Главная       Дисклуб     Наверх      

 

СТАНЕТ ЛИ КРЕМЛЬ ПОСЛЕ АСАДА

СПАСАТЬ НИКОЛАСА МАДУРО?

 Ситуация в Венесуэле продолжает накаляться. Сотни тысяч венесуэльцев выходят на марши протеста и участвуют в массовых перекрытиях дорог по всей стране.

 В ответ режим Николаса Мадуро ужесточает репрессивные меры. В Венесуэле уже погибли более двадцати человек, более 200 получили ранения.  Не менее 400 протестующих арестованы или задержаны.

18 апреля, накануне манифестации, которую оппозиция нарекла «матерью всех протестов», президент Николас Мадуро объявил, что в стране раскрыт антиправительственный заговор, спланированный США. «Пособником империалистов» был назван Хулио Борхес, председатель Национальной ассамблеи (парламента), находящейся под контролем оппозиции. Мадуро разъяснил, как именно он планирует бороться с «заговорщиками»: специальным президентским декретом до 500 тыс. человек увеличена численность Национальной боливарианской милиции – проправительственного ополчения, созданного Уго Чавесом в 2005 году. Каждому milicano (ополченцу) президент пообещал автомат Калашникова.

В ответ венесуэльская оппозиция провела самую массовую акцию протеста,  в которой приняли участие не менее полумиллиона человек. В ходе акции опять погибли люди, тем самым общее количество погибших увеличилось до 20 человек.

В воскресенье, 23 апреля, оппозиция провела  массовые траурные марши в память о  погибших в ходе нынешних протестов  – так называемые «белые марши», в которых  приняли участие десятки тысяч человек.

Массовые протесты в Венесуэле, которая  уже более трех лет страдает от жестокого экономического кризиса, начались в первых числах апреля. Спровоцировало их инспирированное президентом Мадуро незаконное решение Верховного Суда страны об отстранении законно избранного парламента от власти. Масла в огонь подлило столь же малолегитимное решение  властей о запрете лидеру оппозиции Энирике Каприлесу в течение 15 лет занимать выборные государственные должности.

Через два дня одумавшиеся судьи отменили свое решение, однако стремительный рост народного недовольства остановить было уже невозможно.

Протестующие (а по опросам,  уже более 65 процентов венесуэльцев готовы требовать отставки Мадуро) ставят ему в вину неспособность справиться с экономическим кризисом, гиперинфляцией, дефицитом в стране основных товаров и начинающейся гуманитарной катастрофой. Не менее трети населения в этой богатейшей по своим природным и климатическим ресурсам стране в настоящее время просто недоедают. Венесуэла сейчас является страной с наиболее высоким уровнем преступности в Латинской Америке.

Однако вместо того, чтобы искать компромисс, например в форме досрочных одновременных президентских и парламентских выборов, Мадуро (официальный срок его полномочий истекает в апреле 2019 года) продолжает наращивать репрессивно-силовую компоненту в своей внутренней политике. Укрепив остающиеся лояльными ему силовые структуры и заявив о вооружении своих сторонников по типу проасадовских парамилитаристских формирований «шабиха», он недвусмысленно дал понять, что в борьбе за свое кресло не остановится перед большой кровью.

Однако доведенные до отчаяния венесуэльцы уже, похоже, не боятся ни армии, ни полиции, ни парамилитарес.

Начиная с 23 апреля, протестующие начали строительство баррикад в столице страны Каракасе.

Так что противостояние переходит в активную фазу, характеризующуюся прежде всего непрерывным и бессрочным характером протестных действий, и теперь главный вопрос в Венесуэле – это вопрос о том, насколько  далеко готовы пойти силовые структуры Венесуэлы в подавлении протеста значительной части своего народа и какое количество крови в состоянии пролить генералы и высшие офицеры.

Ситуация вокруг Мадуро всё больше и больше начинает напоминать ситуацию с Асадом в 2011 году. Начавшееся в рамках «арабской весны» гражданское противостояние после расстрела студенческой демонстрации в городе Дераа быстро переросло в кровопролитнейшую гражданскую войну, пламя которой полыхает и по сей день.

Как и Башар Асад (казавшийся в начале нулевых на фоне Хусейна и Каддафи  прямо-таки интеллигентным реформатором, профессиональный врач-офтальмолог тоже, наверное, не собирался становиться главным ближневосточным мясником), Николас Мадуро сильно рассчитывает на помощь своих геополитических партнеров, России и Ирана, и в несколько меньшей степени –  Китая.  Мадуро весьма благосклонно относится к деятельности  в стране представителей радикального шиитского движения «Хезболла», которое в США и Израиле занесено в список запрещенных  и наиболее опасных террористических организаций.

Организация «Хезболла», базирующаяся в Ливане и всецело находящаяся под иранским влиянием, после начала сирийского конфликта всерьез забеспокоилась о своих базах в Ливане – в случае казавшегося весьма вероятным быстрого гипотетического свержения Асада, который всячески поддерживал «Хезболлу», беспроблемное нахождение этой шиитской организации в постасадовской суннитской Сирии и соседнем, полухристианском Ливане могло стать весьма проблематичным. В этой связи «Хезболла» усилила поиск  потенциальных резервных баз в Западном полушарии.

Одновременно военные подразделения «Хезболлы» вместе с представителями иранского Корпуса Стражей Исламской революции приняли самое активное участие в военных действиях в Сирии, проявили себя в качестве наиболее боеспособных и играют ключевую роль в нынешней гражданской войне в Сирии, успешно воюя на стороне Асада.

Координатором связей  между Мадуро и определенными силами на Ближнем Востоке, по-видимому, является Тарек Эль-Айссами, который родился 12 ноября 1974 года и провел свое детство в Эль-Вигии (Мерида, Венесуэла). Его отец, ливанец по происхождению, Зайдан Эль-Амин Эль Айссами, также известен как Карлос Зайдан,  являлся одним из военных советников Саддама Хусейна.

В январе 2017 года Мадуро назначил Эль-Айссами вице-президентом Венесуэлы, и теперь именно он в случае отставки по той или иной причине Мадуро станет главой государства.

Вот и возникает вопрос: ввяжется ли Кремль  вместе с новообретенными иранскими союзниками в еще одну авантюру с непредсказуемым итогом по поддержке непопулярного режима, теперь уже в Западном полушарии? Нефтегазовые интересы крупнейших российских углеводородных монстров, «Роснефти» и «Газпрома», в Венесуэле были четко обозначены еще во времена Чавеса. Кроме того, Венесуэла для России является одним из важнейших рынков  оружия и так просто так уходить из этого экономически и геополитически важного для России региона ни Сечин,  ни Миллер, ни курирующие  оборонную промышленность Чемезов и Рогозин, видимо, не намерены.

 В своем  сверхпассионарном, эмоциональном и далеко не всегда разумно аргументированном  антиамериканизме значительная часть российского истеблишмента после успешного отстаивания военно-морской базы в сирийском  Тартусе  может захотеть обзавестись  чем-то подобным и на солнечных карибских берегах, то бишь в оперативно-тактической близости от Флориды и Техаса.

Для Ирана же любая возможность обострить отношения между США и Россией весьма привлекательна,  поэтому все иранские возможности в Венесуэле будут задействованы в сторону максимального вовлечения России в разгорающийся венесуэльский внутренний конфликт.

Однако Венесуэла – не Сирия. Отсюда до сих пор поставляется почти 10 процентов от общего объема нефти, импортируемой Соединенными Штатами. В данном случае реакция Вашингтона может оказаться гораздо более быстрой и жесткой, чем  маловразумительная и непоследовательная политика  в сирийском конфликте.

Наилучшим же  выходом из складывающейся в Венесуэле ситуации могло бы стать совместное давление России и США на президента Мадуро  с целью добиться ухода его в добровольную отставку и проведения досрочных выборов с обязательным выставлением кандидата от чавистов-боливарианцев, но без участия самого Мадуро.

Увы, сие возможно, видимо, только на какой-нибудь другой планете.

 

Семён Яковлевич РОНСКИЙ