Главная       Дисклуб     Наверх  

 

  

БОЛЬШОЙ ВАТИКАНСКИЙ ВОПРОС

 

С 28 февраля 2013 года в Ватикане объявлен режим «вакантного престола» – место римского папы пусто. Первое заседание конклава кардиналов, на котором должен быть избран новый понтифик, назначено на 12 марта, и когда этот номер придет к читателям, возможно, новый римский папа будет уже избран. До участия в конклаве допущено 117 кардиналов, чей возраст не превышает 80 лет. Новый папа должен быть избран двумя третями голосов, то есть получить при тайном голосовании не менее 80 голосов. Любопытно, что формально папой может быть любой католик, не обязательно при этом священник.

Католическая церковь – самая большая из христианских церквей планеты – свыше 1,2 млрд человек. Иными словами, почти каждый шестой человек на Земле – католик.

Наибольшее распространение католицизм имеет в Латинской Америке (более 650 миллионов человек) и в Европе (не менее 200 миллионов человек). Около 130 миллионов католиков проживают в Африке, преимущественно в бывших французских и бельгийских колониях. В США католики составляют около 25 процентов населения (около 75 миллионов человек), много католиков на Филиппинах, во Вьетнаме и в Китае.

На территории СНГ католицизм является господствующей религией в Литве, около 4 миллионов греко-католиков проживают на Украине и около 1 миллиона – в Белоруссии. В России, по разным оценкам, число католиков – от 200 тысяч до 1 миллиона человек.

Папа римский является главой всей католической церкви и управляет ею монархически, то есть единовластно. От других христианских церквей католицизм отличается рядом догматических отличий, в частности догматом о том, что Святой Дух исходит как от Бога-Отца, так и от Сына (филиокве), догматом о непорочном зачатии Девы Марии, догматом о непогрешимости папы римского и некоторыми другими, а также несколькими обрядовыми отличиями.

Неотъемлемой частью католической церкви является система орденов, то есть своего рода долгосрочных оргпроектов, каждый из которых предназначался для решения той или иной исторической задачи. Крупнейшими орденами в истории католицизма были ордена тамплиеров, бенедиктинцев, кармелитов и кармелиток, капуцинов, доминиканцев, францисканцев, иезуитов, Тевтонский, Ливонский, Ависский и Мальтийский ордена, а также ордена Сантьяго, Алькантара и Калатрава и квазиорденская организация «Опус Деи». Некоторые католические ордена подчинялись непосредственно римскому папе, некоторые – королям тех стран, в которых они базировались. Руководители орденских структур в средние века являлись очень влиятельными фигурами, и в настоящее время их мнение также учитывается при выборах папы.

О раскладе сил в Ватикане постороннему человеку всегда судить было трудно. Поэтому позволим себе лишь прокомментировать довольно очевидные вещи. C 1478 по 1978 год римский престол занимали исключительно итальянцы или представители суверенных в средние века итальянских государств: венецианцы, генуэзцы, миланцы, сиенцы и т.д.

В XX веке наиболее сложные для понтификата периоды выпали на долю Бенедикта XV (Джакомо делла Кьеза) – годы Первой мировой войны, Пия XI (Ахилла Ратти) – становление нацизма (1922–1939 гг.), а также Пия XII (Эудженио Пачелли) – годы Второй мировой и начало холодной войны.

Папство активно участвовало в борьбе с миром социализма и имело очень нелинейные отношения с нацистской Германией и фашистской Италией. (Напомним, что резиденция папы римского находится в городе-государстве Ватикан, которое, в свою очередь, представляет собой несколько огороженных кварталов города Рима.) Любопытно, что в 1921–1929 гг. будущий папа римский Пий XII занимал сначала пост папского нунция (посла) в Германии, а затем там же получил кардинальскую шапку (как правило, кардиналу той или иной страны подчиняется вся система католической церкви в этой стране).

В 1978 году папский престол занял поляк Кароль Войтыла, принявший церковное имя Иоанн Павел II. Его понтификат был одним из самых продолжительных и успешных в истории церкви.

Несомненно, при выборе Войтылы учитывалось то, что Польша воевала на стороне антигитлеровской коалиции. И действительно, появление после нескольких итальянцев во главе Ватикана папы из стана победителей во Второй мировой войне, несомненно, сыграло существенную роль в усилении авторитета церкви и ее способности влиять на события.

Однако католическая церковь никогда не смотрела на вещи одномерно, и в течение всего долгого правления Иоанна Павла II во главе ее самой влиятельной конгрегации, Священной Конгрегации Доктрины Веры, находился Йозеф Ратцингер. (Для тех, кто не в курсе: до 1908 года эта конгрегация называлась Верховной Священной Конгрегацией Римской и Вселенской Инквизиции. Это что-то вроде объединённого КГБ, прокуратуры и министерства по идеологии. К слову сказать, количество жертв инквизиции только в Европе современными историками оценивается цифрой от одного до двенадцати миллионов человек, среди которых было немало невинных детей и особенно много женщин, обвинённых в ведьмовстве и колдовстве.)

В отличие от своего предшественника Йозеф Ратцингер, будучи немцем и баварцем (именно Бавария во все времена оставалась оплотом католической церкви в Германии, половина населения которой во времена Реформации перешла в протестантство), воевал, естественно, на стороне Гитлера. В 1944 году, в возрасте 17 лет, он в составе зенитных частей оборонял Мюнхен от налётов союзной авиации. Именно Ратцингер и сменил папу-антифашиста Иоанна Павла II, приняв имя Бенедикта XVI.

Таким образом, можно предположить, что важными содержательными темами, над которыми сейчас работает католическая церковь, являются темы исторической вины и победы. Если Иоанн Павел II был, так сказать, папой победы (представлял собой католика, сражавшегося с нацизмом), то Бенедикт XVI, соответственно, папой вины.

Эта дихотомия достаточно сильно повлияла на распределение энергетики вины и победы во всем христианском мире. Например, во время понтификата Бенедикта XVI произошло объединение Русской Православной Церкви, в целом поддержавшей усилия Советского атеистического государства в борьбе с нацизмом, с Русской Православной Церковью за рубежом, которая в годы войны открыто поддерживала Гитлера.

Во многих христианских странах усилились националистические и правые партии. Почти во всех европейских католических странах к власти пришли правые политики. В то же время «папа вины» (Бенедикт XVI) не смог добиться сколько-нибудь заметных результатов в борьбе за рехристианизацию Европы и даже напротив: в последние годы наметившиеся ранее этнические и конфессиональные перемены стали гораздо более явственными.

Таким образом, если предположить, что выбор папы каким-то образом связан с крупными историческими противостояниями, после которых на престол выбираются папы, каким-то образом связанные либо с феноменом победы в этом противостоянии, либо с феноменом поражения и вины, то неплохие шансы быть избранным в качестве «папы победы» имеются у американского кардинала Уильяма Левады, который возглавлял Конгрегацию Доктрины Веры с 2005 по 2012 год. Поскольку США считаются главной страной-победительницей в холодной войне, то Левада (формально происходящий из португальско-ирландской семьи) – вполне реальный кандидат,  так же как, впрочем, и его соотечественник, кардинал бостонский Шон О'Мелли. 69-летний  О' Мелли моложе Левады на 7 лет.

Занятно, что одним из последних крупных кадровых решений Бенедикта XVI было назначение на пост главы ключевой для Ватикана Конгрегации Доктрины Веры своего соотечественника, Герхарда Людвига Мюллера. Вообще надо сказать, что немецкое лобби в Ватикане в годы правления Бенедикта XVI усилилось: помимо Мюллера, среди реальных кандидатов на высший пост в Ватикане из числа этнических немцев влиятельный кардинал Сан-Паулу, представляющий самую большую католическую страну в мире, бразилец Одилиу Шерер и видный представитель старинной европейской аристократии, глава Австрийской епископской конференции Кристоф Шёнборн.

Здесь, конечно, следовало бы напомнить о том, что современная Европа образовалась в результате многовекового противостояния между католической церковью (Европа пап) и общеевропейской мегадинастической системой (Европа императоров), в которой со временем стали преобладать этнические немцы и которая способствовала обращению в протестантство большинства стран Северной Европы. В этом смысле любой немец, находящийся во главе Ватикана, хочет он того или нет, становится неким консенсусом либо площадкой для борьбы между этими двумя могущественными силами.

Не стоит, конечно, сбрасывать со счетов итальянцев, которые традиционно стремятся занять римский престол. Главным итальянским кандидатом является архиепископ Миланский Анджело Скола.

Совсем уж экзотические варианты в виде избрания представителя Африканского континента возможны, хотя, с моей точки зрения, маловероятны. В этой, так сказать, номинации наилучшие шансы победить у 64-летнего кардинала из Ганы Питера Тарксона.

Однако наиболее любопытная ситуация всё же в Латинской Америке, где продолжает набирать мощь теология освобождения – наиболее революционная и неортодоксальная ветвь христианства, которая подчеркивает революционную миссию Христа и делает упор на социальной стороне его доктрины. Это, разумеется, отнюдь не означает, что на позициях теологии освобождения находятся и высшие церковные иерархи «красного континента», которые могут принять участие в выборах. Как известно, например, в Бразилии сейчас у власти находится левая Партия трудящихся (анархо-синдикалистская).

Таким образом, в связи с вышесказанным вероятность того, что новый папа будет представлять собой Западное полушарие, весьма высока.

 

Семён Яковлевич РОНСКИЙ