Главная       Дисклуб     Наверх      

Президент Венесуэлы решил заменить  парламент страны Учредительным Собранием

 «Во исполнение моих президентских полномочий как главы государства и согласно статье 347 конституции я созываю высшую учредительную власть, чтобы рабочий класс и народ созвали учредительное собрание», - заявил Мадуро 1 мая.

Основываясь на этом положении, источником власти в Венесуэле является народ. Власть может осуществляться через национальное учредительное собрание. Его созывают для изменения государственного строя, создания нового порядка и составления новой конституции.

В ближайшее время правительство Венесуэлы начнет процесс созыва, в специально изданном документе пояснят детали.

Лидер оппозиции Венесуэлы Энрике Каприлес назвал конституционным переворотом решение президента Николаса Мадуро созвать новый парламент, который заменит нынешнюю Национальную ассамблею и будет обладать полномочиями по изменению конституции страны.

Большинство в нынешней Национальной ассамблее Венесуэлы принадлежит оппозиции.

По словам Мадуро, депутатами новой Национальной ассамблеи будут обычные граждане - поддерживающие правительство рабочие и представители гражданского сообщества.

Как заявил Мадуро, этот шаг поможет преодолеть политический кризис, так как он лишит влияния оппонентов, представляющих, по его словам, опасность для страны.

Нынешняя Национальная ассамблея ранее обратилась к президенту Мадуро с призывом уйти в отставку в связи с тем, что страна переживает тяжелейший экономический кризис.

Председатель Национальной ассамблеи Хулио Борхес назвал заявление Мадуро очередной попыткой лишить венесуэльцев права голоса и еще одним шагом к политическому перевороту.

Экономический кризис в Венесуэле привел к тому, что в стране наблюдаются перебои с поставками энергии, дефицит товаров первой необходимости и гиперинфляция, которая, по прогнозам МВФ, в 2018 году может составить 1660%.

 

Комментарий «ЭФГ»: Позиция Мадуро, партия которого с треском проиграла последние парламентские выборы (в декабре 2015 года на парламентских выборах в Венесуэле радикальная оппозиция получила в Национальной Ассамблее 100 мест из 167, правящая социалистическая партия – 46 мест), вполне понятна. Он, видимо, предполагает, что выборы (или ту неясную процедуру, с помощью которой должен этот орган формироваться, – впрочем, сама процедура проведения созыва УС наверняка станет предметов самых жарких схваток и дискуссий) в Учредительное Собрание оппозиция проигнорирует и ему удастся заполнить новый орган своими сторонниками.

Понятна позиция и российских СМИ, обслуживающих российский ВПК и с детским восторгом применяющих к месту и не к месту пару немудреных, но твердо заученных концептуальных ругательств про либерастов и пиндосов, и нефтегазовый сектор, в котором про либерастов поминают не так часто, но, впрочем, тоже давно уже рулят представители тех или иных силовых структур.

Большинство российских левых, воспитанных в ленинско-сталинском духе, также ни на минуту не задумаются и всегда готовы с восторгом бросить в топку культа личностей своих кумиров еще пару-тройку сотен тысяч человеческих жизней – это тоже как бы понятно.

На наш взгляд, более правильным был бы одновременный уход и парламента, и президента в отставку и проведение досрочных президентских и парламентских выборов, в ходе которых половину членов всех избирательных комиссий должны составлять сторонники Мадуро, половину – сторонники оппозиции.

В прошлом году Мадуро и его сторонники полностью заблокировали вполне легитимную процедуру импичмента, начатую было оппозицией.

Нынешняя инициатива Мадуро, хотя теоретически она выглядит конституционной, может привести к дальнейшей дестабилизации и обострению противостояния. Онтологически она, как ни крути, направлена не на совершенствование честной соревновательности выборной процедуры, а на удержание власти любой ценой.

Опыт Швеции и послевоенной Германии (и, кстати, Никарагуа, где выдающийся без всякого преувеличения деятель  международного левого движения с Даниэль Ортега первым в истории среди левых лидеров  сумел осуществить цивилизованный уход от власти, а затем - столь же цивилизованный  политический реванш), например, доказал, что наличие сильной левой партии в активной оппозиции зачастую ведет даже к не менее интересным и перспективным для подлинного левого проекта результатам, чем пребывание этой же партии у власти, потому что заставляет противостоящие силы намного более ответственно работать в пространстве социальных ценностей. Или же, напротив, если речь идет о консерваторах, – полностью обнажать свою сущность, что всегда несколько отрезвляет  привыкший к достойной и спокойной жизни электорат. Аналогичную роль для всего мира капитализма, несомненно, играл и СССР при всех его недостатках.

А для самих левых партий периодическое отстранение от власти – прекрасный способ «стряхнуть» накопившийся «жирок», отправить в отставку наиболее освинячившихся вождей и провести необходимые внутренние преобразования и улучшения.

Политикам в каком-то смысле надо учиться у спортсменов. Например, в недавнем суперпоединке экс-чемпион мира по боксу В. Кличко  понимал, что шансы его выиграть решающий  бой у британца Джошуа невелики, но из уважения к спортивной этике вышел на ринг, вместо того чтобы созывать альтернативную боксерскую ассоциацию и убеждать весь мир в  том, что в прежней засели рептилоиды, лишившие его чемпионского пояса. Непредсказуемость результата (в разумных пределах) есть одна из базовых экзистенциональных ценностей человека, отличающая его от робота и обеспечивающая механизм дальнейшего развития всего человечества.

В спорте итоговый результат состязания, как правило, непредсказуем, а спортсмены  – это достаточно опережающая и влиятельная  часть сегодняшнего сообщества трудящихся (ну, то есть если, конечно, есть желание не повторять бесконечно плохо выученные штампы сталинского агитпропа и не оставаться всецело в рамках архаичного подхода конца XIX-начала XX веков, вполне адекватного тем временам, но для сегодняшних реалий  явно недостаточного), которая предположительно сохранится даже в условиях полностью роботизированной экономики, поэтому к порождаемым им образцам социального и политического поведения стоит, по меньшей мере, присматриваться.

Что касается идеи с УС, то такого рода эксперименты нельзя проводить в расколотой пополам стране – у Мадуро попросту не хватит сил (электоральной базы, ну, сколько там классического рабочего класса в Венесуэле – 10, 12 процентов?) для удержания и успокоения протеста в рамках демократической процедуры и он с высокой степенью вероятности будет вынужден перейти к чисто силовому подавлению оппозиции (пока Мадуро, надо отдать ему должное, как и его предшественник, Уго Чавес, искусно удерживается на тонкой грани от перехода к методам «большого террора»). Ну а большая кровь, она, как правило, рано или поздно заканчивается крахом левого проекта, приводя к власти профессиональных могильщиков - политических мракобесов всех мастей. Что в СССР, что в Сирии.

 

 

Семён Яковлевич РОНСКИЙ