Главная       Дисклуб     Наверх  

  

  

ВИНОВНИК ГИБЕЛИ СССР

 

Некоторые читатели, до сих пор почитающие вождя «всех времен и народов» Иосифа Виссарионовича Сталина, наверняка придут в негодование, прочитав о том, что их кумир повинен в поражении социализма и развале великой страны, безвозвратно канувшей в бездну небытия, вместо того чтобы сегодня Советский Союз возглавлял движение человечества к коммунистическому будущему.

 

И.В. Сталин в 1924 году сменил на высшем посту Советского государства В.И. Ленина, дав клятву укреплять и расширять Союз Республик (Сталин И. Соч., т. 6, с. 4651). Однако он эту всенародно провозглашенную клятву не выполнил. И не потому, что был предателем и не стремился построить социализм в отдельно взятой стране, а в силу хотя бы того, что не обладал достаточным интеллектуальным потенциалом. Сталин, не говоря о его личных недостатках и даже пороках, был продуктом своего времени, выражая интересы массы малограмотных и самоотверженных большевиков, стремившихся все свои силы отдать для победы коммунистической идеи во всемирном масштабе.

Заслугами Сталина являются форсированная индустриализация страны, коллективизация в аграрном секторе, культурная революция, создание мощного научно-технического потенциала, победа над фашистской Германией в Великой Отечественной войне. И тем не менее бесспорным историческим фактом является то, что не кто иной, а именно Сталин вместе со своими товарищами по политбюро виноват в гибели СССР.

Сталин, конечно же, непосредственно не участвовал в величайшем преступлении двадцатого века – ликвидации первого в истории социалистического государства. Эта «заслуга» принадлежит М. Горбачёву, Б. Ельцину, А. Яковлеву, Э. Шеварднадзе, их подручным, которым во веки веков не может быть прощения. Однако они не смогли бы совершить своего злодейства, если бы не деятельность Сталина.

Итак, что такого сделал Сталин со товарищи, что неотвратимо привело СССР к пропасти?

Во-первых, он ликвидировал власть Советов рабочих и крестьян, отменив в 1936 году Конституцию 1918 года и приняв новую, сталинскую Конституцию. Результатом этой политической акции была замена при формировании Советов производственного принципа на территориальный, то есть на буржуазный (представительский).

К сведению читателей, первая Конституция РСФСР, принятая 10 июля 1918 года V Всероссийским съездом Советов, устанавливала порядок, согласно которому вся власть принадлежала рабочему населению страны, объединенному в городские и сельские Советы, а выборы депутатов на съезды органов власти производились из делегатов Советов нижестоящего уровня, то есть были прямыми. Например, областные съезды Советов составлялись из представителей городских Советов и уездных съездов Советов по расчету: 1 депутат на 25 тысяч жителей (Очерки по истории органов Советской государственной власти. М.: Гос. изд-во юридической литературы, 1949. С. 44).

Согласно Конституции 1918 года, соответствующие Советы избирали исполнительные комитеты, которые были органами Совета и в период между съездами (сессиями) являлись высшим органом власти в пределах своей территории, подотчетными перед избравшим его Советом.

Сталин кардинально изменил всю политическую систему управления страной, лишив Советы их властных полномочий и тем самым, во-вторых, он не только отстранил трудящиеся массы от управления делами страны, но и установил и укрепил в стране диктатуру партийно-государственного аппарата.

В-третьих, именно Сталин взрастил поколение тех деятелей, которые стали после его кончины продолжателями его политики, а именно Л. Берия, В. Молотова, Н. Хрущёва, Г. Маленкова, М. Суслова и др. Эти сталинские «соколы» породили в свою очередь новое поколение диктаторов – руководителей партии и правительства, вершивших самочинно все дела в стране, Л. Брежнева, Ю. Андропова, К. Черненко. А это престарелое и больное поколение диктаторов привело к власти «реформаторов» во главе с М. Горбачёвым.

В итоге вышеназванных действий Сталина сложилось такое уродливое социалистическое общество, в котором трудящиеся массы, будучи собственниками всех наличных средств производства, были фактически безвластны. Общественным богатством бесконтрольно распоряжался партийно-государственный аппарат на всех уровнях государственной структуры. Он же определял внутреннюю и внешнюю политику страны.

Чтобы понять, как происходило отступление от ленинской политики, обратимся к истории. К концу 1930-х годов диктатура партийно-государственного аппарата после разгрома в партии оппозиции приобрела уродливую форму культа личности Иосифа Сталина. Процесс выхолащивания властных полномочий Советов, их трансформация из органов реальной власти в фиговый листок, прикрывающий диктатуру партийно-государственного аппарата, был многослойным, прошел несколько фаз и сопровождался острой политической борьбой.

Этот процесс включал в себя:

- устранение с политической арены конкурирующих партий;

- подчинение руководству большевистской партии Советов, профсоюзов, кооперации, молодежных организаций;

- бескомпромиссную борьбу внутри самой большевистской партии за лидерство в ней;

- формирование централизованного аппарата большевистской партии и подчинение ему всех руководящих кадров выборных, исполнительных и судебных органов государственной власти;

- ликвидацию внутрипартийной демократии в самой ВКП(б);

- формирование системы номенклатурного отбора кадров руководящих работников, построенной по иерархическому принципу (ответственные работники органов государственного правления не избирались Советами, хотя формально это и делалось), а назначались на посты партийным аппаратом;

- создание карательных органов и проведение массовых репрессий в отношении не только противников социалистического строительства, но и тех, кто выступал против всевластия партийно-государственного аппарата и лично Сталина;

- создание мощной бюрократической машины централизованного управления страной и обществом с жесткой внутренней дисциплиной.

Утверждению диктатуры партийно-государственного аппарата в 1920–1930 годы, безусловно, способствовали такие объективные факторы, как низкий уровень общей и политической культуры населения, а также партийных масс, да и большинства функционеров партаппарата, традиционно жесткая внутрипартийная дисциплина, чрезмерная централизация управления. Свою роль сыграли и внешние условия: разгул жестокости в период Гражданской войны, агрессивное внешнее окружение, не утихавшая борьба с эсерами, меньшевиками и другими политическими противниками. К тому же огромная концентрация власти, обусловленная наличием государственной собственности на основные средства производства и финансовых ресурсов, сосредоточенных в руках высших руководителей страны, постепенно развращала их, создавая атмосферу вседозволенности и безнаказанности.

В 1930-х годах Сталин развернул массовые репрессии не только против противников социализма, но и против своих бывших единомышленников. Дочь Сталина С. Аллилуева в своей книге «Только один год» писала: «Он дал свое имя системе кровавой единоличной диктатуры. Он знал, что делал, он не был ни душевно больным, ни заблуждавшимся. С холодной расчетливостью утверждал он свою власть и больше всего на свете боялся ее потерять. Поэтому первым делом всей его жизни стало устранение противников и соперников» (цит. по кн. Варвары Самсоновой «Дочь Сталина». М.: Олимп, Смоленск: Русич, 1998, с. 167). Как поведал Н. Хрущёв на ХХ съезде КПСС, из 139 членов и кандидатов в члены ЦК партии, избранных на XVIII съезде, 98 человек, то есть 70 процентов, были арестованы и расстреляны, большинство в 19371938 годах. Из 1966 делегатов этого съезда 1108 были арестованы по обвинению в контрреволюционной деятельности. Судя по результатам голосования на XVII съезде (т.н. «съезд расстрелянных»), когда против Сталина было подано 287 голосов, уже в то время многие члены партии осознавали, что необходимо его сместить с поста генсека, однако подходящий момент для этой акции был безвозвратно упущен. Позиции Сталина в 1934 году были непоколебимы. Как утверждает сын А. Микояна Серго, отец ему говорил, что «…в последний раз мы могли его (И. Сталина. – В.П.) убрать в 1927 г. Как он делал несколько раз раньше, Сталин предложил свою отставку, когда отдельные ведущие члены Политбюро оказывались против него. Но он всегда точно рассчитывал момент и соотношение сил. Будущие его жертвы оставляли его на месте Генсека, считая, что он еще понадобится им для сведения счетов между собой» (Микоян А. Так было. М.: Вагриус, 1999. С. 7).

Стремление к лидерству, жажда власти свойственны всем амбициозным политикам. Большевики не были исключением. Но в большевистской партии не сложилось механизма, нейтрализующего поползновения того или иного лидера к абсолютной власти, к диктатуре. При жизни Ленина его авторитет еще как-то сдерживал бушевавшие страсти соперничающих вождей партии. Однако после смерти Ленина борьба между членами Политбюро разгорелась не на шутку, и она в конечном счете завершилась победой Сталина и гибелью всех его противников и конкурентов. Немаловажное значение в этой борьбе сыграли личные качества Сталина, такие как хитрость, вероломство, способность играть на низких свойствах человеческой натуры, мстительность, злопамятность, подозрительность, отсутствие каких-либо сдерживающих моральных принципов. (Бывший руководитель грузинского правительства Мдивани сказал: «Вы убеждаете меня, что Сталин обещал сохранить старым большевикам жизнь? Я знаю Сталина тридцать лет. Он не успокоится, пока не перережет нас всех, начиная от грудного младенца и кончая слепой прабабушкой». Мдивани отказался оклеветать себя – и был расстрелян. Орлов А. Тайная история сталинских преступлений. Книга комиссара НКВД, в 1938 году вместе с семьей тайно оставшегося в США. М.: ИПО «Автор», 1991. С. 239.)

Любопытную характеристику И. Сталину дал У. Черчилль. Она отражает всю противоречивость оценок деятельности Сталина современниками, лично его знавшими. Черчилль таким образом характеризовал Сталина: «Большим счастьем было для России, что в годы тяжелейших испытаний страну возглавил гений и непоколебимый полководец Сталин. Он был самой выдающейся личностью, импонирующей нашему изменчивому и жестокому времени того периода, в котором проходила вся его жизнь.

Сталин был человеком необычайной энергии и несгибаемой силы воли, резким, жестоким, беспощадным в беседе, которому даже я, воспитанный здесь, в Британском парламенте, не мог ничего противопоставить. Он был непобедимым мастером находить в трудные моменты пути выхода из самого безвыходного положения. Кроме того, Сталин в самые критические моменты, а также в моменты торжества был одинаково сдержан и никогда не поддавался иллюзиям. Он был необычайно сложной личностью. Он создал и подчинил себе огромную империю. Это был человек, который своего врага уничтожал своим же врагом. Сталин был величайшим, не имеющим себе равного в мире диктатором, который принял Россию с сохой и оставил ее с атомным вооружением» (цит. по книге Мухина Ю. Убийство Сталина и Берия. «Крымский мост – 9Д». М. 2002. С. 249–250).

К началу 1930 годов сложилось ближайшее окружение Сталина, многочисленный отряд его сторонников, которые и не были такими отпетыми негодяями, как, например, Ежов, но, будучи им сломленными, не предпринимали никаких действий против установившихся в партии и стране порядков. Одним из них, например, был А. Микоян, который на закате своей жизни признался, что «…с середины 30-х годов и позже, будучи свидетелем разнузданных сталинских репрессий, оказался способным на компромиссы со своей совестью, хотя и спорил со Сталиным из-за арестов, но не затевал с ним борьбы, поскольку она не имела никаких шансов на успех. <…> Все мы были тогда мерзавцами» (Микоян А. Так было. М.: Вагриус, 1999, с. 7, 15).

Процесс трансформации власти Советов в диктатуру партийно-государственного аппарата, увенчанной культом Сталина, был окончательно завершен к 1937 году, то есть в течение 20 лет после Революции.

После смерти Сталина в 1953 году и вплоть до горбачёвской перестройки эта диктатура в своей основе оставалась неизменной, несмотря на то что она впоследствии отказалась от практики массовых репрессий, осужденных Н. Хрущёвым на ХХ съезде Коммунистической партии.

Говоря языком политической экономии, Сталин способствовал возникновению и усилению острейшего противоречия между экономическим базисом, системой социалистических экономических отношений и политической надстройкой, которая перестала им соответствовать. И дело было не только в отсутствии подлинного народовластия, но еще и в том, что безграмотное руководство страны принимало волюнтаристские решения, породившие серьезные структурные диспропорции в экономике. Эти противоречия и стали основной причиной контрреволюции 1991 года, подготовленной горбачевской перестройкой.

Более подробную информацию по затронутым выше вопросам читатель может найти в моей монографии «Мир на перекрестке четырех дорог» в третьей, четвертой и пятой главах (см. в библиотеке М. Мошкова http://lit.lib.ru/p/paulxman_w_f/).

Естественно, возникают вопросы: а осознавал ли сам Сталин, к каким последствиям приведет его политика диктатуры партийно-государственного аппарата и ликвидации Советской власти?; намеренно ли он формировал диктатуру партийно-государственного аппарата, способствуя тем самым обострению противоречия между базисом и политической надстройкой в стране?; представлял ли он, какую мину замедленного действия закладывал своей деятельностью под фундамент того общества, строительству которого посвятил свою жизнь? Я убежден, что ответы на эти вопросы могут быть только отрицательными. Причина этого чрезвычайно простая. Сталин был отличным тактиком, но не стратегом. Он, вопреки утверждениям убежденных сталинистов, не был теоретиком марксизма-ленинизма. Он не представлял себе путей преобразования того общества, которое образовалось к 1953 году в СССР, в социалистическое демократическое общество, а в дальнейшем – в коммунистическое. И в силу существующего в стране единомыслия сусловского разлива в политической экономии любые попытки создать марксистское учение современного этапа развития социалистической и мировой системы жестоко пресекались. Даже после смерти Сталина все, кто пытался развивать марксизм-ленинизм, оказывались либо в психушке, либо в ГУЛАГЕ, а еще позднее – просто выдворялись за пределы Родины. Даже Ф. Энгельс наверняка оказался бы при Сталине в числе врагов народа за нижеследующее высказывание. Размышляя "О социальном вопросе в России", он пророчески предсказал: «Только на известной... ступени развития общественных производительных сил становится возможным поднять производство до такого уровня, чтобы отмена классовых различий стала действительным прогрессом, чтобы она была прочной и не повлекла за собой застоя или даже упадка в общественном способе производства» (Маркс К. и Энгельс Ф. Соч., т. 18, с. 537).

 

Валерий Фёдорович

ПАУЛЬМАН

 

Таллинн, Эстония