Главная       Дисклуб     Наверх   

 

 

    Не демократия,

а буржократия

 Даешь терминологическую войну, чтобы раскрыть технологию манипуляций сознанием народа

 

Развал Советского Союза и КПСС в начале 90-х годов прошлого века проходил под громкие крики о необходимости перехода от административно-командной экономики к рынку, от тоталитаризма к демократии. О том, что никакой «рыночной экономики» в природе не существует, мы уже писали («ЭГ» № 41, 2003 г.). А теперь поразмышляем о том, о какой такой «демократии» нам долдонят ежедневно продажные политологи и средства массовой информации.

В переводе с древнегреческого языка слово «демократия» означает «народовластие». Это понятие возникло в Древней Греции, когда управленческие решения, касающиеся основных сторон жизни общества, принимались народом на собраниях жителей городов. Похожее явление было и в Древней Руси – вспомним народное вече в Новгороде Великом. Тогда же и родилось русское слово «народовластие»..

Но прежде чем продолжать рассуждения о демократии (народовластии), необходимо выяснить, что такое власть в политологическом смысле и кому она может принадлежать.

Политическая властьспособность и возможность одного лица или группы лиц принимать управленческие решения и осуществлять их во всех областях общественной жизни с целью поддержания существующего режима.

Власть всегда была, есть и будет одна. Властью обладает тот, кому принадлежат основные средства производства: земля, недра, водные пространства, заводы, фабрики, шахты, угольные разрезы, рудники.

В первобытнообщинном обществе собственность принадлежала всем членам рода, племени. Соответственно и властью обладал весь род или племя. В рабовладельческом и феодальном обществах основным средством производства была земля. Ею владели рабовладельцы, монархи, феодалы (помещики), церковь, монастыри, поэтому они и обладали властью.

В капиталистическом обществе все основные средства производства принадлежат буржуазии, капиталистам. Следовательно, они же обладают и всей властью. К. Маркс в одном из своих трудов отмечал, что в буржуазном обществе власть не принадлежит президентам и премьер-министрам. Фактически ею владеет крупная буржуазия: банкиры, фабриканты, ростовщики.

Понятие «демократия» вновь появилось в лексиконе политиков в переходный период от феодализма к капитализму. Все общественные формации проходят через три фазы (стадии): зарождение, расцвет и упадок (отмирание). Феодальный способ производства в указанный период находился в стадии упадка. При феодализме было два главных собственника основного средства производства, земли, – монархи и феодалы. В его недрах стал нарождаться новый собственник – буржуазия, капиталисты.

Монархи (в основном короли) и земельная аристократия (феодалы, помещики) воспринимали нарождающихся буржуа как простолюдинов. Так это и было на самом деле. Возникавшая буржуазия считала себя народом (по-гречески «демос») – в противовес аристократии: ведь ее представители (подавляющая часть) были выходцами из ремесленников. Поэтому и власть свою они называли «демократия» (народовластие) – в противовес монархии, а социальные революции – буржуазно-демократическими. Правда, Ф. Энгельс в работах последнего десятилетия своей жизни стал называть их просто буржуазными, так как буржуазия к тому времени (конец XIX в.) давно перестала быть частью народа. С тех пор в буржуазной политической науке термин «демократия» утратил своё первоначальное значение, народовластие, и используется вместо понятия «немонархия», противопоставляется термину «монархия».

В этот же переходный период появились понятия «разделение властей» и «ветви власти». Их ввел в обиход в начале XVIII в. французский юрист Ш. Монтескьё. По его мысли, три власти: законодательная, исполнительная и судебная – должны быть равными и независимыми.

По этому поводу К. Маркс и Ф. Энгельс писали: «Где королевская власть, аристократия и буржуазия спорят из-за господства, где, таким образом, господство разделено, там господствующей мыслью оказывается учение о разделении властей». Как было выяснено раньше, властью обладает тот, кто владеет основными средствами производства. В то время все «ветви» власти обладали собственностью: монархи и аристократия – землей, а нарождавшаяся буржуазия – возникающими фабриками.

По мере захвата власти капиталистами монархи или совсем свергались и устанавливался республиканский строй (Франция), или становились декоративным украшением нового режима и устанавливалась конституционная монархия (Англия). По мере продвижения капитализма в сельскую местность стали исчезать феодалы (помещики), и буржуазия установила свою власть во всех сферах жизни развитых стран.

Толкование понятия «разделение властей», существующее в современной политологии, носит антинаучный характер. С точки зрения науки необходимо говорить: законодательный орган, исполнительный орган, судебный орган. Исполнительные органы принимают решения, направленные на исполнение постановлений, актов, принятых законодательными органами. Если они примут какие-то решения, противоречащие закону, то судебный орган по представлению прокуратуры отменит эти решения, постановления. У исполнительных органов имеются полномочия, властью же они не обладают.

То же самое относится и к судебным органам. Они наделены полномочиями (но не властью!) следить за соблюдением гражданами, физическими и юридическими лицами законов, принятых представительными, законодательными органами.

Но не только исполнительные и судебные органы не наделены властными полномочиями. Властью не обладают и законодательные органы (они же не владеют собственностью на основные средства производства!). Они наделены всего лишь функцией, обладают полномочиями разрабатывать и утверждать законы, касающиеся всех сторон общественной жизни.

В капиталистическом обществе всей полнотой власти обладают только собственники основных средств производства, в основном крупная буржуазия. Объединения владельцев крупных компаний, корпораций определяют внутреннюю и внешнюю политику той или иной страны. Они же финансируют избирательные кампании, выдвигая в законодательные органы своих представителей, которые лоббируют их интересы.

В конституциях так называемых демократических стран четко говорится о том, что власть не принадлежит народу, а он является лишь источником власти. Любой думающий человек прекрасно понимает, что существует громадная разница между понятиями «власть принадлежит народу» и «народ является источником власти». Даже самые хитроумные буржуазные юристы и не пытаются ставить между ними знак равенства и как-нибудь закамуфлировать эту разницу.

Проявляет свое действие «источник власти» во время президентских и парламентских выборов. Принимая участие в выборах, народ сажает себе на шею паразитов, представителей в основном крупной буржуазии, буржократов. Естественно, что эти верные слуги богачей и сверхбогачей (не по-русски «плутократов») принимают законы и другие правовые акты, защищающие интересы богачей, буржуазии и направленные против интересов и чаяний простого народа. В России ярчайшими примерами таких антинародных законов являются пресловутый закон № 122 и новый Жилищный кодекс, это мертворожденное дитя буржократической Государственной думы.

Анализ избирательного законодательства так называемых цивилизованных стран показывает, что ни о каком воплощении принципов демократии (народовластия) в этих странах не может быть и речи.

Камень преткновения в избирательном законодательстве любой страны – явка избирателей на выборы. Как в цивилизованных, так и в нецивилизованных странах господствует буржуазный строй. Следовательно, и конституция, и избирательная система, и выборное законодательство направлены на защиту данного строя. Если бы эти страны хоть в какой-то мере считали себя демократическими, то минимальный порог явки на парламентские выборы устанавливался бы не менее 50, а для президентских – 70 или 80 процентов. Тогда хотя бы формально можно было бы говорить о народе как «источнике власти».

Отменой нижнего порога явки на выборы правящий режим как бы говорит народу: «Ребята, раз вы не оказываете сопротивления власти, значит, вы согласны с проводимой нами политикой. Тогда зачем трепать обувь и ходить на избирательные участки? В день выборов сидите дома. Всегда найдётся немало простачков, которые наивно полагают, что своим голосованием за ту или иную партию они могут изменить политику правящего режима».

С научной точки зрения такой строй можно назвать «суверенная буржократия»: он настолько далеко оторвался от народа, что ни в малейшей степени не зависит от «источника власти». Он даже не хочет слушать мнение любой оппозиции. Отмена нижнего порога явки на выборы даёт народу юридическое основание захватить власть в стране насильственным путем. Но, к сожалению, народы России смиренно восприняли это чудовищное ущемление своих прав.

К этой высшей степени наглости и цинизма буржократы цивилизованных стран шли столетиями. Российским же законодателям под руководством штатовских советников потребовалось всего лишь 15 лет.

Отдельно необходимо сказать о так называемой четвёртой власти: продажных буржуазных газетах и журналах. Выше было четко доказано, что власть – всегда одна и не существует ни первой (законодательной), ни второй (исполнительной), ни третьей (судебной) властей. «Четвёртая» власть – вымысел, фантазия буржуазных политологов. Эта выдумка буржократов направлена на поддержание на высоком уровне авторитета продажной прессы. Хотя ее преступная роль по оболваниванию и одурманиванию народных масс известна в западноевропейских странах еще с XIX века. Средства массовой информации (СМИ): пресса, радио, телевидение – никогда не обладали, не обладают и не будут обладать никакой властью. Они являются всего лишь рупором своих владельцев, хозяев. Да, воздействие их на читателей, радиослушателей, телезрителей переоценить невозможно – оно огромно.

Если законодательные (представительные), исполнительные и судебные органы по конституции обладают определёнными полномочиями, то СМИ не наделены никакими функциями (с точки зрения права) и не обладают никакими полномочиями. Их задача – информировать население о происходящем в своей стране и за рубежом. Естественно, что в классовом обществе они выражают мнение своих владельцев. А большинству читателей, радиослушателей, телезрителей известно, кому принадлежит данное издание, радиостанция или телеканал. Всем известно, например, что издание с таким претенциозным названием, как «Независимая газета», принадлежала в недавнем прошлом известному миллионеру Б. Березовскому и, конечно, выражала его взгляды. Да, ее главный редактор не бегал к этому богачу с каждым материалом, чтобы поинтересоваться мнением хозяина. Но всем газетчикам хорошо известно, что «внутренний цензор», сидящий в каждом редакторе, намного осторожнее внешнего, официального. Попробовал бы он напечатать, руководствуясь принципом «свободы печати», какой-то материал, не соответствующий вкусу владельца. Завтра же он был бы уволен – повод всегда найдется.

Любое буржуазное издание не может существовать только на деньги подписчиков. Какую-то часть расходов (где больше, где меньше) обязательно оплачивает хозяин, владелец. А это может позволить себе только буржуазия.

Значит, это издание – буржократическое. А истинно демократическая газета живет на народные деньги, средства подписчиков. Таким изданием является наша любимая «Экономическая и философская газета».

Её редакция, печатая объявление (а не рекламу!) о подписке, допускает ошибку: да, в буржократическом понимании она действительно не зависима ни от одного буржуя. Но в народном понимании она является всё-таки зависимой: она зависит от народа, ее читателей. Это действительно демократическое издание. Она содержится только на деньги ее подписчиков – в основном обнищавшей интеллигенции. Наша газета имеет чётко выраженное направление: оппозиционная режиму, левой ориентации, т.е. выражает чаяния и интересы простого народа. Поэтому подданные власти всячески препятствуют ее распространению. И в русле нашего разговора эта газета никакой властью не обладает, как и любое печатное издание, а является лишь рупором передового отряда борцов за коммунистическую идею.

И в заключение – перспективы на будущее. При капитализме население любой страны, ее народ – просто читатели, радиослушатели, телезрители, статисты, электорат. Законодательные органы одобряют законы, а исполнительные органы принимают управленческие решения в интересах буржуазии. При социализме народ – активный участник общественной жизни, только от него зависит положение дел в стране. На смену буржократии приходит демократия, т.е. реальное народовластие.

А демократами имеют право называть себя только коммунисты, потому что только они борются за народовластие. Поэтому по отношению к нынешнему режиму надо забыть слова «демократ», «демократический», а использовать правильные, с научной точки зрения, термины «буржократ», «буржократический».

Станислав Никифорович

 ПОЛОВИНКИН,

член КПСС с 1971 года

 ТУЛА