Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Трубы горят,

или Старый кадр борозды не испортит

 

Человек к тебе в одной рубашке пришел,

а ты его вовсе голым отпустил.

М.Е. Салтыков-Щедрин

 

Правило относительно кадров, которые всё решают, появилось давно, еще в те времена, когда за образец для подражания бралась Германия, в которой и заимствовались мудрено ученые словечки. И до сих пор оно действует, позволяя кадрам назначать друг друга на руководящие должности. В США в таких случаях говорят: «Правильный человек на правильном месте». Пользуясь вековой забитостью населения, российские власти навострились сажать своих людей во все возможные и невозможные учреждения, начиная от совета дома и заканчивая Госдумой.

С большим удовольствием прослушали однажды жители града Пензы пламенную речь тогдашнего губернатора Василия Кузьмича Бочкарева о борьбе с неплательщиками за ЖКХ. Василий Кузьмич требовал от свежеизбранных председателей свежеизобретенных советов домов вывешивать списки неплательщиков.

И никто не решился огорчить большого начальника сообщением, что советы домов существуют не для того, чтобы исполнять указания руководящих деятелей, а, наоборот, для присмотра за властью. Чтобы руководящие люди, в том числе губернаторы и градоначальники, не очень воровали. А некоторые и впрямь начали вывешивать.

Недавно один такой оторванный от копания грядок на заслуженном отдыхе кадр, бывший городничий Калашников, возглавил Общественную палату Пензы по надзору за ЖКХ. Слов нет, старый кадр борозду не испортит. Не допустит снижения расценок на услуги ЖКХ, которые столько лет повышал. Вот удивительный по выразительности документ от 11 января 1995 года, подписанный тогдашним главой города Александром Серафимовичем Калашниковым, – постановление «Об изменении норм водопотребления в городе Пензе». В России любое «изменение» в устах коммунальщиков означает исключительно увеличение.

Для чего понадобились эти «изменения»? «За последние годы непрерывно увеличивается подача воды в водопроводную сеть города. Растут непроизводственные расходы и неучтенные потери питьевой воды», – скорбит тогдашний начальник МУП «Производственное управление водопроводно-канализационного хозяйства» Н.В. Семин, вместо того чтобы сокращать «непроизводственные расходы и неучтенные потери». Хотя руководителя, который не то что сократить, а даже учесть потери не может, надо просто гнать. И не просто так, а в три шеи. Но вместо того, чтобы обязать Семина не маяться дурью, его обязали оповестить о ней народ через «Пензенскую правду».

Простите, а по какой причине «Водоканал» начал увеличивать объем закачиваемой в трубы воды? Конечно, похмелье после перестройки и потрясений начала 90-х было сильным, но не до такой же степени, чтобы народ стал по утрам лакать с похмелюги в три раза больше воды!

Чтобы придать сомнительному делу законный вид и толк, пригласили «залетный» Научно-исследовательский институт коммунального водоснабжения и очистки воды, который выяснил, что «получены достаточно достоверные данные о величине среднего фактического удельного водопотребления на одного жителя… которая значительно превышает нормы, установленные в городе».

О 90-х некоторые до сих пор говорят и пишут, ставя не менее трех восклицательных знаков после каждого слова: «Время было потрясающее!!! Счастливейшее!!! Ощущения раскрепощения, надежд!!!»

У кого как, знаете ли... У большинства населения, за счет ограбления которого содержались эти счастливые люди в счастливейшие для них времена, было наоборот, ощущение закрепощения и полного отсутствия всяких надежд. Что подтверждается поразительно высоким уровнем числа самоубийств от выпавшего людям «счастья».

Вспомним, что в стране в это «славное время» уже наступил голод со случаями голодных смертей. К емкостям для сбора мусора выстроились очереди. Не удивительно, если в таких условиях оголодавшие ученые за мешок картошки подпишут что угодно. Только при чтении этих вывертов почему-то сразу вспоминается так называемое освобождение смердов в 1861 году. Только тогда у них баре стремились отнять побольше земли, а теперь наоборот – добавить воды.

Простите, «достаточно достоверные данные» – это что такое? Они из пальца высосаны или с потолка взяты? «Значительно» – это сколько? «Удельные» – это какие? Вы повышаете оброк в рамках удельного законодательства времен раздробленности Руси?

Было время, когда подобные «достижения» назывались приписками и такую работу называли коротко и ясно – «вредительство»; исправляться за такие «трудовые подвиги» покровителям «Водоканала» пришлось бы на строительстве другого канала – Беломорско-Балтийского.

Вы спросите, зачем же надо было «залетных» приглашать, когда в Пензе имеется свой строительный вуз, а в нем – знатоки водоснабжения и водоотведения, в уровне знаний которых никто никогда не сомневался? Так свои сами себя грабить не будут: им же жить в этом городе, со своими друзьями, родственниками. В благодарность за оказанное уважение Александр Серафимович стал почетным профессором этого самого Пензенского государственного университета архитектуры и строительства (1998 г.). 

Учитывая количество теряемой воды, понятно, за что городничий получил медаль «300 лет Российскому флоту» (1996 г.). Хотя непонятно, при чем тут нагрудный знак «100 лет российскому трамваю» (1996 г.), который предполагался в городе еще до революции, но так и не появился...

По достаточно достоверным данным, взятым с потолка и поделенным на все население города, включая беззащитных стариков и детей, поровну, удалось повысить нормы потребления, – и без того самые высокие в мире, – весьма ощутимо. Хотя средние нормы – как средние солдатские сапоги: не для всех годятся. В 2006 году внесли поправку в размер «водопоя»: здания «высотой свыше 12 этажей с горячим водоснабжением и повышенными требованиями к их благоустройству» должны теперь потреблять 410 литров. Потому что чиновники уверены: с каждого надо сорвать по доходам его.

Если так дальше пойдет, то вдобавок к нашей Суре придется еще и сибирские реки задействовать, чтобы удовлетворить запросы «Водоканала». Кстати, последним повышателем, хотя и неудачным, был городничий Роман Чернов. Наверное, хотел средства собрать, чтобы отстроить заново собор, колокол с именем Чернова на котором уже начал пробуждать совесть чиновников. Безуспешно, правда.

Естественно, что все эти приписки должны оплачивать потребители. И из бюджета средства утекают, словно вода через гнилую трубу, поскольку городская управа до сих пор утверждает, что так ее потребляют. И правильно! Зачем искать выход, если есть вход?

Поэтому не надо удивляться, что сто верст труб, подаренных «Водоканалу», остались однажды не уложенными в землю. Ну вы только представьте себе, что после взмаха волшебной палочки все ветхие трубы водопровода стали новыми. А избыточная вода куда деваться будет, на один средний фактически потребленный литр коей приходится два, неизвестно куда сгинувших?

 

Законы святы

Закон РФ «Об основах федеральной жилищной политики», принятый в 1992 году в том числе депутатом Верховного Совета РСФСР Василием Кузьмичом Бочкаревым, гласит, что «организации жилищно-коммунального хозяйства, оказывающие жилищные и коммунальные услуги… обязаны принимать меры по применению энергосберегающих и ресурсосберегающих технологий, повышению качества своих услуг, снижению расходов на оказание коммунальных услуг». А городские власти согласно этому закону «принимают муниципальные программы ресурсосбережения, установки индивидуальных приборов учета и регулирования объема потребления ресурсов, в том числе воды, газа, тепловой энергии, и осуществляют реализацию этих программ».

Вместо программ было принято постановление об увеличении объемов потребляемой воды. И теперь Василий Кузьмич возмущается: «Почему я должен платить за других, которые не платят?!» Потому что «Водоканал» требует потреблять воду в таких количествах, что не оставляет средств на пропитание.

К выполнению этого закона даже не приступали. А тем, кто ставил счетчики самостоятельно, приходилось по полгода отстаивать свое право на расчеты по ним в судах.

Согласно статье 4 части 2 Конституции РФ федеральные законы имеют верховенство на всей территории Российской Федерации: «Органы государственной власти, органы местного самоуправления, должностные лица… обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Иначе говоря, законы в России должны выполняться. Но, как известно, законы святы, да исполнители – лихие супостаты. Хотя эти статьи и принятые в городе постановления так же несовместны, как гений и злодейство...

 

А как у них?

Всё познается в сравнении. В Москве давно уже ведется работа по снижению потребления воды. С 460 литров на человека ее снизили до 260-ти и собираются понизить в самое ближайшее время до 160-ти. А наиболее смелые руководители заявляют, что 130-ти за глаза хватит. Что лишний раз свидетельствует: мы платим не по нормам, а по понятиям. В данном случае по понятиям городских чиновников о привольной и беззаботной жизни. Не хотят люди себя утруждать. И в Москве не хотят. Но там наблюдается вспышка строительства и возникают сложности с подключением ко всем видам сетей. Причем становится очевидным, что если выполнять все требования господ коммунальщиков, то строительство становится просто невозможным: не хватает электрических мощностей, сечения трубопроводов и т.д.

Когда же за коммунальщиков взялись взаправду, оказалось, что среднее потребление воды на одного человека в несколько раз меньше заявленного и сечение труб можно не только не увеличивать, а, наоборот, уменьшать.

При этом и воды на всех хватит, и стоимость трубы снизится, поскольку уменьшится сечение и повысится ее долговечность, так как давление можно уменьшить. Снижаются бессмысленные затраты на электроэнергию, реагенты и прочее. Ведь она же у них не сразу через дыры вытекает: сначала ее качают на очистные сооружения, потом очищают до питьевого ГОСТа и только после этого она утекает.

За счет снижения бессмысленных потерь можно повысить зарплату собственным рабочим. При умелом управлении водопроводчики, вместо того чтобы жить сегодняшним днем, затыкая очередную дыру, стали вглядываться в будущее, думать о грядущих поколениях, то есть начали использовать чугунные трубы со сроком службы до 120 лет. Проще говоря, начали понимать, что ворованная шуба не греет.

А как добились снижения потребления воды? Просто установили всем счетчики, и стало ясно, что в действительности люди потребляют значительно меньше того, что им рисуют в платежках.

 

Ограбление в пустыне

Но это еще не самое забавное! Водопотребление, приходящееся на одного среднестатистического израильтянина, составляет более 300 литров в сутки, а в развитых странах – от 100 до 200 литров на человека в сутки. Потому что утечки воды в пустыне (!) составляют более 37 процентов от подаваемой воды. В денежном выражении стоимость потерь воды вследствие утечек оценивается в 2 миллиарда шекелей, которые, как и на Среднерусской равнине, оплачивают потребители воды. Им объяснили, что в рыночных условиях пустыни вода не может стоить по пятаку за тонну. Не в «совке-с»!

А всё потому, что на «столбовой дороге человечества», где мы снова оказались, – а тут кто кого может, тот того и гложет, – люди, которые «занимаются распределением воды, установлением цен и взиманием платежей за воду, не могут быть экономически заинтересованы в своевременном устранении и систематическом уменьшении утечек воды, поскольку это существенным образом будет уменьшать прибыль (Котен М., Цвит М. Водопотребление в Израиле). Ну всё как у нас!

Что же делает ныне крепкий хозяйственник Калашников? Может, ищет способ вернуть незаконно начисленные платежи в карманы, из которых они были изъяты? Или, отчаявшись возместить, одел лапти да пошел по святым местам грехи замаливать? Никак нет-с! Занял очередную руководящую должность. Так что если городская власть примет решение вырыть из земли трубы и понастроить из них монументы, то возглавляемый Александром Серафимовичем общественный совет, скорее всего, и тогда возражать не будет, поскольку его председатель, видимо, уверен, что народ во всякое время помирать согласный.

 

Евгений Пырков

 

Пенза