Главная       Дисклуб       Наверх   

ГЕНОЦИД, ОТКРОЙ ЛИЧИКО!

Беседа А. Стреле с А. Леонидовым-Филипповым об инфопсихических вирусах

 

–  Александр Леонидович, я с большим удовольствием прочел вашу программную книгу «Социальные психопатологии… Естественно, вопрос о применяемых против русских инфопсихических смертоносных вирусах!

–  Начнем с азов, для тех, кто «Социальных психопатологий» не читал и не собирается. Инфопсихический вирус – это устойчивый когнитивный (т.е. познавательный. – Прим. ред.) набор, активно внедряемый в мышление. Любая реклама – инфопсихический вирус.. Замечали, как подростки начинают говорить и думать фразами и образами из тысячекратно услышанной рекламы? Человек, зараженный инфопсихическим вирусом, начинает применять к новым жизненным обстоятельствам объяснительный набор старых штампов мышления, усвоенных методом многократного прослушивания, просматривания и т.п.

Смертоносный инфопсихический вирус – это такой штамп мышления, который, с точки зрения объективной причинно-следственной связи, несовместим с жизнью. Сразу оговорюсь, что достаточно раскрученная тема нейролингвистического программирования – только узкий и специфический аспект макропсихиатрии. Программирование бывает «нейро» без «лингва», бывает «лингва» без «нейро», а бывает и вообще без них обоих. Устойчивый когнитивный набор, влияющий на мировоззрение человека, может быть весьма и весьма многолик…

– Например, подробно описанная С. Кургиняном (на материалах академиков Лосева и Аверинцева) так называемая «карнавализация», то есть деградация адекватности поведения до постоянного, доводящего до наркотической зависимости от себя смеха и «прикалывания». В качестве адекватной на все случаи жизни реакции СМИ преподносят высмеивание, нудно-однообразный ернический тон, утративший способность к возвращению в серьезное состояние…

– Кургинян многословно, но ярко описал этот узкий аспект сведения с ума русского народа. Понимаете, Александр Анатольевич, спирт – прекрасная жидкость. В умеренных количествах спирт и полезен (дезинфекция, борьба с атеросклерозом), и приятен. Но стоит переборщить с дозой – и получим алкоголизм. Любая вещь в мире – в зависимости от порции – и яд, и лекарство. Смех приятен человеку, смех – внешнее проявление радости, удовольствия. Как и спирт сперва веселит. Но если, эксплуатируя ПРИЯТНОСТЬ смеха, мы начнем его навязывать как единственно-адекватную модель реакции, получим СМЕХОГОЛИКА. Этот человек глуп, потому что на ЛЮБОЙ вопрос отвечает смехом или приколом, жесток, потому что любая ситуация его веселит и забавляет, НЕАДЕКВАТЕН, потому что главная черта адекватности – выбор, вариативность поведения с ним не действует. Он, как заведенный робот, дергается всё время только в одну сторону.

– Это пример психовируса, построенного на эмоциональной притягательности. Аналогичен ему психовирус преподнесения в качестве адекватного поведения растормаживающих все низменные, животные инстинкты выходок. Если СМИ активно и методично преподносят это растормаживание как адекватную реакцию человека на вызовы жизни, то дело плохо… Как плохо оно у нас… Но большинство психовирусов, пишете вы, все же имеют интеллектуально-познавательный вид. Можно какой-нибудь классический пример?

– Например, устойчивый когнитивный штамп мышления, выработанный в интеллектуальной лаборатории Гоббса в 17-м веке: «Человек человеку волк» и в мире идет «война всех против всех». Согласитесь, штамп еще тот, за века своей жизни он устоялся до уровня устойчивого афоризма, из которого, как из песни, слова не выкинешь. Стал даже пословицей, украшением речи, средством интеллектуализации беседы и др. Почему он смертоносный? Если его всерьез применить на практике, сделать из словесного штампа модель поведения, то усвоившие данный штамп мышления роды, племена и нации гарантированно вымрут. И если вы желаете их вымирания, то, наверное, будете всячески его пропагандировать и внедрять во враждебную вам среду…

– Значит, этническое оружие действует таким образом: создаем (вербализируем) устойчивый словесный штамп с негативным смыслом, вбрасываем его во враждебную среду и тратим все свои силы, чтобы он там прижился, стал любимой присказкой и прибауткой?

–  Да, но привить что попало очень трудно. Можно, но долго, хлопотно и дорого. Советология, сражавшаяся в первую очередь с русским народом, пошла путем оптимизации смертоносных информационных штампов для внедрения. Оптимизация – это подгонка инфопсихического вируса к национальным традициям, особенностям, фольклору, свойствам и фобиям атакуемого народа. Инфопсихический вирус не должен вызывать отторжения, он должен быть принят как «свой», антивирусные системы общественной морали должны его «проглядеть», настолько удачно он будет загримирован под «хохлому»…

– И каковы же адресованные именно русским инфопсихические вирусы, несовместимые с жизнью?

–  Например, вычислив, что понятия «счастье человечества» и «прогресса» для русского человека далеко не пустой звук (это дореволюционное русское православное мессианство, борьба за спасение народов от геноцидов (балканских, закавказских), конечно же, коммунистическое мессианство и др.; в мессианстве очень важен мотив жертвы – принесение себя в жертву «за други своя»), подладили под русское мессианство инфопсихический вирус: придумали противопоставить в навязываемой схеме жизнь русских счастью человечества и прогрессу. Мол, на одной чаше весов – прогресс, тысячелетия рыночного рая, столбовой путь цивилизации и т.п., а на другой – твоя паршивая, никому не нужная, отсталая и реакционная жизнь. И будет очень благородно, очень по-русски, если ты пожертвуешь жизнью своей никчемной ради всеобщего счастья в победившей «новой жизни»…

Вы, наверное, не раз встречали эдакую нищую, но очень благородную, русской внешности «демшизу» с сектантскими воплями: «Сгорим, но вечно в рынке будем!» Каждый такой публики навидался вдоволь, обычно это синяя от голода интеллигенция, учителя и другие… Так вот, Александр Анатольевич, перед нами классический случай: жажду пострадать на благо общества (путем массированной обработки тенденциозной и выборочной информацией) поставили на службу русскому геноциду.

Второй пример: путем бесконечного повторения внедряется мысль: чтобы хорошо, зажиточно жить, нужно обязательно быть жестокосердным мошенником. Этот вирус для Запада не так опасен: там в крови индивидуализм, и человек адресует вбитое в голову лично к себе, только к себе.

Теперь вообразите действие данного вируса в общинной, коллективистской среде! Здесь уже происходит автоматическое растягивание личного на общество. И рождается несовместимый с жизнью абсурд: чтобы все хорошо жили, нужно всем стать жестокими мошенниками. Ключевое слово тут «ВСЕ» и «ВСЕМ». Ладно бы наподличал человек лично, тайно и для себя. А тут он, скрестив инфовирус и общинную свою природу, начинает навязывать подлость обществу, пропагандирует ее, гордится ею, выставляет ее напоказ, как орден.. Нация, в которой в такую идеологию поверило большинство, – мертвая нация, легкая добыча для своих хищных соседей или просто для процессов самораспада, саморазрушения.

То же самое цинизм. Знаете формулу цинизма? Главная формула цинизма такова: «нет плохих и хороших, потому что все ОДИНАКОВО плохи». Знакомо, не правда ли, Александр Анатольевич? Сколько раз и вы, и я, и наши читатели слышали, что все начальники сволочи, что все депутаты одним миром мазаны, что ворон ворону глаз не выклюет и т.д., и т.п. Так вот, официально заявляю: это бред. Люди разные. Да, люди не ангелы. Но один не ангел в том смысле, что последней рубашки не отдаст, а второй не ангел в том смысле, что пожирает христианских младенцев. И вот представьте, как выгодно второму, чтобы люди думали, что первый ничуть его не лучше.

– Здесь мы вплотную подошли к вашему утверждению, что одна из отличительных черт смертоносного инфопсихического вируса – непримиримый конфликт двух адекватностей. Модель адекватного поведения (основа психического здоровья) размазывается, расчленяется....

–  Вот практический пример. Адекватно ли бюджетнику РФ брать ипотеку (если дают)? С одной стороны, адекватным поведением будет отказ, потому что понимаешь, что однозначно не потянешь. С другой – жить как-то и где-то надо, никакого другого выхода к жилью не видно, и адекватным становится согласиться. Вы понимаете, что это значит для психики?! С одной стороны, адекватное, доказуемое «нельзя», а с другой – столь же адекватное и доказуемое «надо». Загрузи такую задачку в компьютер – у него плата перегорит и дым из всех щелей повалит. А ее загружают в живой человеческий мозг – каковы подлецы!

Еще один отчетливый психовирус ельцинских времен – пьянство, поданное как альтернатива стяжательству. Если принять эту модель, активно навязываемую СМИ (при ельцинизме всякий нестяжатель, чтобы хоть как-то сохранить достоинство, независимость и лицо, вынужден картинно пьянствовать), то снова рождается неразрешимый парадокс равноценно-двойной адекватности. Принимай пьянство, потому что стяжательство омерзительно, или принимай стяжательство, потому что пьянство омерзительно. Отвергнуть же и то и то уже означает политический выбор, антисистемность, гарантированную маргинальность. СТРАШНЕНЬКО для обывателя, мягко говоря…

Сопротивляясь кошмару «перестройки» в 1988 году, академик Аверинцев приводил актуальные тогда примеры ложных дуализмов, ложных противопоставлений. Это выбор по схеме "ворюга или кровопийца" и выбор по схеме "глумливый смех или террор". «Почему "или"?» – спрашивал Аверинцев. И тем самым раскалывал смертоносные психовирусы, потому что в такого рода дилеммах правильного, адекватного ответа в принципе нет. Они для того и внедряются, ввинчиваются, вдалбливаются в сознание обывателей бесконечным числом повторений, что ЛЮБОЙ выбор будет патологическим. Психовирус нельзя решить, он в качестве интеллектуальной задачи нерешаем, его можно только сломать, расколоть или отбросить. Всякий, кто по правилам, предлагаемым авторами психовируса, попытается отвечать на поставленные ими вопросы, окажется в смешном, жалком положении. И утратит адекватность в любом случае…

Ловушка двойственной адекватности калечит психику или вовсе ее убивает, смотря по силе отрицательного заряда в том или ином психовирусе. Нельзя оставаться психически здоровым при отсутствии однозначной модели поведения, однозначности сделанного выбора.

Смертоносный психовирус – это такое информационное построение, которое выступает в роли доказательной базы для несовместимого с жизнью утверждения.

Возьмем, к примеру, активно внедряемое утверждение, что «демократия есть высшее благо, к которому русский народ органически не способен». И «вариации на тему», которых мы с вами, Александр Анатольевич, наслушались вдоволь: что мы «страна козлов и баранов», и «немытая страна рабов», и «страна вечнозеленых помидоров» и что «никогда в этой стране ничего путного не будет»… Припоминаете обывательские разговорчики?!

– Да как не припомнить, Александр Леонидович?! Каждый день на слуху! И то, что мы «татарщина, азия», и то, что нам надо вернуться на столбовую дорогу цивилизации, будто мы, прости Господи, бушмены какие-то…

–  Так вот. Перед нами завуалированный, но однозначный призыв к вымиранию русского народа. Если хотим жить, его нужно обязательно расколоть: доказать, что либо демократия не есть такое уж однозначное благо, либо русский народ к ней вполне способен.

–  Вот ловушка: психовирус построен так, что любой ответ на него неадекватен. А обыватель на то и обыватель, что не поймет: само условие поставленной задачи некорректно. Он попытается сделать выбор: отказаться от себя в пользу добра или от добра в пользу себя – и обязательно сойдет с ума…

–  Русских берут на том, что им по характеру близко. «Жилье необходимо, но оно недоступно». Как же жить, если необходимое недоступно? Как же можно жить, если недоступное необходимо?! Это же не вирус, а целый вирусище, от которого миллионы людей сходят с ума, вешаются, вскрывают вены, поддаются пьянству и наркомании, женщины идут на панель, мужчины – в криминал и т.д. и т.п. Снова двойная взаимоотрицающая адекватность: нельзя отказаться от жилья, потому что оно необходимо. Нельзя получить жилье, потому что оно недоступно. Есть советский способ разрушения вирусища – сделать жилье доступным. Есть вьетнамский – не считать жилье необходимостью и весело жить по 18 человек в одной комнате. Мне советский, конечно, больше импонирует. Но дело не в том, что мне там импонирует или не импонирует, а в том, что вирусище должен быть каким-то образом расколот, должно вернуться то, что названо в моей книге «моноадекватностью». Нет и не будет адекватности там, где правильными признаются два взаимоисключающих ответа..

Очень важно научиться отличить доказательные, логические выводы от внушенных, ничем не подкрепленных утверждений. Инфопсихический вирус – это вбитое в голову утверждение, всегда отличающееся ГОЛОСЛОВНОСТЬЮ. Вместо доказательств он использует обманывающий доверие заменитель: многократное повторение, всеприсутствие. Это создает эффект очевидности утверждаемого, которое на самом деле отнюдь не очевидно.

– Да, вот близкий мне, как геополитику, психовирус: «нет ничего страшнее войны; вся наша жизнь – война». То есть завуалировано: нет ничего страшнее нашей жизни. Призыв чисто суицидального толка, а ведь как убедительно подан!

–  Из той же геополитической оперы: «век империй прошел; Россия – империя». То есть – очевидно из тезиса – век России закончился. Хотя ясно как день: и век империй не прошел, и Россия не империя, но многократное вбивание и ввинчивание в головы вышеозначенного утверждения создает гипнотическую силу его убедительности, а значит, и иллюзию его верности. Верности и истинности суицидального для народа комплекса – каково?!

–  Грациозно ребята работают в Лэнгли и Моссаде! Иногда маскируя психовирус под патриотическую боль: «Россия умирает, необходимо за нее сражаться, но ты ничего не можешь сделать!» Получается – и сражаться глупо, потому что по условию задачи ты ничего не можешь, и не сражаться нельзя – умираешь ведь! Психика, столкнувшаяся с неразрешимостью этого парадокса, кипит и лопается, а врагу только того и нужно! Мы сейчас не сможем раскрыть все психовирусы – нам не позволят объемы интервью! Давайте дадим нашим читателям «домашнее задание» – удалить психовирусы из своей бытовой жизни, из своих убеждений и мировоззрения!

–  Хорошая идея. Значит, методология такая: ищите в своих взглядах на жизнь равноубедительные, но взаимоотрицающие постулаты. Выводите их из сферы подсознательного, вербализируйте в слово. То, что высказано, – уже отчуждено от души, формализация психовируса есть большая часть его нейтрализации.

 

Беседовал А. Стреле

 Уфа