Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Безмолвный Китеж-град

Впечатления от паломнической поездки в Ивановскую область

 

Георгий Георгиевич Копаев, председатель Союза Православных братств (1997–2000 гг.), пригласил меня посетить его дом на берегу Святого озера в Ивановской области. Полгода он был первым замом главы администрации Южского района Ивановской области. На это «хождение во власть» благословение он брал у меня. Немало добрых дел довелось ему сделать за небольшой срок своей административной работы. Было интересно услышать, как он пытался противодействовать этническим группировкам, захватившим торговлю, вырубку и вывоз леса (деревья подпаливали паяльной лампой и выдавали за горелые). Особенно огорчил его рассказ о дебилизации и люмпенизации местного населения, пьянстве и наркомании. «Хождение во власть» Георгия Георгиевича закончилось очень печально: от принципиального, неудобного человека решили избавиться, инкриминировав ему попытку взятки. Требовали откуп в 10 млн руб. В этой афере были замешаны несколько высокопоставленных сотрудников МВД и прокуратуры (сейчас идет уголовное расследование преступлений этой банды). По словам Георгия Георгиевича, 8 месяцев ежедневно, от момента пробуждения до отхода ко сну, занимался он этим вопросом. Он убежден на своем горьком опыте, что заниматься нужно прежде всего самому, адвокат ограничивался только советами.

Очень важен был информационный аспект: Георгий Георгиевич показал увесистую папку писем, которые были направлены им в разные инстанции; ходатайства известного адвоката Кучерены, депутата Госдумы Яровой и др. СПБ также активно поддержал его. Напряжение было столь велико, что в тяжелом состоянии Копаев месяц пролежал в больнице. Ситуация усугубилась тем, что аферисты, видя безуспешность своих усилий, стали давить на супругу Георгия Георгиевича, вменяя ей соучастие в преступлении. Кстати, дело, открытое на супругу, было закрыто через три месяца после закрытия дела на самого Георгия Георгиевича.

Места, в которые я прибыл, – вотчина князя Дмитрия Пожарского. Святое озеро, на берегу которого расположена Святоезерская Иверская женская обитель, совершенно уникальное. Огромное водное блюдо, обрамленное густым хвойным лесом. Предание связывает основание пустыни с именем старца Филарета, поселившегося в начале XIV века в пещере, вырытой в холме. На месте колодца, выкопанного старцем, со временем образовалось обширное озеро, получившее в народе название Святое.

Чистейшая вода (об этом свидетельствуют игриво плещущиеся рыбки и множество мальков под ногами). Бархатный, шелковистый, пористый песок. Теплая мягкая вода. Я подумал: «Какие еще анталии – приезжайте, русские люди, отдыхать на свою землю – она прекрасна!» Вспомнил озера, на которых я бывал: Сапшо в Смоленской области – родовое поместье Пржевальского, Селигер, Ая на Алтае и др. Нет, со Святым ничто не сравнится!

Святоезерский монастырь был основан в конце XIV века митрополитом Киприаном на базе деревянного Преображенского храма. Владыка какое-то время был вынужден здесь жить и спасаться в дремучих лесах от татар. Окрестности монастыря принадлежали митрополиту, значились «митрополичьей волостью». Монастырь был небольшим и именовался Святоезерским Спасо-Преображенским Сенежским. В течение всей 1-й половины XVIII века наблюдается угасание пустыни. В 1752 году здесь было всего пять монахов. 15 декабря 1753 года обе деревянные церкви и отдельно стоящая колокольня сгорели. После пожара уцелела лишь часть братских келий, в одной из которых некоторое время проводили богослужение. В 1757 году здесь была поставлена новая деревянная теплая Иверская церковь, после чего началось строительство первого кирпичного храма Афанасия Афонского, затянувшееся из-за недостатка средств.

В 1860 году монастырь был преобразован в женский. Ему принадлежала часовня в честь святителя Николы с его чтимой иконой и древним крестом, расположенная в Нижнем Ландехе. Монастырь перешел на попечение этого богатого села. Обитель продолжала развиваться, около нее селились люди. В начале XX века там были возведены новый каменный храм Казанской иконы Божией Матери, каменная Афанасьевская церковь и деревянная Преображенская. Число инокинь в монастыре достигало семидесяти человек. В советское время монастырь был закрыт. Его монашеская жизнь была возобновлена в 90-е годы XX века.

Игуменья Силуана вызвалась показать нам обитель: Преображенская деревянная церковь, Иверский храм с приделом прп. Афанасия Афонского (над ними – остроконечная колокольня), Казанский собор. Выявилось, что генеральным подрядчиком монастыря был тот же человек, что и в нашем храме. На месте Преображенской церкви был первый храм обители. В советское время его превратили в жилой дом, еще раньше была аптека. Резной иконостас был изготовлен в Москве. Обратил внимание, что на диаконских дверях были изображены не святые архидиаконы и не ангелы, а свидетели Преображения Господня – пророки Моисей и Илия. Когда рыли котлован для храма, много находили останков желтого цвета – признак святости этих людей.

У истоков возрождения обители стоит игумен Гавриил из Оптиной пустыни. Батюшка много потрудился, непосредственно участвовал в ремонтных работах. Монастырское начальство направляло его в санаторий на лечение, а он, побыв там пару дней, приезжает в обитель. Звонит ему игумен, спрашивает: «Ну как Вы, отче, лечитесь?» – «Да, лечусь, нахожусь на свежем воздухе» (в это время он действительно был «на свежем воздухе» – под куполом храма). Игумен: «Под наблюдением врачей?» – «Да», – отвечает о. Георгий, имея в виду святых врачей: пророка Илию и великомученика Пантелеимона, иконы которых были в храме. Вроде и не сказал неправду... На территории обители был погребен епископ Патрикий, погибший при штурме татарами Владимира. Его останки перенес сюда митрополит Фотий. В Иверской церкви мы видели иконы, которые мироточили, а один образ – прп. Серафима – обновился (из алтаря его вынесли в храм, чтобы люди имели возможность поклониться).

Кресты на Казанском соборе казались эталоном пропорций. Когда же всмотрелся, оказалось, что нижняя перекладина в виде полумесяца. Можно же было его изобразить после утверждения перекладины. Купол собора из литого бетона. Очень мощная акустика (правда, из-за изобилия внутри стройматериалов сейчас это не очень чувствуется – я в этом убедился, возгласив многолетие). В соборе ежедневно читается канон Богородице, по воскресеньям – акафист Ей. Строился собор в 1903–1907 гг. Сохранился пол из плитки того времени. Иконостас был из мрамора, однорядный (он, к сожалению, не сохранился).

Утренняя служба начинается с полунощницы в Иверском храме. По окончании ее с пением величания прикладываются к разным иконам. Прочитав поучение, проходят на Литургию в храм прп. Афанасия Афонского. Приезжий священник спрашивает меня: «А Вы власти поминаете?» – «Да, – говорю, – на проскомидии вынимаю частицу «иже у власти суть», а на великой ектенье молимся «о державе нашей и о воех ея» (то есть воинстве)». – «А я, – говорит, – к поминовению властей прибавляю «богоугодных» и еще «о грядущем царе нашем».

Посещая богослужения, я обратил внимание на следующие особенности: кадило в конце проскомидии священнику не подавалось, а он сам располагал его на жертвеннике. Малые просфоры вынимаются с вечера (у нас – только утром, параллельно полунощнице). После поминовения на великом входе священник, войдя в алтарь, говорил: «Помяни, Господи, благотворителей, благоукрасителей, жертвователей святаго храма сего».

Монастырю предлагали завестись своим хозяйством, коровами например. Большинство монахинь, имея высшее образование, с коровами, однако, обращаться не умеют, да и местные не хотят. А ведь не так давно в поселке было около ста коров.

Поехали посмотреть монастырское подворье в селе Нижний Ландех. Первое упоминание о нем относится к 1358 году. Это место просто уникальное, но забытое. Родина князя Пожарского. Именно в Нижнем Ландехе Пожарский собирал ополчение против поляков, шел на Москву с иконой Казанской Божьей Матери, взятой в местной церкви. Сейчас эта икона находится в Казанском соборе на Красной площади. Селом с 1608 года владели князья Пожарские. На их средства содержалась и Святоезерская пустынь, находящаяся в это время в ведении Суздальской и Юрьевецкой епархии. Традиция эта была продолжена и новыми хозяевами села князьями Черкасскими, получившими Нижне-Ландехскую вотчину в 1682 году. Подворье здесь располагалось в течение нескольких столетий. Недавно, однако, в связи с реорганизацией районов оно попало в состав другой епархии. Собственно к Нижнему Ландеху относится название заметки «Безмолвный Китеж-град». В селе Нижний Ландех уникальный храмовый комплекс. Историю его строительства можно проследить благодаря уникальной рукописи со следующим названием: «Известие жителям села Нижнего Ландеха о прежнем бытии и нынешнем цветущем его состоянии, о строении в нем двух каменных церквей, о утвари церковной, о колокольне каменной, в которых годах она строена и какого весу и ней колокола, также о нашествии на село Нижний Ландех нечестивых ляхов и о жаловании означенного села князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому, а потом и князю Михаилу Алегуковичу Черкасскому и о родословии их». Здесь же повествуется о бывших в селе пожарах, о древности Святоезерской и Флорищевой пустынь. Рукопись писалась с 1790-х годов Осипом Голиковым (он из рода Саввы Онуфриева, который служил священником в церкви Рождества Пресвятой Богородицы при князе Дмитрии Ивановиче Пожарском). Рукопись осталась неоконченной.

Первое, что мы увидели, подъезжая к селу Нижний Ландех, была высокая колокольня на пригорке. Еще в начале 90-х на ней висел колокол XVI века. Вполне возможно, что его забрали в один из новооткрывшихся храмов. В Смутное время Нижний Ландех подвергся нападению поляков. Они разграбили храмы села. Часть жителей успела убежать в рядом стоящий густой лес. Остальные испили горькую чашу смерти. Некоторые из мужчин поднялись на колокольню церкви с запасом камней и оттуда сбрасывали их на врагов. Колокольню поляки так и не взяли, но колокол получил ранения от картечи.

При въезде в село в глаза сразу же бросился целый комплекс церквей: монументальный собор в честь Рождества Пресвятой Богородицы, Троицкий собор и Саввинская часовня. Они находятся рядом, на возвышении, в самом центре села.

В старые времена село Нижний Ландех, где расположен этот храмовый комплекс, было очень зажиточным, оно считалось крупным торговым центром. Жители села занимались иконописью. Здесь торговали, занимались резьбой по дереву, в частности изготавливали иконостасы, киоты. В селе были свои чеканщики – «золотари». Жители села и округи усердно посещали храмы, особенно по воскресеньям и праздникам. В XIX веке приход села включал в себя 44 деревни. Речка Ландех, на которой село стоит, раньше была глубоководная. По ней проходил речной путь по Руси: ходили баржи, пароходы, лес сплавляли, продовольствие. Сейчас речка обмелела. Чувствуется какая-то взаимосвязь на мистическом уровне: не стало благочестивых людей, опустошены и разрушены храмы, заглохла молитва. И природа, как бы протестуя, наказывает за это людей: вы забыли Бога, забыли Того, Кому вы обязаны за те блага, которые вы имели. Обмелела речка, обнищало село. Нам показывали чистые поля и говорили: вот здесь была такая-то деревня, а тут еще одна. В лесу могут встретиться плодовые деревья – раньше здесь были деревенские сады. А домов уже нет, всё с землей сровнялось.

Подошли к храму Рождества Богородицы. Местное предание говорит, что первую церковь, деревянную, в честь Рождества Христова построил в 1411 году митрополит Московский и всея Руси Фотий. В 1762 году она сгорела, сгорела и колокольня, которую поляки так и не могли взять. В 1785–1805 гг. по благословению суздальского епископа Тихона на месте сгоревшей церкви построили новую, каменную. В ней три престола: Рождества Богородицы, Праведных Богоотец Иоакима и Анны и Всех святых. Это величественный пятиглавый храм с великолепным внутренним убранством.

За советский период храм Рождества Богородицы пришел в плохое состояние. Храм не разрушали, но и не поддерживали его. На фотографии 1975 года он еще был в относительно нормальном состоянии.

Позолоченные кресты, восстановленные купола, новая крыша. Сопровождавший нас о. Димитрий берет в руки топор, начинает расковыривать пару досок, которыми забит дверной проем в храм, чтобы мы могли пройти внутрь. Доски забиты основательно, реконструкция идет тяжело. Мы пытаемся остановить батюшку, ладно, мол, в другой раз посмотрим. Но о. Димитрий уверяет нас, что мы должны обязательно увидеть храм изнутри, там есть на что посмотреть. Действительно, поразило убранство. Даже по оставшимся фрагментам можно увидеть и представить себе, какое оно было великолепное и величественное. Наши предки очень благоговейно относились к храмам, к своей вере: всё лучшее отдавалось Богу. Поразили воздушные, светоносные алтари, огромные окна на всю стену. Три алтаря вместе, воздушность света. Резной, с лепниной иконостас (был позолочен – золото отошло), устремленный ввысь, к Небу. Резная, легкая, тонкая лепнина на колоннах придает храму неотмирность, возвышенность.

В 2005–2009 гг. на территории комплекса проводились работы по восстановлению внешнего облика храмов; интерьеры же не восстанавливались. Внешне: купола, позолоченные кресты, крыша... а внутри – полный развал. Всё в таком жалком состоянии, всё меньше и меньше с годами остается от прежнего великолепия. Храмы продолжают разрушаться, нужна огромная финансовая поддержка. И сколько таких Божиих храмов умирает на Русской Земле?.. Был спонсор, вложил несколько миллионов долларов. Всё прервалось, потому что иссякли деньги. Много потрудилась тут и наш генеральный подрядчик, Татьяна Ивановна Харламова, директор одной из реставрационной фирм в Москве. Она ездит сюда много лет и верит в то, что здесь будет «красота необыкновенная и возрождение».

Но сейчас всё как будто затухло, трава в рост человеческий. Это происходит потому, что нет молитвы. Вот, говорят, когда всё сделаем, тогда и будем молиться. У меня вопрос: а кто останется к тому времени в живых в нынешнее время? От смертности, наркомании, пьянки? Только параллельно: молитва и восстановление храма.

Часовня около колокольни на месте подвигов местного священника Саввы. Он подвизался здесь в начале XVII века, в Смутное время. Часовня в честь прп. Саввы Освященного. В советское время здесь держали топливо. Реставрируя Саввинскую часовню, рабочие обнаружили неизвестные останки. Вероятно, они могут принадлежать местночтимому подвижнику Савве.

В 1755 году деревянная Троицкая церковь сгорела. Каменный Троцкий собор на месте сгоревшего деревянного был построен немного раньше Рождественского, в 1768 году. Он имеет три престола: Живоначальной Троицы, святителя Николы и в честь Усекновения честной главы Иоанна Крестителя. Еще в начале 90-х годов внутри были все иконы и даже аналои.

На окраине села возвышается каменная двухэтажная кладбищенская церковь Николы Чудотворца, построенная в 1807 году. В верхнем этаже престол в честь Происхождения честных древ Животворящего Креста, а в нижнем – во имя трех святителей: Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста. В кладбищенской церкви Богослужения совершаются. Ее грабили 11 раз, в том числе один раз на Пасху. Имеется древнее Распятие Нерукотворное, по типу Годеновского креста. Храм не закрывался. Не было священника с 1938 по 1942 год (5 лет). Роспись, по словам о. Димитрия, самообновилась. И до сих пор происходит обновление росписи Страшного Суда.

Внизу еще один храм в честь Страстей Христовых. Там монахи собирались ежедневно на чтение правила, до сих пор чувствуется благодать от тех молитв.

Прошлись по кладбищу. На одной из могил на кресте написано: «Не отдала ключи от храма». Здесь похоронена женщина, к которой приходили, требовали ключи, но она находила разные поводы, чтобы их не отдать. Все 5 лет она отбивалась от попыток разорить храм. Могилы прот. Феодора (94 года, скончался в 1977 году); блаж. Андрея (надпись стерлась). Был такой блаженный, ходил босой, негде голову подклонить. И вот он явился во сне и говорит: «Молитесь обо мне, вы обо мне забыли». Он умер в 1908 году, в 70 лет. Сейчас о. Димитрий поднимает вопрос о канонизации этих местночтимых святых: блаж. Андрея и о. Саввы.

В селе имеются еще две каменные часовни: Ильинская и святителя Николы Чудотворца. Часовню пророка Илии хотели в хрущевское время разрушить, но не дал председатель колхоза, и странное дело, после этого его не сняли с должности. Удивительно. О. Димитрий восстановил крестные ходы на память пророка Илии от этой часовни. При часовне свт. Николы раньше был странноприимный дом. Проезжаем мимо ее развалин…

Теперь в Нижнем Ландехе живут в основном пожилые люди, молодежь разъехалась. Но что удивительно: в селе до сих пор существует колхоз, он не распался вместе с Советским Союзом. И существует надежда, что с возрождением храмов возродится и село, и историческая память, и сюда будут приезжать паломники.

Утром выехали в Москву. По пути, на развилке двух дорог, стоит памятник-стела Козьме Минину и князю Димитрию Пожарскому. Пропели величание. Потом решили заехать в Мугреево-Никольское. Там на кладбище, за алтарем храма Арсения Верхольского, похоронен старец о. Алексий. Помолились на его могилке. Этот старец, будучи без ног (ему ампутировали ноги без наркоза), доживал в монастыре в Ивановской области. Я к нему приезжал со своей скорбью, что есть указ о моем освобождении с должности настоятеля в связи с преобразованием нашего прихода в подворье храма Христа Спасителя. А он мне говорит: «Кириллушка, не беспокойся, ничего не получится, указ будет под сукном». Так и произошло. Указ был готов, но не подписан. В этом селении 5 храмов: Арсения Верхольского (на кладбище), Троицкий храм (я хотел лет 12 назад предложить его расчистить, то есть навести порядок, хоть по одному метру в месяц; мы расчищали территорию вокруг него, но всё опять заросло); третий храм – на выезде из села, наполовину отреставрирован; есть еще часовенка в честь мч. Уара, там поминают некрещеных, построена настоятелем храма Арсения Верхольского игуменом Митрофаном; пятый храм – домовая церковь о. Валентина из Риги, бывшего беспоповца-старообрядца, принявшего сан. У него 12 детей. Строгое домашнее воспитание. Сам батюшка занимается художественной вышивкой, его работы пользуются спросом. Выдает замуж дочерей. Сыновья занимаются строительством. Уже в четырех храмах принимали участие в реставрации.

Еще на обратном пути посетили кафедральный Крестовоздвиженский храм в Палехе Кинешемской епархии. Построен он в 1774 году в традициях древнерусской архитектуры XVII века. Имеет четыре придела: главный –  под пятиглавием (Крестовоздвиженский); к нему пристроено два боковых (Казанский и Никольский); четвертый – верхний (Михаила Архангела). В росписи живописно-картинная манера сочетается с иконописной. Большой иконостас, резанный из дерева и позолоченный. Он выполнен в стиле русского барокко середины XVIII века. Иконы верхних рядов были написаны в XVIII веке, но во второй половине XIX века все были записаны и переписаны. Иконы нижнего ряда остались в первозданном виде и являются великолепными образцами палехских писем XVIII века.

 

Игумен КИРИЛЛ (САХАРОВ)