Главная       Дисклуб       Наверх   

 

 

История одного пантюркиста,

или ЧЬЮ ПАМЯТЬ НЫНЧЕ УВЕКОВЕЧИВАЮТ 

Ахмад-Заки Ахметшахович Валидов дважды менял фамилию. Один раз из Валидова стал Валиди, чтобы меньше походить на «проклятых русских», а второй – не по своей воле. В Турции беглеца довольно унизительно переименовали в Zeki Validi Togan, объявив ему, что башкирский язык неправильный, искаженный турецкий и фамилия у него неправильная, посему и должно ему быть переименованным на турецкий лад «тоганом» – «родным, родственником».

Валидов родился 10 декабря 1890 года, а умер  28 июля 1970 года в Стамбуле. За это время он успел побывать деятелем революционного движения, белого контрреволюционного движения, басмачества, пантюркизма, немецкого фашизма. Он сотрудничал со всеми и предавал всех…

Выйдя из семьи башкирского сельского муллы, Валидов окончил медресе в Утяково. В 1912–1915 гг. преподаватель в медресе «Касимия» в Казани. Владел персидским, арабским, чагатайским и другими восточными языками. В 1912 г. он публикует первую научную книгу «История тюрков и татар». Честолюбивый юноша, разъедаемый похотью власти и славы, сперва, как видно из названия его работ, делал ставку отнюдь не на башкир, а на пантатарство. В возрождении «великой Татарии» на обломках России Валидов видел свой шанс продвинуться в национальные вожди. В этот период своей бурной деятельности Валидов решительно отрицает право башкир на национальное самоопределение, выдвигает политическую программу «тюрки вчера – татары сегодня», программу ликвидации случайных искажений и диалектов единой татарской культуры.

Царизм его проглядел, он совершил даже две научных командировки от Российской Академии наук: в 1913 году в Ферганскую область и в 1914 году в Бухарское ханство. Во время второй экспедиции им была приобретена рукопись перевода Корана на тюркский язык, относящаяся к X веку.

В 1915 уфимские мусульмане выбрали Валидова своим представителем в Государственной Думе. Был он и членом бюро оказания помощи депутатам Государственной Думы, а потом был избран депутатом Учредительного Собрания от Уфимской губернии.

Революционная смута изменила планы авантюриста. Поняв, что в Казани избыток собственных самозванцев, претендующих на лидерство в «великой Татарии», Валидов круто меняет траекторию и выступает сепаратистом уже не России, а пантатарства. Он хочет вывести из-под влияния Казани значительный мусульманский кусок, бесстыдно опираясь теперь уже не на татарский, а на башкирский сепаратизм.

Он – депутат Миллэт Меджлиси (1917–1918), а в 1917 г. совместно с ещё одним самозванцем, Ш. Манатовым, организовал нелегитимный орган власти – Башкирское Шуро (совет депутатов).

В 1917–1919 гг. (с перерывами) Валидов возглавлял Башкирское правительство. В феврале 1918 г. арестован большевиками в Оренбурге, но в апреле освобожден белоказаками. Это предопределило судьбу честолюбца на некоторое время, и видный деятель революции становится одним из предводителей контрреволюции. Именно тогда перевертыш и провозглашает свой лозунг: «Мы не красные и не белые, мы башкиры!» – забыв, конечно, о том, что в пору своего увлечения пантатарством вообще отрицал существование какого-то отдельного башкирского этноса.

 Узурпаторы скоры на измену. Валидов, который во главе башкирского войска воевал на стороне атамана А.И. Дутова, затем адмирала А.В. Колчака, предал своих освободителей и переметнулся к большевикам. Неудача белого движения во многом на совести Валидова, потому что при том критическом равенстве сил красных и белых башкирские полки были той гирькой, что меняет всю конфигурацию весов удачи...

В начале 1919 он, прельщенный сладкими песнями еще одного авантюриста, Ленина, готового ради удержания власти обещать всё и всем, перешел на сторону большевизма и вел переговоры с Советским правительством об образовании Башкирской республики.

Ленин обещал Валидову всё, что бы тот ни попросил, а просил Валидов, в сущности, только одно – власти лично себе и своим подельникам. Что ж, отчасти затея удалась. С февраля 1919 г. по июнь 1920 г. (с перерывом) Валидов был председателем Башревкома. Однако белые разбиты, Колчак расстрелян, тут-то мелкие авантюристы башкирского сепаратизма и начинают понимать, как жестоко обманули их авантюристы более высокого мастерства, Ленин и Троцкий...

 Считая неприемлемым Постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О государственном устройстве Автономной Советской Башкирской республики» от 19 мая 1920 года, в июне 1920 года уехал из Москвы в Среднюю Азию, где почти 3 года занимался организацией басмаческого движения.

Здесь доверчивые басмачи избрали его председателем организации «Туркестанское национальное объединение», созданной для координации басмаческих отрядов. Они не знали, что матерый волк продаст их с той же легкостью, с какой продавал татар, красных, белых... Он не разделил страшной борьбы и судьбы полуграмотных дехкан, с которыми весьма строго расправлялась победившая советская власть. Как только запахло жареным, Валидов, презрев все свои обязанности, перешел иранскую границу, уехал в Афганистан, оттуда – в Индию и Францию, бросив остатки басмачей без руководства на произвол судьбы.

 В 1924 году в Берлине участвовал в возрождении Туркестанского национального объединения «Джамиат». В 1925 году переехал в Турцию, стал преподавателем тюркской истории Стамбульского университета.

С 1925 г. Валидов – гражданин Турции, советник министерства образования в Анкаре, затем преподаватель, профессор Стамбульского университета.

 Здесь он снова забывает о башкирах, о которых якобы заботился в предыдущие годы, и, исходя из выгоды момента, становится активным сторонником и проповедником пантюркизма – преступной нацистской идеологии, запятнавшей себя тотальным геноцидом армян.

Войдя в турецкую «национальную партию», Валидов не мог не знать, что она признана преступной как султанским светским судом, так и духовным судом мусульманского духовенства.

«Мусульманское духовенство объявило Мустафу Кемаля «Ататюрка» и его сподвижников неверными, заслуживающими расстрела на месте. Улемы (знатоки ислама) считали его отношение к религии оскорбительным, как и увлечение алкоголем и пренебрежение к мусульманским обычаям» (см. «Новейшая история Турции», колл. авторов под рук. М.С. Багирова, М., 1996 г., с. 43).

Прежде изображавший из себя пылкого мусульманина, Валидов тут же забыл свои религиозные пристрастия, примкнув к официально проклятому турецкому фюреру (первому фюреру в Европе) Мустафе Кемалю и к пантюркистам, организаторам первого масштабного геноцида в новом времени.

Валидов поддерживал турецкий геноцид 2,5 млн. армянских подданных Османской империи, который продолжался еще и при нем и который, по свидетельству биографов Гитлера, вдохновил бесноватого фюрера на холокост. Именно в это время Валидов заявил, что «армяне – это мусор истории, захламляющий путь к тюркскому единству».

Кроме того, Валидов поддерживал (впрочем, попробовал бы он не поддержать в нацистской Турции Ататюрка!) и планы духовного геноцида тюркских народов, ликвидации всех тюркских самобытных этносов путем полного их растворения в языке и культуре анатолийских турок. Он и сам, со своим новым турецким именем, попал под волну переименований. Преступные планы пантюркизма погубили Османское государство, поскольку ставили задачей (по благословению английской разведки и мирового масонства) презреть благодатные арабские владения Османии и идти в поход против России – вплоть до Алтая, чтобы создать моноэтническое турецкое государство.

Главная цель пантюркизма – не благо Турции, а вред России. Турция же для пантюркистов была жертвой на алтарь русофобии. Основатель европейского фашизма Мустафа Кемаль Ататюрк (ставший нацистским лидером Турции на несколько лет раньше многое у него позаимствовавшего Муссолини) лелеял планы расчленения России. Однако турки после 1918 года так и не решились на новую большую войну.

Турки не решились, чего не скажешь о русофобе Валидове-Валиди. Валидов поехал в Германию, 3 года продолжал свое академическое образование в Вене, читал лекции в Боннском университете и в Геттингене. Здесь он стал членом гитлеровской партии и принес личную клятву верности немецкому фюреру Адольфу Гитлеру, без чего по немецким законам нельзя было преподавать в Германии.

Интересно вот что: не только башкиры, но даже и тюрки перестают волновать Валидова в Германии. Он работает над темой... иранистики (для Гитлера Иран был родиной ариев и арийства, матерый перевертыш Валидов вновь нашел способ угодить новому хозяину).

 В мае 1939-го по приглашению министра просвещения вернулся в Турцию, а через год в Каире был издан его труд об истории Туркестана.

В Турции Валиди выполнял роль главы турецкой резидентуры Абвера. Именно он предложил Гитлеру организовать из мусульман специальную дивизию в составе войск СС. Предложение было принято, правда только тогда, когда дела Третьего рейха стали совсем уж плохи.

Приказ о формировании мусульманских частей в составе Ваффен СС был подписан Гитлером только в январе 1943 года. Ахмет-Заки Валиди по поручению Гитлера лично отбирал кадры для комплектации сформированной в 1943 году мусульманской эсэсовской дивизии «Хадшар».

Бывшему руководителю Башкирии предоставили возможность посетить оккупированные вермахтом районы Советского Союза. Гитлер знал, кому поручить такое ответственное дело, как подбор кадров для «Хадшар». Дивизия «Хадшар» (другая транскрипция – «Хандшар») действовала до 1944 года, когда ее в Белоруссии немецкое командование бросило затыкать очередную дыру на фронте, образовавшуюся в ходе операции «Багратион».

В Пинских болотах дивизия была окружена частями Красной армии; как-то валидистам удалось выскользнуть из этого кольца, но они тут же попали в другое. На этот раз исламистов окружили белорусские партизаны. А те, зная, какие зверства творили эсэсовцы на белорусской земле (за годы войны в Белоруссии ими было уничтожено 25% населения, т.е. каждый четвертый), в плен их не брали и, в общем, перебили всех валидистов до последнего.

В 1944 году по предложению Валиди была начата организация еще одной эсэсовской дивизии – «Кама», исключительно из татарских и башкирских эмигрантов, находившихся в Турции (в рядовом составе дивизии «Хадшар» была большая примесь боснийских мусульман). Но из навербованных им новоиспеченных эсэсовцев только 3000 удалось попасть в Германию, и в общем дивизия «Кама» в боях не участвовала.

Естественно, Валидов предал немецких хозяев так же легко, как и всех предыдущих: с военными провалами Гитлера падал интерес власовского соратника к иранистике и арийству. Бросив на произвол судьбы доверившихся ему и убежденных им вступить в ряды СС мусульманских легионеров, он снова сбежал от ответственности.

Будучи руководителем Института исламских исследований с 1953 года, Валидов активно привлекает отчаявшихся эмигрантов к работе «литературных негров», отчего далеко не все из 400 работ на 11 языках, которые приписываются ему, принадлежат его перу.

В 1992 году именем Заки Валиди названа Уфимская республиканская библиотека им. Крупской. В 2008 году его именем названа улица М. Фрунзе в Уфе. «Скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты». Основатель башкирского сепаратизма всю свою жизнь оказывался в компании самых мрачных подонков рода человеческого. Так кто же он сам, и каков истинный лик его детища?!

Кому служил Валидов? Башкирскому сепаратизму? Турецкому нацизму? Белым? Красным? Гитлеровцам? В разные периоды жизни он послужил им всем, но главное, думаю, в том, что он всегда служил только самому себе, своей непомерной гордыне и своей жажде властвовать.

И с этим трудно поспорить, когда в документах рассматриваешь его биографию...

 Г.П. Садовников (Федотов)