Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Москва и Новгород:

удачный опыт гармоничного синтеза

 

Приятно было лицезреть лицом к лицу еще одного старообрядческого священника-интеллектуала. Это уже шестой на моем жизненном пути – после о. Евгения Бобкова, о. Леонтия Пименова, братьев Чуниных – Ржевского Евгения и Питерского Геннадия, о. Михаила Родина из Балакова Саратовской губернии.

Первая мысль, когда я увидел о. Александра на публичной лекции об особенностях дониконовской церковной жизни Великого Новгорода, была следующей: какими обманчивыми бывают первые впечатления! Батюшка казался полностью погруженным в себя, замкнутым, малообщительным и непроницаемым. Конечно, было известно, что это образованный священник, «книжный червь», как иногда доброжелательно говорят об ученых мужах. В «Православной энциклопедии» напечатана его статья о белокриницкой иерархии. Участвует он в составлении уставных заметок для церковных календарей, активен в Интернете. В периодике Митрополии можно прочитать информацию о его трудах на Новгородской земле. Когда позавчера я впервые услышал его воочию, то задумался: а как можно сказать о нем кратко, чтобы это отражало суть, главное? И родилось определение, которое было обозначено в качестве заглавия данной заметки. В самом деле, после долгого перерыва новгородские старообрядцы заполучили своего пастыря, уроженца Москвы, который на их благословенной земле основательно и неуклонно занимается созидательной деятельностью. При этом наш москвич бережно, с любовью относится к великому духовному наследию Новгородской земли, занимавшей в средние века огромную территорию Русского Северо-Запада. Чтит ее церковные традиции, изучает ее историю, усердно молится ее подвижникам благочестия. При этом он остается представителем Московской Руси с ее мощным централизаторским потенциалом. Синтез действительно получился очень глубоким, гармоничным.

Если говорить об о. Александре как о лекторе, то можно отметить следующие особенности: громкость звучания голоса и четкая дикция, сдержанный юмор, мягкость и подчеркнутая доброжелательность. Впервые увидев его на трибуне, можно было подумать: «Батюшка с такой архаичной внешностью начнет сейчас «сыпать» церковно-славянизмами». Но нет. Речь современная, хорошо поставленная и грамотная.

Неожиданным был такой момент: за всё время своего выступления лектор практически ни разу не взглянул на аудиторию. Не то чтобы он сидел опустив голову и это было очень заметно – нет, это не очень бросалось в глаза, так как о. Александр был в очках. Казалось, что он мысленно передвигался в полумраке библиотеки и точным движением руки извлекал нужную книгу, а в ней – нужную страницу. Впрочем, контакт с аудиторией, несомненно, был. В зале царила абсолютная тишина, все внимательно слушали. Обилие вопросов по окончании выступления свидетельствовало о том, что оно вызвало живой интерес. Еще я подумал: а зачем лектору смотреть на лица слушателей? Во время проповеди, например, это очень отвлекает. И здесь: посматривал бы лектор на слушателей – у одного вместо бороды «плевок» на подбородке, а у другого вообще «скобленое рыло», у меня, может, полумантия перекосилась и т.д. – всё ведь это отвлекает, теряется нить, «мысля уходит».

В 2009 году отмечалось 1150-летие первого летописного упоминания о Новгороде. В 859 году новгородцы изгнали за море варягов. Жителям Великого Новгорода были свойственны свободолюбие и стремление к самостоятельности. Иоакимовская летопись говорит о том, что крещение новгородцев произошло под давлением («Добрыня крестил огнем, а Путята – мечом»). Археологи обнаружили огромный слой пожарища – возможно, это последствие того «крещения огнем». Как бы то ни было, к XII веку христианство в Новгороде заняло прочные позиции. Об этом свидетельствует тот факт, что к этому времени исчезли языческие погребения (советские историки пытались это объяснить «обнищанием народа»). Софийский кафедральный собор Новгорода – один из древнейших на Руси. К XII веку относятся собор Юрьева монастыря и Николо-Дворищенский. Жизнь новгородцев регулировалась «Русской Правдой» (ее подарил новгородскому князю Ярослав Мудрый). Кстати, в этом документе за вырванный клок бороды полагался такой же штраф, как и за членовредительство.

Так как Новгородская земля не была завоевана монголами, в ней сохранились рукописи домонгольского периода, а также церковная утварь (кратиры – чаши для причастия). Раньше других в Новгороде перешли на Иерусалимский устав. Тесные связи имел город с Византией. Греки принимали участие в решении церковных вопросов, в спорах с Москвой. Но когда новгородцы хотели отделиться от Москвы и добиться автокефалии, Константинополь не благословил. Не подействовало даже намерение новгородцев обратиться к римскому папе. Новгородцы обращались и к Литве, опасаясь угроз со стороны Москвы. По словам о. Александра, это напоминало порыв сербов в разгар натовских бомбардировок присоединиться к России. Обращение Скупщины тогда не имело никаких последствий. Кстати, Литва в то время была по преимуществу православным государством. Делопроизводство здесь велось на русском языке.

Вообще греки относились к Новгороду с восхищением. Есть версия о том, что именно Новгород претендовал на роль Третьего Рима, но Москва «перехватила» эту идею. В новгородских летописях, и только в них, Флорентийская уния (соглашение об объединении католических и православных церквей, принятое на Базельско-Флорентийском соборе в 1439 году. Прим. ред.) квалифицировалась как измена Православию; летописи в других княжествах просто упоминали о ней как о факте. Можно с уверенностью сказать, что если бы в Москве уния не была  отвергнута, то соединение в одно государство Москвы и Новгорода было бы невозможным. Активно развивалось в этом крае иночество, строились монастыри (в своем большинстве они были женскими) – их было более 60-ти. Любили новгородцы устраивать приделы на хорах («на полатях»). Особо почитался преподобный Варлаам Хутынский. На Спасской башне Московского Кремля находится икона Спасителя, к которому коленопреклонно припадают преподобные Варлаам Хутынский и Сергий Радонежский. Кстати, первый храм в честь преподобного Сергия был построен новгородским архиепископом Ионой.

В Москве, в храме в честь иконы «Всем скорбящим радость», что на Ордынке, находящемся неподалеку от нас, правый придел посвящен преп. Варлааму. Этому же угоднику Божьему посвящен один из приделов собора Василия Блаженного (его я опекал несколько лет в 90-е годы). В настоящее время сохранилось только около половины новгородских храмов, многие из них были разрушены после Никоновской реформы и особенно в XVIII – начале XIX веков. В частности, около Софийского собора было разрушено около 10 церквей XIII–XIV веков.

Для церковной жизни Новгорода, и не только церковной, была характерна выборность на всех уровнях. Кандидатами в епископы были игумены новгородских обителей; из числа овдовевшего белого духовенства кандидатов практически не было. Вече выбирало трех кандидатов из числа игуменов – одного из них избирали по жребию (его тянул отрок или старец). Были случаи изгнания архиепископов. Одного из них – Моисея даже дважды изгоняли. Избранного в архиепископы в Новгороде рукополагали в Москве. Кандидатов на другие духовные степени, выбранные народом, привозили на владычний двор. Здесь учиненный священноинок испытывал их соответствие требованиям канонических норм. До присоединения к Москве по площади Новгородская республика была самым крупным государством Европы – ее территория простиралась до Урала. После ликвидации Новгородской республики местная епархия аж до конца XVII века сохраняла свои границы. По мнению о. Александра, царь Иоанн Грозный преувеличивал опасность новгородского сепаратизма. Одно время при этом царе Новгород стал фактической столицей Русского государства. Грозный построил здесь дворец и перенес сюда царскую казну. Одним из положительных последствий присоединения к Москве было искоренение ушкуйничества – разбойных нападений. Почитание новгородских святых вышло на общерусский уровень. Некоторые особенности устава богослужений в Новгороде были восприняты всей Русской Церковью. Так, Стоглавый Собор предписал, чтобы повсеместно в Русской Церкви, по примеру Новгорода, служба часов заканчивалась отпустом. И чаще пелось, а не читалось молитвословие «Свете Тихий».

Новгородский архиепископ Макарий и епископы Вологодский и Вятский (тогда он назывался Хлыновский) были в оппозиции к реформе Патриарха Никона. У известного историка Скрынникова есть странная версия о том, что якобы в Новгороде преобладало троеперстие и что клятва Стоглава против крестящихся не двуперстно была направлена против Новгорода. Этому, однако, противоречит обилие изображений святых в Новгороде с двуперстным благословением или крестным знамением (а также детские граффити, изображающие двуперстие). Вряд ли движение за старую веру на Новгородской земле было бы таким активным, если бы еще недавно здесь доминировало троеперстие. Именно здесь в 1692 и  1694 гг. беспоповцы провели свои знаменитые соборы.  Здесь же, в Новгороде, тогда еще митрополит Никон, ввел партесное пение и линейную нотацию. Как известно, новгородцы восстали против Никона. В челобитной царю они жаловались на то, что Никон перестраивал Софийский собор, построенный «по ангельскому благословению». На куполах новгородских, как и псковских, храмов много крестов четырехугольной формы. До XVI–XVII веков кресты такой формы были более распространенными, чем восьмиконечные. По словам о. Александра, это, скорее всего, были не собственно кресты, а их «сени», то есть прообразы (также и на фелонях (фелонь – длинная широкая верхняя одежда без рукавов, облачение священника при богослужении.Прим. ред.)).

Несомненным было наличие западного влияния на церковную жизнь Новгорода: готические элементы в декорациях, фелонь латинской формы на изображении св. Николы и пр.

Новгородцы отличались сплоченностью и взаимопомощью. Когда однажды немецкие торговые люди перенесли всего лишь на ладонь мост на одной из новгородских улиц, то ее жители едва не расправились с ними.

О демократических традициях жизни новгородцев свидетельствует, например, договор между прихожанами и пономарем. Дело в том, что пономарь отвечал за ценные вещи, которые горожане передавали на хранение в храм. Он следил и за книгами, чтобы не закапывали их воском и не выдергивали из них листы. Они были обязаны «выпахивать» полы, то есть тщательно их вымывать и пр.

В прошлом году старообрядческая община Новгорода, возглавляемая о. Александром, получила в пользование строения площадью около 1000 кв. м вместе с храмом в честь Пророка Ильи. Здесь был жилой дом, в котором масса перегородок. Храм обезглавлен. Подклети в ужасном состоянии. Энергичный священнослужитель намеревается устроить здесь Духовно-культурный центр. К сожалению, пока нет финансирования. Видя целеустремленность досточтимого настоятеля, как-то верится, что намеченные планы будут воплощены в жизнь и что планируемый Центр будет одним из крупнейших очагов духовного просвещения на Руси.

 

Игумен КИРИЛЛ

 (Сахаров)