Главная       Дисклуб     Наверх  

 

Конечная оценка – по конечному результату

До средины 2005 года я был правоверным либералом, таким же искренне верующим и искренне убежденным, как супруги Набиуллины сейчас. В бытность свою либералом опубликовал среди прочего хвалебную статью о спекуляции, где показывал, что, в принципе, на нормальном здоровом рынке спекулянты берут на себя часть рисков по сделкам и таким образом исполняют роль страхования в тех отраслях, где обычные страховые компании работать не рискуют. И там же, в этой статье, было сказано, что эту полезную роль спекуляция исполняет только до тех пор, пока и поскольку обстановка на рынке в принципе непредсказуема, и поэтому всякий, кто по своей воле нагибает рынок в одну сторону и тем самым создает благоприятную среду для спекулянтов, превращая это занятие из риска в стабильный заработок, – преступник...

С тех пор я разобрался в догмах либеральной религии, понял, почему она в принципе обречена давать рекомендации, несовместимые с жизнью, а также убедился, что 10 заповедей этой религии – Вашингтонский консенсус –  направлены не просто на разрушение всего здорового, что есть в хозяйстве страны, а на превращение ее в придаток к тем, кто дает ей кредиты. В частности, то, что сейчас наша кредитно-денежная политика ориентирована исключительно на небольшую часть экспортной составляющей нашей экономики, но абсолютно не рассматривает в качестве опоры для денежной базы наше внутреннее хозяйство, – это естественное следствие этого самого Вашингтонского консенсуса, и всякий, кто в него верует, тем самым автоматически работает против своей страны и в пользу тех, кто этот консенсус ему навязал. Поэтому я не хочу обвинять наш экономический блок правительства в сознательных преступлениях, я их обвиняю в  систематическом неисполнении прямых служебных обязанностей, предписанных должностными инструкциями...

В современном хозяйстве, где всё взаимосвязано, где технологические цепочки проходят порою через десятки предприятий, прежде чем замкнуться на конечном потребителе, едва ли не вся экономика может рассматриваться как инфраструктура, и это возвращает нас к так называемой сталинской модели экономики. Я не хочу сейчас вступать в длинные дискуссии о том, какое отношение к этой модели имел сам Иосиф Виссарионович Джугашвили, главное, что эта модель исходит из принципиально иной концепции – она рассматривает всё хозяйство страны как единое предприятие, оцениваемое по единому конечном результату, а не по множеству промежуточных показателей. Эти промежуточные показатели, конечно, важны для правильной организации производства, но конечная оценка – по конечному результату.

К сожалению, эта модель вышла из употребления просто потому, что с ростом сложности хозяйства управление таким хозяйством как единым целым стало чисто технически невозможно. По моим оценкам, техническая возможность управления производством всей страны и даже всего мира как единым целым возродится примерно лет через 10 просто благодаря постепенному естественному развитию информационных технологий...

 

Анатолий Александрович

Вассерман,

журналист,

 политический консультант