Главная       Дисклуб     Наверх  

 

ГЕНОЦИД РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

16 января экскаватор хряпнул по дому, где Сергей Есенин впервые представлял на суд столичной публики свои стихи. Здесь в 1913–1916 гг. располагалась редакция журнала «Млечный путь», который и опубликовал первые стихи Есенина.

 

 

Дом знаменит не только Есениным. Комплекс доходных домов Привалова – уникальный ансамбль, дающий представление об эволюции творчества известного зодчего московского модерна Эрнста-Рихарда Карловича Нирнзее.

Снос доходных домов купца Привалова на Садовнической, 9 начался, несмотря на то что в настоящее время эти здания заявлены на статус объекта культурного наследия и по закону должны охраняться государством.

На брифинге застройщик – генеральный директор компании «Великан-XXI век» Валерий Забелин заявил, что от Министерства культуры 14 января поступил ответ, в котором говорится о том, что здания не представляют культурно-исторической ценности, поэтому компании был выдан ордер на снос.

Как всегда, застройщик врет, ибо одержим синдромом баснословной прибыли. Только после решения правительства РФ о включении либо об отказе в нем судьба исторических зданий может быть решена.

Забелин на брифинге рассказал красивую историю о том, что строение 1 не будет снесено, строения 2 и 3 будут демонтированы с воссозданием фасадной части, что компания уже потратила 4 миллиарда рублей на расселение 220 жителей и прочее. Но на самые важные вопросы журналистов Забелин не стал отвечать и поспешил скрыться.

Зато на них ответил на Садовнической  мужчина с артистической внешностью, цепями и кольцами на руках.

 

Дмитрий Бугаков, гендиректор конторы «Спецмонтажстрой», сносящей дома Привалова

 

Он сказал, что в кратчайшие сроки все три корпуса будут снесены под фундамент. Он не считает эти дома шедевром архитектуры. Гораздо более эстетичным будет построенный на их месте бизнес-центр.

 В это время у домов Привалова – кордоны полиции и непонятных людей в форме силовиков. Проход во двор дома перекрыт усиленным кордоном.

Ворота обвязаны крупной цепью, за воротами – около двух десятков неких охранников бандитского вида, перед воротами – около десятка охранников и несколько десятков полицейских в бронежилетах.

Во дворе слышно, как ведутся работы. Промышленные альпинисты обвязывают целлофаном испарители кондиционеров на улице.

Во двор не пускают не только жителей, граждан и журналистов, но и депутатов, ни муниципальных, ни Мосгордумы, ни даже Госдумы.

Охрана заявляет, что проход во двор закрыт. Полиция поясняет, что не пропускает граждан «в целях безопасности».

Депутаты вместе с гражданами скандируют и требуют пропустить их во двор. У полиции сдают нервы – бойцы 2-го оперативного полка ГУВД Москвы начинают раскидывать граждан, нескольким бьют по ногам, бьют в плечи руками, локтями выталкивают людей на проезжую часть, подальше от входа во двор.

Где-то около 14 часов из двора начинает валить густая бетонно-кирпичная пыль. Кто может, закрывает лицо платками и шарфами. Журналисты прячут аппаратуру от едкой пыли. Полицейские прячут лица в воротники.

Жители соседнего дома пригласили нас на его крышу, откуда видно, как идет снос.

На входе во двор этого дома стоят полицейский сержант и охранник бомжеватого вида.

Проскакиваем мимо сержанта, который пытается хватать нас за одежду, перегораживать собой проход и кричит в рацию: «Тут двое прорываются!»

Сержант кричит: «Там строительные работы! Нельзя!»

Врываемся во двор, никаких строительных работ тут нет. Есть огромный слой строительной пыли, покрывший стоящие во дворе машины.

Одна из местных жительниц открывает нам дверь в подъезд. Полицейский бежит за нами. Мы поднимаемся вверх. Полицейский прошмыгнул в подъезд, но, поняв, что остался один, вызывает по рации подкрепление и выбегает на улицу.

Местная жительница впускает нас в свою квартиру, как раз когда в подъезде уже слышны какие-то возгласы. Понятно – нас ищет полиция. Непонятно, правда, зачем?

15 минут жительница прячет нас в своей квартире, проведя прямо в обуви на кухню, чтобы не было видно с коридора. Сама жительница выходит в подъезд.

Всё это время мы слышим, как в подъезде ходят какие-то люди и возбужденно о чем-то переговариваются. Слышна рация.

Через 15 минут жительница возвращается, рассказывает, как «сбивала со следа полицию», пока они ушли, она поможет нам забраться на чердак, чтобы увидеть всю картину разрушений дома.

Полиции она ключ не отдала, сказав, что не знает, у кого он. Полицейские думали, что мы ушли на чердак дома, и почему-то оперативно хотели нас оттуда «изъять», пытались вскрыть чердак своими ключами. Чердак им не поддался.

Наконец-то мы на чердаке. По просьбе впустившей нас жительницы буквально крадемся по крыше, чтобы нас не было видно, прячемся за трубами. Добираемся до края с той стороны, где сносят дом.

Картина ужасная. Всё это видно на фото. Машина, которая разрушает здание, останавливается раз в 5–10 минут, рабочий бегает и вымывает воздуховоды воздушного фильтра двигателя.

 

Иначе двигатель заглохнет, потому что при каждом разрушении очередной стены двор пропадает в облаке бетонной пыли.

Люди из различных общественных организаций, ставших на защиту сносимого здания, решают, как будут поступать дальше. Пока договариваются о круглосуточном дежурстве и всеми законными силами остановить происходящее.

Сегодня очень много развелось всяких патриотов, готовых всем глотку перегрызть за русский народ. Что ж, вчера у них был повод отличиться, ведь под экскаватор пошел очень весомый памятник русской истории и культуры.

Если бы народу было хотя бы в 2 раза больше, удалось бы сломать ворота и реально остановить снос. Но пришли только активисты ЯБЛОКА, движения Архнадзор и два депутата КПРФ.

Националистов и патриотов всех мастей, которые каждый день из телевизора распинаются о любви к русскому народу, хочу просить только об одном. Вы 16 января пришли защищать святую для русского народа память о Сергее Есенине? Не пришли? Тогда засуньте эту любовь себе поглубже в одно место.

 

Сергей МИТРОХИН,

председатель партии «Яблоко»

 

Источник – блог автора