Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"     Наверх на "инновационный портал"

 

От коммунизма к коммунизму

Диаграмма развития способов производства

 

Известно немало табличного и графического материала в публикациях, выражающих те или иные аспекты нашей жизни и исторические вариации общественного существования. Данная работа также может показаться одной из многих. Поэтому сразу же следует обратить внимание читателя на диалектический, то есть функционально-координатный, метод (см. «ЭФГ» № 27–28, «Самоуправление и научное воспроизводство», с. 4–5), присущий всем точным наукам и продуктивно используемый в их практике. Этот метод непосредственно применялся и здесь (см. ниже) при построении представленной диаграммы социального развития. Известные же графические материалы аналитиков социальных ситуаций, как правило, пренебрегают выявлением функции и, соответственно, качественно отличные свойства исследуемого предмета, определяющие его движение, вообще оставляют без всякого внимания. Поэтому их выводы (как графические, так и словесные) получаются односторонними и метафизически обездвиженными, а потому – ошибочными. И эрудиция аналитиков далеко не всегда их выручает: ошибки остаются и наслаиваются друг на друга.

Представленное описание диаграммы развития способов производства за недостатком места дается в сокращенном варианте (с небольшой редакционной правкой).

При построении диаграммы использовались следующие исходные данные:

1. Основная математическая формула, y = f(x), здесь (на диаграмме), в качестве функциональной характеристики способов производства, выраженная в декартовых координатах, где:

y – ось функциональных значений, здесь – производственных отношений, характера собственности на средства производства, идеальной значимости данного способа производства, согласно которой развиваются производительные силы, носители значимости этого способа производства;

x – ось аргументов функции, здесь – производительных сил, материального выражения способа производства, определяемого данными производственными отношениями, аргумент социального развития;

f – характер функции, показывающий выражение значимости функции ее аргументом.

Так, если характер функции f выражается y = x, то каждому единичному приращению аргумента x соответствует единичное приращение значения y этой функции. Такая функция в декартовых осях координат изображается прямой линией, идущей в первом и четвертом квадрантах через ноль, и она называется «линейной».

Если же характер функции f выражается y = 1, то значение такой единичной ступени функции остается постоянным при изменении ее аргумента x в пределах существования этой ступени.

Характер развития способов производства выражается непрерывным развитием производительных сил и единичным ступенчатым изменением их производственных отношений в зависимости от насыщения производительными силами данного способа производства. Эту зависимость обозначим как «линейно-ступенчатая» характеристика.

2. Сочетание функциональной характеристики y = f(x) с диалектическим тождеством противоположностей становления – бытия и ничто (Гегель Г. Энциклопедия философских наук. Т. 1. Наука Логики. «Мысль», М., 1972, с. 222) и с двойственным характером труда (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 31, с. 277, соотв., т. 23, Капитал, Книга 1). Этим диалектико-марксистская философия как бы подтверждает общие математические построения. Теперь такого же подтверждения следует ждать от математики.

3. Тройственные моменты («триады») Гегеля в процессе развития предмета от абстрактного к конкретному своему состоянию (моменту). А именно: абстрактное – диалектическое – спекулятивное (Гегель Г., Э.ф.н, т. 1, Н.Л., с. 201–202). Или другими (но его же) словами: всеобщность – особенность – единичность. То есть если двойственность функциональной характеристики показывает условие развития предмета, то тройственность моментов определяет функциональные состояния (фазы, моменты) этого развития в зависимости от своей исходной функциональной двойственности. Такой – двойственно-тройственный – подход к социальному историческому развитию дает возможность достаточно точно охарактеризовать как существование определенного способа производства, так и качественно отличные друг от друга тройственные фазовые состояния способов производства в каждой общественной формации (другие исходные данные см. в несокращенной статье под тем же наименованием: http://predtechenskij-valerij.narod2.ru/from_communism_up_to_communism.htm).

 

 

Ориентируясь на представленные исходные данные, рассмотрим построение функциональной, линейно-ступенчатой диаграммы социального развития следующими этапами:

1. Поле функции социального существования, как зависимость относительной значимости социума к вещественному его аргументу, определяем соответствующими осями декартовых координат, диалектическими противоположностями. Параметры оси отношений вынесены в левый край диаграммы, а параметры вещественной оси обозначены непосредственно на этой оси (вверху диаграммы). Оси отношений соответствуют «Производственные отношения» (характер собственности на средства производства), а вещественной оси – «Производительные силы» (люди, вооруженные этими средствами производства).

2. Существование самой социальной функции (линейно-ступенчатого вида) имеет место только в двух квадрантах: отрицающем научное развитие (в стихийном квадранте) и полагающем его (в научном квадранте). В квадрантах невещественной (материально неупорядоченной) научности и в ненаучной вещественности социального существования и развития не происходит. То есть социальное развитие стремится из вещественно неупорядоченной своей незначительности к научно значимому порядку социальной вещественности. Граница перехода из социальной стихийности к социальной научности располагается в функциональном «нуле», то есть на пересечении осей координат – от капиталистической к коммунистической формации.

3. Человеческий труд поставляет в процесс производства все необходимые ему средства, в том числе и природные. Этот труд, будучи двойственным, в абстрактном и конкретном своем выражении, проходит от абстрактного своего состояния к конкретному не иначе как через действие. То есть имеет три характерные фазы своего развития: 1) абстрактно-всеобщая фаза труда – способность человека производить – рабочая сила; 2) действительно-особенная фаза труда – сам труд – технологичное производство; 3) конкретно-единичная фаза труда – результирующая трудовая материализация – продукт труда.

И все эти три трудовые фазы, три состояния труда, выступают в общественном воспроизводстве средствами производства:

1) рабочая сила – идеальное средство производства;

2) технологический процесс производства – действующее средство производства;

3) продукт труда – материальное средство производства.

Идеальному средству производства – рабочей силе человека, отрицающего себя, многозначного, определенной производственной целью, «подчинены» все остальные средства производства. Однако только в процессе производства, отрицающем рабочую силу объединением ее с другими средствами производства, эта рабочая сила способна себя раскрыть – технологическим действием орудий труда по преобразованию предмета труда. И только с помощью технологичного производства появляется возможность выпустить такой продукт труда, в свою очередь, отрицающий свое производство, который мыслится рабочей силой изначально и который нужен как будущее средство производства и потребления. То есть продукт труда осуществляет своими обращением (обменом) и потреблением диалектико-логический акт отрицания отрицания: воспроизводя рабочую силу, он этим замыкает трудовой цикл общественного воспроизводства.

4. В каждом историческом общественном хозяйственном укладе каждое из данных характеристических средств производства способно доминировать, то есть определять и характеризовать собой весь социальный хозяйственный уклад во всех (трех) его фазах исторического развития. Этот общий хозяйственный уклад доминирования определенного средства производства будем называть экономической формацией.

4.1. Первобытно-общинная коммунистическая формация – хозяйственный уклад «каменного века», свободного священного труда в воспроизводственных общинах, то есть в родовых коммунах. В поле диаграммы он обозначен как «Первобытный коммунизм».

4.1.1. Здесь материальными средствами производства выступали в основном с большим трудом обрабатываемые, но всего лишь каменные орудия. Высокой производительности труда они не могли обеспечить. Их значимость для первобытного общества определяется только нынешними археологами и историками.

4.1.2. Идеальное средство производства, рабочая сила человека каменного века, также была незначительна. Она определялась физическими данными личности, знаниями и упорством в труде и психическим коллективным взаимопониманием. Родовой же коллектив численно не превышал сотни человек, и поэтому «горы свернуть» ему было не под силу.

4.1.3. Зато действующие средства производства имели за десятки тысячелетий совершенствования такие изощренные технологии, изустно передаваемые из поколения в поколение, что давали возможность, например, разгибать, выпрямлять бивни мамонта, а позже – вырезать многотонные каменные блоки с точной подгонкой один к другому. Поэтому технология процесса производства, а вместе с ней и процесса производства самого человека (общежития) освящалась неукоснительно. Каждая «священная» операция была «расписана» до мелочей, чтобы «духи» не обиделись на род и не навредили ему. Технологический процесс производства доминировал в первобытно-общинном коммунизме абсолютно. И коммунно, как и рабочая сила, принадлежал он роду также абсолютно.

4.2. Рабовладельческая формация – хозяйственный уклад бронзового (точнее, металлического) века, всегда сопровождающийся безраздельной принадлежностью неродовитых людей, их рабочей силы аристократам. В поле диаграммы он обозначен как «Рабовладение».

4.2.1. Материальные средства производства стали гораздо совершеннее первобытных: орудия труда – металлические и даже машинные (на скотской, водяной и ветряной тяге). Однако и их производительность не намного превышала первобытную.

4.2.2. Действующие средства производства также усовершенствовались лишь незначительно. Поначалу производственные технологии буквально списывались в худшем («неосвященном») варианте с первобытных. Они также продолжали иметь родовой принцип передачи по наследству, не способствующий росту производительности труда.

4.2.3. Идеальные же средства производства хотя качественно и не улучшились (даже индивидуально существенно ухудшились), но массовость рабочей силы в единой собственности их владельцев покрывала все недостатки материальных и действующих средств производства, создавая мощные цивилизации. Общественное богатство стало исчисляться количеством рабов, «душ», в собственности обожествляемых рабовладельцев. Некоторые социумы даже жили производством (в основном военным захватом) рабов для их продажи. Невольничьи носители рабочей силы, живые люди, превратились в безвольный товар, сомкнувшись со своим невольничьим воспроизводством по усмотрению рабовладельца.

4.3. Капиталистическая формация – последний хозяйственный уклад стихийной ветви социального развития, «век предприятий и их систем». Общественное воспроизводство лишается личностного выражения, уступая место научным потребностям социального существования. Последние вынуждены отступать при противодействии всевластия капитала, накопленного в частных руках стоимостного выражения продукта общественного труда, мировых трудовых затрат. Поэтому правит обществом стихия внутреннего и внешнего рынка. В поле диаграммы этот хозяйственный уклад обозначен как «Капитализм».

4.3.1. Идеальные средства производства на первых порах, предоставленные самим себе, совершенно деградировали «освобождением» от хозяина – кормильца и защитника. Люди, получив в собственность личную рабочую силу, стали, как пролетарии, сами себя продавать (по договору и на время, но постоянно), причем тем лицам, которые не имели (и не имеют) на владение другими людьми никакого морального права. Носители рабочей силы потеряли ориентир к высшему, божественному порядку. Однако требования столь же освобожденного производства к своим исполнителям медленно, но неуклонно повышали как образованность народных масс, так и здоровье людей. Вместе с этим повышались знания и об объективной человеческой свободе, толкая людей на сопротивление власть имущим, своим эксплуататорам. Максимум сопротивления был достигнут пролетариатом «переходного строя» СССР, пассивно разрушившим производственную систему начальства и подчинения страны.

4.3.2. Действующие средства производства, немедленно нивелировав производственные процессы в частных предприятиях, стали очень быстро технологически совершенствоваться сразу же после окончательного освобождения от рабовладельческого (феодального) попечительства – свободой конкуренции и концентрацией в отраслевые монополии. Наибольшая концентрация предприятий в общественную производственную систему осуществилась в СССР, где отрасли производства были сведены в министерско-ведомственную систему, подчиненную государственному управлению. В конце существования госмонополистической страны СССР, выступавшей под знаменем социализма, а также вставшей на такой же социалистический путь Чили осуществлялись попытки кибернетизации (реальной гармонизации) общественного воспроизводства. Однако они не были восприняты отраслевыми (министерско-ведомственными) и государственными управленцами в СССР, а в Чили были подавлены силой оружия внутренней реакции с подачи империалистов США.

4.3.3. Материальные средства производства, то есть общественный продукт труда, также незамедлительно стандартизовавшись и обретя сугубо научные методы, вслед за идеальными и действующими средствами производства при свободном «сбыте», то есть частном обмене продукта труда на товарном рынке (после освобождения рабочей силы и производства от родовых, феодальных и религиозных пут), взмыли в своем развитии неукротимо. Производство и сбыт товаров сомкнулись в отраслевые фирмы. Это касается как энергетических, так и информационных орудий труда. Произошло историческое чудо: за короткий исторический отрезок времени машинный парк империализма развился от паровой машины к атомным электростанциям, космической технике и к всеобще-электронной связи (Интернету). Главная же особенность материальных средств производства состоит в том, что они наиболее устойчивы относительно действующих и идеальных средств производства. Поэтому они позволяют не только измерять себя абстрактными затратами прошлого рабочего времени (как и рабочая сила, и технологии), но и накапливаться в частных руках, создавать капитал. На такое не способны частные технологии и уж, конечно, частная, личностно-пролетарская рабочая сила, ограниченная психофизически и очень быстро распадающаяся от простоя. Материальные средства производства (как капитал) и материальный интерес всего народа при капитализме – доминируют, причем весьма опасно. А алчные частные собственники на этот капитал всегда находятся: мелкие, отраслевые и государственные. Теперь мы видим воочию: «Завершение исторического поприща, единственной конечной целью которого является (материальное. В.П.) богатство, угрожает нам гибелью (всего человеческого.В.П.) общества, ибо такое поприще содержит элементы своего собственного уничтожения» (Морган Л.Г. Древнее общество. Л. 1934, с. 329. К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч. т. 21, с. 178, т. 45, с. 269).

4.4. Научно-коммунистическая формация – четвертая историческая общественно-экономическая формация есть одновременно первый хозяйственный уклад научной ветви социального развития. Практически этого общественного строя еще никогда и нигде не существовало, несмотря на многие претензии апологетов тех или иных социумов (например, советских идеологов), поэтому и коммунистических «теорий», и группировок борющихся за «коммунизм» мы имеем предостаточно. Но все эти теоретики и группировки пытаются выделить в качестве доминирующих только материальные средства производства и, так или иначе, «всучить» эти материальные средства «народу». Если же не отступать от выбранного здесь марксистского диалектического метода, то можно увидеть будущий Коммунизм как способ производства с коммунным, подлинно коллективным, строением системы общественного воспроизводства, то есть коммунизм «будет возрождением – но в высшей форме – свободы, равенства и братства древних родов» (там же). Высшая форма не только культурная, но и территориальная: распространение системы коммун на весь земной шар и далее. К тому же имеются всем известные общие (бесспорные) экономические определения коммунизма: общественная собственность на средства производства при всеобщем самоуправлении народа. Соответственно, и доминирующие в коммунистическом обществе средства производства нам следует искать аналогично уже найденным в первобытном коммунизме – в производственном процессе, в технологиях – на высшем, цивилизованном (то есть со всеми достижениями человеческой культуры) уровне социального развития. В поле диаграммы (см. верхний правый квадрант) этот хозяйственный уклад обозначен как «Цивилизованный коммунизм».

4.4.1. Материальные средства производства, принятые от капитализма, ставятся под научный контроль кибернетикой в сферах воспроизводства, обращения, обмена и распределения. Эти функции продукта труда жестко научно структурированы как обмен веществ в разумном живом организме. Поэтому они сугубо общественные и, следовательно, не принадлежат никому в частности. Они лишаются частной и групповой собственности, как и отдельным клеточкам организма не принадлежит процесс хода питательных веществ. Они лишаются и стоимостного своего выражения, поскольку и стоимость общая, как общее здоровье в живом организме, где здоровье каждой клеточки должно быть только одинаковым. Происходит свободное, научное движение продукта труда в обществе, «перевозки», как характеризовал это движение Энгельс. Они (добытые капитализмом экономические категории) становятся как бы незаметными, поскольку весь общественный обмен осуществляется не производственными коллективами, а обществом по научной потребности коллективов тех или иных воспроизводственных ячеек, коммун.

4.4.2. Идеальные средства производства преобразуются немедленно: рабочая сила из частного (пролетарского и буржуазного) обладания и воспроизводства обращается в коллективную собственность за счет ее коллективного же воспроизводства. Многое здесь, конечно, зависит от того, насколько быстро процесс обмена материальных средств производства получит научное движение, поскольку от этого зависит и научное распределение по потребностям не только коллективных средств для воспроизводства орудий труда, но и самой коллективной рабочей силы. Поэтому очень важно, чтобы научные математические модели и опытные образцы подлинной коллективизации (коммунизации) рабочей силы уже были готовы до коммунизации всего общественного воспроизводства, то есть чтобы разработаны они были еще при капитализме коммунистическими энтузиастами (как теоретическими, так и практическими).

4.4.3. Действующими средствами производства Цивилизованного коммунизма повсеместно выступает так называемая техническая кибернетика. Тогда непосредственным исполнителям процесса производства не требуются постоянные руководители, поскольку с помощью такой кибернетики все члены производственного коллектива, выпускающего продукт труда, способны знать всё на любом технологическом рабочем месте в любую секунду. Все члены коллектива взаимозаменяемы. То есть такой процесс производства самоорганизуется: он под коллективным надзором и регулированием коллективно самоуправляем. Технология производства продукта труда находится в коллективной собственности. Именно к технологии вновь приковано всё внимание человечества в целях спасения и воспроизводства среды своего обитания, ресурсов природного жизнеобеспечения. Производственная технология вновь доминирует в общественном воспроизводстве.

Тройственные фазы развития каждой формации и их хронологическое место также изложены в развернутой статье (http://predtechenskij-valerij.narod2.ru/from_communism_up_to_communism.htm).

Построение хронологической кривой вариаций ресурсов природного жизнеобеспечения исходит из расчета потерь каждой материальной эпохой, от палеолита до машин, по 10% этих ресурсов. Эти сведения, однажды появившись, оказались под сукном блюдущих народный покой цензоров. Поэтому они не могут считаться достоверными. Однако, наблюдая реальную жизнь, уже мало кто может сомневаться в том, что эти ресурсы близки к нулю и нам воочию грозит всепоглощающий техногенный глобальный кризис.  Если бы сейчас «слаборазвитые» страны потребляли столько же природных ресурсов, сколько технически «передовые», то всему населению потребовалось бы восемь (!) таких планет, как наша Земля. То есть диаграмма вариации природных ресурсов стихийной ветви почти симметрична огибающей кривой социального развития. И расчетно-приближенно оставляет будущим поколениям людей менее 10% этих ресурсов.

Если же человечество будет подходить к своей производственной и воспроизводственной деятельности сугубо научно, то тогда природные ресурсы жизнеобеспечения легко и достаточно быстро можно будет восстановить в достаточном для жизни объеме. Вспомним хотя бы сталинские лесные полосы, менее чем за десяток лет преградившие путь вечным суховеям. Да и начавшееся затягивание озонной дыры при мировом ограничении использования хлорфторуглеродов также говорит в пользу научного подхода. Поэтому в научной ветви социального развития кривая роста природных ресурсов жизнеобеспечения прогнозируется оптимистичным (относительно спадания) ростом.

С заселением же космического пространства поселенцам не потребуется земных ресурсов жизнеобеспечения, поскольку уже сейчас имеются вполне реалистичные разработки замкнутых экологических систем (см., например, Мелешко Г.И., Шепелев Е.Я. Биологические системы жизнеобеспечения (замкнутые экологические системы). М. «Синтез», 1994). И далее наука никогда не будет стоять на месте.

Главной потребностью в нашей современной жизни выступает дело концентрации всех научных прогрессивных сил, чтобы реализовать организованность, коммунистическую самоуправляемость пролетариата (см. http://predtechenskij-valerij.narod2.ru/methods_of_consolidation.htm). И нужно спешить сейчас, чтобы через одно, два поколения еще остались те, кому было бы что спасать и к чему стремиться.

 

Валерий Вениаминович ПРЕДТЕЧЕНСКИЙ