Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

Финансово-экономическая война

Через пару дней после 13-й годовщины тех событий, которые мы знаем как 9/11, папа римский Франциск констатировал, что третья мировая война уже идет. Конечно, он прав. Но какая война, и о чем речь? Речь идет о финансово-экономической войне. Здесь можно поспорить с папой. Это война не третья, а четвертая, потому что третьей можно с полным правом назвать «холодную войну», которая завершилась в 1991 году. Началом четвертой войны вполне можно считать дату 9/11, которая в СМИ именуется терактом. Хотя, если называть вещи своими именами, события в Штатах, потом в Бомбее, в прошлом году в Париже, надо называть это военно-политической диверсией. Разница между терактом и диверсией понятна: совершенно разные силы планируют и осуществляют.

Что такое финансово-экономическая война? Скажу три тезиса. Это особый тип войны, который пришел на смену обычной вооруженной, когда финансовый капитал стал доминировать над промышленным. Юридически это было закреплено на Бреттон-Вудской конференции в 1944 году. Та архитектура, которая была заложена, существует и поныне с какими-то изменениями. В отличие от обычной войны финансово-экономическая проходит тоже на трех театрах, но не на суше, в море и воздухе, а на трех рынках: валютных, товарных и фондовых. Вместо стратегической ядерной триады здесь существуют центральные банки, таможенные и налоговые органы. Планированием и управлением занимаются операционные центры, которые на Западе вынесены в крупнейшие инвестиционные компании: Vanguard, Black Rock, State Street, Franklin Templeton и так далее. Они контролируют капиталы порядка от 1 до 5 триллионов долларов. Для сравнения: «Газпром» имеет активов примерно на 200 миллиардов долларов.

В отличие от Запада на Востоке сохранились традиционные структуры общества. Например, в Китае эти центры находятся в структуре государственного управления. Причем в том же Китае планированием финансово-экономической войны занимаются не, логично предположить, Народный банк Китая, Министерство торговли или финансов, а структура, которая подотчетна Генеральному штабу армии Китая.

Что такое финансово-экономическая война сегодня? Она существует под легендой прикрытия – мировой финансовый кризис. Когда мы читаем в газете про мировой финансовый кризис, надо четко понимать, что это просто-напросто эвфемизм финансово-экономической войны. Как и все предыдущие, четвертая финансово-экономическая война идет в основном за Европу, вокруг Европы и, естественно, в самой Европе. Основные противники: США и Китай. Американцы пытаются прорваться на европейские рынки путем подписания Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства. Не мытьем, так катанием процесс идет. Блицкриг не удался, но они его продавливают.

Китайцы осуществляют то же самое, но у них эта стратегия и доктрина называются по-другому. Это проект нового экономического пояса шелкового пути и морского шелкового пути XXI века. В принципе, вся стратегия нацелена на прорыв к европейским рынкам. Сама объединенная Европа пытается взять реванш за поражение во Второй мировой войне и вернуть свое какое-то утерянное влияние. Мы тоже не остались в стороне. После 10-летней передышки, немножко оправившись, мы начали сборку большой России под именем Евразийский союз. По-военному это называется мобилизация, причем тоже с прицелом на Европу. «От Лиссабона до Владивостока» – вы это не раз уже слышали.

Обычные вооруженные войны никуда не делись. И во время «холодной войны» они были, и сейчас проходят, но они уступили место ведущей войне, перешли в разряд обеспечивающих или вспомогательных войн. То, что сейчас происходит на Украине и Ближнем Востоке, в Центральной Азии, фактически обеспечивающие вспомогательные горячие войны финансово-экономической войны. Например, на Украине вспомогательная война, которая началась в 2014 году, блокировала два проекта. Во-первых, самый главный для нас: присоединение Украины к Таможенному союзу и в перспективе к Евразийскому союзу, поскольку Украина была бы существенным фактором для развития Евразийского союза.

Во-вторых, события на Украине перекрыли транзит на этом участке китайского нового шелкового пути в Европу. Осложнили также нам поставки газа. Война в Сирии, Ираке и Йемене тоже блокирует два больших проекта. Во-первых, переброска углеводородов из Персидского залива. Речь идет о гигантском газовом месторождении, которое делят Катар и Иран, Северное/Южный Парс. Во-вторых, препятствует также и сухопутному, и морскому участку транзита шелкового пути, поскольку Йемен как раз сейчас занял место сомалийских пиратов и может блокировать этот участок. Недавно было обстреляно американское судно. Фактически есть угроза для судоходства через Красное море к Суэцкому каналу.

Экономические санкции против России, если пользоваться военными терминами, – это заградительный огонь, который препятствует нашему продвижению в Европу и направляет наше движение на интеграцию с Европой, наоборот, на сближение в рамках БРИКС. Фактически, когда мы разорвали эти продуктовые связи, кто у нас замещал страны БРИКС? Разыгрывается классическая разводка, так же как и перед Второй мировой войной. Тогда был Коминтерн и «Антикоминтерновский пакт», сейчас это БРИКС и G7. Четвертая мировая война закончится, скорее всего, к 2020 году подписанием таких же документов как в Бреттон-Вудсе. Только, скорее всего, это произойдет в Гонконге, на 22-м градусе северной широты. Напоминаю, это бывшая британская колония и расчетно-кассовый центр Виндзоров, Ротшильдов.

Реальным становится распределение взаимоотношений между валютными зонами. Речь идет о 5–8 валютных зонах, в числе которых должна появиться зона хождения евразийской валюты. Мы много раз поднимали эту тему, но до сих пор она не реализована. Ближайшая задача для нас состоит в том, чтобы, во-первых, создать валютный союз, во-вторых, начать эмиссию новой валюты, которая могла бы стать источником экономического роста, используя методы контроля, которые были отработаны еще в Советском Союзе в трехконтурной системе. Тогда рубль был наличный и безналичный. Методы контроля в принципе возможны. Как направлять средства на инвестиции, для того чтобы потом они не уходили, как в 1988 году, после принятия закона о кооперации и так далее, когда они начали уходить из госпредприятий уходить в другой сектор.

Выводы. Кроме того, что необходимо формировать валютный союз, необходимо готовиться к следующей войне. Поскольку финансово-экономическая война – день сегодняшний, а экономическое поведение зависит в том числе от психологии людей, а психология фактически лежит на стыке когнитивных технологий. Когнитивные технологии – технологии воин будущего, так называемой войны смыслов, поэтому необходимо уже сегодня развивать когнитивные технологии, которые сейчас уже используются в гибридных войнах, «оранжевых революциях» и так далее.

 

Валерий Феликсович Муниров,

 член Совета Института ЕврАзЭС