Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

ИМЯ ПОБЕДЫ

Сегодня имя И.В. Сталина власти ассоциируют только с политическими репрессиями 1937–1938 гг. Но почему эти материалы не преданы гласности, почему они не стали предметом исследования независимой комиссии? Безусловно, были допущены большие ошибки, но они осуждены Коммунистической партией и народом. Нельзя оценивать человека только за его ошибки и не видеть его положительных качеств, а главное, не видеть практических результатов его деятельности.

И.В. Сталин – это политическая глыба. Под его непосредственным руководством был построен великий Советский Союз, создан мировой социалистический лагерь, одержана Победа в Великой Отечественной войне с фашистской Германией. Такой глобальный Подвиг и такую великую Победу не совершал никто. Его мировой авторитет давит на нашу сегодняшнюю власть. Принизить значение Сталина в жизни нашего государства, а еще лучше – убрать его из памяти народа – вот та задача, которую она себе поставила.

Параллельно на телевидении и в печати развернулась шумная кампания по восхвалению 300-летия правления Дома Романовых. Была организована большая выставка предметов их быта, фотографий и драгоценностей. Говорят о больших достижениях царской династии во всех сферах жизни народа.

А как жил народ параллельно со сверкающими бриллиантами царской династии? Крепостное право крестьян тоже существовало 300 лет. Отмена крепостного права в 1861 году формально дало свободу крестьянам, но в действительности финансово еще больше закабалила их земельными выкупами. Почитайте книги князя Петра Алексеевича Кропоткина, основоположника анархизма. В своем труде «Записки революционера» князь Кропоткин описывает жизнь крестьян в имении своего отца в Калужской губернии. Ужасы жизни простого народа описывали все демократические писатели: от Писемского, Тургенева и Короленко до Льва Толстого.

В 1932 году, в советское время, в Майкопе, на ул. Курганной, д. 126, в доме моего деда Русанова Кондрата Васильевича, был пункт «Ликбез», то есть «ликвидация безграмотности». Такие пункты в Советской России были организованы десятками тысяч по всей стране. Этим занимались и в воинских частях, ибо призывники как минимум наполовину были безграмотными. Будучи семилетним мальчиком, я видел, как молодая учительница разъясняла взрослым мужчинам и женщинам азбуку, учила их по слогам читать и писать.

Успех Дома Романовых в усилении могущества России, который так громко превозносится сегодняшней пропагандой, на деле выглядит печально. После победы в Отечественной войне 1812 года над Наполеоном все последующие войны закончились чередой позорнейших поражений: в Крымской войне 1853–1856 гг., в Японской войне 1905 г., в Первой мировой войне 1914–1917 гг. Россия терпела поражения ввиду полной технической отсталости по отношению к противнику, хотя были и другие немаловажные причины. Наряду с вопиющим казнокрадством, царское правительство не создавало нужных стратегических запасов, необходимых для ведения боевых действий...

Остановлюсь только на роли И.В. Сталина в Великой Отечественной войне, самой тяжелой войне за всю историю человечества.

3 июля 1941 года он выступил по радио с обращением ко всему советскому народу. По сути, его выступление было программой для всего Советского народа в борьбе с немецким агрессором. Он подчеркнул, что это не просто война – стоит вопрос о существовании нашего социалистического государства. Над страной нависла смертельная опасность. Злопыхатели из либералов после войны говорили: Сталин, мол, растерялся, поэтому он так поздно выступил. Но здравомыслящему человеку вполне понятно: чтобы осмыслить масштабы такого действия, проанализировать совокупность всех событий и дать народу программу действий, нужно время. Именно такую программу Сталин и разработал, которая привела к Победе мирового значения!

30 июня 1941 года был создан Государственный комитет обороны (ГКО). Его возглавил И.В. Сталин, сосредоточив в своих руках всю власть. «После 22 июня 1941 г. на протяжении всей войны вместе с Центральным комитетом Коммунистической партии и Советским правительством твердо руководил страной, вооруженной борьбой и нашими международными делами», – писал Г.К. Жуков в своих «Воспоминаниях и размышлениях».

С первых дней войны бои приобрели ожесточенный и кровопролитный характер. Наши войска отступали по всей линии фронта, упорно сопротивляясь, проявляя истинный героизм и самопожертвование. Характерный пример: в первый день боев за Брест 45-я дивизия вермахта потеряла 21 офицера, 290 унтер-офицеров, не считая солдат. А всего за первый день боев эта дивизия потеряла офицеров и солдат столько же, сколько потеряла во Франции за 6 недель боев.

С первых же дней немецкие генералы и солдаты заговорили: «В России противник серьезный, не то что на Западе». А начальник генерального штаба, генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике: «…Бои на русском фронте носят упорный и ожесточенный характер. Поэтому мы здесь не можем нарушать уставные требования по развертыванию войск, какие мы допускали вольности на Западе». А до этого он же на совещании у Гитлера 5 декабря 1940 года говорил: «Русский человек неполноценный, армия не имеет настоящих командиров. Если по такой армии нанести мощный удар, ее разгром неминуем».

Думая завоевать страну за 4–6 недель, немцы увязли почти на 4 года, закончив безоговорочной капитуляцией в Берлине. Советская армия отступала, ведя ожесточенные оборонительные бои, часто переходя в контратаки, что для немцев было неожиданно.

В первые дни боев немцы столкнулись с новой проблемой – стало не хватать снарядов с тыловых армейских складов. Дело в том, что за сутки в России расстреливалось снарядов столько, сколько во Франции за неделю. Это явный показатель накала борьбы и упорства, с которым сражалась Красная армия. Хотя немцы и одерживали победы, но, как писали немецкие генералы после войны, ценой самоуничтожения.

Государственный комитет обороны, наряду с организацией обороны, решал задачу, чрезвычайно важную для дальнейшего усиления обороны страны: перебазировка оборонных заводов на восток из зоны боевых действий. Это была сложнейшая организационная работа. Демонтировалось оборудование и грузилось в железнодорожные эшелоны вместе с рабочими, инженерами и отправлялось на восток, зачастую из-под носа немцев. Английский историк Роберт Кершоу в своей книге «1941 год глазами немцев» отмечал уникальность этой операции, говоря, что часто ожесточенные бои разгорались у тех городов, где запаздывали демонтировать заводы.

Линия фронта простиралась от берегов Баренцева моря на Севере до берегов Черного моря на Юге. Небывалая протяженность фронта, небывалая концентрация войск и ожесточенные бои сделали эту войну уникальной. Народ сражался за свою Родину, поэтому советские граждане справедливо называли ее Великой Отечественной войной.

С первых дней войны появилось глубокое чувство единения народа и власти. Имя Сталина, возглавившего ГКО, стало объединяющим все усилия народа в борьбе за Родину. Появившийся в эти дни лозунг «Фронт и тыл – едины, всё для фронта, всё для Победы!» стал моральным ориентиром для каждого советского человека. Бойцы поднимались в атаку с криком: «За Родину! За Сталина!»

В борьбе с немецкими оккупантами развернулось широкое партизанское движение, вначале во многом стихийное, но затем организованное. Народ справедливо называл партизан народными мстителями.

Послевоенные наши либералы, а также немецкая пропаганда назойливо утверждали, что красноармейцы шли в бой, подгоняемые комиссарами. Но посмотрите, что об этом говорит немецкий генерал-полковник Ганс Фриснер, командовавший группой войск на севере, а затем группой армии «Южная Украина». В своих мемуарах «Проигранные сражения» он пишет: «Советский солдат сражался за свои политические идеалы сознательно и, надо сказать, даже фанатично. Это было коренное отличие Красной армии, особенно это относилось к молодым солдатам. Отнюдь не правы те, кто пишет, будто они выполняли свой солдатский долг только из-за страха перед подгоняющими их политическими комиссарами, которые в своем большинстве сами храбро сражались. Я собственными глазами видел, как молодые красноармейцы на поле боя, попав в безвыходное положение, взрывали себя ручными гранатами. Это были действительно презирающие смерть солдаты… Самопожертвование солдат в бою не знало пределов». Подобные оценки давали и другие немецкие генералы.

Ожесточенные бои в районе Смоленска, где советские войска остановили немецкое наступление почти на целый месяц, впервые породили в головах немецких генералов мысль: «Блицкриг провалился». Перед Германией замаячила длительная затяжная война. Перегруппировав войска в сентябре, немцы, прорвав оборону советских войск, двинулись на Москву. С ожесточенными боями немцы подошли на ближние подступы Москвы. Но это были уже не те войска, которые перешли границу 22 июня 1941 года, а помятые, лишенные былой спеси. Здесь их ждала другая напасть. Готовясь к «блицкригу» немецкие войска оказались без зимнего обмундирования. Начались морозы и появились тысячи обмороженных. Наши же войска были прекрасно экипированы. В той же книге «Проигранные сражения» Ганс Фриснер отмечал: «…их неказистое обмундирование (от себя добавлю: сшитого из натурального и весьма добротного материала. Г.П.)  оказывалось весьма целесообразным на поле боя».

Военное и экономическое состояние Германии на этот период (ноябрь 1941 г.) довольно объективно описывает немецкий историк Клаус Рейнгардт в своей книге «Поворот от Москвы». Он пишет в разделе «Растущие трудности в военной промышленности» (с. 219): «…командующий армией резерва генерал-полковник Фромм, учитывая катастрофическое положение в военной промышленности, заметил 25 ноября 1941 года, что необходимо как можно быстрее заключить мир. Фромм, который имел полное представление о наличных людских резервах и о фактическом положении в военной промышленности, должен был признать, что, продолжая эту войну, вермахт приближается к катастрофе. Министр по делам вооружений и боеприпасов доктор Тодт докладывал фюреру 29 ноября 1941 года, что окончание войны в пользу Германии возможно только на основе политического урегулирования. В военном и военно-экономическом отношении война уже проиграна».

ГКО СССР предпринимал большие усилия для создания стратегических резервов для обороны Москвы. Создавались новые армии, перебрасывались из Сибири полноценные укомплектованные дивизии. Иногда воинские эшелоны шли по Транссибу параллельно по двум колеям. Переброшенные 32-я стрелковая дивизия под командованием полковника Полосухина и 78-я стрелковая дивизия под командованием полковника Белобородова в битве под Москвой сыграли выдающуюся роль.

К декабрю, когда немецкое наступление на Москву под кодовым названием «Тайфун» выдохлось, советское командование под руководством И.В. Сталина создало резервы не только для обороны Москвы, но и для начала контрнаступления. И это наступление началось.

Впервые с начала захватнических войн немцы начали в панике откатываться назад. За декабрь 1941 года и февраль 1942 года немецкие войска на широком фронте от Калинина до Мценска откатились от 100 до 400 км. Миф о непобедимости немецких войск был развеян.

В чисто военном плане отступление немцев от Москвы еще нельзя было считать в стратегическом плане коренным поворотом в пользу Красной армии, он наступил позднее. Но в моральном плане, в подъеме духа населения, оно имело колоссальное значение. Лозунг, выдвинутый в первый день войны: «Враг будет разбит. Победа будет за нами!» – перешел из разряда надежды в ее реальное воплощение.

Период от начала войны до победной Московской битвы был самым тяжелым моментом в Отечественной войне, как в военном, так и в моральном плане для народа, для страны. В том, что в это время страна выстояла под чудовищным натиском Германии, неоспоримая заслуга Иосифа Виссарионовича Сталина. Его стратегическое мышление, колоссальная сила воли сплотили, сцементировали волю и решимость народа сражаться с врагом. Если бы в это время не стоял у руля государства и как глава государства, и как верховный главнокомандующий И.В. Сталин, то сегодня мы не говорили бы не только о Победе, но и о России как таковой, да и о некоторых других государствах, которых просто не было бы.

И.В. Сталин много внимания уделял увеличению выпуска военной техники, повышению ее качества. Он знал лично многих директоров заводов, ученых, конструкторов. Во многих случаях лично участвовал в изучении новых образцов вооружения. В конце 1942 – начале 1943 гг. резко возросло количество выпускаемых танков, самолетов, артиллерийских орудий и другой военной техники. Уже вступили в строй эвакуированные заводы. В 1943 году Советский Союз выплавлял 18 млн т стали в год, Германия – 32–34 млн т. Однако выпуск военной техники в Германии был значительно меньшим, чем в Советском Союзе, а по некоторым видам вооружения – даже в разы.

ГКО обобщал опыт ведения боевых действий. Выпускались наставления и памятки по отдельным видам ведения боя. Вносились изменения в уставные требования. Сталин лично вызывал в Кремль с фронта наиболее отличившихся в боях генералов для беседы. В откровенной беседе выяснял, что нужно сделать для улучшения эффективности боевых действий. Вот что пишет по этому поводу маршал бронетанковых войск Павел Алексеевич Ротмистров: «В ноябре 1942 года меня вызвали в Генеральный штаб, при этом не предупредили, по какому делу… Привезли ночью на так называемую «ближнюю» дачу Сталина. Встретили, провели в кабинет, где и началась беседа. Сталин спросил: «Мне известно, что Вам довелось преподавать в Академии. Значит, в военном деле Вы грамотный человек. Скажите мне, товарищ Ротмистров, честно и откровенно, как коммунист коммунисту, почему у нас столько неудач? Почему мы отступаем?» Я задумался. Сталин не торопил с ответом. «Товарищ Сталин, – собрался я наконец с мыслями, – могу доложить Вам сугубо личное мнение, основанное на опыте боев с фашистами. Дело в том, что в этой войне столкнулись две различные по технической оснащенности армии. Почти все немецкие дивизии, даже пехотные, моторизованы. Они быстро передвигаются на автомашинах, бронетранспортерах, мотоциклах, имея широкие возможности для маневра. У нас же стрелковые дивизии летом в лучшем случае передвигаются, и то частично, на повозках, а зимой на санях. Противник легко проходит наши фланги, прорывается в тыл. И второе. Немцы располагают превосходством в танках, тяжелой артиллерии и авиации». – «Да, мы пока уступаем немцам по количеству и даже в некоторых видах по качеству боевой техники и вооружению, – тихо сказал Сталин. И добавил: – Но уже сейчас можно с уверенностью сказать, что в сорок третьем году наша промышленность догонит фашистскую Германию по выпуску самолетов, танков, орудий, минометов, а может быть, и превзойдет ее в отношении не только количественно, но и качественно. Партия верит, что это сделает наш рабочий класс».

В широких масштабах шло обучение войск. Повышалась дисциплина в войсковых соединениях. Летом 1942 года вышел знаменитый приказ № 227. Либеральные средства массовой информации изображают его как драконовский, не раскрывая сути этого приказа. А суть приказа состояла в повышении дисциплины от рядового до генерала, в повышении ответственности каждого за судьбу страны.

Сегодня почти не упоминается, что в том же году вышла в свет пьеса А.Е. Корнейчука «Фронт». Пьеса была напечатана в газете «Правда». Публикация этой пьесы в «Правде», главной газете страны, подчеркивала политическое значение этой пьесы. Можно сказать, что пьеса была своеобразным «заградотрядом» для генералов. Суть пьесы – конфликт между двумя генералами, Горловым и Огневым. Генерал Горлов руководил войсками по старинке, прямолинейно и неэффективно. Огнев творчески изучал приемы ведения боя, достигал успехов малой кровью.

Пьеса подняла бурю возмущения у некоторых генералов. Посыпались жалобы Сталину на Корнейчука. Ответ Сталина был краток: учитесь воевать малой кровью. Опыт, приобретенный в боях нашими генералами, дал первую победу исторического масштаба, победу под Сталинградом. Это уже было поворотным пунктом в Отечественной войне... 9 мая 1945 года Германия капитулировала, признав свое полное поражение.

Об успехах Красной армии упомянутый мною выше немецкий генерал Ганс Фриснер в своей книге «Проигранные сражения» писал: «Успехи Красной армии объяснялись не в последнюю очередь хорошим оснащением войск тяжелым оружием. Танками, тяжелой артиллерией и неизменно вызывающими у нас страх «катюшами», гвардейскими минометами, которые, между прочим, умело использовались. Русские весьма искусно применяли свою артиллерию. Удивительно хорошо зарекомендовал себя советский танк Т-34, обладавший большой проходимостью и маневренностью. Совершенно справедливо, что высшее советское командование, начиная со Сталинградской битвы, часто превосходило все наши ожидания».

Советские маршалы и генералы показали блестящие полководческие таланты, как и личную самоотверженность в борьбе за Родину. Немало из них погибло на поле брани. Но первым из этой когорты генералов был, безусловно, Георгий Константинович Жуков. В этой когорте были маршалы Рокоссовский, Конев, Мерецков, Говоров, Толбухин, Ватутин, Тимошенко и другие. Все названные и неназванные маршалы и генералы участвовали в разработке и осуществлении военных операций под руководством Генералиссимуса Иосифа Виссарионовича Сталина.

Выдающийся наш маршал Г.К. Жуков дал И.В. Сталину такую характеристику: «Как военного деятеля И.В. Сталина я изучил досконально, так как вместе с ним прошли всю войну. И.В. Сталин владел вопросом организации фронтовых операций и операций группой фронтов и руководил ими с полным знанием дела, хорошо разбираясь и в больших стратегических вопросах. Эти способности И.В. Сталина, как главнокомандующего, особенно проявились начиная со Сталинграда. В руководстве вооруженной борьбой И.В. Сталину помогали его природный ум, большая интуиция. Он умел найти главное звено в стратегической обстановке и, ухватившись за него, оказать противодействие врагу, провести ту или иную крупную наступательную операцию. Несомненно, он был достойным главнокомандующим».

В мемуарах почти всех иностранных государственных и военных деятелей, участвовавших во Второй мировой войне, были блестящие оценки Сталина – как личности, как государственного и военного деятеля. Не буду приводить все высказывания, приведу только последнюю фразу из большой и блестящей характеристики, которую дал Сталину злейший враг России Уинстон Черчилль: «Он принял страну с сохой, а оставил ее с атомной бомбой».

При всем глубоком уважении и благодарности к нашим предкам, внесшим большой вклад в защиту и становление нашей Родины, более масштабного, более выдающегося вклада в строительство и отстаивание целостности и независимости нашей Родины, чем сделал Иосиф Виссарионович Сталин, в истории нашей страны не было. И он обоснованно заслуживает признания «Имя Победы».

 

Георгий Григорьевич ПУПКОВ

инженер,

 инвалид Великой Отечественной войны,

лауреат Государственной премии РСФСР