Главная       Дисклуб     Наверх  

 

«Резкие телодвижения,

сделанные односторонне, чреваты смутой»

Интервью игумена Кирилла (Сахарова) о последних событиях в церковной жизни

 

Корр.: Отец Кирилл, бурлит Интернет, происходит массовое брожение среди мирян. Уже несколько священников публично выступили с критикой грядущего Собора, выражали тревогу в связи со встречей в Гаване. Удивляет молчание с Вашей стороны.  Что сейчас Вас заботит?

Иг. Кирилл: Проблемы глубинки – пьянство, вымирание. Разрушающиеся сельские храмы.

– А вот если произойдет непоправимое – деформация веры. Какой тогда смысл заниматься всем этим? Как Вы думаете, что движет теми, кто стремится к сближению с католиками?

Бывает так, что какая-нибудь идея захватывает всего человека, становится чуть ли не целью жизни. У меня, например, это возвращение к нашим корням, к древнерусскому благочестию, а кому-то, наверное, представляется, что объединение с католиками – это триумф христианства.

– А разве плохо, если наступит единение христиан?

Безусловно, хорошо, но каким путем? Через отказ от заблуждений, покаяние в них или через закрывание глаз на существенные отступления, которые теперь называют «богословскими тонкостями»?

– Что Вы имеете в виду под «существенными отступлениями»?

Филиокве, например. (Филиокве – христианская формула, интерпретирующая Дух Святой в контексте Троицы как исходящий не только от Бога-Отца, но и от Сына. – Прим. «ЭФГ».) Не я, святитель Марк Эфесский говорит, что общества, содержащие в своем вероучении филиокве, являются еретическими и всякое молитвенное общение с ними беззаконно.

– Наверное, католикам будет сложно что-то изъять из своего кредо?

Пусть добавят после изъятия филиокве слово «Истиннаго» в приложении к Третьей Ипостаси Святой Троицы, как это было в древнейшем варианте текста Символа веры, и тогда баланс сохранится.

– А чем руководствовались на Западе, внося в Символ веры филиокве?

– Хотели, как это часто бывает, как лучше, а получилось нехорошо. Ссылаются на некоторых святых отцов Запада, блаженного Августина, например. Стремились подчеркнуть равенство Лиц Святой Троицы, а получилось умаление Ее Третьей Ипостаси, была внесена субординация. Тем самым был деформирован краеугольный догмат христианства – догмат о Боге едином в Троице славимом. Мы должны ориентироваться не на частные богословские мнения, так называемые телеугомены, а на известный принцип – «согласие отцов». Неприемлемо, когда в Святой Троице позиционируется два источника исхождения Святаго Духа. Не надо путать «исхождение» как онтологическое свойство в приложении к Духу Святому с Его временным посольством «через Сына» (преп. Иоанн Дамаскин) с целью домостроительства нашего спасения.

– Как Вы думаете, что движет Предстоятелем нашей Церкви? Нужна ли была его встреча с папой?

– Не надо упрощать. Вызывает смущение не сам факт встречи, а то, что она произошла, например, без предварительного соборного обсуждения. Мой приходской опыт показывает, что твердым является то, что обсуждено и принято общиной. Резкие телодвижения, сделанные односторонне, чреваты смутой. Недавно приходит в храм мужчина и просит покрестить ребенка, но только с тем условием, чтобы при этом не поминать Патриарха. Я ему: «Да вы что, я не готов к таким вещам». Он: «Ну хорошо, я посоветуюсь с супругой». Вечером получаю записку: «Крестить не получится, так как жена не согласна». 

– Получается недоверие к Патриарху…     

– Доверяем, уважаем, любим. Яркая личность, харизматический лидер. Еще больше будем доверять, если уровень соборности будет повышаться.

– А чем объяснить такие действия Патриарха – «только пять человек знало о встрече» и т.п.?

Наверное, повлиял пример его учителя митрополита Никодима, который говорил, что «история меня оправдает», что нужно делать небольшие шаги, но идти неуклонно.

– А вы с католиками соприкасались?

– Да, и много раз. Еще в советское время во время посещения Львова и Прибалтики – бывал здесь в католических семинариях Риги и Каунаса. Позже – в Карловых Варах. В Москве, конечно. Сначала в костеле св. Людовика, позже в кафедральном соборе Непорочного Зачатия. Последний раз здесь был в декабре прошлого года на встрече с католическим архиепископом, который рассказывал своей пастве о Епископском Синоде в Риме, посвященном проблемам брака и семьи. Кстати, у архиепископа тонкое чувство юмора. Запомнилось, как он говорил о том, что во время выступления папы некоторые епископы дремали.

– Вы находитесь в жестких рамках как клирик РПЦ?

Грех жаловаться. Вне Москвы сложнее – не раз знакомые собратья «плакались в жилетку», рассказывая о своем житье-бытье. В Москве я по крайней мере не чувствую никакой «крепостной зависимости».  Здесь, как мне кажется, руководству удалось достичь гармоничного сочетания эффективного администрирования со свободой человеческой личности. Никто меня за шиворот не хватал и на ковер не вызывал. Иногда, правда, напрягают звонки, из викариатства, например. Думаешь: ну вот сейчас получишь по башке, но нет – вежливо попросят представить какую-нибудь справку. Так что жить можно вполне спокойно и уверенно, деньжат бы только побольше для покрытия расходов, особенно на коммуналку.

 

Источник – «Берсеневские страницы», № 139/2016

 

 

 

)