Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

«Раскол»

 Первые впечатления

Члены общины нашего храма отложили просмотр накопившихся видеофильмов и сконцентрировались на фильме «Раскол». За последние почти сто лет это, пожалуй, самое громкое, объективное по максимуму и утрированное по минимуму свидетельство о сути произошедшего в середине XVII века. А произошла национальная катастрофа, сильнейшие отголоски которой ощущаются до настоящего времени. Не случайно А.И. Солженицын усматривал между 17 веком и 17 годом прямую связь.

Когда я впервые услышал о фильме, у меня было противоречивое впечатление. С одной стороны, то, что фильм вышел, было ожидаемым событием. Не мог такой мощный пласт трагизма в нашей истории оставаться малоизвестным для большого количества людей. Не могла правда о событиях того времени не пробить толщу забвения, лжи и искажений. Не прорваться подобно источнику, который власти в хрущёвское время тщательно бетонировали, чтобы пресечь поток паломников к нему. С другой стороны – всякий художественный фильм, в котором содержалась значительная церковная компонента, вызывал муторное чувство: ну вот опять будет масса неточностей и ляпов, будет звучать искусственная речь в устах духовных лиц и т.д. Когда же я просмотрел первые 6 серий фильма, то эти мои опасения в большой мере развеялись. Исполнители главных ролей произвели на меня впечатление своей «добротностью» вхождения в роль, особенно А. Коротков в роли Аввакума. То же самое могу сказать об исполнителях ролей царя, о. Иоанна Неронова, Марковны и др. Вот только Никон показался излишне крикливым, натужно шумливым. Важна аргументация против новизн, прозвучавшая из уст героев фильма, – для многих наших современников это может быть открытием и откровением. Есть, разумеется, огрехи. В ряде авторских блогов и «Живых журналов» приводится россыпь неточностей обрядового и бытового характера. Опытному глазу они бросаются в глаза. Приятно удивило, однако, другое, а именно: тщательность воспроизведения тонкостей этого порядка, иногда даже кажется, что нарочито четко и полно. Исполнители главных ролей заучивали порой непростые, сугубо церковные тексты, приводимые в качестве апологии своей позиции. Надо отдать должное консультантам фильма, и прежде всего сотруднику старообрядческой Митрополии Г. Чистякову – профессионалу в области кинематографии.

Хочу еще сказать, что эротические сцены, без которых не обходится ни один современный фильм, наверняка покоробили и оттолкнули от фильма часть представителей старообрядчества. Всякое, конечно, бывало (см. обличения царя недостатков монашеской жизни и вообще пороков в церковной среде). Понятно желание авторов внести своеобразный оживляж, но жаль, что из-за этих моментов будет потеряна часть зрительской аудитории, причем из числа тех, в защиту которых фильм объективно направлен.

О музыкальном сопровождении фильма. К сожалению, не могу разделить восторги некоторых от работы Мартынова. Честно скажу: ждал большего.

Вот в общем пока всё. Динамика событий в сценарии фильма набирает обороты. Знающие историческую канву событий с нетерпением ждут кульминации и развязки. Нарастает волна откликов самого различного характера: восторженных, умеренно-критических, тенденциозных и примитивно-обличительных и т.д. Все неравнодушные испытывают напряжение. Фильм, несомненно, знаковый и давно ожидаемый. Последствия его демонстрации пока несколько туманны, но, скорее всего, встряска, им произведенная, будет значительной и в полной мере проявится со временем.

Игумен Кирилл (Сахаров)

P.S. В прошлом году я посетил родину двух главных антагонистов фильма – протопопа Аввакума и патриарха Никона. Села, в которых они родились (Григорово и Вельдеминово), находятся неподалеку друг от друга. В Вельдеминово, на горе, на месте дома, где родился Никон, установлена сень с крестом, под которой стела с изображением патриарха в полном облачении. Рядом мраморное надгробие с крестом. На надгробии надпись: «Его святейшеству Никону, Патриарху Русской Православной Церкви, от мордовского народа». Под горой – источник с купальней. Запомнился контраст: барельеф Никона в полном облачении, с холодным выражением лица, и скульптура Аввакума в рубище, подпоясанном веревкой, с высоко воздетой рукой с двуперстным крестным знамением. И после смерти они очень наглядно противостоят друг другу…

 

 

)