Главная       Дисклуб     Наверх   

 

Комментирует

Вагиз Тангриев

(с использованием фактического и цифрового  материала

 "Синьхуа" и "Жэньминь Жибао")

 

 

20 июля: И снова ГСУ КНР - выше всяких похвал

Лично я с большим интересом ожидал появления китайских статистических данных, касающихся роста ВВП в первом полугодии 2010 года. Хотелось проверить, как будет ГСУ КНР выходить из довольно непростой ситуации, сложившейся в результате многолетнего накопления противоречий между данными за первое и второе полугодия каждого года. Это противоречие бросало некоторую тень на китайское статистическое великолепие и мешало воспринимать китайские успехи во всем их блеске. Честно говоря, ожидал каких-нибудь интересных и нестандартных статистических приемов.

Однако ГСУ КНР не стало особо ничего усложнять и продолжило свою многолетнюю практику. ВВП первого полугодия объявлен равным 17,3 трлн. юаней (примерно 2,56 трлн. долларов, 1 доллар = 6,77 юаней). Исходя из написанного в предыдущей заметке, это означает, что ВВП первого полугодия 2010 года оказался на 3,2 трлн. юаней меньше, чем во втором полугодии 2009 года (около 20,5 трлн. юаней). Но зато в номинальном исчислении – почти на 3,3 трлн. юаней (на 23 процента) больше, чем в первом полугодии 2009 года (13,96 трлн. юаней).

Впрочем, бог с ней, с вызывающей оторопь разницей полугодий, тем более, что, судя по всему, ГСУ КНР взяло-таки курс на выравнивание. Такой  вывод можно сделать исходя, из более резкого роста в первом полугодии 2010 года по отношению к соответствующему периоду 2009 года, по сравнению с ожидаемым. Теперь во втором полугодии текущего года ГСУ КНР достаточно всего лишь заявить  о производстве ВВП примерно в объеме 21,5 трлн. юаней, чтобы уже в следующем году придать своей полугодовой статистике пристойный вид. Хотя, наверняка будет объявлено о том, что ВВП КНР во втором полугодии составит около 23,5 трлн. юаней

Есть и другие интересные моменты.

ГСУ КНР объявило, что рост ВВП (реальный) составил 11,1 процента (источник: Жэньминь Жибао, http://russian.people.com.cn/31518/7068378.html).

Пусть так. Но тогда отсюда следует, что инфляция в Китае в период с июня 2009 г. по июнь 2010 г. составила примерно около 12 процентов (из номинального роста ВВП – около 23 процентов надо вычесть тот рост, который ГСУ КНР объявило реальным, то есть очищенным от инфляции). То есть, если, конечно, без многозначной логики.

Однако в то же время ГСУ Китая, нисколько не смущаясь и не испытывая никакого желания что-либо разъяснять, утверждает, что в первом полугодии 2010 года "уровень цен вырос всего на 2,6 процента. Об этом сообщил в четверг на брифинге в пресс-канцелярии Госсовета КНР официальный представитель Государственного статистического управления КНР Шэн Лайюнь (источник: Рабмлер, http://finance.rambler.ru/news/economics/74380921.html).

Кстати, в 2009 году, опять же по мнению ГСУ КНР, в Китае вообще была зафиксирована дефляция – 0,7 процента (см. например, заметку от 2 февраля 2010 года "Очередные забавные гримасы китайской статистики"в этой же подборке). Цены начали немного расти к концу года, но их рост вряд ли превысил 3 процента.

Далее. ГСУ КНР с понятной гордостью повествует о том, что "по предварительным расчетам, в первые шесть месяцев текущего года добавленная стоимость сельского хозяйства страны достигла 1 трлн 336 млрд 700 млн юаней /рост на 3,6 проц./, добавленная стоимость промышленности – 8 трлн 583 млрд юаней /рост на 13,2 проц./, добавленная стоимость сферы услуг – 7 трлн 364 млрд 300 млн юаней /рост на 9,6 проц./(источник: Жэньминь Жибао, http://russian.people.com.cn/31518/7068378.html)Прекрасно!

...Но позвольте, если к этим бодрым цифрам присовокупить анализ цифр инфляции, вытекающих из роста китайского ВВП, то окажется, что никакого роста в 13,2 процента в китайской промышленности нет. А есть великое искусство статистики и маленький ростик примерно в 1,2 процента (из заявленного ГСУ КНР промышленного роста в 13,2 процента надо вычесть цифру инфляции, вытекающую из приведенного выше анализа роста ВВП). Про рост в сельском хозяйстве и сфере услуг с этой точки зрения лучше помолчать.

Косвенно наша робкая догадка подтверждается и данными самого ГСУ: "в этом году валовой сбор летних зерновых в Китае составил 123,1 млн тонн, сократившись на 390 тыс. тонн, или на 0,3 процента по сравнению с предыдущим годом".

Действительно, с натуральными показателями проделывать такие штуки, как со стоимостными, всё же потруднее.

В общем, в китайскую статистику надо либо верить, либо нет. Рациональными методами анализировать ее сложно. Остается только надеяться, что китайские статистики обладают какими-то неведомыми техниками и практиками, которые легко и изящно позволяют объяснить все эти нестыковки и противоречия, кажущиеся непосильными для некитайского ума.

 

5 июля: минус 25 процентов

с начала года – это впечатляет

Пока правители всех стран дружно объявляют об окончании кризиса, фондовые индексы столь же дружно движутся вниз. Так, например, основной американский фондовый рынок Доу-Джонс с начала 2010 года снизился почти на 9 процентов, японский НИККЕЙ – на 11 процентов, российский РТС – на 15,4 процента, а китайский Шанхайский – и вовсе на 24 процента.

 При этом в Китае продолжается рост в реальном секторе (по данным китайского Госстатуправления – аж до 18 процентов), хотя чрезмерно бодрые данные китайской статистики вызывают всё большее недоверие. В реальном секторе России идет достаточно быстрое (до 11 процентов) восстановление, а реальный сектор США, Японии и ЕС де-факто топчется на месте (с небольшим повышательным трендом).

Ярко выраженная противоречивость в траекториях движения реального и валютно-спекулятивного секторов мировой экономики заставляет предполагать, что в ближайшие месяцы (август-сентябрь) на мировых рынках возможны достаточно серьезные потрясения.

Небывалое падение фондовых показателей Китая может трактоваться по-разному.

1 вариант. Власти Китая стремятся не допустить перегрева экономики и с этой целью всеми имеющимися в их распоряжении средствами снижают стоимость ценных бумаг (играют на понижение). Тем паче что для Китая, с его главенствующей ролью государства в экономике, спекулятивный сектор в общем не так уж и важен.

2 вариант. Фондовые индексы Китая снижаются в результате сложных финансовых процессов, однако это не скажется или скажется в незначительной степени на бурно растущем реальном секторе.

3 вариант. В Китае в реальном секторе не происходит столь бурного роста, как это изображает Госстатуправление. В этом случае, наиболее печальном для мировой экономики, китайские производители и потребители на мировых рынках будут предъявлять гораздо меньший (на 8–12 процентов) спрос на продукцию других стран и серьезное ухудшение ситуации в мировой экономике практически неизбежно.

 Об особенностях китайской статистики мы уже не раз писали. Например, на днях Госстатуправление Китая произвело очередной пересчет ВВП КНР за 2009 год. Теперь оказывается, что за 2009 года ВВП КНР вырос не на 8,7, а на 9,1 процента и составил не 33,55 трлн. юаней, как это сообщалось тем же Госстатуправлением в январе 2010 года, а 34,05 трлн. юаней. Пересчет вроде бы связан с некоторым повышением курса юаня (1 доллар примерно равен 6,8 юаня), хотя, вообще говоря, курс юаня начал повышаться в нынешнем году.

Любопытно при этом, что год назад (16 июля 2009 года) ГСУ КНР сообщило, что ВВП Китая в первом полугодии 2009 года составил 13 трлн. 986,2 млрд. юаней (тогда это было около 2 трлн. долларов). Иными словами, теперь, по уточненным данным, оказывается, что во втором полугодии 2009 года китайская экономика произвела ВВП в объеме 20,5 трлн. юаней и, стало быть, выросла по отношению к полугодию первому примерно на 46 процентов. Воля ваша, а в такие большие скачки верится с трудом.

Дождемся данных ГСУ КНР за первое полугодие 2010 года – они обычно появляются в середине июля. Для того чтобы хотя бы как-то соответствовать реальности, объем ВВП Китая за первое полугодие должен находиться в диапазоне 15,5-16,3 трлн. юаней, что будет с учетом 3–4-процентной инфляции примерно на 11 процентов больше прошлогоднего показателя.

Далее, впрочем, всё равно начинается абсурд, ибо тогда, по данным того же ГСУ КНР, объем ВВП КНР в первом полугодии 2010 года будет ниже объема ВВП второго полугодия 2009 года аж на 20 процентов. И это в стабильно растущей, сбалансированной экономике, к тому же куда меньше северных стран зависящей от фактора сезонности?

Если же подгонять объем китайского ВВП первого полугодия 2010 года к объему второго полугодия 2009 года (ну, скажем, демонстрируя рост в 7–8 процентов, то есть 22 трлн. юаней к упомянутым выше 20,5 трлн. юаней), то тогда рост в первом полугодии 2010 года будет составлять по отношению к первому полугодию 2009 года почти 57 процентов, что, гм, несколько того… маловероятно.

Неудивительно, что западные статистики, которые используют при анализе методику подсчета непрерывного роста ВВП (то есть каждый квартал и каждое полугодие к предыдущему), весьма скептически относятся к подобного рода данным.

 

 

17 мая: китайские фондовые индексы

снова обвалились

Китайский фондовый индекс Shanghai Composite обвалился по итогам торгов 17 мая более чем на пять процентов до 2559,93 пункта, обновив годовой минимум, сообщает AFP. Reuters отмечает, что с начала года китайский фондовый индекс потерял уже более 20 процентов, что ставит его в один ряд с греческим и испанским биржевыми показателями. К слову сказать, год назад, в июне 2009 года Шанхайский индекс был равен примерно 3200.

Китайские инвесторы продавали в основном акции компаний, связанных с сектором недвижимости. На настроения на бирже повлияли заявления чиновников о намерении не допустить роста цен на жилье.

Вместе с китайскими фондовыми индексами упали и индексы в Японии - местный Nikkei к завершению торгов опустился на 2,17 процента до 10235 пунктов.

 Комментарий «ЭФГ»: КНР была в 2008-2009 годах основным локомотивом, вытаскивающим мировую экономику из кризиса.

Однако, возможно, что  пекинскоое Политбюро несколько переоценило возможности своей страны. Спасая экономику США (Китай, к примеру, является крупнейшим держателем и продолжает оставаться  крупным покупателем государственных ценных бумаг США, что позволяет Белому Дому частично перекладывать тяжесть своих экономических проблем на китайские плечи) и идя на значительные уступки в области экспортной и валютной политики, Китай позволил США несколько передохнуть за свой счет.  В то же время профицит китайского  внешнеторгового баланса  - основной источник роста в последние 30 лет практически свелся к нулю.

 Китайское правительство успело частично переориентировать экономику на внутренний  рынок. Однако, поскольку это пришлось делать форсировано, были допущены определенные и весьма значительные перекосы – в частности в Китае также образовался достаточно  масштабный кредитный пузырь, кредитов было выдано очень много  в том числе с достаточно рискованным обеспечением. 

 С другой стороны, китайский реальный сектор демонстрирует совершенно неслыханные темпы роста. Так в апреле промышленное производство выросло, по данным Гостатуправления КНР, аж на 18 процентов. Теперь вопрос  собственно, состоит в истинности этой информации.

 

10  мая: КИТАЙСКИЙ ВНЕШНЕТОРГОВЫЙ БАЛАНС ПРОДОЛЖАЕТ УДИВЛЯТЬ

Объем экспорта Китая в апреле 2010г. по сравнению с аналогичным периодом 2009г. вырос на 30,5% - до 119,9 млрд долл., объем импорта в КНР увеличился на 49,7% - до 118,2 млрд долл., передает Associated Press со ссылкой на местные СМИ. Профицит торгового баланса Китая в апреле 2010г. по сравнению с аналогичным периодом 2009г. снизился в 7,8 раза и составил 1,7 млрд долл. по сравнению с 13,14 млрд долл. годом ранее. В марте 2010г. дефицит торгового баланса КНР составил 7,24 млрд долл

.

19 апреля: КИТАЙСКИЙ ТОРГОВЫЙ БАЛАНС

ВНЕЗАПНО СТАЛ ДЕФИЦИТНЫМ

Дефицит торгового баланса Китая в марте превысил 7 млрд. долларов. Как передает ВВС, эти цифры стали полной неожиданностью для экономистов. По предварительным прогнозам, дефицит должен был составить около 390 млн. долларов. Китайский экспорт по сравнению с мартом 2009 года вырос на 24%, а импорт увеличился на две трети.

Китайский внешнеторговый профицит был одной из главных точек роста «китайской экономики» в течение последних 30 лет.

 

 

 

18 ФЕВРАЛЯ:

КИТАЙ ВЫХОДИТ ИЗ ДОЛЛАРОВЫХ АКТИВОВ

Китайские власти дали указание подконтрольным фондам и банкам, управляющим валютными активами, выйти из рискованных долларовых активов, оставив в портфелях лишь долговые бумаги, имеющие гарантии правительства США. Это знак, что Китай страхуется на случай новых проблем на глобальных рынках, отмечает британская газета The Daily Telegraph, ссылаясь на Asia Times.

Директива властей указывает на то, что долларовые активы должны быть ограничены американскими казначейскими облигациями или долгами ипотечных агентств, такими как Freddie Mac, которое пользуется неявной поддержкой Вашингтона.

Эксперты отмечают, что сообщение из Пекина является знаком, что с состоянием рынка не всё в порядке. "Когда самый большой инвестор в мире стал несклонен к риску, это то, что вы замечаете. Мы думаем, что это может стать новой темой для рынков в среднесрочной перспективе", - сказал валютный специалист BNP Paribas Ганс Редекер.

Директива касается китайского Государственного управления по валютному рынку (State Administration of Foreign Exchange, SAFE) и банков, контролируемых государством. Вместе у них около 3 трлн долл. иностранных активов.

Точный состав валютных активов Китая является государственной тайной, но считается, что SAFE приобрело довольно много корпоративных, муниципальных и государственных американских облигаций во время бума 2006–2007 годов. Любое движение Китая, чтобы, например, ликвидировать позицию по облигациям Калифорнии (чья долговая нагрузка очень высока), может иметь серьезные последствия, отмечает газета.

Из-за чего Китай идет на такой шаг, точно не известно. Аналитики говорят, что власти могут бояться, что грядущее окончание мягкой денежно-кредитной политики может привести к негативным последствиям на рынках. При этом изменения, вероятно, не связаны с размолвкой между США и Китаем из-за Tайваня.

 

 

 

2 февраля: ОЧЕРЕДНЫЕ ЗАБАВНЫЕ ГРИМАСЫ

КИТАЙСКОЙ СТАТИСТИКИ

 

Как показывают данные, распространенные 21 января Государственным статистическим управлением Китая (ГСУ), в 2009 году ВВП Китая составил 33 трлн. 535,3 млрд. юаней (4,91 трлн. долл. США) и в сопоставимых ценах увеличился на 8,7 процента по сравнению с 2008 годом.

Всё бы хорошо, однако полгода назад (16 июля 2009 года) ГСУ КНР сообщило, что ВВП Китая в первом полугодии 2009 года составил 13 трлн. 986,2 млрд. юаней (около 2 трлн. долларов). И это на 7,1% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года ("Жэньминь жибао" со ссылкой на главный статистический орган Китая): в первом полугодии 2008 года китайский ВВП составлял 13,05 трлн. юаней.

Иными словами, во втором полугодии 2009 года китайская экономика произвела ВВП в объеме 19,5 трлн. юаней и, стало быть, выросла по отношению к полугодию первому примерно на 41 процент. Воля ваша, а в такие большие скачки верится с трудом.

Далее. 31 января 2009 года то же самое Госстатуправление Китая сообщало, что в 2008 году ВВП Китая составил 30 трлн. 67 млрд. юаней (4 трлн. 421 млрд. долларов).

Произведя нехитрые арифметические действия и сопоставив ВВП 2009 года с ВВП 2008 года, получим, что 33,535 трлн. юаней больше 30,067 трлн. юаней примерно на 11,5 процента, что, в общем, для китайской экономики и особенно статистики неудивительно. При этом китайское ГСУ употребило фразу «в сопоставимых ценах».

Это выражение обычно используют, когда требуется очистить ВВП от инфляции. Ну, к примеру, ВВП в текущих ценах вырос на 11 процентов, инфляция составила 5 процентов, отсюда очень грубо и приблизительно выводим реальный рост ВВП – около 6 процентов.

Пикантность ситуации состоит, однако, в том, что в Китае в 2009 году инфляции не было. По свидетельству всё той же «Жэньминь жибао», потребительские цены за год снизились на 0,7 процента, а промышленные – на 5,4 процента. Поэтому остается только гадать, какая такая тайна сопоставимости скрыта в китайской статистике за 2009 год, если в сопоставимых ценах ВВП увеличился на 8,7 процентов, а  в  текущих при  отрицательной инфляции - на 11,5.

Проанализировав все эти показатели, можно заключить, что, к сожалению, в китайском ГСУ не перевелись еще статистики, которые недостаточно профессионально зачищают концы. Проще говоря, «фуфла» в китайской статистике 2009 года многовато.

Обычно в таких случаях, когда возникают сомнения относительно официальных статистических данных той или иной страны, приходится пробиваться к истине с помощью данных косвенных.

Один из способов мы продемонстрировали выше: анализ несуразного соотношения между объемами ВВП в первом и втором полугодиях 2009 года.

Давайте взглянем на проблему попристальнее. В стабильно растущей экономике каждое последующее полугодие всегда, грубо говоря, больше предыдущего. Это как бы выглядит достаточно логичным – рост ведь непрерывен. Опять же инфляция добавляет свои процентики...

Именно поэтому в западной статистике показатели поквартальной динамики, а также динамики полугодия к полугодию являются столь же значимыми, как и динамика по году. Например, разница в объемах поквартальной динамики США и ЕС обычно не превышает долей процента, очень редко – нескольких процентов в ту или иную сторону, то же можно утверждать и о сравнительном анализе полугодий.

Однако в китайской экономике и особенно в статистике дело обстоит, как мы ниже увидим, отнюдь не так просто. Например, существуют (и мы об этом уже писали) прямо-таки завораживающие разрывы в объемах ВВП между вторым и первым полугодиями каждого года.

 

Годы

Первое полугодие

Второе полугодие

Превышение второго над первым в %

Всего за год

2005

2006

2007

2008

2009

6,74

8,40

10,71

13,05

13,98

11,70

12,54

13,99

17,94

19,56

73,5%

49,2%

30,6%

37,4%

39,9%

18,44

20,94

24,70

30,98

33,54

 

В таблице приведены объемы ВВП (в трлн. юаней) за соответствующий период согласно данным Госстатуправления КНР.

 

Вот она, "китайская специфика". В 2008 году превышение второго полугодия над первым по объему ВВП составило 37,4 процента, в 2007 году – 30,6 процента, в 2006 году – почти на 50 процентов.

В первом полугодии 2005 года ВВП Китая составил 6,74 трлн. юаней, а всего за год – 18,4 трлн. юаней. Здесь второе полугодие и вовсе чудовищно превосходит первое – на 73,5 процента.

Предположим, для китайской экономики в период ее роста превышение второго полугодия над первым по объему ВВП в среднем на 45 процентов (без учета инфляции) представляло собой вроде бы обычное явление. Так сказать, «китайскую норму». Это, безусловно, во многом вопрос выбора базы отсчета и нормировки по году, но всё же как-то оно... очень похоже на вывод нужной цифры к концу года.

В этом смысле 2009 год не стал исключением – превышение второго полугодия над первым составило около 40 процентов.

Похоже, что именно такое среднее превышение второго полугодия над первым необходимо, чтобы при имеющихся статистических данных первого полугодия в конце года получать необходимую цифру годового роста – 9–11 процентов. Инфляция в Китае в 2005–2009 годах была невысокой – 3–5 процентов и довольно равномерно распределялась по периоду анализа. Стало быть, от нее при анализе сравнительной динамики первого и второго полугодий можно абстрагироваться.

Вот простой расчет. Предположим, что китайская экономика развивается равномерно (так сказать, в американско-европейской методологии), что ВВП второго полугодия в ней больше ВВП первого на, скажем, 9, пусть даже на 11 процентов. ВВП второго полугодия 2009 года был бы тогда равен 15,4 трлн. юаней, а годовой ВВП – 29,4 трлн. юаней. Но это означало бы, что «наиболее динамичная экономика мира» в 2009 году пережила неслыханный спад, ибо ВВП 2008 года был равен 30,98 трлн. юаней. Именно поэтому второе полугодие превосходит первое на 40 процентов. Именно в этом случае итог по году обеспечивает цифру, которая политически приемлема для пекинского Политбюро, – примерно 8,7 процента годового роста. У меня лично не вызывает сомнения, что и в предыдущие годы доля «подрисовки» во втором полугодии в китайской статистике была достаточно высока.

Если же совершить обратный пересчет китайского ВВП, то странностей и нестыковок будет еще больше. Потому что тогда получается, что в первом полугодии 2009 года по отношению ко второму полугодию 2008 года стабильно вроде бы растущая (по утверждению китайских руководителей и статистических органов) китайская экономика сократилась аж на 28 процентов (14 трлн. юаней против 17,9 трлн. юаней). И это без учета инфляции, которая в 2008 году в Китае достигла 5,9 процента!

Обратимся к более ранним периодам и обнаружим, что ВВП следующего за вторым полугодием 2007 года (ВВП – около 14 трлн. юаней) первого полугодия 2008 года составил около 13,1 трлн. юаней – всего на 6,5 процента меньше (без учета инфляции).

Аналогичным образом ВВП Китая за первое полугодие 2007 года (10,7 трлн. юаней) меньше ВВП второго полугодия 2006 года (примерно 12,5 трлн. юаней) на 14 процентов (без учета инфляции). А показатели первого полугодия 2006 года (8,4 трлн. юаней) почти на 29% меньше, чем во втором полугодии 2005 года (11,7 трлн. юаней).

Иными словами, в Китае объем ВВП в первом полугодии каждого года был меньше, чем во втором полугодии предыдущего года. При этом, еще раз повторимся, речь вроде бы идет о стабильно растущей экономике.

Можно, конечно, сделать скидку на то, что именно во втором полугодии учитывается произведенная сельскохозяйственная продукция. Сельское хозяйство дает до 10 процентов от ВВП Китая, при этом доля земледелия – около 3–4 процентов. Но, во-первых, Китай – это не Россия. Половина Китая находится в субтропическом и тропическом поясах, где земледелие ведется круглогодично. А во-вторых, с помощью фактора сезонности сельскохозяйственного сектора можно объяснить превышение объема ВВП второго полугодия над объемом ВВП первого на 5–8, но чудовищные разрывы между полугодиями, достигающие 80 процентов, объяснить всё равно нельзя.

Учитывая, что первое полугодие 2009 года было как-никак самым кризисным, его можно сравнивать с предыдущими периодами в качестве некоторого существенного отклонения.

И теперь нам осталось подождать совсем немного. Скорее всего, в июле 2010 года будет объявлено, что объем ВВП за первое полугодие 2010 года (в стабильно растущей китайской экономике, активно выходящей из кризиса и т.д. и т.п.) будет где-то в районе 15,5 трлн. юаней, то есть примерно на 20 процентов меньше, чем во втором полугодии 2009 года, но зато (с учетом примерно 2-процентной инфляции) примерно на 9 процентов больше, чем в первом полугодии 2009 года. Именно такой темп роста, похоже, сейчас «заказывает» своим статистикам китайское Политбюро. И это будет означать, что в китайской статистике продолжает действовать некий таинственный «антикризисный метод обработки данных».

А вот если будет объявлено, что объем ВВП в первом полугодии 2010 года всего на 6–7 процентов ниже, чем во втором полугодии 2009 года (так сказать, «некризисная модель обработки статистических данных»), то есть около 18,5 трлн. юаней, то это будет означать, что кризис кончился.

Правда, китайским статистикам придется как-то решать количественную задачу нестыковки данных, ведь 18,5 трлн. юаней (один из возможных вариантов подсчета ВВП первого полугодия 2010 года) больше 13,98 трлн. юаней (ВВП первого полугодия 2009 года) на целых 32,5 процента, что даже истомившемуся в ожидании позитива мировому статистическому сообществу «впарить» будет не так-то просто. Хотя если «вывесить» инфляцию процентов этак в 20 при реальном ее отсутствии, то, может, и «прокатит»… Впрочем, в 2007 году первое полугодие по ВВП превосходило первое полугодие предыдущего года на 27 процентов, в 2008-м – соответственно на 29 процентов, так что не впервой. Желающие могут вспомнить об этом моем прогнозе где-то в середине июля 2010 года.

После всей этой китайской эквилибристики, честно говоря, начинаешь куда с меньшим уважением относиться к статистике.

Исходя из сопоставлений многолетних разрывов между первым и вторым полугодиями в китайской экономике и статистике, я бы предположил, что реальный рост китайского ВВП в 2009 году вряд ли превышает 3–4 процента. Все остальные «достижения» – целиком на совести «рисовальщиков» из Госстатуправления Китая.

Реальный же объем китайского ВВП можно попытаться определить с того момента, как второе полугодие начало сильно «разъезжаться» с первым. Если принять во внимание сравнительный анализ динамики полугодий, выровненный на протяжении 20 лет, то средние темпы роста китайской экономики составляют около 6–7 процентов, а не 11, как заявляют официальные китайские инстанции.

Это не умаляет заслуг китайской экономики и не ставит под сомнение достаточно высокие темпы ее развития, однако всё же заставляет с большой осторожностью относиться к инвестиционным возможностям Китая и потенциальной емкости его внутреннего рынка.

 

 

10 января: КИТАЙСКАЯ ЭКОНОМИКА -ВТОРАЯ В МИРЕ?

 

В 2009 году Китай обошел Германию по объему экспорта и стал крупнейшим мировым экспортером, сообщает Agence France-Presse.

В первые 11 месяцев 2009 года экспорт Китая составил 1,07 триллиона долларов, хотя и сократился из-за слабого спроса на китайские товары за рубежом. Экспорт Германии, крупнейшей экономики ЕС, сократился до 1,05 триллиона долларов (734,6 миллиарда евро).

Замминистра торговли Китая Чжун Шань ранее утверждал, что доля КНР в международной торговле в прошедшем году вырастет с 8,86 до 9 процентов.

Германия, экономика которой сократилась почти на 5 процентов в 2009 году, сейчас медленно выходит из рецессии. Экономика Китая, напротив, резко растет. По прогнозу МВФ, в 2010 году КНР может обойти Японию по росту ВВП и стать второй по размерам экономикой в мире.

 

Комментарий «ЭФГ»: по предварительной оценке, ВВП Китая в 2008 году равнялся примерно 30,06 трлн. юаней (около 4,4 трлн. долларов), а в 2009 году может составить около 33,5 трлн. юаней (рост на 8,2%, данные ГСУ Китая), что по нынешнему курсу примерно равно 4,9-5,0 трлн. долларов.

ВВП Японии, по оценке МВФ, достигал в 2008 году 4,88 трлн. долларов, согласно предварительным оценкам, падение ВВП Японии в 2009 году составило не менее 5 процентов, следовательно, японский ВВП составляет около 4,5 трлн. долларов и уже сейчас меньше китайского.

А если еще учесть, что из американского ВВП, составляющего около 13 трлн. долларов, на долю промышленности приходится всего около 1,5-1,6 трлн. долларов, а в Китае доля промышленности в ВВП, как минимум, не меньше 50 процентов, то есть примерно 2,5 трлн. долларов, то абсолютно не будет преувеличением утверждать, что Китай обошел США по объемам промышленного производства и является ведущей промышленной державой мира.

При этом, правда, нужно учитывать, что население США почти 5 раз меньше китайского. Отсюда, кстати, можно сделать выводы о реальном уровне производительности труда в КНР. Очень грубо и приблизительно - примерно 25-27 процентов от американского.

 

 

30 декабря:

Миллиардеры на эшафоте

Китайский суд приговорил к смертной казни У Ин, самую молодую миллионершу в стране, сообщает Синьхуа. Суд в провинции Чжэцзян признал ее виновной в обмане инвесторов на сумму 384 миллиона юаней (56 миллионов долларов).

 У Ин, родившаяся в крестьянской семье, начала свою деловую деятельность с открытия салона красоты, однако к 2006 году создала холдинг Bense, в который входили ритейлерская сеть, салоны продажи автомобилей и несколько гостиниц.

 К 2007 году У Ин привлекла средства инвесторов под обещание высоких процентов. Эти деньги бизнесвумен истратила на личные нужды, компенсацию операционных издержек собственного бизнеса и возврат привлеченных ранее кредитов.

 В феврале 2007 года У Ин была арестована, а в сентябре 2008 года ей было предъявлено обвинение. Первоначально женщина призналась во всех вменяемых ей преступлениях, однако позже отказалась от собственных слов. Это не помешало суду приговорить ее к высшей мере наказания.

В Китае регулярно выносятся смертные приговоры обвиняемым в коррупции чиновникам, а также бизнесменам, привлеченным за финансовые нарушения. В 2009 году к высшей мере был приговорен бывший глава нефтяной компании Sinopec Чэнь Тунхай. В августе был казнен бывший глава Пекинского аэропорта Ли Пэйин, а в декабре – трейдер-мошенник Ян Яньминь.

 

30 октября: сколько получает работающий китаец?

Опубликованные 27 октября Государственным статистическим управлением данные показывают, что в 2008 году средняя годовая заработная плата наемных работников частных предприятий городов и поселков городского типа по всей стране составляла около 17071 юаня (около 2438 долларов), что соответствует ежемесячной зарплате примерно в 205 долларов.

Это первый выпуск данных по доходам персонала частных предприятий. Статистика показывает, что средняя зарплата вышеуказанной категории граждан в городах и поселках городского типа сравнительно ниже, и соответствует лишь 58,4% от средней заработной платы текущей статистической системы зарплаты.

Соответствующие данные показывают, что в 2008 году общенациональный уровень средней заработной платы служащих и работников городских и поселковых предприятий держался на отметке 29229 юаней (около 4145 долларов в год или примерно 345 долларов в месяц). Среди них средняя годовая зарплата работников и служащих государственных предприятий составляла 31005 юаней, городских и поселковых коллективных хозяйств--18338 юаней, других подразделений --28387 юаней.

 

Комментарий "ЭФГ": При средней зарплате в 345 долларов в месяц, пусть даже 350 (например, средняя зарплата в России в 2008 году равнялась примерно 650 долларов в месяц), китайский потребительский рынок примерно в 2 раза меньше американского (это при том, что китайцев в 4 раза больше), В этой связи не очень понятно, каким образом китайским руководителям, если верить китайской статистике, удалось в 2009 году поднять внутренний потребительский спрос  на 16-17 процентов.

 При этом китайский ВВП вырос за 9 месяцев нынешнего года на 7,7 процента(впрочем, реальность этого роста надо тщательно проверять  с поправкой на особенности китайской статистики, которая иногда учитывает дефлятор, а  иногда "забывает" это делать), из которых 80 процентов пришлось на рост госинвестиций.

 

1 октября: КИТАЙ СТАЛ ЛИДЕРОМ ПО ВКЛАДУ В МИРОВУЮ ЭКОНМИКУ

29 сентября Государственное статистическое управление КНР опубликовало доклад, в котором говорится, что вклад китайской экономики в мировую экономику с 2,3% в 1978 году вырос до 19,2% в 2007 году, по вкладу в рост мировой экономики Китай занимает первое место в мире.

В докладе отмечается, что в 1978 году Китай подтолкнул рост мировой экономики на 0,1 процентных пункта, а в то же время на долю США приходилось 1,7 процентных пункта; в 2007 году, этот показатель в Китае составил 0,7 процентного пункта, что выше, чем в Соединенных Штатах

 

Комментарий "ЭФГ": весьма туманное заявление, оперирующее некими  мало кому понятными переменными: вклад в мировую экономику, "подтолкнул" на 0,7 процента,

 Тем не менее оно отражает растущую мощь Китая в мировой экономике. Согласно более привычным терминам., к примеру объем производимой США (точнее говоря, на территории США) промышленной продукции  равен примерно 1,5 трлн. долларов, в то время как  объем промышленного производства в КНР давно уже превысил 1,8 трлн. долларов. Так что, по объемам  промышленного производства Китай несомненно занимает первое место в мире

 

18 Cентября:

КИТАЙСКИЙ АВТОРЫНОК СТАЛ КРУПНЕЙШИМ В МИРЕ

Продажи автомобилей в Китае по итогам 2009 г. могут вырасти на 28% и достигнуть 12 млн, обогнав рынок США.

Об этом сообщил глава департамента по координации индустриального развития при Национальной комиссии по развитию и реформам Чен Бин, передает агентство "Синьхуа". По его словам, правительственные меры по стимулированию внутреннего автопотребления уже привели к тому, что в первой половине 2009 г. спрос на новые автомобили в КНР увеличился на 17,7% – до 6,1 млн машин.

В США же количество покупаемых автомобилей сокращается. По прогнозам General Motors Co и Ford Motor Co, по итогам года в Америке будет куплено порядка 10,5 млн новых машин.

По данным комитета автопроизводителей Ассоциации европейского бизнеса, продажи новых легковых и легких коммерческих автомобилей (LCV) в России в январе-июле 2009 г. по сравнению с аналогичным периодом 2008 г. сократились на 50% – до 879 тыс. 144.

При этом продажи машин в июле в годовом выражении сократились на 58% – до 115 тыс. 483 штук. В июне сокращение объема продаж легковых автомобилей и легких коммерческих автомобилей (LCV) в годовом выражении составляло 56%.

 

31 августа: ОбВАЛ,

КАК и ГОД НАЗАД

На Шанхайской бирже произошел обвал котировок, которые сегодня рухнули на 6,7 процента. Основной Шахайский индекс упал до 2799. Эксперты сообщают, что в последний раз подобный случай падения был зафиксирован более года назад.

Учитывая масштабы китайской экономики и ее психологическое значение для стабилизации мировой экономики в целом, последствия для мировых рынков могут быть весьма серьезными.

 

16 июля: КАКОВА РЕАЛЬНАЯ ДИНАМИКА КИТАЙСКОГО ВВП, иЛИ

ЧТО ПРОИСХОДИТ С КИТАЙСКОЙ СТАТИСТИКОЙ?

Рост внутреннего валового продукта (ВВП) Китая во II квартале 2009г. составил 7,9% по сравнению с II кварталом 2008г. Об этом сообщило  Национальное бюро статистики КНР. Представленные данные превзошли прогнозы аналитиков, которые полагали, что рост китайской экономики составит 7,5%.

В I квартале рост ВВП КНР составил 6,1% по сравнению с I кварталом 2008г., что стало самым низким ростом за последние 10 лет.

Таким образом,  ВВП Китая в первом полугодии этого года составил 13 трлн. 986,2 млрд. юаней (около 2 трлн. долларов), что на 7,1% больше по сравнению с тем же периодом прошлого года, сообщает "Жэньминь жибао" со ссылкой на главный статистический орган Китая (в первом полугодии 2008 года китайский ВВП составлял 13,05 трлн. юаней). 

 

Комментарий "ЭФГ": можно было бы только порадоваться за успехи китайской экономики, если бы не несколько существенных "но".

 Дело в том, что 31 января 2008 года то же самое Госстатуправление Китая сообщало, что в 2008 году ВВП Китая составил 30 трлн. 67 млрд. юаней (4 трлн. 421 млрд. долларов), при этом годовой рост составил 9% (см. заметку в нашей хронике от 31 января).

Во втором полугодии 2008 года, согласно китайскому Госстату, темы роста китайской экономики резко упали – с 10,4 до 7,6 процента. Уже одно это обстоятельство способно вызвать некоторые сомнения по поводу достоверности китайской статистики, ибо, согласно ей же, во втором полугодии 2008 года ВВП Китая был (без учета инфляции) больше, чем в первом, примерно на 3,8 трлн. юаней, то есть примерно на 29 процентов (16,9 трлн. юаней против 13,1 трлн. юаней).

(В данном тексте выражение "без учета инфляции" означает, что ВВП разных периодов сравнивается в текущих ценах соответствующих периодов, а выражение "с учетом инфляции" означает, что из текущей цифры роста изымается инфляционная составляющая. То есть, если совсем на пальцах, ВВП вырос со 100 до 120, а инфляция составила 15 процентов, и реальный рост ВВП "без учета инфляции" оценивается в 20 процентов, а "с учетом инфляции", как обычно и поступают статистические ведомства, очищая рост ВВП от инфляционной составляющей, – в 5 процентов, а не в 20. Однако в КНР к решению проблемы дефлятора, видимо, подходят как-то по-иному. Творчески, значит...)

Объем ВВП первого полугодия 2009 года действительно превосходит объем первого полугодия 2008 года на 7,1 процента (13,98/13,05 =1,0 712).

Однако за период с июня 2008 года по июнь 2009 года инфляция в Китае, даже с учетом начавшейся дефляции, составила около 4 процентов.

Если пересчитать данные за первое полугодие с учетом четырехпроцентной инфляции, то китайский ВВП в первом полугодии 2009 года вырос всего на 2,9 процента.

Пойдем дальше. Безусловно, в стабильно растущей экономике каждое последующее полугодие всегда, грубо говоря, больше предыдущего. Это как бы выглядит достаточно логичным –  рост ведь непрерывен. Опять же инфляция добавляет свои процентики...

Например, российский ВВП в первом полугодии 2008 года был равен 19,8 трлн. рублей, в то время как  во втором полугодии 2007 года –  около 18,6 трлн. рублей. Это означает, что если из номинального роста, равного примерно 6,5 процента, вычесть примерно 6-процентную ( за период) инфляцию, то в общем имеем более или менее нормальную картину для растущей экономики.

Хотя, конечно, проблема выбора базы отсчета всегда делает первое полугодие несколько статистически более ущербным.

Однако в китайской экономике и особенно в статистике дело обстоит, как мы ниже увидим, отнюдь не так просто. Например, существуют прямо-таки завораживающие разрывы в объемах между вторым и первым полугодиями каждого года.

К примеру, для того чтобы годовой рост китайского ВВП был таким, каким его желает видеть китайский Госстат (около 8 процентов), ВВП второго полугодия 2009 года (без учета инфляции) должен составить 18,2 трлн. юаней, то есть на 30 процентов больше, чем в первом полугодии 2009 года. При продолжающих падать экспорте и профиците внешней торговли и начавшейся дефляции это маловероятно, при всем, как говорится, уважении.

Хотя  как раз здесь и начинается "китайская специфика". Про превышение второго полугодия 2008 года над первым в 29 процентов (учтите - в период разгара кризиса) мы уже упомянули в начале комментария, однако оказывается, что и в 2007 году картина была аналогичной. В первом полугодии 2007 года китайский ВВП составил 10,7 трлн. юаней, а годовой –  24,7 трлн. юаней. Из этого следует, что во втором полугодии 2007 ВВП  достиг 14 трлн. юаней, что на 30 процентов больше (без учета инфляции, которая в 2007 году в Китае составляла 5 процентов).

Предположим, для китайской экономики в период ее роста среднее превышение второго полугодия над первым в 30 процентов (без учета инфляции) представляло собой вроде бы обычное явление. Так сказать, норму. Это, безусловно, во многом вопрос выбора базы отсчета и нормировки по году, но всё же как-то оно...

Впрочем, пусть так, доверимся Госстату Китая.

 Если же совершить обратный пересчет китайского ВВП, исходя из китайских же статистических данных за 31 января 2008 года, то странностей и нестыковок будет еще больше.

 Потому что тогда получается, что в первом полугодии 2009 года по отношению ко второму полугодию 2008 года стабильно вроде бы растущая (по утверждению китайских руководителей и статистических органов) китайская экономика сократилась аж на 17,2 процента (14 трлн. юаней против 16,9 трлн. юаней). И это без учета инфляции, которая в 2008 году в Китае достигла 5,9 процента!

Обратимся к более ранним периодам и обнаружим, что ВВП следующего за вторым полугодием 2007 года (ВВП –  около 14 трлн. юаней) первого полугодия 2008 года составил около 13,1 трлн. юаней –  всего на 6,4 процента меньше (без учета инфляции).

Аналогичным образом ВВП Китая за первое полугодие 2007 года (10,7 трлн. юаней) меньше показателя второго полугодия 2006 года (примерно 11,7 трлн. юаней) на 7,5 процента (без учета инфляции).

Иными словами, в период роста первое полугодие каждого года было меньше второго полугодия предыдущего года в среднем на 7 процентов (без учета инфляции).

Вроде бы тоже какая-то загадочная статистическая закономерность присутствует, некое, так сказать, подобие нормы.

Cтало быть, в первом полугодии 2009 года показатель по отношению к предыдущему полугодию был в среднем хуже  нормы на 10–11 процентов ( -7 и -17), то бишь хуже, чем в первом полугодии 2008 или 2007 года.

Не спасает даже начавшаяся в КНР дефляция, на которую с большими натяжками пока можно списать, ну, 2-3 процента, –  увы, остаются еще 7-8 процентов неизвестно откуда взявшегося падения.

Именно эта цифра и является подлинным свидетельством допускаемых китайской статистикой, мягко говоря, вольностей при обращении с выбором базы и факторами оценки, вытекающими из инфляционной динамики.

 Из всего этого обилия цифр, в частности, следует, что по сравнению с периодом экономического роста китайская экономика развивается, как минимум, на 7-8 процентов хуже, чем в первом полугодии 2008 или 2007 года (когда имел место рост в 10,4 процента), что означает на самом деле ту же самую цифру реального роста ВВП, которая была выведена выше из анализа роста китайского ВВП с учетом годовой инфляции, –  около 2,5–3 процентов.

Если говорить об оценке ВВП за весь 2009 год, то здесь усложняющим оценку гипотетической годовой величины ВВП фактором следует считать то обстоятельство, что в настоящее время (с марта 2009 года) в Китае имеет место дефляция в 1,6 процента, и это не может не сказаться на окончательной оценке величины годового ВВП.

Как мы видели, инфляционная компонента в ВВП первого полугодия составляла 4 процента. Если этой компоненты во втором полугодии не будет (то есть, если дефляция продолжится, тем более, если она усилится), то китайским статистикам придется сильно попотеть, чтобы вывести 8 процентов роста. С учетом дефляции реальный годовой рост китайского ВВП (даже с учетом рассмотренных выше "полугодовых" особенностей китайской статистики и достаточно вольного обращения с базой отсчета) может и вовсе составить 2 процента.

Дополнительные сомнения вызывают данные по китайской внешней торговле. В 2008 года профицит внешнеторгового баланса составил примерно 326 млрд. долларов. В первом полугодии 2009 года он, как ни крути, вряд ли превысил 120 млрд. долларов, что в годовом исчислении означает сокращение на 70–80 млрд. долларов, то есть сокращение ВВП только за счет фактора внешней торговли не менее чем на 1,5 процента.

Иными словами, что-то не то в китайской статистике.

 

     16 июня: КИТАЙ ПОКАЗЫВАЕТ,

КТО В ШОС ХОЗЯИН

Китай принял решение предоставить Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) кредит в размере 10 млрд долл. Об этом сообщил председатель КНР Ху Цзиньтао на пленарном заседании ШОС в Екатеринбурге.

Китайский руководитель добавил, что таким образом его страна вносит свою лепту в работу организации по стабилизации экономической обстановки на пространстве ШОС. "Китай будет строго выполнять свои обязательства по поддержке двусторонних и многосторонних проектов в рамках ШОС", - отметил Ху Цзиньтао.

Председатель КНР добавил, что предоставляемые средства направляются, в первую очередь, именно на реализацию таких проектов.

Кроме того, Ху Цзиньтао отметил продолжение позитивного экономического развития китайской экономики, несмотря на влияние кризисных явлений. "Основные положительные тенденции остаются неизменными", - сказал глава КНР. Он подчеркнул, что эта тенденция окажет хорошее влияние на экономики всех стран на пространстве ШОС и региона в целом.

Комментарий "ЭФГ": помощник Д. Медведева по экономическим вопросам Аркадий Дворкович поспешил заявить, что наша страна не будет пользоваться китайским кредитом. Увы, это всего лишь попытка сохранить лицо.

Китай будет доминировать в ШОС, и российским политикам вряд ли стоит обманывать самих себя на этот счет. Даже в самом факте 10-миллиардного кредита скрыта несравнимость нынешних возможностей КНР и РФ.

Для РФ 10 миллиардов долларов  - это в нынешних условиях достаточно серьезная сумма, для КНР - безделица, которой китайская экономика и китайские финансы даже и не заметят.

 

 

12 МАЯ: китайский экспорт

вновь упал

 

Объем китайского экспорта в апреле вновь упал – на 22,6% по сравнению с аналогичным периодом годом ранее – до 91,94 млрд долл. Импорт в КНР снизился на 23% – до 78,8 млрд долл. Профицит торгового баланса Китая в апреле 2009 г. составил 13,14 млрд долл., передает "Синьхуа" со ссылкой на Главное таможенное управление страны.

Китайское информагентство не приводит процентных изменений торгового профицита, однако известно, что в марте с.г. он составлял 18,56 млрд долл., а в апреле 2008 г. – 16,67 млрд долл. Таким образом, в годовом исчислении профицит торгового баланса КНР в апреле 2009 г. сократился на 21,2%.

Китайские экспорт и импорт снижаются в годовом исчислении уже 6 месяцев подряд. Здесь главное даже не весьма значимое само по себе снижение китайского экспорта, а то обстоятельство, что одновременно с экспортом китайское руководство адекватно и даже опережающими темпами снижает импорт.

Мы уже много раз писали о том, что снижение китайского импорта в силу некоторых особенностей китайской экономики означает, что значительная часть китайской промышленности (прежде всего филиалы крупных транснациональных корпораций, работающих в Китае), которая обеспечивается комплектующими из-за рубежа, будет вынуждена либо сократить, либо вообще свернуть производство. По нашим оценкам, сокращение китайского импорта на 22–25 процентов будет означать сокращение китайского промышленного производства на 4–5 процентов.

Что касается падения экспорта, то, конечно, оно влияет на мировую экономику двояко. С одной стороны, имея следствием уменьшение производства в самом Китае, снижение китайского экспорта влияет на динамику негативно.

С другой стороны, снижение китайского экспорта в другие страны вроде бы означает увеличение возможностей для производителей других стран занять высвобождающиеся рынки. Однако это скорее иллюзия, чем реальность. Себестоимость китайских товаров, а следовательно и их цена, в предельном случае настолько ниже себестоимости товаров, производимых, например, в США или европейских странах, что заполнить эту нишу конкурентам вряд ли удастся.

Конечно, китайское руководство сейчас делает всё возможное, чтобы повысить внутренний спрос. Однако, как и большинство руководителей, китайцы, видимо, переоценивают свои собственные успехи в деле поднятия благосостояния собственного народа, а следовательно, переоценивают реальную покупательную способность среднего китайца. Из этой возможной переоценки могут возникнуть вполне реальные и масштабные макроэкономические последствия.

Как бы то ни было, если сложившиеся в первые четыре месяца 2009 года тенденции сохранятся, то объем китайского экспорта снизится с 1,42 трлн. долларов до 0,96 трлн. долларов.

При всем при том Китай остается наиболее стабильной и продолжающей поступательное экономическое развитие державой в мире.

 

 

 

27 АПРЕЛЯ: МИР С НАДЕЖДОЙ СЛЕДИТ ЗА СОциалистическим КИТАЕМ

 

Происходящие в Китае события сейчас становятся объектом пристального внимания экономических экспертов и международных организаций. Неудивительно: китайский реальный сектор (промышленное производство), видимо, уже первый в мире по объемам. Поэтому если финансовый чих в Вашингтоне отзывается сильнейшим банковским насморком на всей планете, то простуда китайской промышленности может привести к длительному воспалению легких.

А сведения приходят из Китая весьма разнообразные: от сверхоптимистических до весьма тревожных.

 Понятно, что пекинские чиновники заявляют об улучшении ситуации и преодолении кризиса, – они всегда и во всех странах, от Вашингтона до Москвы и Токио, обязаны действовать так, а не иначе.

 Правда, вот в Китае практически нет свободной прессы, которая могла подвергать высказывания чиновников сомнению, как, впрочем, и реальных оппозиционных партий, обладающих собственными оценками ситуации. Поэтому истина по поводу китайских данных может быть получена только путем сопоставления и длительного анализа.

Итак, рост промышленного производства КНР составил в первом квартале 5,1 процента. Для любой другой страны это было бы шикарным достижением, особенно в условиях кризиса. Однако же для Китая, где год назад квартальные темпы роста составляли 12,7 процента, нынешняя цифра означает серьезные проблемы в социально-демографической сфере. В силу имеющихся демографических проблем минимальные устраивающие Китай темпы роста экономики – 5 процентов.

Далее. Очень непростая ситуация с китайским экспортом. Спад его объема в целом составил 19,7 процента по сравнению с аналогичным периодом истекшего года. Эта цифра нуждается в уточнении, ибо статистические источники Китая, как, впрочем, и других стран, имеют тенденцию к «корректировке» показателей в нужную сторону. Хотя бы потому, что в отраслях наиболее экспортно-ориентированных цифра спада, по данным самих же китайцев, куда масштабнее.

Так, например, по последним данным китайской таможни, в первом квартале этого года экспорт стального проката из Китая составил 5,14 млн тонн, что на 54,9 процента меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года. При этом экспорт в марте составил 1,67 млн тонн, импорт – 1,27 млн тонн, ввоз биллета – 460 тыс. тонн. Таким образом, в марте импорт металлургической продукции в Китае превысил ее экспорт на 60 тыс. тонн.
В прошлом году как по производству, так и по экспорту металлургической продукции Китай занял первое место в мире. За период с начала текущего года цены на стальной прокат отечественного производства постоянно держались на низком уровне и равнялись уровню 1994 года. Вместе с тем избыточные мощности по производству металлургической продукции оцениваются в стране в 160 млн. тонн (цит. по «Жэньминь Жибао», электронная версия).

Особое внимание обращает на себя резкий спад экспорта отраслей, производящих трудоемкую продукцию. Объем (денежный) экспорта продукции такого рода в первом квартале сократился на 25 процентов (оценка) против соответствующего показателя 2008 года.

Экспорт автомобилей из Китая, который является третьей автомобилепроизводящей (в 2008 году произведено более 10 млн. автомобилей) державой мира, упал на 29–32 процента (экстраполяционная оценка по двум первым месяцам 2009 года).

В первом квартале текущего года Китай экспортировал 8,37 млн. цветных телевизоров, что на 14,9 процента меньше прошлогоднего показателя за аналогичный период.

При этом согласно докладу, опубликованному Китайской ассоциацией телевизионной промышленности, общий объем экспорта достиг 1,67 млрд. долл., снизившись на 18,4 процента.

 Расхождение в цифрах падения между натуральным и ценовым показателями (почти 4 процента) свидетельствует о том, что китайские производители пытаются удержать рынки за счет снижения цен (судя по всему, не менее чем на 10 процентов).

За первый квартал 2009 года в Китае было произведено 17,34 млн. цветных телевизоров (первое место в мире), что на 9,2 процента меньше показателя годичной давности.

 Иными словами, китайская экономика испытывает колоссальные перегрузки в связи с резким сокращением экспорта, что влияет на промышленность КНР двояко.

Во-первых, происходит резкое сокращение валютных поступлений, что для Китая, имеющего огромные валютные резервы, чувствительно, но не более того. (Хотя, впрочем, с какой стороны посмотреть. Китайские компании брали западные кредиты не хуже российских. По данным финансовой группы ING, совокупный внешний долг КНР, государства и корпораций, достигает 2,1 трлн. долларов, то есть примерно равен объему международных валютных резервов КНР.)

Снижение занятости на простаивающих предприятиях – это проблема намного серьезнее. Не так уж стабильно китайское общество.

 Тем не менее пока прогноз на ситуацию в КНР благоприятный, хотя замедление экономики будет продолжаться, а темпы роста промышленного производства могут упасть и до 2–3 процентов.

 

14 апреля: Пекин пытается форсировать экономический рост

 

Китайские власти пытаются форсировать экономический рост.  С этой целью,  согласно директивам политического руководства, китайские банки получили распоряжение расширить кредитование реального сектора и потребительского спроса.  В условиях директивного управления экономикой эта мера сработала в высшей мере быстро и эффективно - только за один март месяц банки выдали 270 млрд. долларов.

 Это немедленно выразилось в заметном улучшении макроэкономических показателей.

Рост промышленного производства в марте составил не менее 8,5 процента (это при том, что в январе-феврале рост промышленного производства в годовом сопоставлении составил около 3,8 процента).

  В результате китайский ВВП за первый квартал вырос на 6 процентов, что, конечно, заметно хуже, чем в соответствующем периоде прошлого года (около 12 процентов), но заметно лучше, чем в других крупных экономиках.

 Одновременно Китаю, похоже, удалось снова навязывать своим внешнеторговым партнерам агрессивную внешнеторговую стратегию. Экспорт, упавший в январе-феврале почти на 40 процентов, в марте  заметно подрос.

 Так, согласно данным, опубликованным 10 апреля Главным таможенным управлением КНР, в марте текущего года в Китае внешнеторговый оборот составил 162,02 млрд. долларов США, сократившись на 20,9 процента по сравнению с тем же месяцем прошлого года. Темпы падения были на 6,3 процентного пункта ниже, чем в предыдущем месяце.

В том числе экспорт составил 90,29 млрд. долларов США при снижении на 17,1 процента, импорт -- 71,73 млрд долларов США (сокращение на 25,1 процента). Темпы спада оказались на 4 и 9,1 процента ниже соответственно. Объем торгового активного сальдо составил 18,56 млрд. долл США (прирост на 41,2 процента).

В целом принятые макроэкономические меры можно оценить как весьма грамотные и своевременные. Не очень, впрочем, понятно, как КНР собирается теперь решать две проблемы. При сокращении экспорта на 17,1 и росте промышленного производства на 8,5 процента, внутренний спрос должен скачкообразно увеличиться, как минимум, на 15 процентов, что, вообще говоря, маловероятно. Если же данный рост все же имел место за счет выдачи огромного количества кредитов, то через какое-то время перед Китаем встанет, во-первых, проблема их своевременного возврата, а во-вторых, всё-таки проблема реализации произведенной продукции, ибо покупательная способность в Китае и в странах, импортирующих китайскую продукцию (США, ЕС, Япония), различается достаточно сильно.

            8 апреля: тревожные данные

о китайском экспорте

Появившаяся информация о динамике китайского экспорта в феврале 2009 года не может не наводить на серьезные размышления.

Так, по последним данным Главного таможенного управления КНР, в январе-феврале этого года экспорт автомобилей из Китая составил 40 тыс. единиц, что на 61,7 процента меньше по сравнению с тем же периодом прошлого года. При  этом в феврале  снижение составило 66 процентов.

Согласно тому же источнику, в январе-феврале китайский экспорт текстиля и одежды сократился на 14,5 процента по сравнению с соответствующим периодом прошлого года. В  феврале снижение достигло 35,1 процента.

 Иными словами, общее снижение объема китайского экспорта в феврале 2009 года можно оценить (учитывая резкое падение спроса на мировых рынках на черные и цветные металлы, составляющие значительную часть китайского экспорта, а  также неопределенную ситуацию в секторе электроники) примерно в 40-45 процентов. Это означает, что при сохранении имеющихся тенденций китайский экспорт в 2009 году может снизиться  с 1,4 трлн. долларов до 840 млрд. долларов, что при соответствующем падении импорта с 1,1 до 0,8 трлн. долларов (китайское руководство пока из соображений престижа пытается сохранять активное сальдо внешнеторгового баланса) неизбежно выразится в сокращении объемов китайского промышленного производства на  не менее чем  10-15 процентов.

 А это, в свою очередь, означает, что реальный сектор китайской экономики, бывший одним из главных локомотивов экономики мировой, начал серьезно "пробуксовывать".

 

9 марта: Китай останется однопартийным

Китай никогда не станет копировать политическую систему западных стран, заявил председатель постоянного комитета Всекитайского собрания народных представителей (ВСНП) У Банго на проходящем в Пекине ежегодном заседании ВСНП, передает Associated Press.

В своем выступлении перед депутатами У Банго подчеркнул, что однопартийная коммунистическая система для Китая лучше, чем многопартийная платформа западного образца. Он также указал, что в Китае никогда не будет такой системы, при которой власть принадлежит "нескольким партиям, сменяющим друг друга". Кроме того, по его словам в стране никогда не произойдет разделения на законодательную, исполнительную и судебную ветви власти.

 

8 марта: плановый оптимизм

Проходящая в Пекине вторая сессия   Всекитайского собрания народных представителей (китайский аналог съезда народных депутатов в СССР  в конце 80-х годов) одиннадцатого созыва уделила особое внимание проблемам развития экономики в условиях финансового кризиса.

Одним из центральных пунктов повестки дня стало выступление премьер-министра КНР Вэнь Цзибао, посвященное экономическим проблемам.

Как сообщает "Жэньминь Жибао", в числе главных достижений 2008 года  премьер выделил ровный и относительно быстрый рост национальной экономики, всестороннюю активизацию социального строительства, в центре которого находится улучшение жизни народа и дальнейшее продвижение страны в политике реформ и открытости.

Говоря о плане на нынешний год, он отметил, что главные предполагаемые показатели по социально-экономическому развитию будут следующими: ВВП вырастет примерно на 8 процентов, значительно оптимизируется структура экономики; занятость в городах и поселках городского типа увеличится более чем на 9 млн. человек, коэффициент зарегистрированной здесь безработицы останется в пределах 4,6 процента; доходы городского и сельского населения будут стабильно расти; общий уровень роста потребительских цен составит около 4 процентов; по-прежнему будет улучшаться платежный баланс.

 

Комментарий "ЭФГ":  выступление премьер-министра Китая прозвучало резким диссонансом по отношению к пессимистическим прогнозам  по поводу перспектив мировой экономики, которые  в настоящее время преобладают.

 Большинство экспертов предсказывают нулевой рост или небольшой спад мирового ВВП в 2009 году, хотя существуют и гораздо более пессимистические оценки, прогнозирующие  падение мирового ВВП до 8-10 процентов.

Без всякого сомнения, китайская экономика - одна из самых устойчивых в мире. Колоссальные размеры её реального сектора (возможно, крупнейшего в мире)  и огромные золотовалютные резервы позволяют Китаю достаточно оптимистически смотреть в будущее.

Тем не менее, в китайской экономике существуют несколько весьма уязвимых мест, о которых мы уже неоднократно писали.

 Очень вероятно, что китайский экспорт в 2009 году упадет на 25-35 процентов. Это связано как с мировым кризисом, так и с ростом курса юаня  по отношению к доллару (за последний год - около 8 процентов).

 С учетом специфики организации некоторых отраслей китайской промышленности, которые  целиком зависят от внутрифирменного оборота  крупнейших транснациональных корпораций, это  означает, что  экспорт может упасть до 1 млрд. долларов.

 Китайское руководство, учитывая эту угрозу или, возможно, руководствуясь соображениями престижа, резко сократило импорт в попытке удержать активное сальдо внешнеторгового баланса на уроне 35-40 млрд. долларов в месяц. Однако для того, чтобы в складывающейся ситуации достичь данной цели, импорт должен упасть примерно до 50-60 млрд. долларов в месяц, или примерно 600-700 млрд. долларов в год.

Учитывая, что импорт по внутрифирменному обороту только в машиностроительной сфере  составил в 2008 году около 550 млрд. долларов, понятно, что такое падение импорта нанесет самый серьезный удар по китайской обрабатывающей промышленности.

 В результате падение ВВП за счет фактора внешней торговли может составить не менее 300-400 млрд. долларов, или от 7 до 9 процентов нынешнего китайского ВВП (около 4,4 трлн. долларов).

Маловероятно,   что за счет  внутренних факторов китайская экономка сумеет восполнить такую потерю.

Кроме того,  снижение импорта означает не только удержание активного сальдо внешнеторгового оборота,  но и  весьма существенное снижение налоговых поступлений в бюджет.

Отнюдь не случайно, что весьма значительное место в своем докладе премьер Вэнь Цзибао уделил проблеме  растущего дефицита бюджета КНР. Вот что он, по информации "Жэнминь Жибао", сказал:  "В 2009 году финансовый дефицит Китая увеличится до 950 млрд. юаней (около 140 млрд. долларов)". Это составляет примерно 3 процента от ВВП страны. И  это наивысший уровень финансового дефицита страны за 60 лет после провозглашения КНР. При этом в 2008 году дефицит  составил лишь 180 млрд. юаней, или чуть более 22 млрд. долларов (иными словами,  пятикратный рост).

Казалось бы, в условиях колоссальных международных резервов КНР (около 1,9 трлн. долларов)  такой дефицит  не представляется значимой угрозой.

Это действительно так, если говорить о 2009 годе. 

Однако значительная часть этих самых резервов (не менее 1 трлн. долларов, оценка) номинирована в ценных бумагах США, то есть является не слишком (это мягко говоря) ликвидной. Во всяком случае, дыры в китайском бюджете с помощью  казначейских обязательств США  закрыть не удастся - придется тратить валютные накопления, причем реальный объем расходов,  скорее всего, превысит заявленный размер дефицита.

И 2010 год Китай может встретить с  500 млрд. долларов реальных валютных резервов и дефицитом бюджета в 350-400 млрд. долларов.

 

11 февраля: обвал,

как и было предсказано

Объем импорта в Китай в январе 2009 г. упал на 43,1% в годовом исчислении. Такие данные сегодня обнародовало китайское правительство. При этом объем экспорта в январе 2009 г. по сравнению с январем 2008 г. упал на 17,5%, что является самым значительным снижением этого показателя с октября 1998 г. В то же время профицит торгового баланса Китая по итогам января составил 39,1 млрд долл., незначительно увеличившись по сравнению с показателем декабря 2008 г. (39 млрд долл.), передает Associated Press.

Из статистических данных, опубликованных 15 февраля прошлого года Главным таможенным управлением КНР, следует, что общий объем внешнеторгового товарооборота Китая за январь 2008 года составил 199,83 млрд. долл. США. В частности, объем экспорта составил 109,66 млрд. долл. с приростом на 26,7%, объем импорта – 90,17 млрд. долл. при увеличении на 27,6%, объем активного сальдо торгового баланса за январь – 19,49 млрд. долл.

Объем импорта и экспорта в области обычной торговли за январь составил 97,55 млрд. долл. (рост на 37,2%); в области торговли по переработке давальческих материалов – 81,85 млрд. долл. (рост на 15,8%). Таким образом, в январе 2009 года экспорт Китая снизился до 91,6 млрд. долларов, а импорт – до 62,2 млрд. долларов. Объем внешнеторгового оборота Китая в январе составил примерно 154 млрд. долларов, в то время как еще в ноябре 2008 года он составлял около 190 млрд. долларов. Снижение января по ноябрю составило 29%, при этом снижение в области торговли по переработке давальческих материалов – не менее 15%.

  Комментарий "ЭФГ": Особое внимание при анализе показателей китайской внешней торговли следует обратить на строчку об объемах внешней торговли в части так называемого давальческого сырья (в России в 90-х годах это называлось "толлинговые схемы" и применялось прежде всего при производстве алюминия). Этот вид внешней торговли Китая на самом деле представляет собой часть внутрифирменного оборота крупнейших мировых корпораций, преимущественно американских, и, вообще говоря, по теории, должен входить составной частью не только в китайский ВВП, но и в американский ВНП.

Но дело даже не в этом, а в том, что сокращение импорта в части давальческого сырья означает, что пропорционально будет сокращаться и объем промышленного производства в Китае. Просто в силу того, что не менее 35 процентов китайского промышленного производства – это обработка давальческих материалов, и если ввоз давальческих материалов снижается, то промышленности просто не на чем будет работать. Иными словами, вполне вероятно, что в промышленном секторе Китая в феврале будет иметь место спад в размере 3–4 процентов.

"ЭФГ" впервые предсказала очень значительное сокращение китайского экспорта еще в сентябре-октябре 2008 года.

 

31 января:

ВВП Китая достиг 4,4 трлн. долларов

В 2008 году ВВП Китая составил 30 трлн. 67 млрд. юаней (4 трлн. 421 млрд. долларов), при этом рост составил 9%. Об этом  22 января сообщило Государственное статистическое управление КНР. По данным Госстатуправления, в первом квартале года экономический рост страны ускорился в годовом исчислении на 10,6%, во втором - на 10,1%, в третьем - на 9%, в четвертом - на 6,8%.

 По итогам года объем внешней торговли Китая достиг 2, 562 триллиона долларов, что на 17,8% выше, чем в 2007 году. Из них объем экспорта достиг 1, 429 триллиона долларов, что на 17,2% больше, чем в 2007 году. Импорт вырос на 18,5% и достиг 1,1331 триллиона долларов. Госстатуправление также отметило "быстрый рост и совершенствование структуры капиталовложений". Всего в течение 2008 года в объекты инфраструктуры было инвестировано 17 трлн.  229,1 млрд. юаней (2 трлн. 534 млрд. долларов), что превысило показатель 2007 года на 25,5%.

Однако в Пекине также сообщили, что "в настоящее время мировой финансовый кризис продолжает углубляться и распространяться, его влияние на экономику страны сохраняется".

 

Комментарий "ЭФГ": Если ВВП Японии в 2008 году (около 4,4 трлн. долларов - 2007 год) сократился или, как минимум, не увеличился, то Китай уже вышел или в самые ближайшие месяцы выйдет на второе место в мире по размерам экономики.

 Если же учесть, что из американского ВВП в 13,8 трлн. долларов примерно 5-6 триллионов составляют финансовые услуги, в частности, финансовые операции, связанные с ипотекой, эфемерность которых во всей красе продемонстрировал ушедший год,  то реальный разрыв между экономиками США и Китая совсем не так уж и велик. Тем более что, по предварительным данным, ВВП США в 2009 году сократится на 3-4% , при этом уже имело место сокращение на 3,8% только в четвертом квартале  2008 года (это без учета увеличения товарных запасов, если же отбросить затоваренные американские склады, то ВВП США сократился на 5,4%).

 

 

 

 

14 января: Китай является третьей экономической державой мира

Китайская экономика стала третьей по величине в мире, обойдя германскую. Таковы результаты пересчета ВВП КНР за 2007 год, проведенного статистическими службами страны, сообщает Bloomberg. По новым данным, экономический рост в Китае в 2007 году составил 13 процентов вместо объявленных ранее 11,9 процента, и, таким образом, ВВП в указанном году достиг 25,73 триллиона юаней. По среднему за год курсу это составляет 3,38 триллиона долларов, что на 60 миллиардов больше, чем в том же году в Германии. Официальные данные за 2008 год будут опубликованы на следующей неделе. Ожидается, что темпы роста в Китае существенно упадут по сравнению с предыдущим годом. В третьем квартале рост составил всего 9 процентов, что является наихудшим показателем за последние пять лет, а в четвертом квартале, по прогнозам аналитиков, он может упасть до 6,8 процента. Тем не менее, показатели роста ВВП КНР останутся самыми высокими среди крупнейших мировых экономик.

С момента прихода к власти Дэна Сяопина в 1978 году и либерализации экономической политики ВВП Китая вырос в 70 раз, а в 2005 году Китай обошел в списке крупнейших экономик мира Великобританию и Францию.

По итогам 2007 года мировым лидером по объему ВВП являлись США (13,84 триллиона долларов), на втором месте шла Япония (4,38 триллиона). В десятку лидеров также входят Китай, Германия, Великобритания, Франция, Италия, Испания, Россия и Индия.

Стоит отметить, что вышеуказанные данные считаются по текущему обменному курсу. В то же время многие специалисты предпочитают для сравнения экономик разных стран считать ВВП по паритету покупательной способности (ППС), при котором учитывается разница в ценах. По данному показателю Китай уже несколько лет идет на втором месте со значительным отрывом от занимающей третью позицию Японии, сообщает Lenta.ru.

 

Комментарий "ЭФГ": как справедливо заметил А. П. Проскурин, в нынешней экономике показателя ВВП недостаточно, обязательно необходимо считать Валовой Национальный Продукт.

Только в этом случае можно понять, что является в действительности энергией внутреннего китайского роста, а  что фактором, связанным с тем, что многие национальные корпорации перенесли в Китай свои сборочные, вредные и иные производства.

 

 

12 декабря: экспорт из Поднебесной все-таки "рухнул"

 

В ноябре объем экспорта китайских товаров сократился по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, свидетельствуют статистические данные. Такое явление наблюдается впервые с 2001 года.

Одновременно с этим в КНР отмечен рекордно высокий активный торговый баланс за месяц в размере 40,1 млрд. долларов за счет того, что объемы импорта снизились гораздо больше, чем объемы экспорта.

Китайский экспорт сократился на 2,2% по сравнению с прошлым годом, а импорт – на 17,9%.

"Это только начало. Объемы экспорта и импорта будут продолжать снижаться в ближайшие месяцы, возможно до июня будущего года", – заявил сотрудник пекинского отделения компании Southwest Securities Чжуан Шиюань.

Активный годовой торговый баланс на конец ноября вырос до 278,7 млрд. долларов, в то время как на конец октября этот же показатель составлял 265 млрд. долларов, сообщает Info.ru.

 Комментарий "ЭФГ": Что ж... Теперь становится в общем понятно, как Китай собирается бороться с падением своего экспорта.

Итак, год назад в ноябре Китай экспортировал продукции и услуг примерно на 117 млрд. долларов, импортировал – примерно на 90 млрд. долларов. В ноябре нынешнего года экспорт составил около 115 млрд. долларов, импорт – около 75 млрд. долларов. Таким образом, несмотря на падение экспорта, положительное сальдо внешнеторгового баланса в годовом исчислении увеличилось почти на 48 процентов. В 2007 году экспорт из КНР составил около 1,2 трлн. долларов, импорт – около 960 млрд. долларов. В этом году за 11 месяцев экспорт уже составил более 1,3 трлн. долларов, а импорт вырос до 1,02 трлн. долларов.

 Следует заметить, что при оценке макроэкономических параметров КНР следует быть достаточно осторожными. Так, например, существующий разброс при оценке величины китайского ВВП за 2007 год составляет более 100 процентов: от 2,6 трлн. долларов до 3,3 и даже 5,1 трлн. долларов. При этом китайское руководство (не в последнюю очередь из-за политических и идеологических соображений) утверждает, что ВВП Китая при его пересчете через паритет покупательной способности национальной валюты в 2007 году уже превзошел американский, составив более 13,8 трлн. долларов.

 Аналогичным образом следует относиться и к оценкам внешнеторгового оборота. Оба предостережения имеют своей причиной то обстоятельство, что в Китае значительная часть промышленного производства и торговли происходит по схемам внутрифирменного учета и оборота крупных мировых корпораций, многие из которых перевели свое производство в Китай.

Представляется, что реалистическая оценка китайского ВВП в 2008 году может колебаться от 2,9 до 3,6 трлн. долларов.

В этом смысле сальдо внешнеторгового баланса может составлять от 8 до 14 процентов от ВВП, а экспорт – от 36 до 48 процентов.

Впрочем, как бы то ни было, похоже, что китайское руководство собирается уменьшать импорт таким образом, чтобы положительное сальдо торгового баланса хотя бы не уменьшалось.

При этом определенный интерес представляет собой структура китайского экспорта. Так, в 2007 году примерно половина экспорта (около 660 млрд. долларов) приходилась на продукцию машиностроения, при этом значительная часть этого объема производилась на предприятиях дочерних фирм мировых ТНК.

 Одновременно значительная часть импорта Китая (около 500 млрд. долларов, 2007 год) также представляла собой импорт машин и оборудования. (Согласно имеющимся оценкам, примерно 50 процентов китайского экспорта производится на предприятиях, принадлежащих нерезидентам или таким предприятиям, на которых влияние нерезидентов является доминирующим; примерно такую же долю указанная категория предприятий представляет собой и в импорте.)

При этом если Китай попытается серьезно снизить импорт этой группы товаров, то у него в силу вышеизложенного фактора ТНК возникнут большие проблемы с машиностроительным экспортом, ибо в значительной своей части китайское экспортное машиностроение – это сборка, пусть и не всегда отверточная. Лишившись необходимых комплектующих, которые в Китае не производятся, можно очень серьезно застопорить всю технологическую цепочку. Поэтому импорт в этом сегменте Китай уменьшить не может. Затруднено снижение импорта по группе некоторых сырьевых товаров и по группе продовольствия.

Остается только нефть. Китай в этом году закупит на мировых рынках около 180–220 млн. тонн, что по ценам этого года означает, что он потратит на эти цели не менее 170 млрд. долларов (около 18 процентов импорта). Предполагаемое в следующем году снижение среднегодовых цен на нефть вдвое означает для Китая экономию "всего" примерно в 80–90 млрд. долларов (чуть меньше 10 процентов от импорта).

В этом смысле не следует преувеличивать роль "нефтяного" фактора в экономике Китая. Для него гораздо важнее та проблема, которая обозначена выше. Например, сильный удар по ней может нанести решение ТНК вернуть производство в США и Западную Европу или просто остановить или сократить производство на китайских площадках. Хотя трудно себе представить, чтобы при нынешней разнице в оплате труда (за примерно одинаковый труд китайский рабочий получает, как минимум, в 15 раз меньше американца или европейца) среднестатистический менеджер без экстраординарных причин, находящихся за пределами собственно экономической парадигмы, мог бы принять такое решение.

Тем не менее снижение импорта примерно на 100 млрд. долларов – это интуитивно ощущаемый на данном уровне анализа предел снижения без существенных потерь для национальной экономики.

Поэтому если экспорт Китая снизится более чем на 100 млрд. долларов, то поставленной задачи сохранения нынешней величины активного сальдо внешнеторгового баланса достичь не удастся.

Если же китайский экспорт упадет более чем на 400 млрд. долларов в год (примерно на 34 млрд. долларов в месяц), то китайская экономика начнет испытывать серьезные трудности в следующем году.

Впрочем, подобный масштаб снижения китайского экспорта пока представляется маловероятным. Гораздо более правдоподобно выглядит цифра снижения в 100, 150, 200 млрд. долларов.

С другой стороны, КНР может использовать кризис для наращивания емкости собственного потребительского рынка.

 

18 ноября:  гордое одиночество Китая

Первые два дня после G-20 показали, что правы были те, кто ничего особенного от встречи не ожидал и уж тем более не склонен был считать её новым Бреттон-Вудсом, то есть местом, где будут заложены основы новой финансовой системы.

Однако кое-какая ясность уже наступила. После саммита основные мировые рынки начали очередной тур неспешного скольжения вниз. Все, кроме китайского, который растет уже вторую неделю подряд (исключая дни технических отскоков индекса). Основной фондовый индекс Китая – Шанхайский вырос от минимальных значений 4 ноября почти на 15%.

Рост индексов начался после того, как Китай анонсировал свою программу борьбы с кризисом, включающую выделение 586 миллиардов долларов, или более 4 трлн. юаней, на поддержку крупных инфраструктурных проектов внутреннего потребительского спроса. Кроме того, в октябре Китай отрапортовал о новом рекорде в своем внешнеторговом сальдо – 35,2 млрд. долларов (в сентябре было около 29 млрд. долларов).

С нашей точки зрения, это знаменует собой достаточно важные вещи.

Во-первых, Китай не собирается спасать капитализм. Склонность китайского руководства накапливать золотовалютные резервы (около 1,9 трлн. долларов), часть из которых была направлена на скупку американских государственных облигаций, можно считать лишь своего рода страховкой – так проще влиять на агрессивного и непредсказуемого заокеанского империалистического соседа. Любая попытка США совершить недружественные действия против Китая выльется в немедленный крах всей американской финансовой системы, которая и так испытывает колоссальное перенапряжение в связи с разразившимся финкризисом.

США надеялись (интересно, на каком основании?), что Китай, во-первых, снизит объемы своего экспорта, во-вторых, повысит курс юаня и, в-третьих, станет кредитовать дефицит платежного баланса США более энергично. При этом Китай, видимо, должен был каким-то чудесным образом не увеличивать свое влияние на американскую экономику. Но поскольку законы собственности никто не отменял – собственник является верховным управленцем, то перед США встала жуткая перспектива подчинения Уолл-Стрит решениям Политбюро ЦК КПК. На это они "пойтить" не смогли. Итого – цугцванг (ситуация в шахматах, когда любой ход ухудшает положение) для Вашингтона. Можно сколько угодно обвинять Китай в эгоизме, однако сделать ничего нельзя, – денег нет, деньги у Китая, а взять их – значит... (см. выше).

 Любопытно, что вообще большинство сторонников "свободного предпринимательства", включая российских, как один, позабыли об индивидуальной этике и умении достойно встречать рыночное поражение и заголосили о необходимости принятия коллективных мер (действие отнюдь не из арсенала свободного предпринимательства), когда увидели, что социалистический Китай уходит в индивидуальный отрыв. Наверно, с таким же ужасом в 1939–1933 годах страны Запада взирали на уверенное развитие СССР.

Во-вторых, приведенная информация означает, что китайское руководство собирается бороться с кризисом по двум основным направлениям: во-первых, агрессивно наращивая экспорт (хотя, по имеющейся информации, и США, и Евросоюз, имеющие резко отрицательное сальдо в торговле с Китаем, просили Китай принять меры к уменьшению своего экспорта) и уменьшая импорт (в октябре темпы роста снизились до 15 процентов, кроме того, уже в 2007 году Китай резко (на 62%) снизил закупки вооружений, что, видимо, объясняется завершением модернизации собственного оборонного комплекса), а во-вторых, стимулируя внутренний спрос и крупномасштабное инвестирование. Собственно, последнее направление распадается на два, но сути дела это не меняет – грамотные и своевременные меры по поддержке собственного реального сектора.

Кстати, меня спрашивают, почему я иногда называю КНР второй экономикой мира, хотя, по официальной статистике, её ВВП находится лишь на четвертом месте.

Действительно, прошлогодний ВВП Китая – около 2,6 трлн. долларов равнялся 23,7% ВВП США, 74,9% ВВП Японии и 99,5% ВВП Германии. Я думаю, впрочем, что в этом году китайский ВВП уже превзошел ВВП Германии.

Однако в ВВП Китая доля реального сектора (промышленности, сельского хозяйства, строительства) составляет не менее 70–80 процентов. В то же время, например, в США доля реального сектора не превышает 20–25 процентов ВВП, а доля финансовых услуг, связанных с ипотечным кредитованием, составляет не менее 40 процентов. Что из себя представляет финансовый сектор со всеми его деривативными накрутками, мы теперь хорошо знаем. Аналогично обстоит дело и в Японии.

В этом смысле объемы реального сектора в США и Китае вполне сравнимы (соответственно 2,8 и 2,2 трлн. долларов) и превосходят аналогичный показатель Японии.

 Единственное, чего следует опасаться Китаю, – это скоординированных протекционистских мер США и Евросоюза, которые могли бы серьезно ограничить его экспорт, достигающий почти 1,4 трлн. долларов. В этом случае экономика Китая будет испытывать катастрофические перегрузки. Во всяком случае, до тех пор, пока не завершится процесс переориентации экономики на внутренний рынок. Впрочем, итоги завершившегося в Вашингтоне саммита показывают, что пока опасаться нечего.

 

10 ноября: в борьбу  за самый большой "вброс" вступил Китай

В Китае объявлено о том, что в экономику будет "вброшено" 586 миллиардов долларов. Учитывая, что в Китае, в отличие от США, эти деньги есть, китайский денежный вклад в борьбу с кризисом можно считать пока наибольшим.

 Китайское руководство, видимо, осознало, что в условиях неотвратимого переползания кризиса из финансовой сферы в реальный сектор китайскую экономику ждут весьма неприятные сюрпризы. Например, масштабное сокращение экспорта, который является локомотивом быстрого развития экономики КНР и достигает 1,3 трлн. долларов. Исходя из суммы, выделенной Китаем, а также из направлений, по которым эти средства будут расходоваться (это по преимуществу стимулирование потребительского спроса), можно сделать предположения о масштабах предстоящего сокращения китайского экспорта.

 В каком-то смысле Китай сейчас может попасть в ситуацию СССР середины 80-х годов, когда в результате сговора между королем Саудовской Аравии Фатхом и Рональдом Рейганом цены на нефть упали с 30 до 10 долларов/баррель. Валютная выручка СССР соответственно снизилась вдвое, и это стало одним из катализаторов системного кризиса.

 В Китае дело может обстоять даже серьезней, ибо в экспортные производства вовлечено не около миллиона нефтяников, как в СССР, а десятки миллионов работников, производящих те или иные товары, которые могут остаться без работы и без зарплаты.

 Несомненно, китайское руководство сейчас пытается стимулировать внутренний спрос с тем, чтобы его увеличение компенсировало потери от сокращения экспорта.

 Заметим, кстати, что сумма, которую Китай собирается потратить на борьбу с кризисом, составляет примерно 30 процентов от его золотовалютных резервов. Это еще одно подтверждение серьезности процессов, происходящих в китайской экономике, которая, как ожидается, в этом году за счет высоких темпов прироста в первом полугодии вырастет примерно на 9 процентов (11,8% – в прошлом году). Однако уже в следующем году темпы роста могут упасть намного сильнее.

Отметим также, что вброшенные Китаем деньги окажут не слишком сильное воздействие на мировую экономику в силу достаточно высокой степени закрытости китайской финансовой системы, а также в силу их целевого назначения – вброшенные 586 миллиардов предназначены для решения преимущественно внутрикитайских проблем.

Как бы то ни было, информация о действиях китайского руководства позитивно сказалась на динамике фондовых индексов. Азиатские индексы выросли на 3–6 процентов.

 

20 октября: А КАК ТАМ КРИЗИС

ПРОЯВЛЯЕТ СЕБЯ В КИТАЕ?

Действительно, увлекшись описанием ужасов американских, европейских и российских, мы как-то позабыли о том, что вторая по величине экономика в мире (а некоторые так считают, что уже и первая) также каким-то образом должна существовать в изменяющихся финансовых реалиях.

 Поспешим удовлетворить законное любопытство наших читателей. Увы! К вящему огорчению поклонников социалистической идеи и, наверное, к вящей радости скрытых китаефобов, вынуждены сообщить, что дела в Поднебесной идут не шибко хорошо.

 Если говорить о динамике основных фондовых индексов, то она  такова.

В  октябре прошлого года основной китайский фондовой индекс Шанхайский (СSI) составлял что-то около 5400 пунктов. В апреле нынешнего года -  уже лишь около 3200 пунктов, в июне -2900, в  августе -2300, а 17 октября он упал до  1880 пунктов. Иными словами, за 1 год основной показатель китайской экономики, точнее, той её части, которая развивается в соответствии с рыночными законами, упал примерно  в три раза. Что в общем сопоставимо с падением российского индекса  РТС, и пока заметно меньше падения американских и европейских индексов.

Это много и больно, даже если предположить, что степень рыночности нынешней китайской экономки сильно преувеличена.

При этом следует отметить, что  китайские фондовые рынки начали падение до того, как наступила активная фаза вялотекущего финансового кризиса в США, Европе и России.

Китайское руководство сейчас стоит перед, так сказать, тремя основными  головными болями. Первая. Перспективы резкого падения китайского экспорта, прежде всего в США и Европу. Уже сейчас экспортные заказы по многим позициям сократились вдвое! Вторая. Непрекращающийся рост инфляции. Третья. Падение рыночной капитализации и фондовых индексов.  Соединенное действие этих трех факторов на китайскую экономику может породить эффект гигантского резонанса, последствия которого  могут быть даже ужаснее краха экономики американской.

 Правда, у КНР есть и три преимущества. Первое. Огромный внутренний рынок, который вполне способен  оказать колоссальное стабилизирующее воздействие на кризисные моменты, по крайней мере, в китайской экономике. Второе. Стабильное и достаточно опытное руководство. Третье. Терпеливый и дисциплинированный народ.