Главная       Дисклуб     Наверх  

  

 

  Русская история – не политическая сплетня

 

Мы живем в эпоху контрпросвещения, в дни великой бедности духовной. Поле, вспаханное великими умами, еще четверть века назад плодородное, ныне зарастает бурьяном беззаботного невежества, забрасывается обрывками идей западного мещанства, маленьких идеек, чуждых русским народным массам.

Второй секретарь Свердловского райкома ВЛКСМ Белгорода, позднее, во времена «перестройки», старший преподаватель кафедры истории КПСС Белгородского государственного педагогического институт им. М.С. Ольминского В. Овчинников, он же секретарь партийного бюро факультета педагогики и методики начального образования, а затем  заместитель секретаря партийного комитета института по идеологической работе, кандидат исторических наук, совершил еще один «прыжок по идеям» (как по лестницам), опубликовав 24 января с.г. в газете «Белгородская правда» статью «Капиталисты России!..». Она, как видится, формально-притворно посвящена 110-летию со дня рождения Дэн Сяопина, но острием своим направлена против В.И. Ленина и приурочена к 90-летию со дня его смерти. Автор предстает здесь не святотатцем, не «заблудшей овечкой» «перестройки», не «утопленником» философского омута «социально-экономического ускорения» 12-й пятилетки СССР, а певцом «солидных капиталистов» в обманутом и обобранном обществе.

 

Победа предательства

Пласты вновь вводимых в научный оборот документов, постоянно прирастающий корпус научной и мемуарной литературы двадцать лет являют собой процесс гигантского переосмысления и теоретического, и эмпирического материала, который в годы «перестройки» преподносился как достижение советской общественной мысли. Новейшие научные знания о М.С. Горбачеве, его реформах, а также итоги «преобразований» неопровержимо свидетельствуют, что «перестройка» представляла собой завуалированное, утонченное и длительное насилие над Союзом ССР, советским народом, была спланированной в антисоветских зарубежных центрах спецоперацией «холодной войны». Назовем ряд работ из обширной библиографии по теме: Дроздов Ю.И. Записки начальника нелегальной разведки. М.: Олма Пресс. 2000; Дроздов Ю.И. Операция «Президент»: от «холодной войны» до «перезагрузки» / Ю.И. Дроздов, А.Г. Маркин. М.: Артстиль-полиграфия, 2010; Казначеев В.А. Последний генсек. М.: Гудок. 1996; Легостаев В.М. Как Горбачев «прорвался во власть». М.: Алгоритм. 2011; Островский А.В. Кто поставил Горбачева? М.: Алгоритм, 2010; Полторанин М.Н. Власть в тротиловом эквиваленте: Наследие царя Бориса.  М.: ЭКСМО-Алгоритм, 2010; Сазонов А.А. Кто и как уничтожал СССР. Архивные документы. М.: Институт социально-политических исследований РАН, 2010; Савельев А.Н. Как убивали СССР. М.: Книжный мир, 2012; Уткин А.И. Измена генсека: бегство из Европы. М.: Алгоритм-ЭКСМО, 2009; Фроянов И.Я. Погружение в бездну: Россия на исходе ХХ века. СПб: Изд-во СПбГУ, 1998; Швед В.Н. Как развалить Россию? Литовский вариант. М.: Алгоритм. 2012 – и др.

Пустота и пронзительное чувство невероятности возникают сразу же после чтения книги начальника нелегальной советской разведки (Управление «С» Первого главка КГБ СССР) в 1979–1991 годах, генерал-майора Ю.И. Дроздова, кстати, родившегося в Минске, а детство и юность проведшего в Харькове. Он пишет: «Как-то в один из приездов в Москву бывшие американские разведчики в пылу откровенности за ужином в подвальном ресторанчике на Остоженке бросили неосторожную фразу: «Вы хорошие парни… У ас были успехи, которыми вы имеете право гордиться… Но пройдет время, и вы ахнете, если это будет рассекречено, какую агентуру имели ЦРУ и Госдепартамент США у вас наверху». «Сам главный герой перестройки М.С. Горбачев в своих интервью уже с середины 1992 года нагло и бессовестно заявляет, что весь «демократический» переворот он так и замышлял с самого начала», – пишет член Политбюро ЦК КПСС в 1983–1990 гг. В.И. Воротников.

28 мая 1987 года, в День пограничника, немец Руст по заказу Запада посадил самолет на Красную площадь. Главная цель провокации – обезглавить Министерство обороны СССР. Ведь министр, Маршал Советского Союза С.Л. Соколов, категорически возражал против ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

Приведем еще одну цитату, теперь из стана врага: «У нас был следующий план: авторитетом Ленина ударить по Сталину… А затем, в случае успеха, ударить Плехановым по Ленину, либерализмом и «нравственным социализмом» – по революционаризму вообще. Оглядываясь назад, могу с гордостью сказать, что хитроумная, но весьма простая тактика… сработала. Мои работы и выступления в 1987–1988 гг. и частично в 1989 г. были густо напичканы цитатами Маркса и особенно Ленина». Это не вьюга дурачества и не полемически заостренная бравада провинциального властителя дум, а кровь цепенящее удовольствие, с которым ближайший соратник Горбачева Яковлев целился и уничтожал Отечество. Должность выполнял резво и сладостно, согласно обязательствам.

Горбачев пошел на штурм СССР изнутри, из Кремля. Не имея чрезвычайного опыта – опыта внедрения в Кремль агентуры, советский народ «проглотил» золотую наживку под названием «ликвидация «белых пятен» истории», «совершенствование социализма» и не заметил, как к концу «перестройки» остался не только без истории, но и без социалистического Отечества. Ведь «перестройка» Горбачевым и Ко осуществлялась от имени КПСС. Ей народ беспрекословно-неистово доверял и мысли не допускал, что во главе ее могут оказаться предатели. Нерадиво берегли мы нашу Родину, не сумели обезопасить ее от коварнейшего врага. Слишком верили в ее святость и прочность.

Измена и капитуляция Горбачева как генерального ликвидатора привела к коренному изменению геополитической ситуации в Евразии, к откату СССР, а затем и России почти на 2000 км к северо-востоку, к искусственному расщеплению славянского ядра Союза ССР – Восточной Славии (Белоруссии, РФ и Украины), к превращению второй супердержавы планеты в постыдную развалину. Горбачев и Ельцин расчленили историческую Россию, Ельцин к тому же присвоил имя России только части страны. Россия веками формировалась как страна, а не колониальная система. Академик РАН Н.Н. Моисеев на парламентских слушаниях в Государственной Думе 15 октября 1996 г. заявил: «Россия превратилась в некий кровоточащий обрубок, а русские – в расколотую, разобщенную нацию». Известный политолог С.Е. Кургинян, постоянно ведущий молодежный семинар, пришел к выводу: юноши и девушки хорошо понимают, что «Россия в нынешнем ампутированном состоянии лишена масштабной исторической перспективы. А они хотят именно такой перспективы».

Обстоятельное разъяснение сути вероломства Горбачева и Ельцина во внутренней политике дал член-корреспондент РАН С.Ю. Глазьев: «В России сформировалась олигархическая политическая система, в которой власть узурпирована крайне узкой космополитической группой, враждебной национальным интересам России, обогатившейся на принудительном разделе общенационального богатства и посредничестве в перепродаже его частей за рубеж». СМИ же настырно «впаривают» нам, что «мы живем в демократии».

РФ вот уже 22 года живет в условиях катастрофы, именуемой «либеральными реформами». Давно пора признать очевидное: Советский Союз в результате внедрения в Кремль Горбачева и проведения им спецоперации «перестройка» потерпел даже более страшное и сокрушительное поражение, чем нацистская Германия, императорская Япония и фашистская Италия во Второй мировой войне.

Несмотря на огромные жертвы и разрушения, бывшие фашистские страны сохранили суверенитет (хотя он в первое время после поражения и был ограничен), преобладающую часть своей территории и населения, не говоря уже о собственной идентичности. Все они в скором времени восстановили свои позиции на мировой арене, утраченные в результате понесенного поражения.

Советский же Союз был разрушен как геостратегически, геоэкономически, геополитически, так и социокультурно. Советский народ, действительно бывший новой исторической, социальной и интернациональной общностью людей, возникшей в СССР, просто перестал существовать. Он был убит вместе со страной. При этом все без исключения части, на которые Горбачев и его подельники расчленили супердержаву, испытали чудовищную комплексную деградацию, падение уровня жизни, утрату современных технологий, разгул преступности и архаизацию общественных институтов. Все постсоветские общества, включая российское, пережили подлинные социальные и национальные катастрофы, которые в большинстве своем, как представляется, еще весьма далеки от завершения. Русский мир подвергается дальнейшему уничтожению. Киев и Минск – это не заграница. Нас преступно-насильственно разъединили в Беловежской пуще.

За прошедшие годы РФ, объявившая себя преемницей Советского Союза, утратила практически всё унаследованное от него влияние за пределами своей территории. Более того, Россия стала объектом безудержного и не имеющего аналогов со времен освоения конкистадорами Южной и Центральной Америки разграбления не только «своей», национальной и компрадорской буржуазией, но и транснациональными корпорациями.

Граждане России ощущают, что живут в не просто потерпевшей глобальное поражение от внешних сил стране, но и в ограбленной, униженной, преданной и, в конечном счете, растоптанной собственными руководителями стране. Справочно: одним из конкретных цифровых выражений социальности общества является децильный коэффициент, то есть соотношение доходов 10% наиболее и 10% наименее обеспеченных граждан. В 1985 году в СССР, например, он составлял 5,3:1. Ныне децильный коэффициент в РФ составляет 40:1, а с учетом нелегитимной приватизации государственных и муниципальных предприятий – 100:1; в Белоруссии – 6:1. Мировая практика рассматривает 10-кратную разницу между крайними децильными группами граждан как предел, за которым социальные антагонизмы ведут к социальной революции.

В СССР впервые в истории человечества была на деле обеспечена общедоступность материальных, социальных и культурных благ. Социальность в стране проявлялась не только в бесплатном образовании, бесплатной медицине, в получении гражданами бесплатного жилья, в массовом выдвижении детей рабочих и крестьян во все органы власти и управления, но и в доступности других жизненных благ.

Во всем СССР цены на товары и услуги являлись стабильными и сравнительно низкими. Возьмем хлеб насущный. Цена ржаного хлеба – 14–18 коп., белого – 30–40 коп. за килограмм (в зависимости от сорта). Килограмм говядины высшего сорта стоил 1 руб. 90 коп., сыра голландского – 3 руб., картофеля – 9 коп., моркови – 12 коп., молока – 24 коп. У нас был один из самых дешевых в мире городской транспорт: проезд в трамвае стоил 3 копейки, в троллейбусе и автобусе – 4–5 копеек. Билет в театр стоил в среднем 1–1,5 руб., в кинотеатры – от 10 до 50 коп. Не было нигде и такой низкой квартплаты, как в СССР: 13 коп. за 1 квадратный метр жилой площади. В месяц она составляла всего 3–5 процентов от заработной платы. Государство неуклонно держало курс на снижение цен на предметы длительного пользования. Все это гарантировало высокую покупательную способность трудящихся.

В стране была бесплатной вода, почти бесплатный газ, копеечное электричество, почти ничего не стоившие почта, телеграф, телефон, доступный каждому человеку поезд и самолет. О бесплатных медицине, образовании, культуре, спорте, детсадах и яслях в СССР знал весь мир. А получение бесплатного жилья, бесплатные 6–10 соток земли, почти дармовые книги, почти бесплатный хлеб! Что еще нужно человеку, чтобы уверенно смотреть в завтрашний день своих детей и достойно встретить старость? Никогда ни один народ в истории не владел этими необходимейшими благами цивилизации. Ими владел только советский народ, работавший на себя и плохо понимавший, какими богатствами он располагает.

Памяти не приходится делать усилий: это было почти вчера.

По искреннему убеждению главного героя романа Л.М. Леонова «Русский лес» профессора Лесохозяйственного института И.М. Вихрова, Октябрьская революция была сражением не только за справедливое распределение благ, а, пожалуй, в первую очередь за человеческую чистоту. Именно эта чистота В.И. Ленина и партии стала нравственным камертоном первой суперсоциальной сверхдержавы на планете. Подчеркнем, гений Ленина самодостаточен и неисчерпаем. Он создал первое в мире государство, реально обеспечившее общедоступность социальных, материальных и культурных благ. Сегодня же РФ – асоциальное государство. Ленин непобедим как Дух движения к социальному идеалу, как специальный консультант Вечности. Он это сделал первым на планете Земля.

В природе экономических и социокультурных потрясений последних 22 лет в России, как и в природе ее нынешнего скоробогатства – чудовищно порочная основа. История приватизации объясняет то, что сейчас происходит, ведь несправедливость не может оставаться в прошлом.

Академик Д.С. Львов в своих трудах анализировал два образа России: России богатой, продвигающееся в общество благоденствия, и России бедной, с 85 процентами населения, на долю которых приходится лишь 8 процентов собственности, имеющейся в стране. Россия являет собой образец страны, проводящей несправедливую, антисоциальную экономическую политику.

По данным академика О.Т. Богомолова, в России 90 млн человек получают доход от 2 до 4 долларов в день, что соответствует африканским стандартам бедности. Россия становится мировым рекордсменом по глубине пропасти между богатой и бедной частями населения.

Но катастрофа, устроенная нам генеральным ликвидатором, многомерна. Известные русские ученые – академик Г.В. Осипов и член-корреспондент РАН В.Н. Кузнецов набатно предупреждают фундаментально-коренную нацию России, что русские уже утратили на официальном уровне статус государствообразующего этноса.

Председатель Русского экономического общества им. С.Ф. Шарапова, доктор экономических наук, профессор В.Ю. Катасонов, научное светило в сфере экономической и финансовой безопасности РФ, набатно предупреждает нацию еще об одной катастрофе: «90% активов, принадлежащих крупным и средним предприятиям, выведено в офшоры. Министерство экономического развития РФ, по сути, ничем не управляет. Фактически наша денежно-кредитная система управляется из Вашингтона, из Федеральной резервной системы (ФРС). В действительности мы имеем валютный обменник, а не Центральный банк. Валютный обменник собственной политики проводить не может. Запад стал воспринимать Россию как свою колонию. Политика метрополии, в первую очередь США, колониальная. Дело в том, что у нас не правительство, а колониальная администрация» («Литературная газета» № 47/2013). Упомянутый академик Г.В. Осипов вводит в научный оборот еще одну беспощадную правду: свыше 70 процентов капитала в России принадлежит представителям нерусских национальностей. Это же не что иное, как социально-экономический расизм. Островоспалительный русский вопрос налицо.

Итальянский писатель Анджело Альберто, написавший недавно книгу «Один день в Древнем Риме», подчеркивает: «Нельзя не отметить ужасающие параллели с современной славянской проституцией. В настоящее время стоят вдоль дорог на периферии славянские девушки…». Это «прораб» лжеперестройки вывел на мировую дорожку-панель самую целомудренную и самую стыдливую нацию планеты.

По сути дела, жизнь миллионов и миллионов в России – это каждодневное проживание мрака. Чтобы отвлечь внимание людей от конкретики социально-экономической жизни, властями и их идеологической обслугой придумывается длинная череда придирок и шулерских передергиваний истории СССР. Это взгляды политически ангажированных авторов и очень маленьких людей, которые рисуют карикатуру на историю советского социального мегапроекта – мажут зло и яростно, без всяких стеснений.

Социальное (социалистическое) государство, бесплатно лечившее,  учившее и выделявшее жилища своим гражданам, в 90-годы ХХ века в России ельцинизмом разрушено. РФ ныне – асоциальное государство. Реальные социальные свободы подменяются «свободой слова» (преимущественного нецензурного). Действительная свобода личности, которой должны быть открыты реальные социальные практики, подменяется свободой «основного инстинкта».

В современной литературе очень много не только скучных, мертвых, но и лживых книг. Лживые перья стремятся сегодня внушить русскому читателю не только ложь об СССР, но и вину, второсортность, комплекс неполноценности. Бездуховные годы не могли не сказаться на уровне политической культуры людей. Многие сегодня не умеют отличать правду факта от правды вымысла. Эти серьезно верящие читатели глотают кощунство, как мармелад. Поединку добра со злом не видно конца. «Мы находимся в условиях войны, и это нам, русским людям, наконец в полной мере надо осознать. С нами ведется война на истребление, причем война самая страшная и коварная. Ибо враг не перед нами в окопах, а среди нас», – обращается к нации крупный русский историк, профессор И.Я. Фроянов.

 

Газета – это всё о ее редакторе

То ли синдром эмоционального выгорания, то ли жизнь с крепко завязанными глазами, возможно болезненный «душевный вывих», похожий на тот, который бывает от удара в пустоту, или стремление пролагать свою трудную жизненную дорогу среди множества опасностей, имманентных олигархической политической системе, но отнюдь не буйное пламя смелого духа побудили редакцию «Белгородской правды» кувыркнуться, перевалившись через голову! 17 апреля 1999 г., к 100-летию со дня выхода в свет книги В.И. Ленина «Развитие капитализма в России», «Белгородская правда» (тогда ее тираж в 5 раз превышал сегодняшний) писала правду в духе ленинских выводов об «исторической прогрессивности капитализма», о «глубоких противоречиях русского капитализма», об «исторически преходящем характере этого экономического режима» (Полн. собр. соч., т. 3, с. 597, 599).

Сегодня же «Белгородская правда» дуэтом с Овчинниковым, ровно по канве вышивает, «поет другие песни»: «Ленину удалось подметить главное: неумение государства создавать условия для гармоничной деятельности помещиков и капиталистов». Это же лексикон «солидаристов» из олигархоза, а не ленинские мысли и выводы! Ленин писал о глубоких противоречиях капитализма, о преходящем характере этого режима. А сегодняшние «гармонисты» приписывают ему нужные им в данный момент слова. Читайте Достоевского. «Совершенно обратно изволите понимать!» – строго говорил священник Паисий Миусову в «Братьях Карамазовых».

 

Провинциальная сплетня

Жизнь четверть века назад стала бедна духом и темна умом. Нас не удивляет клоунская быстрота и ловкость, с которой наш антигерой в свое время перескочил с одной «платформы» на другую.

Историю сочинитель считает своим полем битвы. Совсем не случайно он кувыркается в общем русле исторических пересмотров. Он воспользовался стереотипами агентов чужой философии об СССР. Знакомый читатель, увидев в библиотеке статью «Капиталисты России!..», вышел на улицу покачиваясь, словно его напоили мертвой водой.

Любое произведение должно иметь четкий концептуальный строй. Концепция – основная идея сочинения. Ею и займемся. Она видится деструктивной. Методология анализа не просто ущербна. Она несостоятельна. Известно, что перл – это жемчуг, жемчужина. Второе значение этого слова объясняется как нечто замечательное, прекрасное. Берем в кавычки это слово и обращаемся к «перлам остроумия» местного «социального знахаря».

«Перл» первый. «Вразумительного ответа на вопрос, почему Россия Романовых, Шереметьевых, Юсуповых… Чехова, Толстого, Горького, Блока превратилась в экспериментальную площадку апологетов коммунистической доктрины, до сих пор нет!». Это что? Озорство, хулиганское стремление забросать память о прошлом грязью и хламом? Или провинциальная сплетня, которая никогда не знает пощады? Нет, конечно. Мы имеем дело, как представляется, с непросвещенностью. «Вразумительный ответ» был дан 161 год назад!

В истории русской общественной мысли совершенно исключительное место занимает А.И. Герцен. 21 апреля 1853 г. в письме поэту и профессору греческой филологии Московского университета В.С. Печерину, эмигрировавшему во Францию, А.И. Герцен подчеркнул, что в основе Руси – ее коммунистический народ («Былое и думы», часть 7, глава 6. Pater V. Petcherine). Г.В. Плеханов родился через 3 года, В.И. Ленин – через 17 лет, а И.В. Сталин – через 26 лет после написанных слов Герцена. Коммунизм как магия духа в России намного старше, чем К. Маркс и марксизм, чем Овчинников и главный редактор «Белгородской правды» Данников, чем большевизм как политическая партия, родившийся в 1903 году. Большевизм вырос на своей родной, русской коммунистической почве. Об этом же читаем у Н.А. Бердяева: «Большевизм гораздо более традиционен, чем принято думать. Он согласен со своеобразием русского исторического процесса». Кстати, русский революционер, идеолог якобинского направления в народничестве П.Н. Ткачев (экстерном окончивший юридический факультет Петербургского университета), литературный критик и публицист, в Цюрихе (1874 г.) опубликовал «Открытое письмо г-ну Фридриху Энгельсу», в котором убежденно доказывал: «Наш народ… в своем огромном большинстве… проникнут принципами общинного владения; он, если можно так выразиться, коммунист по инстинкту, по традиции». В полемическом задоре Ткачев даже пустил в Энгельса «пернатую стрелу» с наконечником «невежество», горячо разъясняя ему, что тот не понимает своеобразия русского крестьянства. Целый ряд ученых считают, что если бы письмо К. Маркса о судьбах русской сельской общины Вере Засулич от 8 марта 1881 г. было опубликовано сразу, по его получении, а не скрывалось до 1924 г., не было бы раскола революционного движения на народников и марксистов. То, что социологическая мысль России впитывала опыт Великой французской революции, европейских революций 1848 г., Парижской коммуны, испытывала значительное влияние со стороны марксизма, не отменяет и не умаляет ни феномена русского коммунизма, ни классической мысли А.И. Герцена, ни глубокой аналитики Н.А. Бердяева. Коммунистический социальный идеал, советский проект самым главным корнем уходят в русскую крестьянскую общину, в русскую культуру, в русскую классическую литературу, «целиком и насквозь посвященную вопросам совести, вопросам социальной справедливости» (А.М. Горький), в традиции русского освободительного движения. Кстати, в «Несвоевременных мыслях» А.М. Горький писал: «Революция сделана для того, чтобы человеку лучше жилось и чтоб сам он стал лучше». Для полноты исторического процесса необходимо привести еще одну цитату классика литературы: «В 17–18 годах мои отношения в Лениным были далеко не таковы, какими я хотел бы их видеть, но они не могли быть иными… Пусть же читатели знают эту мою ошибку». Несостоятельно и противопоставление Л.Н. Толстого и революции. Этот классик мысли и литературы писал: «Никто не может служить двум господам – Богу и маммоне: ибо легче верблюду пройти сквозь игольные уши, нежели богатому войти в царствие божие». Именно перо Толстого начертало исполненные страдания и ярости слова: «…Если думать и говорить о жизни человечества, то надо говорить и думать о жизни человечества, а не о жизни нескольких паразитов жизни». Эти строки сегодня, в условиях небывалой остроты русского вопроса, должны быть достоянием русского массового сознания. Кого поет «певец» Овчинников?

Великий Горький воспевал «радость и поэзию коллективного труда – труда, который стремится не к тому, чтобы накопить миллион копеек, а к тому, чтобы уничтожить пакостную власть копейки над человеком, самым великим чудом мира и творцом всех чудес на Земле». Отличие классиков от смертных в том, что и после смерти они трудятся наравне с живыми.

Русские национальные классики и народ принадлежат к одной традиции – православной. Речь идет о православии как народной норме жизни и деятельности, а не о монашеском идеале. Стержнем этой традиции является своеобразный фундаментализм – требование единства истины, добра и красоты. «Добро есть на свете одно – справедливость», – подчеркивал классик русской литературы И.С. Тургенев. Л.Н. Толстой своим творчеством призывал жить «по правде, по-божью, для души», учил: «И нет величия там, где нет простоты, добра и правды». Что касается ядра русской философии и культуры, отлитого этим титаном национальной мысли и литературы в формулу: «Дороже души ничего нет», то оно и составляет суть русскости. А разве не об этом писал другой классик, Ф.М. Достоевский, подчеркивая: «Высшая и самая резкая характеристическая черта нашего народа – это чувство справедливости и жажда ее…»? Наши классики своими «золотыми» перьями сделали коллективный набросок неповторимого славянского (русского) Обаяния. Социокультурный корень советского проекта, Советской власти, как видим, глубоко уходил в русскую культуру, в русскую классическую литературу. Титаны, создавшие Советское государство, добросовестно продолжили деятельность титанов русской социальной философии. Все иное о советском проекте – это трепотня агентов чужой философии.

Что касается Юсуповых, Шереметьевых и других, то академик П.В. Волобуев в свое время уже пояснил Данникову и Овчинникову: «Накануне Первой мировой войны появилось на Руси новое поколение предпринимателей: Рябушинский, Третьяков, Морозов, которые жертвовали на больницы и даже институты научные создавали. Но, увы, не эти люди определяли социальный облик общества, а Разуваевы и Тит Титычи – хищники-капиталисты первоначального накопления». Видный отечественный ученый, доктор исторических наук, профессор В.Т. Логинов отмечает: «У нас – у русских – много недостатков. Но все-таки мы не народ дураков, чтобы за 12 лет ни с того, ни с сего совершить три революции. Они ведь с жиру не делаются. Революции случаются в те моменты, когда общество попадает в безвыходное положение». Заметим, что к 1917 году старые аристократические слои, старая бюрократия и буржуазия, которые так восхваляются сейчас певцами олигархата, оказались насмерть сплетены с системой царизма, которая не поддавалась реформированию. Эту систему можно было только взорвать. 20 октября Александр Блок записал в дневнике: «Выступление может… состоятся совершенно независимо от большевиков – независимо от всех – стихийно». И заслуга Ленина, большевиков в том, что они это поняли.

 

 И снаружи, и внутри – ложь

«Перл» второй: «Вина российского общества, правящего класса и капиталистов, по разным причинам отлучавших таких людей от активного участия в преобразовании страны, состояла в том, что Ленин и те, кто пошел за ним, совершили главное преступление перед Россией – нарушили естественный исторический путь развития капитализма в России, минуя который народ России никак не может заложить фундамент социального капитализма». Совал жальце своего навета то здесь, то там. Предполагаем, что он задыхался от какого-то чувства бесконечно преувеличенной надменности и вызова. Это ведь рассуждения богача о «нравственной порочности и социально-экономической неэффективности» левых взглядов. Кстати, в морфологии понятия «социальное» наука выделяет равенство, справедливость и свободу. Это какой же капиталист допустит эту триаду на практике? Зачем знахарь вещает про социального капиталиста? Мы жили в суперсоциальной стране именно вопреки капиталистам!

Тезис о незаконности революции антиисторичен. Октябрь 1917 г. стал исторически закономерным и правомерным (академик А.М. Самсонов). Революция сама по себе уже есть закон. Когда 2 марта 1917 г. министра иностранных дел Временного правительства П.Н. Милюкова спросили: «Кто вас выбрал, то он ответил: «Нас выбрала русская революция!» Затем в октябре было свергнуто Временное правительство. Декретом Второго Всероссийского съезда Советов мандат народа получило первое Советского правительство – Совнарком. Революции происходили и в других странах, сметая изжившие себя режимы. А Францию целый век трясло революциями! Великая революция конца XVIII века во Франции уничтожила династию Бурбонов. Народу Франции не удалось избежать и гражданской войны, и войны против интервентов. День взятия восставшим народом Бастилии – 14 июля 1789 года в современной Франции отмечается как национальный праздник. А можно ли оспаривать полномочия конгресса и президента США, которые возникли тоже путем насилия в ходе войны за независимость? Нет, конечно.

Можно ли не знать, что порки русских крестьян продолжались и на рубеже веков и потребовался массовый взрыв 1902 года (крестьянская революция в России началась именно в тот год), чтобы телесные наказания были отменены? Указ 1903 года сохранил лишь за полицией, которой, впрочем, в деревне не было, право наказывать подобным образом – на случай бунта. Ищущие «незаконность» революции пусть вспомнят и о том, что выкупные платежи помещикам, введенные в 1861 году, были отменены лишь в ноябре 1905 года, причем это решение вступало в силу с 1907-го. До тех пор крестьяне продолжали вносить выкупные, а вплоть до 1917 года – и недоимки прошлых лет. Вспомним и о том, что столыпинская реформа, которая действительно дала дорогу буржуазным преобразованиям в России, проводилась с использованием насильственных средств и означала очистку земли от «слабых» в пользу «сильных». Не эти ли «слабые» – а речь идет о миллионах – стали активной силой 1917-го? За десятилетие до Ленина и большевиков Столыпин вносил классовый раскол в деревенскую среду. Он разделял и приносил ее в жертву.

Стоит ли удивляться, что горы ненависти, насыпанные общими усилиями, обвалились? Что деревня, показавшая свой радикализм и разрушительные потенции уже в 1905 году, в 1917-м выступила с требованиями земли и воли? Произошло открытое столкновение давно противостоявших и противоборствовавших сил. Война шла именно за землю и волю. И не большевики были вандалами, увлекшими Россию на растерзание.

Действительно ли Октябрь 1917 года был не закономерностью, а исторической случайностью? Бывают ли в истории события подобного масштаба ошибкой? А Гражданская война, унесшая бесчисленные жертвы и закончившаяся победой сторонников Советской власти, всенародно закрепившая завоевания Октябрьской революции, тоже случайность?

Сочинитель пытается дело истолковать так, будто вся деятельность Ленина, в частности октябрьская и послеоктябрьская, сплошное преступление-экспериментирование. Всё это столь просто им объясняется.

Однако, во-первых, без экспериментирования в человеческих жизнепроявлениях бывает, возможно, только сон. А там, где есть творческое действие, оно неизбежно поиск. Что, противники большевиков не экспериментировали? Ошибаетесь! Генерал Корнилов, в частности, попытался свергнуть правительство Керенского и установить свою диктатуру даже несколько раньше, чем это сделали большевики. Большевики в то время боролись в одном лагере с Керенским против Корнилова.

Во-вторых, ссылаясь на изречение Наполеона о том, что сначала надо ввязаться в серьезный бой, а там уже видно будет, Ленин ведь вовсе не проводил идею, будто можно было и совсем не ввязываться в этот бой. Наоборот! Он утверждал, что никакого выбора уже и не было и вовсе не только у большевиков, а его не было прежде всего у миллионов и миллионов рабочих и крестьян. Послушаем Ленина: «Что если полная безвыходность положения, удесятеряя тем силы рабочих и крестьян, открывала нам возможность иного перехода к созданию основных посылок цивилизации, чем во всех остальных западноевропейских государствах?» (ПСС, т. 45, с. 380).

Полная безысходность... Вовсе и не стремление к экспериментированию как таковому, а полная безысходность положения в самой России требовала отчаянных усилий от масс людей в виде именно социалистической революции. Иные варианты страна уже к тому времени изжила.

Скажем более. Не большевики сокрушили законы истории (их сокрушить и нельзя), а, в сущности, их противники сами, нарушая эти законы, расчистили им дорогу к власти. Впрочем, и еще несколько слов о безвыходности положения. О тупике. Да, именно о тупике.

Большевики во главе с Лениным, – кликушествуют «переосмыслители», – были волюнтаристы: они якобы крутили народом, как хотели... Но у других-то партий это почему же не получилось? Значит, была и у народа в данном случае воля идти именно в эту, большевистскую сторону. Ленин действительно сильно настаивал на идее: восстание – это искусство. Неумелые не побеждают. Нужны и героизм, и подвиги. Но ведь за этим стояла и несомненная историческая реальность, а вовсе не игра в одни ворота и не пресловутый эксперимент. Революция тоже ведь форма самой жизни. И собственно жизненные интересы в ней даже особенно сильно обострены.

В самом деле, все другие сколько-нибудь крупные политические партии России (именно все) еще задолго до 25 Октября 1917 года побывали в составе Временного правительства. Что уж монархисты – там были и кадеты, и эсеры, и меньшевики. И они полностью исчерпали доверие огромных масс людей. А доверие это было искренним! Они восстановили против себя миллионы и миллионы доведенных до отчаяния рабочих и крестьян. Восстановили тем, что не решили ни единого вопроса в интересах народа. Ни единого! Таковы оказались политики – эсеры, кадеты, меньшевики.

Ни единого вопроса не решили. Посмотрите сами! Массы, уставшие и обезумевшие от трехлетней бессмысленной войны, унесшей только убитыми 7 млн человек, требовали немедленного выхода страны из войны, а Временное правительство отвечало: война до победного конца! И это что, демократическое правительство?! Оно же и не думало о том, что есть конец терпению народа. Конец и пришел.

Далее. Крестьяне – 80% всего населения страны – требовали конфискации господских земель и уравнительного их раздела между крестьянами, а Временное правительство, возглавляемое эсерами, называвшими себя, между прочим, крестьянской партией, так ведь и не решилось на этот шаг... Оно оставляло этот вопрос до Учредительного собрания. Но Собрание-то это они же, эсеры, и кадеты, и меньшевики, сами же бесконечно откладывали. Почему надо это забывать? Кому это беспамятство выгодно?

Сочинителю, видимо, неведомо, что почти до самого 25 октября 1917 года именно Временное правительство пыталось оттянуть выборы в Учредительное собрание. Похоже, он и не слыхивал также о том, что как раз Ленин торопил в своих выступлениях проведение выборов в Учредительное собрание. Эсеры во главе с Керенским пошли на выдвижение кандидатов в Учредительное собрание фактически уже только тогда, когда отказались от их прежней аграрной программы (предусматривавшей уравнительный раздел конфискованных земель). Они, в сущности, приняли позицию кадетов о сохранении в России крупного частного землевладения.

Само взятие власти Советами уже снимало необходимость созыва Учредительного собрания. А Ленин и большевики пошли на созыв его. Это была ошибка.

«Октябрьская революция 1917 г., – пишет декан исторического факультета СПбГУ, доктор исторических наук, профессор И.Я. Фроянов, – будучи непосредственным откликом на события «текущего момента», представляла собой в то же время итог длительного, как мы старались показать, исторического развития России, конечный трагический акт в драматическом противостоянии дворянства и крестьянства. Образно говоря, Русская земля разрешилась от своего 200-летнего бремени народной революцией, ее закономерность нам очевидна…» (Фроянов И.Я. Уроки Красного Октября. М.: Алгоритм. 2007. С. 49–50).

В 1917 году страна встала на новый путь общественного развития, прямо противостоящий капиталистическому пути. Это путь упора не на капитал, а на социальность, не на узкий индивидуализм, а на совместную коллективность, на приоритет общих ценностей и служение общему делу с большой идеей и целью. Это все опиралось на две главные отличительные особенности России: духовность и социальность. Путь этот не был ни аномалией, ни историческим курьезом для русского народа, для других коренных народов России. Он был естественен.

 

 Словоблудие как воспаление

Шутка иногда рассмешит, но опровергнуть ею ничего нельзя. Это относится и к озорной выдумке о смысле «трудных реформ» в РФ. Разберем еще один, третий, «перл» творца околонаучных теорий. Он заявляет: «Последнее двадцатилетие с небольшим после 1991 года идет хаотический процесс поиска надобной российскому народу социально-экономической модели».

Культура безопасности общества немыслима без знания людьми истории приватизации государственных и муниципальных предприятий, ее целей и методов проведения. «Ваучерной» приватизацией был нанесен мощнейший удар народному хозяйству. Она с самого начала нацеливалась вовсе не на решение экономических задач (формирование конкурентной среды смешанного предпринимательства, повышение эффективности функционирования предприятий, преодоление гиперинфляции), а исключительно на экстренное создание узкого социального слоя, который сумеет присвоить существенные «куски» созданной за счет всего общества государственной собственности и который тем самым окажется «повязанным» с правительственной командой экономическими интересами, составит социальную базу «радикальной реформы». 3 июля 1991 г. Верховный Совет РСФСР принял закон «О приватизации государственных и муниципальных предприятий в Российской Федерации» (№ 1531-1). В этот же день был принят закон «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР» (№ 1529-1).

Он устанавливал порядок безвозмездной передачи гражданам государственной и муниципальной собственности путем перечисления государством приватизационных вкладов на именные приватизационные счета и использования этих вкладов в процессе приватизации.

Таким образом, названные законы Советской России позволяли на справедливой основе, с гарантиями государства осуществить соединение труженика и хозяина в одном лице, сделать собственниками всех граждан РСФСР. Советская власть этим законом осуществляла фактическое обобществление производства, призванное полностью устранить отчуждение работника от средств производства. Тем самым еще более укреплялись бы коллективистские основы русской цивилизации. Но ельцинизм устроил чудовищную диверсию против нее.

14 августа 1992 года Ельцин подписал указ № 914 «О введении в действие системы приватизационных чеков в Российской Федерации». В Положении о приватизационных чеках было записано, что он «является документом на предъявителя». Слово «именные» исчезло из названия документа. Трюк заключался в том, что согласно закону РСФСР № 1529-1 «Об именных приватизационных счетах и вкладах в РСФСР» от 3 июля 1991 года каждый гражданин России имел право получить часть приватизируемой государственной собственности в виде именного приватизационного чека, подлежащего обмену на акции приватизируемых предприятий (то есть каждый гражданин гарантированно становился собственником доли общенародного достояния), а ельцинский указ подменил именной чек безымянным ваучером на предъявителя, то есть квитанцией на право один раз сыграть в рулетку!).

Вместо народной, задуманной Верховным Советом РСФСР, приватизация по Ельцину – Чубайсу стала обманной антинародной акцией.

Подчеркнем, что упомянутый указ Ельцина не был даже вынесен на рассмотрение Верховного Совета РФ, как этого требовало постановление пятого Съезда народных депутатов РФ. Значит, отношения собственности, установленные Ельциным, не являются законными.

Приватизация согласно статье 3 закона должна была осуществляться в соответствии с программой, утверждаемой парламентом. Начиная с 1993 года процесс приватизации шел согласно ельцинскому «указному праву». Эти указы ни разу не представлялись на утверждение законодателя («Правда» от 11 июня 1996 г.).

Еще одним грубым нарушением хода приватизации (ст. 17 закона) являлась символическая, смехотворная оценка приватизированного имущества.

Директор Института труда Министерства труда и социального развития Российской Федерации, доктор экономических наук, профессор В.В. Куликов резюмирует: «Серьезнейшие нарушения предусмотренных законодательством процедур делают приватизацию и новых собственников нелегитимными...». Председатель Комиссии Государственной Думы ФС РФ по борьбе с коррупцией (создана в марте 1997 г.) А.Д. Куликов подчеркивал, что приватизацию иначе как преступлением назвать нельзя.

Председатель Комитета по труду и социальной политике Государственной Думы ФС РФ, доктор экономических наук, профессор В.А. Лисичкин, являвшийся в 1992–1996 гг. членом Комиссии Государственной Думы по анализу итогов приватизации, в интервью парламентскому журналу «Российская Федерация сегодня» заявил: «Материалы, имеющиеся у меня, раскрывают преступную сущность еще не закончившегося процесса ограбления России, превращения народов нашей страны в покорных рабов мировой финансовой олигархии. Население России, истинного собственника созданных потом и кровью поколений богатств, хитроумно обманули, выдав ему ваучеры... Обманул народ Чубайс агиткой ваучера... У народа на руках остались только красивые фантики, которые он смог обменять на другие красивые фантики – акции инвестиционных фондов, ставших через 8–16 месяцев банкротами или полубанкротами. Так было изначально задумано для простых русских, татар, якутов, мордвы... Зато израильтяне братья Черные стали хозяевами алюминиевой промышленности, семья Авена – хозяином сахарной и пищевой, семья Алекперова – хозяином нефтяной, семьи Гусинского, Ходорковского, Смоленского, Малкина – хозяевами финансов России. Давид Коган (президент «Пионер-инвеста») скупил по дешевке 500 предприятий России, а Гайдар стал совладельцем и председателем самой рентабельной телекоммуникационной отрасли. И вот этих нерусских хозяев начали называть «новыми русскими» (курсив мой. Авт.). Бедный русский народ!»

«Надо констатировать: госсобственность в большинстве своем попала в руки мафиозных структур, иностранных корпораций. 90 процентов населения страны оказалось ограбленным». В.А. Лисичкин на основе достоверных фактов сообщает, что весь процесс приватизации в России проведен не только по подсказке, но и под руководством, и при активном участии зарубежных спецслужб.

«Проведенная распродажа госсобственности является нелегитимной, –  пишет академик РАЕН, руководитель Центра мониторинга благополучия регионов Академии труда и социальных отношений РФ И.А. Гундаров, –  потому что право продажи может дать только генеральная доверенность, роль которой на уровне страны выполняет всенародный референдум… Но такого референдума никто не проводил».

Анализируя политическую обстановку в России через год после избрания нового состава Государственной Думы в декабре 1999 года и нового президента в марте 2000 года, председатель Комитета Государственной Думы по экономической политике и предпринимательству, член-корреспондент РАН С.Ю. Глазьев подчеркивал: «Правящая олигархия… хоть и ушла в политическую тень, но власти в стране не утратила. Практически вся бюджетная, налоговая, социально-экономическая политика ведется в интересах именно этой узкой прослойки… Общество сегодня расколото… С одной стороны – народ. С другой – олигархия, несколько десятков человек, которые захватили недра, базовые отрасли экономики, денежную систему… Нам противостоит горстка жулья, которая украла у народа, у трудящихся, у своих конкурентов колоссальное богатство и сделала из России дойную корову…». И это, Овчинников, «результат хаотического поиска нужной нашему народу социально-экономической модели»?

Важными для еще более глубокого проникновения в тему являются оценки президента Союза предпринимателей и арендаторов России Андрея Бунича: «Многих, именующих себя деловой элитой, я бы назвал «тревожными собственниками», которые не создали своей компании с нуля, а получили почти даром. Зная, что получил собственность незаконно, собственник находится в постоянной боязни, что ее отнимут. Поэтому пытается быстрее выжать из активов всё, что можно». Вспомнилась весьма образная фраза одного из литературных героев: «Оба вы с бритвы мед лижете!» Вторя А. Буничу, доктор экономических наук Г.Н. Цаголов считает, что замешанный на черной приватизации и залоговых аукционах новый русский капитализм атрофирует созидательные начала. Т.Й. Драйзер учил: «Практическая мудрость любого капиталиста, любого миллиардера сводится к слепо и хищной алчности». Наш же антигерой, словно паук, пытается опутать читателя сетями своих обманчивых рассуждений, увлекая  в интеллектуальный и социальный капкан. «По российской дореволюционной традиции – капиталист – это достойное высокое звание. Народ всегда уважал и чтил подлинных национальных капиталистов…». Кто проводил в 1913–1917 гг. всероссийские социсследования с целью выявить степень «почтения и уважения капиталистов»? Зачем же народ смел этих «уважаемых» во время революции?

В широко известной книге «Почему Россия не Америка» ее автор А.П. Паршев, демифологизируя историю России 90-х годов, пишет: «Все, что случилось у нас в стране, никак не связано с рыночной реформой экономики. Из анализа действий реформаторов хорошо видно, что цель была другая... Суть реформ состояла не в построении каких-то там мифических рыночных механизмов, а в простой и грубой экспроприации доходов государства в пользу кучки частных лиц... Все крики о «продолжении курса реформ» и «цивилизованном рынке» – лишь дымовая завеса, погремушка для кретинов. Все, что происходило потом лишь деятельность по сохранению такой ситуации». Почему под грохот лозунгов о гуманизации уголовного законодательства в декабре 2003 года из УК РФ исчезла статья о конфискации имущества? Риторический вопрос.

К. Маркс писал свои работы в XIX веке, основываясь на производственных отношениях по схеме: хозяин-собственник – наемный работник. И вполне логично делал вывод о неизбежности социальной революции, которая должна ликвидировать основное противоречие капитализма – между общественным характером производства и частнокапиталистическим характером присвоения его результатов. Но капитализм «извернулся», до смерти напуганный Октябрьской революцией, и принял ряд лихорадочных мер по наделению работников акциями предприятий, где они трудились. Ясно, что эти действия вызваны не любовью к трудящимся. Они осуществлялись как вызов советскому социализму. В современной России повсеместно укоренились отношения: хозяин – наемный работник, соответствующие капитализму марксового периода. Это отбрасывает нашу страну по уровню развития производственных отношений как минимум на 150 лет назад. Заместитель генерального директора Центра научной политической мысли и идеологии РФ, доктор исторических наук, профессор В. Багдасарян предупреждает читательские массы, что в России революционный сценарий не исключен («Литературная газета» № 12/2014, с. 3).

 

 

 Александр Иванович МОЛЧАНОВ,

доктор исторических наук,

 профессор,

  почетный работник высшего

  профессионального образования РФ

 

Белгород

 

Продолжение следует.