Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"     Наверх на "инновационный портал"

 

НЕТ ГЛУПОСТИ ГОРШЕЯ, АКИ ГЛУПОСТЬ

(на статью в «ЭФГ» № 34/2010 «Чем кумушек считать трудиться…»)

 

Россия сделала первый шаг к социализму через сознательно проведенное полное огосударствление еще не готовых к социализму производительных сил. В.И. Ленина не стало, и проводить это в полном объеме выпало на долю Сталина. Беда заключалась в том, что социалистическое становление проводилось насильственно и с потрясающей жестокостью, а также в том, что это промежуточное, ранее неведомое государственное образование методично вколачивалось в мозги как социализм. Так утверждали и таким образом утверждались лидеры.

А это совсем не так. Советская действительность – не последний рубеж, не счастливый конец света и тем более не социализм. Это необходимый этап превращения раздробленного национального богатства в небывалую государственную собственность. Огосударствление – первый и наиважнейший шаг на пути к подлинному социализму (самоуправлению народа). За ним неизбежно должен последовать второй шаг (читайте «Государство и революцию»), когда бы советские коммунисты-сталинисты думали о людях, а не о своей власти над людьми.

Предвидела ли такой или почти такой ход истории материалистическая марксистская наука? Предвидела. Если бы Тягунов это знал, он бы поостерегся привести пример из программы РКП(б), принятой ее VIII съездом 22 марта 1919 года, в качестве доказательства того, что в СССР государство уже к тому времени было властью трудящихся.

Ф. Энгельс о возможном, почти совпадающем с опытом первых шагов к социализму в России ходом истории: "На известной ступени развития... все крупные производители одной и той же отрасли промышленности страны объединяются в один "трест", в союз с целью регулирования производства. Они определяют общую сумму того, что должно быть произведено, распределяют ее между собой и навязывают наперед установленную продажную цену... В трестах свободная конкуренция превращается в монополию, а бесплановое производство капитулирует перед плановым производством... Так или иначе, с трестами или без трестов, в конце концов государство, как официальный представитель капиталистического общества, вынуждено взять на себя руководство производством. Эта необходимость превращения в государственную собственность наступает, прежде всего, для крупных средств сообщения: почты, телеграфа, железных дорог... Чем больше производительных сил возьмет государство в свою собственность, тем полнее будет его превращение в совокупного капиталиста и тем большее число граждан будет оно эксплуатировать. Рабочие останутся наемными рабочими, пролетариями. Капиталистические отношения не уничтожаются, а, наоборот, доводятся до высшей точки. Но на высшей точке происходит переворот. Государственная собственность на производительные силы не разрешает конфликта, но она содержит в себе возможность его разрешения".

Эта возможность в следующем: "...Способ присвоения и обмена будет приведен в соответствие с общественным характером средств производства... Капиталистический способ присвоения... будет заменен новым способом присвоения продуктов... с одной стороны, прямым общественным присвоением продуктов в качестве средств для поддержания и расширения производства, а с другой – прямым индивидуальным присвоением их в качестве средств к жизни и наслаждению".

Таким образом, социализм и новый социалистический способ производства – это не государственная собственность на производительные силы (даже если собственность принадлежит государству Советов рабочих и солдатских депутатов), это не буржуазная система оплаты наемного труда, как было в СССР. Социалистический способ производства и присвоения – это гражданское общество, которое "открыто и не прибегая ни к каким окольным путям возьмет в свое владение производительные силы, переросшие всякий другой способ управления ими, кроме общественного" (Маркс К. и Энгельс Ф. ПСС, изд. 2, т. 19, с. 221–224).

Так о каком же государстве говорит здесь Ф. Энгельс, спрашиваю я Вас, Феликс Фёдорович? И на каком это «самом верху произойдет переворот»?

В СССР был закреплен наемный труд граждан, а коммунисты расслоились в своем единстве на правящую номенклатуру, руководящих наместников, честных работников и массу доверяющих им исполнителей. Образовалось капиталистическое по способу оплаты труда и присвоению прибавочной стоимости (прибыли) государство. Партгосноменклатура стала усиленно укреплять его, чтобы навсегда остаться у власти самой. Закрепляясь, она вопила на все стороны света, что укрепляет социализм, хотя на него и на трудящихся ей было трижды наплевать (доказало последнее десятилетие ХХ века). Именно потому, что номенклатура оберегала свою власть, она и слышать не хотела ни о каких прогрессивных суждениях насчет подлинного социализма и народовластия. А прогрессивные суждения таковы. Историческое отрицание частной капиталистической собственности (социалистический способ производства) несет в себе "индивидуальную собственность на основе достижений капиталистической эры: на основе кооперации и общего владения землей и произведенными самим трудом средствами производства" (Маркс К. и Энгельс Ф. ПСС, изд. 2, т. 23, с. 773).

Вы, дорогой товарищ Ф.Ф. Тягунов, в своей статье «Чем кумушек считать трудиться…» долго рассуждали в превосходной степени о советской экономической науке и заключили это победным кличем: «Следовательно, остается признать, что основанная на теории социалистической политэкономии экономика Советского Союза… является более предпочтительной, нежели предлагаемый Петрухиным сомнительный «общественно-персонализированный способ производства».

С чего Вы это взяли? Вы бы лучше крепко задумались, почему основанная, как Вы считаете, «на теории социалистической политэкономии экономика Советского Союза» прекратила свое существование. Вы считаете декларированный социализм в СССР реальностью, аксиомой, истиной. Как известно, «истина – это то, что выдерживает проверку опытом» (А. Эйнштейн) и временем. И «ничто так не заразительно, как заблуждение, поддерживаемое громким именем» (Ж. Бюффон), в данном случае именем Сталина. «Истина – орудие познания, и придавать временной истине значение «вечной» – значит превращать орудие познания в оковы критической творческой мысли» (М. Горький).

И не тешьте себя мыслью, что Вы, Феликс Фёдорович, смогли опровергнуть хотя бы один тезис из моей статьи «Собственность и самоуправление» («ЭФГ» №№ 14–17/2010). Ваши опровержения опровергла жизнь, а очевидные истины (в данном случае падение СССР) не нуждаются в логических доказательствах. Как сказал Аристотель, «это ведь невежественность не знать, для чего следует искать доказательства, а для чего – не следует».

У меня больше нет ни охоты, ни времени толочь в ступе Вашу катедер-экономическую воду о советском «социализме».

 

В.С. Петрухин