Главная     Что нового?    Наверх 

                                         

                МОНОГОРОДА-

        БОЛЕВЫЕ ТОЧКИ РОССИИ

                                         

Промузел в г. Пикалево Ленинградской области:

В условиях неуправляемости из-за разноголосицы материальных и классовых интересов работников, управленцев и частных собственников реальная жизнь заставляет вернуться к советской практике партийных штабов на крупных стройках и при внедрении прорывных достижений НТР. Таким образом, ещё раз доказано

 

ПРЕИМУЩЕСТВО СОВЕТСКОЙ ПЛАНОВОЙ СИСТЕМЫ

 

Стенограмма совещания «экономических террористов»

 Пикалёвского промышленного узла под руководством В.В. Путина

 

В.В.Путин: Добрый день!

26 мая в Москве, в Колонном зале Дома союзов, на встрече с руководителями профсоюзных организаций, я получил записку с просьбой разъяснить мою позицию по ситуации, которая сложилась в Пикалево. Автор записки – Дербин Владимир Георгиевич. Вы здесь? Это ваша записка? Вы помните, тогда я сказал, что не готов ответить, потому что с ситуацией не знаком глубоко, но тогда же сказал, что ответ будет. Так?

В.Г.Дербин: Точно.

В.В.Путин: В целом сейчас ясно, что здесь происходит, и в целом понятно, куда можно двигаться для того, чтобы хотя бы снять остроту ситуации. Тем не менее, поскольку вы, по сути, явились инициатором нашей встречи, я бы хотел начать с вас и попросил бы вас изложить ваше видение проблемы и ситуации, которая сложилась здесь. Пожалуйста.

В.Г.Дербин: Уважаемый Владимир Владимирович, действительно, я написал записку с тем, чтобы была понятна позиция Премьер-министра Российской Федерации.

8 ноября в городе состоялся первый митинг по проблеме Пикалево. Я присутствовал на нем и выступал. С тех пор мы практически прошли через все законодательные моменты, которые у нас есть в законах Российской Федерации, то есть обращения во все инстанции. Подключились все структуры, на сегодняшний день все прошли.

Потом был второй митинг в Пикалево, был митинг в Санкт-Петербурге в поддержку пикалевских профсоюзов. Тем не менее ситуация между тремя собственниками никак не могла сбалансироваться. И мы все пришли к мнению, что ситуация, которая возникла в Пикалево, – не проблема экономического кризиса, это проблема трех собственников, которые не могут прийти к согласию.

Поэтому настрой и трудового коллектива, и всех горожан таков, что объединить трех собственников можно, видимо, лишь каким-то кардинальным путем. После того, как была проведена работа комиссии Федеральной антимонопольной службы, они приняли соответствующее решение. Это решение устроило практически всех – оно должно было быть исполнено. Но вместо того, чтобы исполнять его, сторона, против которой был возбужден иск, подала в суд, и дело снова затянулось. Этот вопрос, конечно, решался медленно и длительно.

Очень много принимали в этом участие администрация Ленинградской области и лично губернатор. Практически была создана рабочая группа. Все мероприятия, которые зависели от бюджетов – регионального и муниципального, были проведены. Более того – предлагалась даже работа за пределами Пикалево – в Киришах, в Тихвине, но людей это не устраивало, поскольку они уже здесь материально. Вообще российский менталитет в данном случае не динамичный.

Поэтому после того, как Вы прочитали записку и сказали: вот, видите, мы были уверены в том, что эта тема найдет свое продолжение и ответ. К сожалению, позавчера был сбой, но уже не по нашей вине. Люди, конечно, уже сильно возбуждены.

Сегодня уже объявили, что зарплата пошла за март-апрель, на карточки стали получать – зарплата карточная, нормальная, так сказать. Поэтому мы ждем разрешения этой темы – чтобы было решение Федеральной антимонопольной службы, или дело разрешилось по какому-то другому варианту. Но все настроены на то, чтобы завод работал в полную силу.

Сюда приезжали Шмаков Михаил Викторович, А. Исаев и председатель Горно-металлургического профсоюза России М.Тарасенко. Они также встречались на заводах с людьми. Настроение, Владимир Владимирович, у всех нормальное, рабочее. Все хотят работать, но на своем родном заводе. Вот и все. Спасибо большое.

В.В.Путин: Спасибо. После того как вы мне эту записку написали, мы провели в Москве ряд встреч, рассмотрели вопросы на различных уровнях. В том числе 1 июня, в понедельник, я провел совещание с рядом собственников, с администрациями. И еще тогда объявил, что я приеду в Пикалево.

Самое плохое, что можно было сделать, чтобы заставить меня сюда не приехать, это начать нарушать здесь закон. Я думаю, это было сделано в сговоре с теми, кто не хотел, чтобы я сюда приехал. А может быть, и за деньги тех людей, которые не хотели, чтобы я сюда приезжал. Потому что мы не можем поощрять нарушения закона, от кого бы они ни исходили и чем бы ни мотивировались.

Я говорил на встрече об ответственности профсоюзов в этом отношении. По-моему, ясно сказал. Об ответственности собственников и администрации мы еще поговорим сегодня. Но поскольку Владимир Георгиевич упомянул о сути конфликта, хотя там есть и экономическая подоплека, все-таки давайте начнем с собственников и их послушаем.

Пожалуйста, Дерипаска Олег Владимирович.

О.В.Дерипаска: Я не буду останавливаться на том, по какой причине произошло разделение комбината. К нам в РУСАЛ он уже попал в разделенном виде. За нами было производство глинозема. Вот здесь примерно описаны, какие объемные ценовые параметры. На площадке три производства: глинозем, цемент, сода и поташ. Мы – основной перерабатывающий комплекс. У нас основная численность – 2400 человек. На нас приходится 15% выручки.

В конце 2007 года ситуация на внешнем рынке начала меняться. Здесь на второй странице примерные ценовые параметры, которые сложились на предприятиях до остановки.

В этих ценовых параметрах убытки на единицу продукции у нас достигали 3000 рублей на тонну. Более 3000 рублей на тонну. Плюс к этому – с падением производства алюминия на северо-западных заводах и в Волгоградском алюминиевом заводе у нас были ограниченные возможности по потреблению глинозема.

Мы рассмотрели вопросы передачи предприятия в строительную группу для того, чтобы могли использоваться вопросы внутреннего потребления цемента. И было принято решение по организации частичного перепрофилирования на производство цемента. Однако не смогли договориться между всеми участниками по новым экономическим условиям. Здесь на 3-й странице, как нам казалось, тот вариант, который, скажем так, организовывал бы равнодоходность всех участников цепочки.

На сегодняшний день мы нашли понимание с основным поставщиком – "Фосагро", нами проводятся переговоры. Эта ситуация уже повторялась несколько раз, нами ведутся переговоры, чтобы попытаться создать совместное предприятие с ними, потому что они и "БазэлЦемент" – основные заинтересованные участники. "Фосагро" также потребляет гидрат. РУСАЛ – основной потребитель продукта "Фосагро" – фтористого алюминия. Здесь существует возможность достичь долгосрочных условий.

На сегодняшний день пока не согласовали условия, которые мы предлагаем. Однако мы думаем, что в ближайшее время сможем найти решение.

Ф.И.Гальчев: Уважаемый Владимир Владимирович, мы пришли в качестве акционеров данного завода в 2005 году. Эта проблема существовала и до нас, но когда мы пришли ...

В.В.Путин: В 2005-м или 2004 году?

Ф.И.Гальчев: В 2005 году. Мы где-то в мае приступили к управлению заводом. Завод до этого находился в составе СУАЛа, он являлся вторичным подразделением этого предприятия. И все проблемы, которые там были, продолжали существовать. Мы когда пришли, то совместно с Федеральной антимонопольной службой, со всеми участниками этого процесса – СУАЛом, "Фосагро" – договорились о схеме работы, подписали долгосрочный контракт, который действовал и исполнялся.

За это время наша компания произвела инвестиции в цементное производство порядка 100 млн долларов. После того, как произошло объединение СУАЛа с РУСАЛом, было предложено рассмотреть всем участникам процесса вопрос выкупа этого предприятия. И такие переговоры шли.

После этого предприятие РУСАЛ приняло решение оставить это у себя, и вроде бы продолжали работать. Однако в 2007 году нам было предложено продать Пикалевский цементный завод. Но мы отказались.

В.В.Путин: Что значит «было предложено»? Кто вам предложил?

Ф.И.Гальчев: Нашему руководителю предложил продать цементный завод руководитель "Базового элемента". Мы отказались. После этого начались проблемы с поставками сырья. Проблемы начались уже в начале 2008 года. Все письма у меня есть. Два-три суда мы выиграли по этому поводу.

В августе нам без объяснения причин, с учетом того, что цементное производство будут перепрофилировать в другое производство, была остановлена отгрузка. Мы не могли больше ничего делать, кроме как приступить к модернизации этого завода. Срочно подготовили контракт, проект. По состоянию на сегодняшний день освоено 800 млн рублей, построен карьер. Запасы у нас уже вскрыты – 500 тысяч сырья лежит. В июне к нам поступит оборудование, и к сентябрю мы полностью его смонтируем. И в середине сентября завод станет полностью независимым и будет работать самостоятельно.

При этом мы приняли решение, дабы не потерять весь коллектив, завезти с других наших заводов клинкер. И мы его сейчас перерабатываем. Правда, завод загружен на 30% от общего объема, общих мощностей. Надеемся, что после сентября завод будет работать в полном объеме.

У нас есть общая договоренность с "Российскими железными дорогами": мы подписали соглашение по перевозке этого клинкера с Мальцовского завода, хотя это очень далеко, и на сегодняшний день оттуда возить невыгодно.

Но мы знаем эту ситуацию, у нас никогда не было задолженности по зарплате. Средняя заработная плата составляет 18 тысяч рублей. Есть комплекс других услуг, которые мы оказываем нашим сотрудникам, в частности 15% работников у нас ежегодно отдыхают – бесплатный отдых на море. Бесплатное питание, медицинское обслуживание – это все у нас предоставляется работникам в комплексе.

В принципе ситуация, которая произошла, не может устраивать не только коллектив, но и нас. Потому что контракт был долгосрочный, мы к такой ситуации не были готовы – чтобы нас взяли и остановили. Но так случилось.

Поэтому если мы переведем полностью работу по классической схеме, как работают все цементные заводы, то, действительно, глиноземный завод окажется в достаточно тяжелом положении. Хотя они думают о том, чтобы перепрофилировать его в цементное производство. Но в Ленинградской области общее потребление цемента в 2008 году составило 3 млн 850 тысяч тонн. В этом году оценка – около 2 млн тонн.

В среднем общие мощности по Ленинградской области и Санкт-Петербургу составляют порядка 5 млн тонн. Если они еще введут дополнительно... Хотя технически мы рассматривали – это почти невозможно сделать – избыток мощностей по этому региону будет от 5 до 6 млн тонн. Поэтому я думаю, что запустить завод надо. Но тут нужна чуть-чуть другая схема.

В.В.Путин: А из Китая завозили в свое время. Как, ничего? Цены на цемент у нас какие были, вот совсем недавно – и из Китая еще завозили. И ничего. Нормально всё функционировало.

Утешский Александр Семенович, пожалуйста.

А.С.Утешский: Мы раньше работали на всем этом комплексе. Но после присоединения в 2003 году к СУАЛу, СУАЛ повел политику избавления от непрофильных активов. Но это чисто наша российская формулировка. Первым был продан цементный завод. Затем, когда перешли на одну акцию, СУАЛ отказался взять в свое производство химическую часть Волховского алюминиевого завода. А это примерно 85% этого завода, там алюминий крошечный – 22 тысячи тонн в год, и химическое производство Пикалевского завода.

Короче говоря, они у нас остались. Мы построили здесь отдельное производство и, кроме того, пустили в Волхове цементное производство. Мы способны там производить миллион тонн цемента. Мы на рынке там прочно стоим.

Значит, что происходит? На самом деле, вся продукция, которая производится на этом маленьком участке пикалевском, а у меня здесь работают всего 270 человек, – это сода, половина из которой перевозится в Волхов для основного продукта Волховского завода, и поташ. Высший сорт продается на Западе, потому что в России нет потребления. А низкие сорта перерабатываются в Волхове, на удобрения – сульфат калия.

Очевидно, Олегу Владимировичу не успели доложить его подчиненные, что соглашения по цене на карбонатные щелока нами подписано. При этом я увеличил цену закупок на 61%. Это произошло по одной простой причине – за эти пять лет мы вложили в этот маленький участок 12 млн долларов, увеличили сортность. И у нас действительно значительно вырос финансовый результат. И сегодня для нас это очень важно.

Что касается людей. Мы нормально по полному объему отработали первый квартал 2008 года. Второй и третий кварталы мы отработали наполовину. И, начиная с четвертого квартала и до января месяца, из шести печек на глиноземном заводе работала одна. Причем последний месяц, чтобы поддержать, я сам оплачивал нефелиновый концентрат "Фосагро" – и кое-как держалось.

Начиная с февраля встали вообще. Таким образом, в течение 8 месяцев мы платим полностью зарплату. Профсоюз может подтвердить: к нам никаких претензий нет. Я должен был 2 июня провести увольнение 250 предупрежденных человек из 270, однако, когда стало известно, что этим вопросом занялось Правительство Российской Федерации и появился свет в конце тоннеля, я притормозил до 12 числа. Насколько я понимаю, сегодня завод все-таки будет запущен, значит, все увольнения будут отменены.

В.В.Путин: Одна из проблем – это получение необходимых материалов "Фосагро". Об этом мы разговаривали еще в Москве. До чего договорились? Пожалуйста, Волков Михаил Владимирович.

М.В.Волков: Владимир Владимирович, действительно, мы не являемся представителями собственника, действующего на площадке. Но "Фосагро" в лице "Апатита" поставляет один из основных сырьевых компонентов – нефелиновый концентрат. Соответственно, договор, который закончил свое действие в марте 2009 года, действовал с 1 апреля 2006 года, и нами неукоснительно исполнялся.

Договор предусматривал поставку нефелинового концентрата по фиксированной цене – 1111 рублей она была на тот момент. Ежегодно она индексировалась на индекс промышленной инфляции.

Однако не знаю уж, по каким причинам, но с марта 2008 года объем потребления нефелинового концентрата был снижен в два раза. На наши неоднократные обращения объяснить ситуацию, что происходит, какова будет дальнейшая судьба поставок нефелинового концентрата, мы вразумительных ответов не получали. Единственное – из прессы узнали, что завод планируется перепрофилировать в цементное производство, что приводит к тому, что нефелиновый концентрат просто не потребляется.

Несмотря на это, мы начинали поставлять нефелиновый концентрат в соответствии с теми заявками, которые получали от "БазэлЦемент-Пикалево". В итоге по 2008 году мы поставили в два раза меньше контрактного объема – порядка 540 тысяч тонн. Соответственно себестоимость тонны поставленного нефелина составила на 2008 год 1340 рублей. В итоге по году мы получили отрицательную рентабельность по этому виду деятельности на ОАО "Апатит" – порядка 5-6%.

С ноября 2008 года объем потребления еще больше упал, и последний месяц отгрузки концентрата был февраль 2009 года. Соответственно в январе 2009 года мы отгрузили порядка 6 тысяч тонн. Это в 14 раз меньше от номинального объема потребления. В феврале была отгружена последняя партия – 8 тысяч тонн. При таком катастрофическом снижении объема производства себестоимость по февралю месяцу у нас составила 2717 рублей за тонну нефелинового концентрата.

В ходе рабочего совещания, которое проводилось под руководством Игоря Ивановича Сечина, был выработан ряд решений – мы, со своей стороны, неукоснительно все исполнили. Сегодня утром получена директива от Росимущества, которое согласилось с заключением контракта на тех условиях, которые вчера были оговорены. Цена поставки – 750 рублей на срок трех месяцев до того момента, пока рабочая группа не определит дальнейшее ценообразование, то есть какие принципы должны быть заложены в ценообразование, чтобы это не привело к плачевным последствиям на "Апатите". Поскольку нерентабельное производство там приведет к тому, что пострадают 14 тысяч трудящихся на "Апатите", градообразующем для двух городов – Апатиты и Кировск, где 90 тысяч жителей. Там ситуация, если по рабочим местам смотреть, будет еще хуже в разы.

Поэтому необходимо взвешенное решение. Мы со своей стороны готовы сделать всё. 8 тысяч нефелинового концентрата сейчас находится на складах и готово к отгрузке. Если будет подвижной состав, я сейчас же буду отгружать...

В.В.Путин: Вы подписали этот договор?

М.В.Волков: Да.

В.В.Путин: А Олег Владимирович подписал? Не вижу вашей подписи. Идите сюда. Подпишите. Идите. Вот договор.

О.В.Дерипаска: Только ручку мне дайте.

В.В.Путин: Замечательно. Я услышал, что вы сказали. Надеюсь, что тот договор, который был отработан и подписан сейчас окончательно, будет исполняться. А по перспективам отдельно поговорим. И если нужна будет помощь, то отдельно с этим разберемся.

Значит, для того, чтобы сырье сюда поступило, его нужно привезти. И чтобы все это было рентабельным, нужны соответствующие тарифы на перевозку.

Якунин, пожалуйста.

В.И.Якунин: Уважаемый Владимир Владимирович! Уважаемые участники совещания! Вопросом этого производственного комплекса мы начали заниматься по письму в адрес Президента страны, которое было подписано губернатором Ленинградской области 11 марта текущего года. Сразу же подготовили соответствующие предложения. Эти предложения были направлены прежде всего в адрес губернатора Ленинградской области.

То совещание, которое позавчера было проведено у вашего заместителя, Игоря Ивановича Сечина, не выявило каких-то принципиальных проблем, связанных с транспортировкой. Вагонов у нас достаточно. Перевезти мы можем. То, что касается клинкера, по этому поводу соглашение подписано. Завозить будем по прейскуранту 1001. Готовы поставить вагоны Первой грузовой компании. Этот вопрос решен. То, что касается нефелина, то те предложения, которые сегодня рассматриваются, приводят к плотным компаниям РЖД в размере 56 млн рублей. И, насколько я понимаю, получено поручение по компенсации этих расходов, как в соответствии с законом нужно сделать. Эти поручения подготовлены к подписанию.

По части, связанной с деятельностью самой компании, технологией перевозки, еще раз подчеркиваю: никаких проблем нет и у присутствующих замечаний также нет.

В.В.Путин: Договорились о том, что компенсация также будет осуществлена из бюджета области. Они получают доходы, связанные с перевозками...

В.И.Якунин: Владимир Владимирович, это не мы решаем...

В.В.Путин: Да-да, я просто хочу у губернатора спросить: об этом договоренность есть?

В.П.Сердюков: Владимир Владимирович, мы все обязательства перед железной дорогой за перевозку льготной категории населения полностью выполняем – на 100%.

Убытки, которые несет Октябрьская железная дорога... Пассажирские перевозки, пригородные – они зависят от установленных тарифов. Октябрьская железная дорога заявила нам: 14 рублей – обоснованные тарифы на 2009 год. Мы с ними согласились.

Поэтому у нас согласованных долгов по убыткам нет. Если бы мы установили тариф ниже, чем они запросили (они запросили 14 – мы установили 14), тогда бы мы брали на себя убытки.

В.В.Путин: Ладно. Выпадающие доходы РЖД сколько?

В.И.Якунин: Дело в том, что сегодняшняя система не фиксирует у субъектов Федерации в балансе какие-либо задолженности. Это деньги, которые рассчитываем мы. Сумма выпадающих доходов по тем расчетам, которые есть, но которые должны быть согласованы, превышает сотню. И нет ни одного региона страны сегодня, который бы убытки пассажирских перевозок покрывал.

Что касается тарифов, то в соответствии с законом, тарифы на пригородные перевозки устанавливает не РЖД. РЖД вообще никаких тарифов не устанавливает. Устанавливаются они субъектами Федерации, в части грузовых перевозок – Федеральной тарифной службой.

В.В.Путин: Александр Валентинович (А.В.Новак – заместитель министра финансов РФ), посчитайте и мне доложите объемы. А источники мы определим.

И еще одна проблема, связанная с инфраструктурой на самом комплексе. Какие здесь есть проблемы, что мешает организовать работу в рамках единого комплекса? Имею в виду использование общей инфраструктуры.

Ф.И.Гальчев: Можно я?

В.В.Путин: Пожалуйста.

Ф.И.Гальчев: Во-первых, при разделении этого участка – у меня даже есть план – основные железнодорожные пути, которые обеспечивают наши цементные предприятия, оказались в собственности "БазэлЦемента". И у нас опять же есть много претензий по этому вопросу, обращения в суды. После того, как нам остановили поставки сырья, мы начали завозить свое сырье. Конечно, то локомотив сломался, то ремонт – и пошло-поехало. Поэтому все эти пути, которые находятся на территории нашего завода, не нужны ни "БазэлЦементу", никому, кроме нас.

В.В.Путин: Вчера было достигнуто соглашение между участниками этого процесса. Есть какие-то возражения против той схемы, которая была предложена? Между "Базовым элементом" и Пикалевским цементным заводом?

Д.Г.Савенков: Вчера мы подписали с Евроцементом договор, который обеспечивает свободный провоз всех грузов через наши пути. То есть я считаю, что вопрос снят.

В.В.Путин: Прекрасно. Я хочу, чтобы здесь стояла подпись Олега Владимировича. Передайте ему. Подпишите.

Вопрос о будущем. Сейчас мы ситуацию урегулируем, остроту снимем. Это понятно. Я еще попозже скажу, какими средствами и методами. Дальше что?

Д.В.Мантуров: Владимир Владимирович, я думаю, что мы сейчас не будем углубляться в проблемы, которые возникли в 2004 году. Всю эту историю уже достаточно хорошо изучили. Наверное, даже без детального анализа можно сказать, что разрозненная структура управления этим комплексом оказалась, к сожалению, малоэффективной. Но принимать сегодня какие-то скоропалительные решения корпоративного характера, я думаю, было бы неправильно. Для этого вчера на совещании Игорь Иванович (Сечин) дал нашему Министерству совместно с Минфином поручение подготовить предложения по выработке схемы дальнейшей работы предприятия – так, чтобы оно функционировало эффективно и производство было загружено. Я думаю, что из первоочередных мероприятий, которые необходимо предпринять, помимо тех, о которых вы упомянули сегодня, это подписка о соглашении на поставку нефелинового концентрата. Соответственно, решение проблемы связано с общей инфраструктурой.

Необходимо также подписать соглашение, обеспечивающее поставки нефелинового шлама непосредственно от "БазэлЦемент-Пикалево" компании "Пикалево цемент". Также поставку карбонатного раствора непосредственно компании "Метахим". Таким образом, мы запустим механизм, который будет обеспечивать функционирование трех предприятий, находящихся в этом комплексе. И естественно, в первоочередные мероприятия должны войти выделения кредитных ресурсов "БазэлЦемент-Пикалево" для запуска самого процесса работы этого комплекса и начала закупки концентрата, о котором уже упоминалось.

В ближайшее время мы подготовим все необходимые предложения и с вами согласуем.

В.В.Путин: Хорошо. Есть еще желающие что-то сказать?

В.П.Сердюков: Владимир Владимирович, до 2005 года был единый комплекс. Работал устойчиво. При трех предприятиях до 2008 года. В 2008 году за первое полугодие каждое предприятие, в том числе и "БазэлЦемент" выплачивало налог на прибыль. Так что работали рентабельно все три предприятия. Появилась конъюнктура на рынке цемента. Было проработано предложение "БазэлЦемента" перейти полностью на перепрофилированное предприятие – на цемент.

Мы вместе со специалистами, которые занимаются алюминиевым институтом, пришли к мнению, что это нецелесообразно. С учетом того, что завязаны еще два предприятия "БазэлЦемента". Направили такое обоснование "Базовому элементу". "Базовый элемент" нам ответил, что ничто не пострадает. Дал гарантии, что ни одно, ни второе, ни третье предприятие не пострадает. Всё будет нормально. С октября месяца начались проблемы, и фактически в ноябре месяце произошла остановка. До сегодняшнего времени, действительно, часть работников с предприятия уволена – 568 человек. Остальные получали оклады, ставки и 2/3 заработной платы.

Работал весь комплекс. Два предприятия остались без сырья и без работы. 15 мая была прекращена подача горячей воды. Стали рассматривать. Вернули задолженность, текущая задолженность была 17 млн рублей. Сделали предоплату за будущие поставки – 5 млн, что послужило выплатой заработной платы работникам ТЭЦ.

Для того, чтобы в дальнейшем все нормально заработало, сегодня необходим, на взгляд специалистов, запуск всех 4-х печей по производству глинозема. Это обеспечит работу и "Метахиму", и цементному предприятию.

Остальные две печи они будут использовать под цемент или восстанавливать производство глинозема – это уже дело компании. Тогда будет работать в более или менее нормальном режиме и "ФосАгро".

По ТЭЦ. Мы предложили, у нас есть предварительный договор о том, что мы готовы взять в аренду ТЭЦ. Но сегодня мы больше говорим, что готовы полностью взять к нам ТЭЦ на обслуживание и предоставлять услуги как городу, так и трем предприятиям, которые есть. Три предприятия все равно работают в завязке с этой ТЭЦ. Это и цементное производство, это "БазэлЦемент", это и "Метахим".

Мы берем на себя эту ответственность, в том числе и город готовы взять на обеспечение. Если это возможно, мы готовы обеспечить. Мы приняли все меры для того, чтобы обеспечить бесплатным питанием детей в школах, в детских садах. Мы это обеспечили. На летний период мы полностью обеспечим детей до 14 лет оздоровительными лагерями – естественно, пока мы это обсуждаем без участия предприятий. Чтобы каким-то образом снизить социальную нагрузку на население – мы обеспечим.

Кроме того, мы 356 людям выплатили материальную помощь за счет бюджетных средств – тем, кто обращался к нам.

Я понимаю, что у вас сейчас будет вопрос по задолженности. Это 123 млн рублей – задолженность, образовавшаяся ранее с 2001 года за потребленное городом тепло и горячую воду.

Предприятие, которое получало, было обанкрочено. Есть решение Арбитражного суда о том, чтобы "БазэлЦемент" взыскал имущество этого предприятия. Никто не возражает против этого. Если в этом имуществе у "БазэлЦемента" нет необходимости, значит, надо решать по-другому. У нас есть решение Арбитражного суда.

В.В.Путин: Александр Сергеевич (Мишарин), по тарифам еще.

А.С.Мишарин: Уважаемый Владимир Владимирович, уважаемые участники! Вчера в соответствии с проведенным Игорем Ивановичем (Сечиным) совещанием Федеральной службой по тарифам была проведена работа по части установления исключительного тарифа на перевозку нефелинового концентрата со станции Апатит до станции Пикалево-1. Исходя из стоимости перевозки 300 рублей за тонну.

Такие документы подготовлены, и завтра на правлении Федеральной службы по тарифам будет принято решение. Поэтому с завтрашнего дня такой тариф будет действовать, что даст возможность Первой грузовой компании работать.

По компенсации затрат, точнее, выпадающих доходов для компании "Российские железные дороги" мы предусмотрели поручение, предусматривающее компенсацию, связанную с установлением исключительных тарифов – либо при проведении будущей индексации, либо при уточнении взаимных расчетов с Ленинградской областью в части пассажирских перевозок, либо при выделении субсидий, которые мы выделяем в части инвестиционных программ или дотаций на недоиндексацию тарифов. Такой механизм вместе с Минфином был проработан, в поручении он содержится.

В.В.Путин: Хорошо. Пожалуйста.

И.Ю.Артемьев: Уважаемый Владимир Владимирович, мне бы хотелось обратить Ваше внимание на то, что сама структура этого рынка включает в себя две монополии: монополию "ФосАгро" и монополию "БазэлЦемент". При этом на протяжении последних десятилетий, какие бы собственники ни были, между ними происходили ценовые войны. Мы неоднократно возбуждали антимонопольные дела против компании "Фосагро" и собственников Цементного пикалевского завода, который сейчас принадлежит "БазэлЦементу".

Хотел бы обратить внимание на то, что, конечно, необходима выработка формулы цены. Основное требование, которое было всегда с нашей стороны, – пока идут эти войны, не должно останавливаться производство, а рабочие не должны выбрасываться на улицу.

Пятилетний контракт, который действовал с 2000 по 2005 годы, был построен по принципу котировки на Лондонской бирже металлов – привязаны к алюминию, дальше – поправочный коэффициент на глинозем, дальше – на нефелин, из которого получают глинозем. Пять лет так проработали. Потом началась очередная ценовая война. Опять по расчету цены полезных компонентов в каждом содержимом сырья был заключен контракт, о котором говорилось.

Он действовал три года, затем в одностороннем порядке был прекращен – на наш взгляд, по вине "БазэлЦемента". После чего было возбуждено последнее антимонопольное дело, по которому было вынесено предписание – либо продать завод с нынешним собственником, если они не хотят работать с заводом, либо восстановить в полном объеме все производство. Тут еще одна особенность. Два завода – цементный завод "Евроцемент" и "Метахим" – полностью зависят от сырья производства отходов глинозема. Без этого просто не могут выживать.

Две монополии должны между собой полностью выработать взаимоотношения. Вчера мы от Игоря Ивановича получили поручение войти в рабочую группу под руководством Дениса Валентиновича (Мантурова) по определению именно формулы цены. Общее предписание федерального антимонопольного органа, еще данное в 2004 году – эти договоры должны быть 25-летними. Они были подписаны, а потом разорваны в одностороннем порядке, что и стало причиной этой ситуации. Сегодня компании "БазэлЦемент" грозит оборотный штраф от 1 до 15% с оборота этой компании, в соответствии с действующим законодательством. Судебное заседание, которое приостановило наше предписание, назначено на 11 июня.

В.В.Путин: Спасибо.

А.Г.Баранцев: Мы сегодня провели техническое совещание по поводу подготовки завода для переработки нефелинового концентрата. С Максимом Викторовичем (Волковым) контракт подписан. Ведется дальнейшая работа. Сегодня газ подан на ТЭЦ. Запущена система водооборота. Ведется работа по промывке циркуляционного контура станции.

До обеда мы заполнили полностью градирование. Контролируем химический состав воды. Во вторник, в среду в город будет подана горячая вода.

Соответственно, мы сможем быть готовы к работе по существующей цепочке.

Какие вопросы сегодня? Прозвучало, что заработная не выплачена за май. За май зарплата полностью перечислена на завод. Что касается существующей технологической цепочки... Когда цена на нефелиновый концентрат стала 2000 рублей... Раньше завод работал, была какая-то привязка к Лондонской бирже металла. Потому что основное сырье все же – это глинозем, хотя его в общем объеме, если перерабатывается 4,3 тонны нефелинового концентрата, получается только одна тонна.

Раньше на комбинате было 3000 человек, сегодня 2400. Соответственно на отделении содо-поташ всего 300 человек. 700 человек – "Евроцемент".

То есть получается 1 млрд 400 – выручка здесь всего-навсего от общего оборота: 5,5 млрд – цементное производство и 2,3 млрд рублей – содо-поташное. При этом налоги... Мы говорим, что 2008 год "БазэлЦемент" отработал достаточно плохо. Есть где-то "за", где-то – нарекания. При этом – одна компания заплатила 2,5 млн в местный бюджет, другая – 11 млн рублей. Вот вопрос.

Спасибо, Владимир Владимирович.

В.В.Путин: Прошу вас.

А.Л.Костин: Владимир Владимирович, к нам вчера обратилось руководство "БазэлЦемента". Мы с Минфином обсуждали вопросы финансирования. Есть две части.

Первая, которая необходима для того, чтобы запустить сейчас процесс, дать предприятию оборотку. И мы готовы это сделать не позднее вторника следующей недели.

Вторая часть – это затраты на капитальную реконструкцию предприятия, его перепрофилирование. Мне кажется, вторая часть зависит от того решения, которое будет принято в рамках работы комиссии по определению дальнейшей судьбы производства.

Наверное, по первой части надо действовать быстро, а вторую предлагаю обсудить после того, как будет принято окончательное решение о судьбе производств.

Спасибо.

В.В.Путин: Согласен. Пожалуйста.

С.В.Андропова: Я председатель профсоюзного комитета Цементного завода. Хотела бы от лица работников сказать, что все работники взаимосвязаны и по традиции входят в единую профсоюзную организацию. Они хотели, конечно, встретиться с Вами и пожаловаться на ту долю, которая на них выпала за этот период. Я хотела бы подтвердить: мы слышали позицию выступающих, кроме "БазэлЦемента". Потому что заводы, весь комплекс остановлен действительно варварски. И допускать этого по любым причинам, экономического, амбициозного или еще какого-либо характера, ни в коем случае нельзя.

В настоящее время остановили все, что только можно. Влезли даже в бюджет города и области, которые должны возмещать это каким-то образом через социальную помощь, спасать людей и себя. В настоящее время на нашем предприятии не действует коллективный договор, у нас нет ни путевок, ни оплаты лечения. У нас законсервирован лагерь, уволены работники из профилактория. У нас убежала, по-другому не скажешь, частная охрана предприятия за неуплату долгов.

У нас есть частное аутсорсинговое предприятие, куда выведена уборка. С января "БазэлЦемент" не перечисляет туда деньги – соответственно, люди не получают заработную плату.

Когда Валерий Павлович (Сердюков) прислал первый миллион, мы первыми туда, вперед базэлцементовских, послали именно тех работников, потому что они находились еще в худшем положении.

Долги по заработной плате с декабря. Кончилось тем, что все три месяца и до вчерашнего дня компания не могла назвать перспективный срок расчетов. Только благодаря этому сегодняшнему совещанию, деньги все-таки нашлись и были перечислены на счета работников. Получили на карточках или нет, к сожалению, пока не знаю, потому что занята здесь.

С предприятия не уходят прокуратура и трудовая инспекция. Это просто невообразимо. Люди находятся в очень тяжелом моральном состоянии, под угрозой массовых сокращений, которые начались с нового года. Уведомления об этом переносятся сейчас, но в настоящее время люди находятся в таком состоянии, что для них, наверное, лучший выход – это увольнение. Они бегут отсюда сами по 10-15 человек в день.

Единственное, что еще хочу сказать – чтобы государство впредь не допускало такого. Нельзя ни в коем случае так делать. Должны быть социально ответственные люди, чтобы с них взыскивали за тот ущерб, который нанесен работникам и жителям города.

Наша единственная цель – это запуск предприятия, перспектива развития, выплата заработной платы – своевременно и в полном объеме и соблюдение трудового законодательства.

В.В.Путин: Вы знаете, я уже сказал, что 1-го числа, в понедельник, провел в Москве совещание по проблемам Пикалево. В целом было понятно, куда можно и нужно двигаться для того, чтобы снять остроту проблемы. По большому счету, можно было сюда и не ехать. В таком составе можно было собраться в Москве или в Петербурге.

Но, тем не менее, я принял решение провести нашу встречу именно здесь. Потому что хотел не только сам посмотреть на пустующие цеха – здесь радости мало. Я хотел, чтобы на это посмотрели авторы того, что произошло. Чтобы сами сюда приехали и посмотрели.

И обращаясь к этим авторам, могу сказать, что считаю, что вы сделали заложниками своих амбиций, непрофессионализма, а может быть, просто тривиальной жадности тысячи людей. Это абсолютно недопустимо. Где же эта социальная ответственность бизнеса? Где она? Мы говорим об этом, не переставая, на каждом мероприятии и, как правило, все об этом вспоминаем. Кстати говоря, об ответственности профсоюзов я говорил на встрече и попрошу этого тоже не забывать.

Теперь об администрации. Никто не убедит меня в том, что руководство области и других уровней сделали все от них зависящее, чтобы помочь людям. Когда я сказал, что собираюсь сюда приехать, что вы мне ответили? "Не надо, я вам покажу другое предприятие, которое недавно построили".

Конечно, молодцы, что построили новое предприятие. Это и предприятие, наверное, хорошее, и в нужное время вы его сделали, и рабочие места создали. Почему здесь-то забегали, как тараканы, перед самым моим приездом? Почему раньше здесь не было людей, которые способны принимать решения? Мало того, что большинство здесь работающих зарплату не получают, еще и тепло отключают.

Конечно, проблемы комплекса начали складываться давно – еще в 2006 году, когда пошли вниз цены на бокситы, а кризис только усугубил положение. Но предпосылки для сегодняшней ситуации были созданы еще раньше, когда разделили единый комплекс на три составляющие. Причем выковыряли из этой булки изюм – наиболее рентабельное предприятие, производящее цемент и соду, а булку отдали кушать другим. И пошло-поехало сразу. На самом деле почти сразу все началось: разорвали производственные цепочки, собственники, вместо того чтобы наладить совместную работу, погрязли в бесконечных склоках и спорах, претензиях друг к другу. Оставили друг друга без сырья, нарушили общую инфраструктуру. И это вместо того, чтобы вместе провести системную модернизацию интегрированного промышленного комплекса. А только так можно и нужно было бы поступить.

Это позволило бы, если и не избежать сложных явлений сегодня, то, во всяком случае, в плановом, естественном порядке подумать о реструктуризации, заранее позаботиться о людях.

Кроме того, на Пикалевском глиноземном заводе лежит большая социальная нагрузка. Заводская ТЭЦ, – все знают из присутствующих, – полностью обеспечивает 20-тысячный город теплом. И в случае ее остановки – других источников тепла в городе просто нет. Завод содержит 7 многоквартирных домов. Там 2000 человек проживают.

И сегодня нам приходится решать все эти проблемы в пожарном, аварийном порядке, да еще и в условиях кризиса.

Что делать – об этом сегодня в принципе говорили. Первое – должна быть погашена вся задолженность по заработной плате. Это 41 млн 242 тыс. рублей. Срок – сегодня. Деньги вчера перечислены на счета предприятия в региональное отделение Сбербанка. Перечислено двумя траншами даже больше – 18 и 45 млн.

Заключено трехстороннее соглашение об установлении так называемого сервитута, если по-русски сказать, просто возможность пользоваться инфраструктурой.

Заключено соглашение по объемам и стоимости поставляемого сырья. "Евроцемент групп" и "БазэлЦемент", "Метахим" и "Фосагро" – я ваши озабоченности услышал, будем иметь их тоже в виду.

Запуск ТЭЦ. Заключение договора аренды на один энергоблок. Между администрацией области и заводом "Цемент Пикалево". В Москве говорили, что два энергоблока, но если вы считаете, что одного достаточно, пускай будет один, но пускай он работает. И чтобы в ближайшие день-два этот договор заключили.

Теперь – Минэнерго. Имея в виду ту ситуацию, которая сложилась здесь, это нам всем должна быть наука. Должны создать механизмы кризисного управления объектами электроэнергетики в тех местах, где других источников нет.

И то, что сказал руководитель ВТБ, – нужно проработать вопрос соцгарантий под возможное кредитование предприятия в случае его реконструкции. Прошу Минфин со всеми участниками этого процесса посмотреть внимательно по поводу уплаты налогов. Здесь и так не все просто, да еще и налоги платят в других регионах, а городу что достанется?

И последнее. Если собственники договориться между собой не смогут, то единый комплекс все равно будет восстановлен в том или ином виде. Я сейчас не говорю о традиционно-правовой стороне дела, я говорю о производственной и социальной. Если вы договориться между собой не сможете, то это будет сделано без вас. Спасибо, успехов вам.

Да, и еще. Я хочу, чтобы собственники этих предприятий, представители профсоюзов и губернатор встретились с людьми и рассказали о тех решениях, которые здесь сегодня были приняты. Спасибо.

 

РЕДАКЦИЯ «Экономической и философской газеты» приглашает читателей, особенно работников советских министерств, Госплана и правительства СССР, высказать своё мнение, в частности, по следующим вопросам:

1. Есть ли сегодня перспектива для того, чтобы использовать советский опыт управления предприятиями в составе промышленных узлов и территориально-производственных комплексов?

2. Ваше мнение о необходимости и возможности воссоздания обновлённого Государственного комитета цен?

3. Как повысить управляемость народным хозяйством России, а также восстановить, модернизировав, советскую практику: если где-то в Советском Союзе на день-два задерживалась выплата зарплаты, об этом тут же сообщалось на самый верх – в Политбюро ЦК КПСС?