Главная       Дисклуб     Наверх  

 

  МАЙ. ПРОТИВОСТОЯНИЕ.

ПЕРВЫЕ ИТОГИ МАРША МИЛЛИОНОВ

Таких яростных уличных столкновений с полицией Россия не видела с мая 1993 год, с той самой памятной первомайской демонстрации, разгон которой ознаменовал собой окончание неустойчивого переходного периода от социализма к капитализму  и начало оголтелой контрреволюции. Очень похожими были и действия силовых структур. Правда, тогда полиция звалась милицией, а  избивали не сторонников свободы и демократии, а в те годы еще многочисленных сторонников советской власти. Многие же наши нынешние  либеральные соратники в те поры  вовсю призывали  "додавить гадину".

После этих событий режим Ельцина, расстреляв собственный парламент и проведя две кровопролитные войны на собственной территории, разрушил мощный народно-хозяйственный комплекс, доставшийся ему в наследство от СССР и   сгнил до основания за 6 с небольшим лет, к сожалению, успев рекрутировать  из силовых структур наименее устойчивых морально персонажей, из числа тех, кто «задрав штаны», побежал за капитализмом.  Результат – налицо. Теперь эти персонажи вовсю лупят и левых,  и сторонников свободы и  «правильного, нефеодального капитализма».

Реальной причиной произошедших  6 мая столкновений явилось с нашей точки зрения, не то, кто первый сел на улице или бросил файер (обслуживающие режим СМИ обвинили лидеров оппозиции в том, что они усевшись на улице создали преграду для движения), а  крайняя переоценка режимом своей собственной привлекательности в глазах москвичей и, соответственно, недооценка реального протестного потенциала. Посчитав, что оппозиционный протест пошел на убыль,  власть решила, что на митинг соберется в лучшем и случае пара тысяч человек.  Вся информационная машина режима работала на то, чтобы  минимизировать количество участников марша миллионов 6 мая.

Именно поэтому власть произвела соответствующие приготовления: выделив  очень ограниченную площадь для мероприятия площадь и достаточные по ее мнению силы полиции. Для сравнительно мирного и «цивилизованного» оттеснения предполагавшихся 3-5 тысяч человек согнанного со всей России количества ОМОНа должно было хватить (по законом военной стратегии на одного защищающего пространство, должно приходится около 3 наступающих. А в случае, когда обученным людям противостоят необученные это соотношение должно быть не менее 1:10. То есть на 8-12 тысяч полицейских для успешного оттеснения полиции  должно приходиться не менее 80 тысяч демонстрантов). В этом смысле полиция и ОМОН, видимо,  первоначально не предполагали «жесткого сценария» разгона митинга

Протестующих действительно было в  разы больше (по более-менее достоверным оценкам их пришло от 30 до 50 тысяч человек. Однако нужного стратегического превосходства демонстранты все же не имели. Но и  сил полиции для решения поставленной задачи: мирного и сравнительно  цивилизованного рассеяния малочисленного митинга было явно недостаточно).

В результате, с одной стороны,  власть занервничала. Паллиативными, более менее мягкими способами оттеснить такое количество было нельзя, поэтому полиция и ОМОН в рамках выполнения поставленной перед ними  задачи были вынуждены форсированно перестроиться на готовность к более активным и агрессивным действиям.  Подобного рода перестройка обычно повышает психологическое напряжение и увеличивает непредсказуемость происходящего на уровне отдельных исполнителей.

А с другой стороны, места, отведенного для разрешенного митинга,  оказалось кратно недостаточно. В результате основная масса протестующих (безусловно,  воодушевленная и разгоряченная своим неожиданно большим количеством)  была попросту  вынуждена двигаться вперед, прорывая первые цепи оцепления, иначе бы ее затоптали подпирающие сзади. Ну, а дальше все пошло по нарастающей со взаимным нарастающим же ожесточением.

Организаторы митинга поняв, что происходит, попытались, остановив движение, хотя бы в форсированном теме прокричать заготовленные выступления, требования и лозунги, но были быстро арестованы.

С обеих сторон число обратившихся за медицинской помощью  - примерно  по  40 человек

С нашей точки зрения вина власти и ответственность ее за произошедшее  несомненны.  Есть ли вина лидеров оппозиции, подавших формальную заявку  всего на 5 тысяч человек – это вопрос скорее риторический. Оппозиция–то ведь не скрывала, что формально подавая заявку на 5 тысяч, рассчитывает на «марш миллионов»,  не так ли?

Безусловно, что шулерская по своей психологической сущности нынешняя власть обязательно попытается передернуть и  по этому случаю, но вряд ли большая часть народа на этот раз это передергивание одобрит.

 За прошедшую после  6 мая неделю режим предпринял титанические усилия  для того, чтобы как -то смыть образовавшуюся в результате разгона митинга иннаугурационную кляксу, и,  если не выиграть, то хотя бы не проиграть позорно информационное "послесловие". Однако такие титаны брутального призыва как пресс-секретарь Путина Песков  выступили куда хуже  омоновцев.

 В такого рода столкновениях не столь уж важно, кто кого оттеснил или побил, а  как это было в итоге воспринято обществом..

 В этом смысле  оппозиция вполне может считать, что 6 мая она одержала организационную (пришло намного больше народа, чем можно было ожидать), нравственную (власть была вынуждена начать неправомерные и неоправданные  силовые действия), морально-волевую (обычные люди пусть недолго, но противостояли хорошо экипированным и обученным  полицейским) и информационную ( страна не поверила в байки Путина и его пиар-лакеев о намеренной провокации со стороны оппозиции) победу.