Главная       Дисклуб     Наверх   

 

ТИБЕТ: САМОЕ СЕРЬЕЗНОЕ ИСПЫТАНИЕ НА ПРОЧНОСТЬ ДЛЯ КНР И КПК 

Всю последнюю неделю новости из высокогорного Тибета, являющегося автономным районом КНР, занимали первое место в сводках.

Акции протеста буддийских монахов начались в понедельник 10 марта. Они были приурочены к 49-й годовщине восстания тибетцев против Народно-освободительной армии Китая (НОАК), которая оккупировала эту территорию в 1959 году. Целью ввода армии было подавление масштабного восстания. Цель была достигнута, при этом погибло, по разным данным, от 15 до 90 тысяч человек. Духовный лидер Тибета Далай-лама бежал из страны и с тех пор живет в изгнании в Индии.

14 марта события начали развиваться стремительно. В столице Тибета Лхасе вспыхнули беспорядки. Начались жестокие столкновения демонстрантов с китайской полицией. Позднее к монахам присоединились простые граждане.

В ответ подразделения китайской армии и спецназа взяли в кольцо три тибетских монастыря, расположенных в пригородах Лхасы – Дрепунг, Сера и Ганден.

По разным данным, в беспорядках уже погибли от 10 до 80 человек, около 200 человек получили ранения.

В настоящее время власти КНР полностью закрыли доступ в Тибет для всех работающих с информацией и предъявили ультиматум "организаторам" беспорядков, угрожая в случае неповиновения "принять жесткие и адекватные меры".

Немного истории вопроса. Тибет находится между Индией и Китаем, тибетский язык входит в семью сино-тибетских языков вместе с китайским и бирманским.

В силу труднодоступности Тибета, находящегося по преимуществу высоко в горах, он мало интересовал соседей в древности, а потому довольно рано получил независимость.

Однако в XIX веке соперничество Великобритании и России привело к тому, что обе стороны, будучи не в состоянии установить свой контроль над этим районом, предпочли, чтобы он перешел под контроль дряхлой Циньской империи, как тогда назывался Китай. После почти 40-летнего периода неопределенности, связанного с революцией и гражданской войной в Китае, новая коммунистическая власть предприняла энергичные меры по закреплению своего контроля над этой обширной территорией (ее площадь превышает 1,2 млн. кв. км, что больше, например, Великобритании, Франции и Германии, вместе взятых; при этом население ее едва ли превышает 2,5 миллиона человек).

В 1951 г. представители Далай-ламы подписали с Пекином «Соглашение о Мирном Освобождении Тибета из 17 пунктов», в котором подтверждались китайские права на Тибет. Это соглашение было ратифицировано тибетским правительством.

В 1956 г. был учреждён Подготовительный комитет по созданию Тибетского автономного района. Согласно китайским источникам, в 1959 г. в Тибете были проведены «демократические реформы», в ходе которых был ликвидирован «отсталый феодально-крепостнический режим».

Результатом "реформ" стало в том числе уже упоминавшееся масштабное восстание в Тибете, которое было подавлено китайской армией.

Правительство Тибета во главе с Далай-ламой бежало и с 1959 года функционирует на территории Индии. В 1965 г. был официально провозглашен Тибетский автономный район. В дальнейшем Китай проводил активную политику освоения Тибета и развития его инфраструктуры. По данным китайских источников, в настоящее время количество этнических китайцев в Тибете превысило количество собственно тибетцев.

Естественно, что все западные правительства в один голос стали порицать Китай за нарушение прав человека и призывать к конструктивному диалогу с Далай-ламой.

По всему миру прокатилась волна демонстраций и пикетов, которые организовали тибетцы, живущие в эмиграции.

В свою очередь, пресс-секретарь министерства иностранных дел Китая Цинь Ган заявил, что протесты и беспорядки являются политическим заговором Далай-ламы, который тем надеется посеять социальную смуту, отколоть Тибет от Китая и «разрушить стабильную, гармоничную и нормальную жизнь тибетского народа». Ган также добавил, что Китай со своей стороны «будет защищать государственный суверенитет и целостность своей территории».

В нынешнем году давление на Китай в вопросе о правах человека особенно чувствительно для этой страны, так как многими силами на Западе уже ставится вопрос о бойкоте Олимпиады-2008 в Пекине, до которой осталось 5 месяцев.

 Кроме того, в Китае чуть севернее Тибета имеется еще и Синьцзян-Уйгурский автономный район (площадь – 1,66 млн. кв. км, население – около 25 миллионов человек), где тоже далеко не так все спокойно. И если события в Тибете затянутся, то беспорядки могут перекинуться и туда.

Отметим, что события в Тибете начались месяц спустя признания отдельными странами Запада независимости Косово. Безусловно, те, кто планировал и претворял в жизнь "косовский проект", рассматривали его в том числе и как полигон для последующего тиражирования.

Конечно, Китай – это не Сербия. Его авторитет в международной политике и значение в мировой экономике, его внутренняя жесткость и способность его руководства принимать жесткие решения, мощь его силовых структур таковы, что вряд ли страны Запада осмелятся пойти на серьезный конфликт. Тем не менее сильно испортить настроение руководству Китая перед Олимпиадой они вполне в состоянии.

Остановится ли "косовский процесс" в Тибете? Вряд ли. Скорее всего, всем странам мира, имеющим внутри себя те или иные национальные автономии, нужно приготовиться к обострению ситуации в этих территориях и всплескам сепаратизма.

И наверное, не стоит предаваться глупому ликованию по поводу возможностей, которые открывает "косовский прецедент" для признания независимости Абхазии и Южной Осетии. Этот камень, брошенный в несимпатичный многим в России режим Саакашвили в Грузии, может бумерангом вернуться в виде обострения ситуации в российских республиках Северного Кавказа (это как минимум).

 Гораздо более грамотным ответом стала бы скорейшая разработка новой модели национальной политики, которая была бы более адекватна вызовам современности и не столь лобовым образом упирала бы на русскость и православие.

Определенные проблемы могут ожидать Украину (крымский вопрос), Румынию

(Трансильвания), Индию (Кашмир), Иран (Иранский Азербайджан), Турцию (Курдистан) и ещё не менее двух десятков стран по всему миру.

Пока позиции США и ЕС в этом вопросе выглядят достаточно неуязвимыми, однако это только пока. И возможно, что уже через 15–20 лет США будут протестовать против признания другими странами независимости какой-нибудь этакой техасско-калифорнийской конфедерации и подавлять выступления народных масс в этих штатах. (Четыре юго-западных штата США – Калифорния, Аризона, Нью-Мексико и Техас – до 1848 года принадлежали Мексике, а сейчас доля испаноговорящего населения в них уже превысила 35 процентов, в Калифорнии – около 40 процентов.)

А ЕС может всерьез столкнуться с проблемой мусульманского сепаратизма в некоторых специально созданных кем-то по типу Косово этнически-мусульманских анклавах.

В этом смысле абсолютно правы те эксперты и аналитики, кто утверждает: после Косово система международного права стремительно разваливается. Добавим: уже сейчас вполне просматриваются и контуры глобальной геополитической катастрофы.