Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Школа борьбы

 

Петиция сотрудников Музея кино с требованием отставки директора Л.О. Солоницыной

 


Директору Департамента культурного наследия
Министерства культуры Российской Федерации
М.А. БРЫЗГАЛОВУ

Копия:
Советнику Президента Российской Федерации
В.И. ТОЛСТОМУ


 

 

Уважаемый Михаил Аркадьевич!

С огорчением сообщаем Вам, что вынуждены выразить недоверие директору Государственного центрального музея кино Ларисе Оттовне Солоницыной, назначенной на эту должность в июле текущего года.

Наше недоверие является ответом на неоднократно проявленное Ларисой Оттовной недоверие коллективу Музея кино, полное пренебрежение ею нашим общим мнением и позицией отдельных сотрудников, включая президента.

В наибольшей степени волюнтаристские тенденции в ее управлении проявилась в необоснованном увольнении М.И. Павлова, заместителя директора по научно-просветительской работе, одной из ключевых фигур музея в самых существенных областях его уставной деятельности: в комплектовании фондовых коллекций, выставках, киносеансовых мероприятиях. Не поработав с Максимом Игоревичем и месяца, не принимая во внимание ни его знаний в области кино, ни профессионального опыта, ни отлично налаженных им связей с партнерами, ни, с другой стороны, его историко-педагогического образования и компетентности в области права, новый директор самолично приняла решение о сокращении должности заместителя по научно-просветительской работе и увольнении Павлова. Единственным обоснованием этого решения стало заявление директора, что она сама является киноведом и не нуждается в заместителе по научной работе (что беспрецедентно в структуре штата любого музея). При этом на первой же встрече с коллективом Лариса Оттовна призналась, что по характеру не обладает склонностью к «публичности» (то есть к важнейшему для культурно-массовой работы музея качеству) и что опыта музейной работы у нее нет. Так называемая «оптимизация штатного расписания», под предлогом которой проведено это сокращение, на деле ведет к минимизации или просто к срыву нескольких направлений уставной деятельности музея и взятых им на себя обязательств.

За три месяца мы убедились как в весьма ограниченных познаниях Ларисы Оттовны в истории отечественного и мирового кино, так и в отсутствии у нее собственных конструктивных идей и представлений во всех сферах музейной работы: в комплектовании и атрибуции фондов, в массово-популяризаторской работе, в разработке современной интерактивной и мультимедийной экспозиции будущего музея. Директор не счел необходимым познакомить коллектив ни со своей программой работы, ни со структурой нового штатного расписания, ни с системой взаимоотношений коллектива с нововведенной должностью заместителя директора по развитию. Эту должность заняла приятельница директора Лариса Вячеславовна Баженова – экономист и менеджер, не имеющая ни киноведческого, ни архивно-музейного, ни исторического образования и опыта (что, кстати, противоречит действующей инструкции). Вскоре стало ясно, что основная функция этого заместителя – написание заявок на дополнительное финансирование проектов из федерального бюджета и добывание средств из региональных бюджетов, у всевозможных ведомств, спонсоров и т.д. Можно было бы только радоваться появлению в музее специалиста в этой области. Однако развитие музея предполагает не только увеличение финансов, но и наличие у руководства обоснованной разработки проекта будущего музея и его деятельности. Ныне единственный заместитель директора, не будучи компетентной ни в музейной практике, ни в истории кино, не может обеспечить полноценное функционирование организации сейчас и готовить ее будущее.

В течение двух месяцев новым руководителям Музея кино не зазорно было расспрашивать Максима Павлова о его наработках (и он щедро делился ими), признавать их содержательную ценность и актуальность – и подавать заявки в Министерство культуры на 2015 год под своим именем и с весьма завышенными сметами на бюджетное финансирование.

Не зная по предыдущим местам службы специфики музейного киноведения, не удосужившись за три месяца конкретно познакомиться с работой научных сотрудников и с хранящимися в фондах материалами по истории отечественного кино (знакомство с подчиненными ограничилось формальными собеседованиями в кабинете директора), Лариса Оттовна позволила себе выразить сомнение в том, имеют ли сотрудники Музея кино вообще отношение к науке, раз не пишут статей. И хотя у многих из них есть публикации в серьезной киноведческой прессе (чего нет, насколько нам известно, у нового директора), суть научно-музейной работы состоит в другом.

За 25 лет своего существования Музей кино впервые в нашей стране, опираясь на опыт музеев «старших» искусств и зарубежных коллег, а также учитывая специфику отечественного кинопроизводства, разрабатывает принципы комплектования, каталогизации и описания самых разнородных предметов кинокультуры, а также поэтапно осваивает возможности стендового и экранного экспонирования игрового, документального, анимационного и научно-популярного кино. Организованный в период резких перемен в государстве и в системе кинопроизводства, Музей кино вынужден работать в режиме срочного спасания гибнущих документов, творческих материалов и памятников кинокультуры – при крайней малочисленности своего штата. Одновременно приходится спасать ценнейшие материалы, находящиеся в частном владении мастеров кино или их наследников. Нам приходится зачастую разыскивать их и уговаривать передать на хранение в музей семейные реликвии, ибо только с появлением фондов нашего музея появилось место, где может сохраниться бесценный опыт «золотого века» кино. Каждый из научных сотрудников из-за ограничений фонда заработной платы вынужден выполнять несколько функций: быть комплектатором своего фонда, заниматься атрибуцией вещей и составлять их научное описание, оцифровывать их и вводить в электронный каталог музея, а потом становиться их хранителем: обеспечить им место и форму хранения, выдавать для изучения, экспонирования или съемки, а часто и комментировать для кино- или телезрителя. Работая в Музее кино, он становится уникальным и многосторонним специалистом – именно научным работником, который годами осваивал и продолжает расширять новую область музееведения.

Несмотря на отсутствие пока у нас своего здания и на тесноту в помещениях, предоставленных киноконцерном «Мосфильм», мы стараемся не упустить ни одной значимой для истории коллекции, пытаемся изыскать резервы места для новых поступлений, усовершенствовать топографию хранения. И нас поразило заявление Л.О. Солоницыной, что отныне следует ограничить комплектование фондов: в дар от частных лиц, так и быть, принимать, а закупки у них и получение архивов закрывающихся киноорганизаций прекратить до получения собственного здания. Можно представить себе, сколько невосполнимых потерь было бы следствием подобной музейной «стратегии и тактики».

Президент Музея кино, представивший в июле нового директора как нашего коллегу, и весь коллектив Музея неоднократно старались объяснить Ларисе Оттовне ошибочность ее решения уволить М.И. Павлова. Мы убеждали ее в необходимости прежде всего войти в коллектив, вместе с ним обсуждать и решать имеющиеся проблемы и устранять вполне возможные недостатки. Вместо этого новый директор не счел возможным даже познакомить коллектив с результатами прошедшей ревизии и со своим ответом на замечания ревизоров и предпочел противопоставить просьбе коллектива о большей открытости лишь заявление о необходимости «строгого соблюдения формального распорядка дня». Заявляя о том, что «больше точечных сокращений не будет», она полагает своим достижением «оптимизацию» штатного расписания, хотя дело требует как раз увеличения штата научных сотрудников хотя бы на 10–12 единиц, принимая во внимание объем уже очень обширных и растущих по экспоненте фондов.

Мы расцениваем такое поведение директора как стремление поставить себя над коллективом и возродить командно-административные формы управления, от которых наша страна отказалась как от предельно неэффективных и которые неприемлемы ни в экономике, ни в социальной жизни, ни тем более в культуре.

Коллектив научных сотрудников Музея кино требует от Л.О. Солоницыной отменить ее деструктивный и неоправданный приказ от 24.08.2014 об исключении из штатного расписания ФГБУК «Государственный центральный музей кино» должности заместителя директора по научно-просветительской работе и об увольнении в связи с этим М.И. Павлова.

Мы, нижеподписавшиеся сотрудники Музея кино, отказываем в доверии Л.О. Солоницыной, требуем ее отставки и проведения открытого и гласного конкурса на замещение должности директора Государственного центрального музея кино.

 

Президент Музея кино Н. Клейман

 

Сотрудники Музея кино:

Долгопят Е.О., Улыбышева О.С., Ким С., Юрьева К.А., Булгакова А.В., Крылова А.В., Максимова Е.М., Кушнерова М.А., Тремасов А.Н., Малая Э.Р., Улыбышев И.С., Кружкова Д.В., Шведов П.В., Румянцева В.Н., Кукес А.А., Рычаловская М.А., Сопин А.О., Зрайченко М.М., Бородин Г.Н., Артамонов А.Г.

 

 

У Минкультуры нет претензий к директору Музея кино

Минкультуры России не имеет нареканий к директору Музея кино Ларисе Солоницыной. Об этом сообщает "Интерфакс" со ссылкой на замминистра культуры РФ Елену Миловзорову.

"У нас нет претензий к деятельности Ларисы Солоницыной в должности директора Музея кино", – отметила она.

27 октября все научные сотрудники Музея кино, 19 человек, написали заявления об уходе в знак протеста против работы Солоницыной. На сайте музея опубликовано письмо уволившихся сотрудников министру культуры Владимиру Мединскому, сообщает Росбалт. 

"Недоверие коллектива к новому руководителю нарастало по мере того, как все более проявлялась ее некомпетентность как в музейном, так и в кинематографическом аспекте нашей деятельности, все яснее проступал авторитарный стиль руководства, непрозрачность принимаемых решений сопутствовала упрямому нежеланию прислушиваться к мнению сотрудников. Не имея никакого опыта работы в музеях, не познакомившись всерьез ни с одним нашим фондом, директор неоднократно высказывала оскорбительное, ничем не оправданное сомнение в научности и эффективности нашего труда", – говорится в тексте письма. 

"Под предлогом "наведения порядка" Солоницына "дисциплинарно" начала увольнять неугодных без предъявления им профессиональных претензий или предлагать уволиться "по собственному желанию", выборочно применять взыскания с явным намерением расколоть коллектив. Но особенно нас потрясла этическая несостоятельность Солоницыной – то, что в отношениях с коллективом и с отдельными сотрудниками она позволяет себе использовать клевету, несанкционированные обыски, применять шантаж и голословные обвинения. За это время в нас укрепилось убеждение, что все усилия нового руководства направлены на компрометацию предшествующей деятельности Музея кино, чтобы в конечном счете разрушить его", – подчеркивается в обращении.

Со своей стороны Миловзорова считает обвинения сотрудников музея в адрес нового директора несостоятельными. "Текст обращения якобы уволившихся сотрудников вызывает негативную реакцию: сотрудники учреждения культуры обвиняют человека в несанкционированных обысках, шантаже, не имея документального подтверждения, официальный сайт Музея кино используется для информационных атак сомнительного рода", – сообщила замминистра.

По ее словам, проверка Минкультом Музея кино обнаружила ряд нарушений. "По результатам проверки Музея кино контрольно-ревизионным отделом департамента контроля и кадров Министерства культуры в августе 2014 года были выявлены нарушения в деятельности предыдущего руководства. В общей сложности из средств федерального бюджета неправомерно было израсходовано порядка 4 млн рублей", – добавила Миловзорова.

"Что такого ужасного могла совершить за три месяца работы новый директор? Ответ – начала наводить порядок, планировать работу, искать помещение для музея, который годами работал "на коленке", в Минкультуры уже поступили заявки на две выставки и два кинофестиваля в следующем году", – заключила замминистра культуры.  

 

Основатель Музея кино в Москве будет судиться с его новым руководителем

Экс-директор и основатель Музея кино Москвы Наум Клейман подает в суд иск к его новому руководителю Ларисе Солоницыной, назначенной летом 2013 года.

Напомним, по результатам проверки Музея кино в августе 2014 года были выявлены нарушения в деятельности предыдущего руководства. Новому директору выдали предписание об их устранении. В Министерстве культуры заявляли, что музей не выполнил в 2013 году в полном объеме госзадание, неправомерно выплачивались премии, оплачивались договоры по выполнению различных работ, услуг.

7 июля стало известно, что исполняющим обязанности директора Музея кино будет Лариса Солоницына. Наум Клейман, работавший на этой должности с 1992 года, с 1 июля назначен президентом Музея кино.

 

Источник – http://www.rosbalt.ru