Главная       Дисклуб     Наверх на "Трудовые коллективы"     Наверх на "инновационный портал"

 

О РОЛИ КООПЕРАЦИИ

 

Сегодня, с учетом накопленного в мире опыта, можно утверждать, что из всех форм собственности ближе всего к социализму стоит кооперативная собственность. Не государственная, а именно кооперативная. И прав был В.И. Ленин, который рассматривал кооперацию как столбовую дорогу к социализму, а строй цивилизованных кооператоров – как социалистический строй.

Первым, кто оценил роль кооперативов в создании основ коммунистического общества, был Оуэн. Он организовал в целях перехода к новому общественному строю кооперативные общества (потребительские и производственные товарищества), которые, как писал Ф. Энгельс, «…доказали в дальнейшем на практике полную возможность обходиться как без купцов, так и фабрикантов…» (Энгельс Ф. Анти-Дюринг. М. Изд-во политической литературы, 1983, с. 267).

В 1917 году в России насчитывалось свыше 12 миллионов потребительских обществ (кооперативов). Особенно быстро их число стало возрастать после Февральской революции. И именно кооперативы кормили голодные города, когда рухнула старая система торговли и транспорта. В 1920 годы, когда в СССР проводилась новая экономическая политика, процветала и кооперация. Во многом благодаря кооперации удалось быстро восстановить экономику страны, разрушенную в ходе Первой мировой и Гражданской войн, преодолеть отрицательные последствия политики военного коммунизма. И не случайно Х съезд РКП(б) принял одновременно две резолюции: о замене продразверстки натуральным налогом и о кооперации.

«К концу 20-х годов в СССР действовали различные виды кооперации: потребительская, кустарно-промысловая, сельскохозяйственная, жилищно-строительная, жилищно-арендная, кооперация инвалидов, охотничья и рыболовецкая. Каждый из этих видов включал большое количество различных форм первичных, региональных, союзных объединений. Особенно большим разнообразием отличалась сельскохозяйственная кооперация» (Кооперативы по производству товаров и оказанию услуг. Справочное пособие. М. Экономика, 1991, с. 8).

В 1927 году сельскохозяйственная кооперация охватывала почти 38% крестьянских дворов. Особенно высокий уровень охвата кооперацией имел место в производстве технических культур и в молочном животноводстве.

Развита была и промкооперация, доля которой в общем числе промышленных предприятий в 1926–1927 гг. составляла 17,8% против 12,4% частных и которая производила 6% валовой продукции промышленности. «В промысловой кооперации наряду с разветвленной отраслевой структурой была достаточно сложная функциональная структура: промыслово-кредитная кооперация, осуществлявшая кредитные операции (выдача ссуд своим членам, учет векселей, прием вкладов, а также хозяйственная деятельность по сбыту продукции кустарей и ремесленников и по снабжению их сырьем, организация производственных предприятий и т.п.), трудовые артели, которые имели право выполнять работы подрядным способом; кассы взаимопомощи, в которых наряду с членами товарищества имели право участвовать некооперированные кустари и ремесленники; кустарно-ремесленное ученичество» (цит. изд., с. 9).

В составе промкооперации РСФСР в 1928 году насчитывалось 59,5 тысячи кооперированных кустарей, занятых в сапожно-башмачном и портновско-пошивочном производствах. Следует отметить, что в 1920 годах государство всемерно содействовало развитию промкооперации, передав в распоряжение промкооперации РСФСР 1269 государственных промышленных предприятий (бездействовавших или с большой изношенностью основного капитала – свыше 50%).

Но особенно широкое распространение получила потребительская кооперация, доля которой в розничном товарообороте составляла в 1931 году 69,9%. «Потребительская кооперация стала многоотраслевым, диверсифицированным производством. На ее долю в 1920-е годы приходилось примерно 35% закупок зерна и льна, около 40% шерсти, 80% хлопка, 90% сахарной свеклы. Промышленное производство в системе потребкооперации охватывало сотни фабрик, заводов, цехов. Большой вклад был сделан потребительской кооперацией в решение социальных проблем, развитие культуры и просвещения» (там же, с. 14).

Отказ от НЭПa в начале 1930 годов означал, по существу, ликвидацию подлинного кооперативного движения. Колхозы как форма кооперации навязывались крестьянству насильно, при этом им отводилась роль насоса для перекачки финансовых и материальных ресурсов деревни для нужд индустриализации и ВПК. Была сведена на нет не только добровольность, как важнейший принцип кооперации, но и такие принципы, как личная заинтересованность и внутрихозяйственная самостоятельность. Усиливалось административное давление не только на сельскохозяйственную кооперацию, но и на другие виды кооперации. «Так, потребительская кооперация в середине 30-х годов вынуждена была сократить свою деятельность, ее городская часть – рабочая кооперация – была закрыта. Форсирование индустриализации за счет снижения жизненного уровня трудящихся привело к сокращению кооперативного жилищного строительства, а затем и к ликвидации общесоюзной системы жилищно-строительной и жилищно-арендной кооперации. Та же участь постигла и кооперативные банки» (там же, с. 17–18). Был взят курс на ликвидацию и промкооперации, которая была окончательно упразднена в 1960 году.

В стране возобладала государственная собственность, хотя потребкооперация и колхозы дожили до горбачёвской перестройки, пережив даже антикооперативные «реформы» Н. Хрущёва. Монопольное положение государственной собственности в большинстве отраслей народного хозяйства позволяло партийно-государственному аппарату беспрепятственно осуществлять свою диктатуру. В период горбачёвской перестройки кооперативное движение стало оживать, однако оно способствовало скорее реставрации капиталистических форм хозяйствования, чем развитию социализма.

Совершенно иначе поступили коммунисты в КНР. Они сумели преодолеть теоретически ошибочную трактовку кооперативной собственности как несовершенной, незрелой формы социалистической собственности, не стали противопоставлять кооперативы государственной собственности. В настоящее время кооперативная собственность рассматривается как естественная составная часть общественной собственности и активно используется для ускорения развития производительных сил, борьбы с безработицей и повышения благосостояния населения.

В КНР широко развита сеть кредитных и страховых кооперативов, наращивает обороты кооперативная торговля, действующая наряду со снабженческо-сбытовой кооперацией. Большую роль в экономике играют строительные кооперативы и транспортная кооперация.

«Важным элементом экономической системы КНР является городская, поселковая коллективная собственность (ГПКС). Она представлена кооперативными предприятиями, находящимися в ведении городских, районных властей, уличных, квартальных комитетов в городах и поселках. В рамках ГПКС существуют мелкие и средние промышленные предприятия, строительные, транспортные, торговые и другие организации, которые часто связаны с соответствующими государственными предприятиями, организациями в единое кооперативное звено. В 80-е годы ГПКС занимали большой удельный вес в экономике КНР, охватывая 75% промышленных предприятий, более 30% всех занятых в промышленности, 28% валовой промышленной продукции, более 36% розничного товарооборота и объема услуг, 14% общего объема валютных поступлений. <…> Коллективные предприятия в городах и поселках КНР образуются на средства государства, местных властей, общественных организаций, а также за счет паевых взносов занятых на них рабочих и служащих. Обязательным условием существования ГПКС должна быть принадлежность средств производства и произведенного продукта всему коллективу, соблюдение принципов независимого хозяйственного расчета, в том числе самофинансирования. Коллективные предприятия, как правило, не находятся под воздействием директивного планирования, централизованного материально-технического снабжения по стабильным ценам и ориентируются на конъюнктуру рынка» (там же, с. 228–229).

В качестве примера можно привести опыт реорганизации государственного завода радиоэлектронных товаров (местного подчинения) в городе Уси. С помощью местной власти было образовано акционерное общество, в котором участвуют этот завод и еще 38 предприятий, находившихся в 14 городах с общим числом работающих 15600 человек. Созданное предприятие работает на основе хозяйственной кооперации и единого финансирования. Если раньше предприятие работало на основе директивного плана, то после реорганизации план включает в себя только несколько показателей и рассчитан на использование рыночного регулирования. Завод не только является производителем товаров, но и сам занимается торговлей через собственные, а также кооперативные и частные магазины, что позволяет предприятию чутко реагировать на конъюнктуру рынка. Завод вступил в активные связи с иностранными предприятиями, импортируя прогрессивную технологию, что позволило организовать производство лентопротяжных механизмов. Ежегодно обновляется ассортимент выпускаемой продукции. В управлении заводом действует система ответственности директора. Ему предоставлено право решать все основные вопросы. Осуществляется вертикальный подряд – от директора до рабочего как дополнение к горизонтальному – на уровне всех предприятий, входящих в кооперацию. Директорский подряд означает, что он берет в подряд весь завод. Он подписывает контракт с высшими органами управления, в котором обозначаются такие показатели, как объем продукции, качество, стоимость, прибыль, охрана труда и т.д. От выполнения этих показателей зависит заработная плата директора и его премии. Начальники цехов подписывают сходный контракт с директором, а бригадиры – с начальниками цехов.

В сельской местности наряду с самыми различными формами кооперативов, специализирующихся на производстве, переработке и сбыте сельскохозяйственной продукции, динамично развиваются волостно-поселковые предприятия (ВПП). Они, как правило, многопрофильные и охватывают многие виды деятельности: производство и переработку сельскохозяйственной продукции, лесоводство, рыбоводство, добычу минерального сырья, транспортное обслуживание населения и предприятий, строительство, торговлю, снабжение и сбыт. В конце 1980-х годов в Китае насчитывалось 18 млн ВПП с числом занятых на них 92 млн человек. Они создавали примерно одну четверть ВВП.

Экономическая реформа в КНР породила огромное многообразие форм и видов кооперативов, сочетающихся с государственной, частной и личной собственностью, с учетом специфики китайских условий.

За истекшие два с лишним века своего существования кооперативная форма хозяйствования распространилась по всему миру, заняла достойное место в экономике всех государств (как высокоразвитых, так и слаборазвитых), доказала свою способность функционировать и развиваться в условиях  как капитализма, так и социализма. Многообразие видов кооперативов (свыше 120), их способность быстро адаптироваться к изменениям в технике и технологии свидетельствуют о жизненной силе принципов, на которых базируется их деятельность: добровольность, самоуправление, хозяйственная самостоятельность, коллективизм. Кооперативная форма деятельности людей позволяет во многих случаях наиболее полно удовлетворять их экономические и социальные потребности.

В. Наумов, исследователь кооперативного движения в Италии, где уровень его развития один из самых высоких в мире, пишет: «Если в первые десятилетия своего существования кооперативы основывались главным образом на принципах взаимопомощи, нередко создавались в благотворительных целях по инициативе отдельных лиц, то постепенно, вынужденные считаться с законами экономического развития, а также требованиями и условиями рынка, они превращались в современные предприятия, управляемые с участием трудящихся.

В настоящее время кооперативное движение Италии твердо соблюдает принципы, принятые МКА (Международный кооперативный альянс, представляющий свыше 500 млн кооператоров всего мира), а именно:

- кооперация – это совокупность экономических предприятий, созданных трудящимися для удовлетворения определенных интересов;

- кооперация – не только система экономических предприятий; ей присущ дух солидарности, проявляющийся в традиционных формах культурной и социальной деятельности, которыми не занимается никакое другое экономическое предприятие;

- организованное кооперативное движение не может быть политически нейтральным, оно должно иметь свое понимание общественных проблем, и прежде всего экономических;

- организованное кооперативное движение не может быть орудием какой-либо партии;

- кооперативное движение не может быть орудием государства» (Наумов В. Кооперация в Италии. М. Международные отношения, 1989, с. 9).

Потенциал экономического и социального развития, кроющийся в кооперативах, поистине огромен. Кооперативы в своих самых разнообразных формах и видах позволяют:

- выражать непосредственно, напрямую, экономические интересы своих членов;

- объединять трудящимся свои силы, ум, сбережения и производственные способности;

- быть средством обучения трудящихся непосредственному управлению обобществленным предприятием, технически и социально подготавливать их к самоуправлению, а также служат средством повышения их материального, интеллектуального и морального уровня жизни.

Система кооперативов всех уровней и видов позволяет создать в масштабах страны механизм, с помощью которого общественное производство становится подчиненным удовлетворению потребностей трудящихся, а не самовозрастанию капитала, как это имеет место при капитализме, и не наращиванию экономической базы диктатуры партийной и государственной бюрократии, как это происходит в системе государственного социализма. Кооперация в масштабах страны должна по мере своего развития превращаться в экономическую организацию трудящихся для управления процессом расширенного социалистического воспроизводства. Однако сразу следует отметить, что она не может стать единственной формой хозяйствования, ибо ее возможности хотя и огромны, но не безграничны. Кооперация при формировании подлинно социалистической экономики может и должна стать наряду с государственным и частным секторами составной частью многоукладного народного хозяйства. Причем кооперация должна работать там, где ее применение дает оптимальный результат.

Как показывает опыт деятельности кооперативов в развитых странах, в случае укрупнения предприятий, концентрации производства могут возникать отрицательные явления: производство перестает быть гибким, чутко реагирующим на быстро меняющиеся требования рыночного спроса; сводится к нулю такой важный принцип, как самоуправление, участие в нем всех членов кооператива; растет доля лиц, работающих по найму. Видимо, в тех случаях, когда научно-технический прогресс диктует необходимость создания крупных предприятий, требующих огромных инвестиций, лучшей формой организации производства все же является государственная, а не кооперативная или частная форма собственности.

Сравнивая кооперативные предприятия с частными капиталистическими предприятиями, В. Наумов на опыте Италии доказывает: что кооперативы в состоянии производить продукцию и оказывать услуги «по наиболее низким рыночным ценам» (цит. изд., с. 51); что они способны модернизировать производство, внедрять структурные и организационные новшества, новую технику и технологию, в итоге в 1980-х годах «появились предприятия, не уступающие частным по техническому оснащению, с высококвалифицированным персоналом технических специалистов и рабочих, первостепенными в их работе стали рентабельность и экономическая эффективность» (там же, с. 56–57); что в кооперативных предприятиях «условия труда, моральный климат, положение рабочего, как правило, лучше, чем в крупном частном производстве, здесь нет потогонных темпов работы, зато больше прилежности и добросовестности, высоко качество продукции, меньше прогулов (в среднем на 89%), действуют материальные и моральные стимулы к высокопроизводительному труду» (там же, с. 68); что «отношение рабочих к своему труду тут иное, чем на частном заводе. Рабочий трудится творчески, каждый может внести свои предложения по совершенствованию деятельности кооператива, что положительно отражается и на организации труда» (там же, с. 71).

В. Наумов также пришел к выводу, что в Италии и в сфере услуг кооперативы имеют преимущество перед частником. Он пишет: «Предоставление большинства услуг входит в компетенцию местных и областных органов самоуправления в соответствии с существующим законом о транспорте, туризме, общественном обслуживании. <…> Поэтому здесь кооперация, как правило, тесно связанная с местным самоуправлением, обрела для себя благодатную почву. Она оказалась наиболее подходящей формой предоставления населению всевозможных услуг, причем не только отдельным лицам, но и предприятиям, учреждениям во многих сферах производственной и общественной деятельности. Кооперативы обеспечивают сравнительно низкую себестоимость, высокое качество услуг, необходимые рабочие места. Они выполняют различные виды работ на промышленных предприятиях, в торговых центрах, на железнодорожных вокзалах, на транспорте, в сфере туризма, общественного питания, информации и т.д. – убирают помещения, ремонтируют различные товары и механизмы, ухаживают за зелеными насаждениями, охраняют окружающую среду, дезинфицируют объекты, чинят отопительные и осветительные сети. Есть кооперативные прачечные, гладильни и другие мелкие предприятия по оказанию бытовых услуг. Успешно действуют кооперативы носильщиков (объединяют 70% носильщиков и уборщиков). Создаются общества по предоставлению некоторых видов медицинской помощи, использования электронно-вычислительной техники» (там же, с. 94–95).

В Швеции многие кооперативы «новой волны» создаются, например, для обслуживания домов престарелых и инвалидов, школьных столовых, детских садов. «В конце 80-х годов в Швеции действовало 200 кооперативных детских садов, попечителями которых были потребительские и жилищно-строительные кооперативы. Обычно такой кооператив объединяет 810 семей, которые, получая помощь от попечителей, вкладывают средства в создание детского сада и работают в нем по очереди» (там же, с. 211).

Что касается учреждений культуры, то вопрос об их принадлежности к государственной, кооперативной или общественной собственности должен решаться на местах самими гражданами. «Большинство подобных кооперативов действуют на базе клубов, «народных домов», построенных, как правило, на добровольных началах жителями района, города, населенного пункта при содействии демократических организаций и партий. <…> Подобных кооперативов в области культуры и организации досуга населения в настоящее время в Италии сотни, расширилась сфера их деятельности, появились общества графики, танца, научных исследований, телевидения и даже археологии. Они сотрудничают с органами местного самоуправления, оказывающими им различную помощь» (там же, с. 102–104).

Огромное значение в налаживании механизма наиболее полного удовлетворения потребностей населения, подчинения экономики страны именно этой цели имеют именно потребительские кооперативы. Они должны охватывать все население и через них должно осуществляться обеспечение людей товарами и услугами без участия всяких посредников и спекулянтов. Другими словами, на мой взгляд, сектор индивидуального и семейного потребления должен базироваться главным образом на деятельности потребительских кооперативов.

При создании кооперативов и выработке законодательства нет необходимости заново «изобретать велосипед». Необходимо воспользоваться уже накопленным опытом в мировом кооперативном движении, особенно в таких странах, как Швеция и Италия. В Швеции, этой «Мекке кооперативного движения», в основе уставов всех кооперативов положены принципы кооперативной демократии, разработанные и принятые Международным кооперативным альянсом. «Эти принципы предусматривают:

- открытое членство, предполагающее добровольное вступление в кооператив и свободу выхода из него для каждого, кто берет на себя обязательства в соответствии с уставом; недопустимость ограничений членства в кооперативе по социальным, политическим, расовым или религиозным мотивам;

- демократический характер управления, основанного на равноправии членов и принципах демократического построения организационной структуры кооперативов снизу вверх;

- недопустимость обогащения одного члена кооператива за счет другого; справедливое распределение прибыли между членами пропорционально доле участия каждого из них в экономической деятельности кооператива в истекшем году при обязательности отчислений в фонды на дальнейшее развитие деятельности и предоставление общих услуг согласно уставу;

- строго ограниченный процент начислений на паевой капитал в случае распределения прибылей по паенакоплениям;

- проведение воспитательно-просветительской и образовательной работы среди своих членов;

- активное сотрудничество с другими кооперативами на местном, национальном и международном уровнях» (Кооперативы по производству товаров и оказанию услуг. Справочное пособие. М. Экономика, 1991, с. 212).

Подводя итог сказанному, следует отметить, что кооперативная форма деятельности, вошедшая в обиход жизни людей двести с лишним лет назад и получившая за это время огромное развитие, должна стать краеугольным камнем в жизни демократически организованного общества, ибо она позволяет соединять труд со средствами производства наиболее оптимальным образом и обеспечивает прямую, непосредственную связь экономических интересов людей со средствами их удовлетворения.

Добровольное объединение потребителей в тех формах, которые они сами сочтут наиболее удобными и правильными, должно стать одной из первейших забот местных органов власти.

 

 

Валерий Фёдорович ПАУЛЬМАН,

доктор экономических наук,

 профессор

 

Таллин, Эстония