Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 День Мамая

 

«Исход состязания решается оружием

как последним средством:

обращение к нему было выбором короля,

 и Континент принял этот вызов».

 

Томас Пейн,

отец-основатель США

 

По любопытному совпадению в народном календаре этот день называется Змеевник. Главным событием дня все же считался змеиный праздник: «Среди ряски – змеиные пляски». А потому прогуливаться по лесам да лугам далеко не каждый решался. Укусит в этот день человека змея – ни одному колдуну-знахарю не спасти бедолагу. Особенно если это змей либерализма.

12 июня 1990 года Съездом народных депутатов РСФСР была принята Декларация о так называемом государственном суверенитете России, с которого начался принудительный развал Советского Союза под видом обретения Россией независимости от латвийских шпрот и узбекского хлопка. Сама же Декларация стала первым шагом к превращению разворованной страны в сырьевой придаток Запада, теперь уже и Востока, под издевательским названием «великой энергетической державы». «Интегрировались в мировую экономику», – объясняют нам зело ученые люди на своей ученой фене. Стали колонией, проще выражаясь. «Интеграция в мировую экономику… состоялась, правда, в роли… поставщика природных ресурсов, человеческих и сырьевых. Перейти от «сырьевой» к «умной» экономике совершенно не получилось», – ликует Леонид Радзиховский («Российская газета», 23 августа 2005 г.).

Для того чтобы перейти к «умной» экономике, одного желания хапнуть недостаточно – мозги надо иметь. Хотя бы на том уровне, чтобы не дарить соперникам рынки сбыта. Те самые, за которые две мировые войны прошли, не считая мелочевки. Чем умнее экономика, тем больше ей нужен рынок сбыта. Таким образом, потеря независимости России началась с ее торжественного провозглашения.

Несколько позднее ведущие потрясатели основ честно признавали, что их основная заслуга – перед Западом – заключается в том, что они «легли под Америку». И всю страну туда же положили.

Правда, нам объясняют, что разрушение страны было неизбежно, поскольку необходимо было «избавиться от дармоедов, которые объедают Россию». Имелись в виду четырнадцать союзных государств СССР. Избавились – и теперь приходится этих «дармоедов» завозить из-за границы, потому что иначе работать некому, а численность своих, доморощенных дармоедов, объедающих Россию изнутри, невероятно выросла.

Благодаря этим потрясениям страна потеряла больше производственных мощностей, чем за Вторую мировую. Целые отрасли промышленности исчезли. То же самое и с населением. Поэтому с таким же успехом можно было бы праздновать начало монгольского нашествия  или Смутного времени. Итоги примерно такие же – как Мамай прошел, оставив после себя заросшие сорняками поля.

Кстати, Мамай был сам виноват: ему бы нанять несколько бояр да какое-нибудь вещание, чтобы они разъяснили населению: Россия все равно обречена, спастись можно, только лежа под Мамаем.

От современной промышленности осталось так мало, что даже как-то вспоминать неудобно: Филиппины с Мексикой опережают Россию по числу роботов на душу населения.

 

Это цена перехода к капитализму, на задворках которого отыскали нам местечко либералы...

Кто-то из потрясателей решил увековечить событие праздником, шутихами и всенародным ликованием. (Может, нас потому и опережают по роботам, что в приличных странах в таких случаях принято объявлять траур?) И встал вопрос: как назвать оное? Естественно, на американский лад – Днем независимости.

По сущей совести, праздник следовало бы наречь Днем независимости Бори от Миши. Но почему должна праздновать семейный праздник «семьи» (слово «семья», разумеется, понимается в том же смысле, что и итальянская мафия) Ельцина вся страна?

Согласно Словарю Брокгауза и Ефрона времен самодержавия, «Суверенитет (Souverainete, suprema potestas) – верховенство, совокупность верховных прав, принадлежащих государству или его главе. Главный момент, определяющий понятие С., есть момент отрицательный: над данной властью, которой принадлежит С., не должно стоять никакой другой власти, имеющей правомерное полномочие давать ей повеления».

Одним из признаков колонии является усваивание повадок колонизаторов местным отребьем, помогающим грабить страну. Во всем начали подражать США. Сельсоветы вдруг стали администрациями, председатели – спикерами, Верховный Совет – парламентом, управленцы – менеджерами, выборы – гонкой, ныряльщики – дайверами.

По оценке Збигнева Бжезинского, за время Большой Растащиловки в банках США осело 500 миллиардов долларов, украденных в России с помощью полков американских советников, руководивших правительством России. 500 миллиардов долларов – это, к примеру, бюджет Рязанской области за всю тысячу лет ее существования.

Егор Гайдар часто вспоминал, что в России под его руководством не оставалось ни одного боеспособного полка. За исключением того, который состоял из одних американских полковников, дававших ему советы.

В целом получилось неплохо: мы им – 500 миллиардов, а они нам – День независимости. Ибо независимость не бывает слишком дорогой. Что ж, таков уровень умственного развития людей, дорвавшихся до власти в России.

(Забавно, что отцы-основатели США затеяли потрясения для решения прямо противоположных задач. Конституция Соединенных Штатов начинается словами: "Мы, народ Соединенных Штатов, вводим и утверждаем эту конституцию... с целью образовать более прочный союз".

Для США День независимости действительно стал праздником освобождения от гнета Англии, которая сдерживала развитие своих владений. Например, было запрещено вывозить туда не только прядильное оборудование, но даже и чертежи, по которым оное можно было бы изготовить на месте. Поэтому первый чертеж, по которому была изготовлена такая самопрялка, был сделан умельцем, переселившимся из Англии, по памяти. «Наша кукуруза получит свою цену на любом рынке Европы, а импортируемые нами товары должны быть оплачены независимо оттого, где мы их приобретаем.  Однако убытки и потери, которые мы несем в результате такой связи (с Англией), бесчисленны», – писал зачинщик потрясений Томас Пейн.)

Наконец новоявленные правители России сообразили, что объявлять независимость от страны, созданной трудами поколений россиян, как-то неудобно... И урезали название праздника – День независимости России – просто до Дня России. Таким образом, получилось еще забавнее: День независимости России от ее тысячелетней истории. Ну, не в 1991 году Россия появилась!

Поэтому лучшим умам либерализма нужно сызнова поднапрячься и, к примеру, начать праздновать 12 июня как День убийства князей Аскольда и Дира князем Олегом, который, кстати, тоже прибыл, подобно Ельцину, издалека и оказался неблагодарным. Хотя и тут не все просто: после убийства Олег соединил Новгородское и Киевское княжества в одну огромную державу, а Ельцин ее   развалил...

 

Евгений Пырков

 

Пенза