Главная       Дисклуб     Наверх  

 

МОМЕНТ ИСТИНЫ ДЛЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ

О предстоящем Всеправославном Соборе

 

Предстоящий Собор, «святой и великий», по мере приближения времени его проведения, вызывает все большую тревогу. Как известно, подготовка к нему началась еще в начале 60-х гг. прошлого века. Если полистать подборку «Журнала Московской Патриархии» за 60-70-е годы, там можно встретить материалы на эту тему. Для меня лично первым тревожным сигналом был попавший в руки текст Обращения недавно причисленного к лику святых прп. Иустина Поповича – к иерархам Сербской Церкви. В Обращении старец призвал их воздержаться от участия в этом сомнительном форуме. Нет достаточных причин для его созыва, как это было в случае с прошедшими в первом тысячелетии семью Вселенскими Соборами. Эти Соборы созывались в связи с ересями – догматическими заблуждениями, искажающими важные постулаты православного вероучения. Последующие еретические движения были, по сути, вариациями уже осужденных заблуждений. О. Иустин писал об опасности «приведения всего Православия к краю пропасти, как это уже было раз на Флорентийском Соборе». «Условий для принятия правильных, в духе святых отцов, решений на Соборе нет». И еще: «Если такой Собор, не дай Бог, состоится, от него можно ожидать только одного: раскола, ересей и гибели многих душ. Такой Собор вместо лечения откроет новые раны на теле Церкви и создаст новые для нее проблемы и страдания».

Будучи послушником Почаевской Лавры на рубеже 70–80-х годов, я познакомился с позицией оптинских старцев об отступлениях последних времен, о том, что заблуждения будут постепенно и вкрадчиво внедряться. Искажения как бы незаметно будут мутить чистоту Православия. Почаевская антиэкуменическая закалка сопровождала меня в течение всех последующих лет жизни. Как, впрочем, и антиглобалистская. О брюссельском компьютере-звере я узнал еще тогда. Может, кому-то сейчас покажется удивительным, но в Почаевской Лавре основным «генератором» этих настроений была келья о. Амвросия (Юрасова).

О новом стиле и новостильниках. Опять же Почаев. На Новый год по новому календарю там никогда не служили новогодних молебнов и от иерархов новостильных церквей подчеркнуто дистанцировались. Побывав в Греции и на Кипре, я воочию убедился в негативных духовных последствиях отступления в этом вопросе, повлекшего за собой и все прочие «модернистские прелести»: отказ от обязательной исповеди перед причастием, сокращение богослужений, ослабление дисциплины постов и т.д. Свои размышления на тему церковного календаря, подкрепленные ссылками на каноны, высказывания святых отцов и подвижников благочестия я суммировал в своей статье, название которой говорит само за себя: «Вопрос о церковном календаре – чисто технический или принципиальный?». Об опасности нового стиля, который планируют продвинуть на предстоящем Соборе, а также о других отступлениях последнего времени предупреждал одесский старец Кукша. Вообще, налицо «согласие отцов» по тем вопросам, которые Собор намерен обновить и модернизировать. Проекты его постановлений, по-видимому, будут представлены в самый канун Собора, чтобы «не волновать народ». Какая уж там соборность! Вселенские Соборы I тысячелетия не знали и такой методики принятия решений, когда голосуют не все архиереи – участники Собора, а только предстоятели поместных православных церквей. Очевидно, что намечен «прорыв» и в отношениях с католиками – признание папы, как минимум, первым по чести и восстановление молитвенного или даже евхаристического общения с ними. И это всё без покаяния и отречения от заблуждений с их стороны! Помню, на закате существования Союза, занимаясь написанием кандидатской работы на тему: «Преподобный Паисий Величковский как продолжатель исихастской традиции» побывал я в Молдавии, в Кишиневе. Работая в архивном рукописном фонде, я выписал высказывания преподобного о латинянах – об их еретическом мудровании о филиокве, о том, что «надежды спасения соединяющимся с еретиками-латинянами не будет никакой» и т.д. Кстати, даже у о. Сергия Булгакова (в его книге «Православие») можно прочитать: «Церковь едина, а потому и единственна, эта единая и единственная истинная Церковь, обладающая истиной в неповрежденности, а потому и в полноте, есть Православие».

Похоже, что на Соборе закрепят те отступления, которые в течение нескольких десятилетий уже реально имеют место. Возьмите, например, второбрачие духовенства. У нас есть целые епархии, где это явление приобрело значительный масштаб. Если сказать кратко, то лично у меня недоверие практически ко всей повестке Собора. Даже в таком наболевшем вопросе, как процедура дарования автокефалии: ее предоставляет Мать-Церковь, а окончательно благословляет Константинополь, то есть последнее слово за этим «экуменическим патриархатом», руководство которого, по сути, является полууниатами. После удаления с кафедры Патриарха Иерусалимского Иринея и смерти Сербского Патриарха Павла, честно говоря, не остается никакой надежды, что Собор не повредит Предание Церкви, будет в органичной преемственной связи с предыдущими Соборами. Решения Собора вызовут большое напряжение, прежде всего в нашей Церкви. Уже сейчас «бурлит», градус напряжения повышается.

Как я уже говорил, наша община ни при каких условиях не примет ревизионистских решений «святого и великого Собора». Думаю, что для нашего церковного руководства наступает момент истины: как поступить ему, представляющему большую половину православного мира, ввиду очевидных пагубных решений Собора. На мой взгляд, надо поступить по совету святителя Игнатия (Брянчанинова) – уклониться от попущенного Богом отступления (апостасии), отказаться от участия в этом церковном форуме. В этом случае он превратится лишь в очередное собрание модернистов.

В заключение хотел бы привести две ссылки на святых отцов: первая принадлежит святителю Кириллу Александрийскому. Он писал, что если кто пребудет верным правилам Вселенских Соборов – спасен будет, а кто дерзко отступит от них – погибнет во веки. Вторая – прп. Серафиму Саровскому: «Что Св. Церковь положила на семи Вселенских Соборах, то исполняй. Горе тому, кто слово одно прибавит к сему или убавит».

 

 

Игумен КИРИЛЛ (САХАРОВ)