячи койко-мест в среднем за 1928/29–1935/36 гг. и примерно 8,6 тысячи койко-мест в 1933 году, по меньшей мере, до 43,4 тысячи койко-мест в 1938/39 гг. и до 57,4 тысячи койко-мест в 1940/41 гг. В целом по СССР увеличение фонда больничных коек для больных детей оценивается как шестикратное: с 15,4 тысячи койко-мест в среднем за 1928/29–1935/36 гг. до 89,7 тысячи койко-мест в 1940/41 гг.

Также в РСФСР росло количество койко-мест (лечебно-профилактических, частью курортных) в детских санаториях круглосуточного пребывания, которое, по неполным данным, оценивается так: в 1935 г. – 26,2 тысячи, в 1939/40 гг. – 51 тысяча.

По неполным данным, в СССР средство охраны детского здоровья – тоже растущее количество койко-мест (в тысячах) в детских санаториях круглосуточного пребывания оценивается так: в 1935 г. – 45,4, в 1939/40 гг. – примерно 94,9–97.

Словом, после 1937 года, на рубеже 1930-х и 1940-х годов, стационарная медицинская помощь детям (как средство восстановления и повышения потенциала здоровья нации) в СССР обеспечивалась детскими больницами и детскими отделениями общих (туберкулезных, инфекционных, неинфекционных) больниц с коечным «детским» фондом 89,7 тысячи койко-мест в 1940/41 гг. и детскими санаториями с коечным фондом примерно 94,9 97 тысяч койко-мест в 1939/40 гг.

По определению экспертов, здоровье советского народа – формирующийся и меняющийся под влиянием биологических и социальных факторов совокупный потенциал относительно устойчивых качеств, позволяющих нации и абсолютному большинству людей активно участвовать в воспроизводстве материальных и духовных условий жизни, в совместной общественной жизни.

Среднегодовой ввод в действие по государственному строительству СССР всех больничных коек для взрослых и детей составил (тысяч койко-мест): в 1937 г. 11,8, в 19291940 гг. 4,95. Как результат, как демонстрация достоинств и очевидных преимуществ советской политики и советской системы государственного стратегического планирования, эффективного сбережения народонаселения, охраны здоровья народных масс, среднегодовой фонд всех больничных коек для взрослых и детей (в тысячах койко-мест) в СССР (РСФСР) в 1937/38 гг. достиг 599,2 (392,9), тогда как в среднем за 1928/29, 1932/33, 1937/38, 1940/41 годы был 511,9 (335,4).

И благодаря соответствующей объективному закону возвышения потребностей советской государственной политике в области здравоохранения массовым итогом социально-экономической и социально-демографической политики Советского государства в 1930-е годы был типичный жизненный результат, когда «мужик... не беден, не богат, полна горница ребят», когда, несмотря на все тяготы быта, советские семьи сохраняли высокую брачную детность. И к 21 июня 1941 года численность детей дотрудоспособных возрастов, скажем, в РСФСР достигла 43 млн 433 тысяч – примерно 38,9% всего предвоенного населения.

 

Николай Иванович Самохин,

кандидат экономических наук