Главная       Дисклуб     Что нового?      Наверх  

 

 

 

СЕНСАЦИЙ НЕ СЛУЧИЛОСЬ.

БОРЬБА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

 

В единый день голосования наиболее знаковыми для партий были выборы в региональные парламенты в 11 субъектах Федерации. Еще в 21 регионе состоялись выборы глав администраций.

Что касается губернаторских выборов, то никаких неожиданностей не произошло. В 17 регионах (Республиках Татарстан и Чувашия, в Краснодарском и Камчатском краях, в Архангельской, Амурской, Брянской, Калининградской Калужской, Кемеровской, Костромской, Ленинградской, Омской, Пензенской, Ростовской, Сахалинской, Смоленской и Тамбовской областях, а также в Еврейской автономной области) кандидаты от «Единой России» победили без особых проблем и с существенным преимуществом.

Только в Иркутской, Омской, Амурской областях и Республике Марий Эл КПРФ удалось навязать партии власти что-то вроде борьбы. В Омске кандидат от «Едра» Назаров победил кандидата от КПРФ Денисенко в первом туре с результатом 50,3 процента против 33 процентов.

А в Иркутской области понадобится второй тур: кандидат от «Едра» Ерощенко и кандидат от КПРФ Левченко набирают на момент публикации статьи соответственно 49 и 37 процентов.

Что касается выборов в региональные парламенты, то они прошли в Республике Коми, Белгородской, Воронежской, Калужской, Костромской, Курганской, Магаданской, Новосибирской, Рязанской и Челябинской областях, а также в Ямало-Ненецком автономном округе.

В 10 из 11 субъектов Федерации «Едро» набрало более 50 процентов (в Воронеже –около 75 процентов), в Новосибирской – примерно  44 процентов (но при этом больше любой другой партии).

Поэтому если кто-то сомневался, что российский избиратель в условиях разрастающегося экономического кризиса, длящегося уже более девяти месяцев, падения ВВП и промышленного производства, резкого снижения реальных доходов и падения уровня жизни в массовом порядке проголосует за кандидатов от партии власти, так вы, как советовал Николай Васильевич Гоголь устами одного из своих героев, наплюйте тому в глаза.

С другой стороны, результаты «Единой России» в сравнении с аналогичными показателями прошлого избирательного цикла 2010–2011 годов в тех же регионах вовсе не так уж однозначны. В те годы выборы губернаторов не проводились (были отменены), и поэтому корректно сравнивать можно только результаты выборов в региональные парламенты ( см. Таблицу 1).

 

Таблица 1

 

 

«ЕДРО»

20152010/11

КПРФ

20152010/11

ЛДПР

20152010/11

«СПРАВРО»

20152010/11

«ЯБЛОКО»

20152010/11

Явка

Республика Коми

58

50,5

7,4

16,1

11,7

14,8

10,1

12,6

1,2

 

48,8

Белгородская обл.

62,4

66,2

13,1

17,7

6,8

7,3

8,2

5,1

 

 

52,7

Воронежская обл.

74,4

62,5

10,7

18,5

6,0

8,9

5,3

5,3

1,0

 

50,5

Калужская обл.

57,2

53,4

9,8

21,2

10,5

11,9

7,7

8,4

1,6

2,8

32,4

Костромская обл.

51,0

50,0

14,2

19,6

8,8

14,5

10,6

12,6

2,1

 

35,3

Курганская обл.

56,7

41,2

13,2

25,2

13,6

12,7

10,9

17,2

 

 

29,4

Магаданская обл.

57,1

52,8

11,4

16,0

10,0

13,7

13,5

11,2

 

 

34,0

Новосибирская обл.

44,5

44,8

24,5

25,0

10,3

19,3

10,6

16,2

2,4

 

29,3

Рязанская обл.

62,7

50,6

13,0

19,0

8,2

18,7

8,6

6,2

1,0

 

36,0

Челябинская обл.

56,2

55,7

11,7

11,8

10,4

9,2

16,5

14,6

2,0

2,5

39,5

Ямало-Ненецкий авт. округ

69,9

64,8

6,5

8,6

12,9

13,4

6,1

8,1

 

 

67,7

Среднее значение по 11 регионам

59,2

53,9

12,3

18,1

9,9

13,1

9,8

10,7

1,9

2,6

37,0

 

«Едро», так же как и в прошлом цикле, не смогло набрать больше 50 процентов по партийным спискам в Новосибирской области и с трудом преодолела 50-процентную отметку в Костромской области.

Некоторый рост среднего показателя по 11 регионам – 59 процентов вместо  54 процентов – показывает, что «Едру» удалось всё же извлечь некоторый электоральный навар из огромного пузыря шовинизма и джингоизма, который власть всеми силами раздувала в течение последних полутора лет. Власти удалось запугать население мыслимыми и немыслимыми внешними угрозами (прежде всего образом якобы враждебного Запада), а себя выставить единственным спасителем от этих угроз.

Однако этот навар оказался достаточно мизерным по сравнению с затраченными усилиями, не говоря уже о гражданах России, погибших и раненных в Донбассе.

Были ли фальсификации? Наверняка. Смехотворными в этом отношении выглядят Татарстан и Кемеровская область, где любовь широких народных масс к кандидатам власти просто-таки зашкаливала. От необоримого желания выбрать главами администраций Миниханова и Тулеева в этих двух регионах население якобы явилось на выборы в количестве около 90 процентов от наличного электората и при этом отдало кандидатам от власти более 92 процентов (в среднем по стране явка на губернаторских выборах составила около 40 процентов). Смешно! Будем надеяться, что хотя бы кому-то в этих областях станет стыдно за свой регион и за тех, кого они «избрали».

С точки зрения явки выпадает из достоверного коридора значений и голосование в Ямало-Ненецком автономном округе.

Все остальные системные партии выступили хуже, чем в прошлом избирательном цикле. Особенно это относится к КПРФ, которая ухудшила свой показатель 2010–2011 годов сразу на 6 процентов. Да, безусловно, против КПРФ активно работали партии-спойлеры, которые в некоторых регионах отгрызали до 5 процентов, но основная причина – в ошибочной политической стратегии.

В этом смысле поражение вполне закономерно. Вместо того чтобы отстаивать аутентичные принципиальные позиции и собственные ценности, системные партии в последние два года подпевали партии власти на все голоса про «Крымнаш» и «Донбасснаш». Электоральный результат (про глобальный геополитический и финансово-экономический результат поговорим через полгода) вполне очевиден. Из двух шовинизмов сбитое с социального толку население вполне предсказуемо выбрало тот, у которого власть, а не тот, который в оппозиции.

Можно лишь надеяться, что здравомыслящая часть левых партий всё же извлечет уроки из этого очередного поражения.

Среди частных моментов можно отметить то немаловажное обстоятельство, что власти наконец удалось поставить две системные левоориентированные партии примерно на один уровень.

Если в прошлом цикле КПРФ и «Справро» находились всё же в разных «весовых категориях» и КПРФ была, безусловно, второй партией, то сейчас они настолько близки по показателям, что это даёт  «рисовальщикам» на выборах 2016 года очень широкие возможности для "творческого маневра".

В целом власть работает по схеме 2011–2012 годов, когда в отдельных регионах «рисуются» заведомо неправдоподобные цифры, иначе говоря  - "создаются" заведомо несуществующие события, чем разрушается картина нормального математического распределения, снижается порог восприятия заведомо ложной информации и сбивается с толку и население, и среднестатистическая масса неустойчивых духом аналитиков, которые начинают чесать затылки и бормотать: ну, с одной стороны, конечно, оно… а с другой – оно, конечно... (См. Таблицу 2)

 

Таблица 2

 

Регион

Явка

Амурская обл.

33,4

Архангельская обл.

21,0

Брянская обл.

33,4

Еврейская авт. обл.

32,1

Иркутская обл.

29,0

Калининградская обл.

39,6

Калужская обл.

36,3

Камчатский край

31,8

Кемеровская обл.

92,0

Костромская обл.

36,5

Краснодарский край

45,9

Ленинградская обл.

44,5

Марий Эл

46,0

Омская обл.

32,9

Пензенская обл.

62,2

Ростовская обл.

48,4

Сахалинская обл.

37,6

Тамбовская обл.

58,1

Татарстан

84,6

Чувашия

56,2

Средняя явка

41,2

 

 

Нет никакой другой стороны – есть масштабные фальсификации. Не могут в одной стране в соседних однотипных регионах (таких как, например, Кемеровская и Омская области или Татарстан и Марий Эл) явка и, соответственно, голосование разниться на 40–60 процентов. Это математически и социологически невозможно.  На этом фоне про такие "мелочи",  как 20-25 процентное "голосование на  дому"в некоторых регионах можно даже и не вспоминать

Есть продуманная и хорошо просчитанная тайная спецстратегия электорального оболванивания, которая выполняется так же системно, как стратегия дезинформации населения по поводу украинских событий, где основной эмоциональный удар по обществу ( проще говоря - вынос мозга) также наносился с помощи фабрикации и презентации  заведомо невероятных, не существующих, но несущих высокую эмоциональную нагрузку событий.

В целом при наличии 6–7 основных телевизионных госканалов, которые 24 часа в сутки ведут обработку населения и не занимаются ничем, кроме пропаганды, и при практически полном отсутствии иной точки зрения в телевизионных СМИ иного результата ожидать было трудно. Любая избирательная кампания при такой конфигурации российских СМИ будет выиграна властью еще до ее начала, а любая попытка опротестовать будет заглушена и осмеяна сонмом системно лакействующих телеведущих.

Не весьма удачными оказались выборы для всех без исключения партий демократической направленности. Безусловно, против них особенно активно использовался административный ресурс. Против них же в первую очередь была развернута вся система госпропаганды, активно и на данном этапе весьма успешно педалировавшая темы антизападности и антилиберализма.

Однако, к примеру, «Яблоко» и «Гражданская платформа», в отличие от «Демкоалиции», действовали в более комфортных условиях. Но максимум, чего им удалось добиться по отдельности, – 2,4 процента в Калужской области. В результате партии демократической направленности вновь не будут представлены в данных региональных парламентах (это означает, что для участия в выборах 2016 года им снова придется собирать подписи, а это действительно сложно).

Для демократических партий главной проблемой остается эффективное тактическое объединение и выдвижение единого списка. Только в этом случае на выборах 2016 года они будут иметь хотя бы минимальные шансы на успех.

Главным же победителем выборов стала явка. Если отбросить заведомые фальсификации, то на губернаторских выборах явка составила около 36,5%, на выборах в региональные парламенты – примерно столько же, 37%.

Две трети российского населения, проигнорировавшие выборы в путинской России, – это и есть основной протестный резерв, до которого не сумели достучаться ни КПРФ, ни Демкоалиция. И это – единственная надежда на то, что в 2016 году что-то может измениться, но для этого оппозиционным партиям надо начинать меняться уже сегодня, сейчас.

В противном случае этот протестный резерв может превратиться в могильщика демократии и республиканского строя в России.

 

 Семён Яковлевич РОНСКИЙ