Главная       Дисклуб     Наверх  

 

НАШ  СЕРГО

 

Недавно исполнилось 130 лет со дня рождения Григория Константиновича  Орджоникидзе (партийная кличка Серго), верного соратника В.И. Ленина и И.В. Сталина,  прошедшего путь от первых революционных кружков до «командарма» индустриализации,

Серго родился 28 октября  1886 года в горном селе Гореша  Кутаисской губернии (Западная Грузия). Он рано потерял мать, и его, трехмесячного, взяла на воспитание тетка. В 14 лет он потерял и отца. Грамоту Серго постигал в церковно-приходской школе, а в 1901 году его как сироту приняли на казенный счет в фельдшерскую школу. Там он сразу становится участником школьного социал-демократического кружка, а в 1903 году вступает в РСДРП как большевик и становится участником центрального ученического кружка в Тифлисе. В подпольной типографии он встретился с непревзойденным конспиратором Камо. Однажды на премьере «Гамлета» Серго и Камо запустили с галерки увесистый тюк с прокламациями. Метили в полицмейстера, но тюк угодил в голову самого Фрезе, помощника главноначальствующего на Кавказе.

По окончании фельдшерской школы в 1905 году Серго ведет агитационно-пропагандистскую работу в Батуми, организуя митинги-дискуссии, на которых разоблачает предательскую тактику меньшевиков. По мере развития революционного движения эти митинги перерастали из тайных – ночью в лесу или во дворе церкви – в открытые с участием тысяч крестьян. Работая фельдшером в местной больнице Гудауты, 19-летний Серго становится руководителем партийной организации Гудауты и членом Сухумского окружного комитета партии. В организуемых им митингах, собраниях и массовках начинают принимать участие складские и портовые рабочие. На одном из митингов, организованном им в самом центре города на базарной площади тотчас после получения известия о царском манифесте 17 октября 1905 года, Серго, взобравшись на большую арбу, разъяснял собравшимся, что только свержение царя и уничтожение царского строя вооруженной и организованной массой может дать настоящую свободу. Полиция тоже слушала эти крамольные речи, но арестовать Серго не посмела: время наступило не то. Зато 6 января 1906 года Серго был схвачен за выгрузкой оружия, привезенного им из Гагр, и заключен в Сухумскую тюрьму. Продержав пять месяцев, его выпустили до суда под залог на поруки, и Серго уехал в Тифлис. Здесь он впервые встретился со Сталиным в редакции большевистской газеты «Дро» («Время»), редактировавшейся Сталиным. Проработав в партийной организации около двух месяцев, Орджоникидзе, чтобы избежать нового ареста,  перебрался за границу, в Берлин. В марте 1907 года Серго был направлен на партийную работу в пролетарский Баку, ставший цитаделью большевизма. Он был введен в большевистский Бакинский комитет, возглавлявшийся Сталиным. Под руководством Сталина, в совместной работе с такими замечательными большевиками, как Шаумян, Джапаридзе, Спандарян, молодой Орджоникидзе созревал в подлинного вожака масс, твердого ленинца. Легально он работал фельдшером на нефтепромыслах. Здесь он работал, жил и приобрел уважение и любовь рабочих, национальный состав которых был весьма пестрым. Серго сумел вырвать их из-под влияния националистов и меньшевиков и сплотить вокруг лозунгов большевизма.

3 ноября 1907 года в Баку Орджоникидзе был арестован в 4-й раз и заключен в Баиловскую тюрьму, куда вскоре был водворен и Сталин. Суд приговорил Серго к вечной ссылке в Сибирь. Одновременно всплыло старое дело с провозом оружия в Абхазии, и Серго получил за это год заключения в Сухумской крепости. А весной 1909 года он был отправлен в Сибирь,  в деревню Потаскуй Енисейской губернии. Прибыв на место, Орджоникидзе сразу разворачивает революционную работу среди политических ссыльных на Ангаре. Серго организует «Бюро помощи ссыльным», целью которого была организация побегов. За это ему грозил военный суд.

Через два месяца он сам бежит из ссылки и возвращается в Баку и работает в глубоком подполье. Бакинская организация направляет Орджоникидзе в Персию, где, как в Турции и Китае, под влиянием первой русской революции разгорелось пламя освободительной борьбы. Орджоникидзе быстро приобрел огромный авторитет у персидских тружеников, в среде которых его называли «муштехидом» (святой, всеведущий), что было высшей похвалой.

Работая в Персии, Орджоникидзе поддерживал тесный контакт с Лениным, с заграничным большевистским центром. Он вел с ним систематическую переписку, организовал транспорт заграничной большевистской литературы через Персию.

В ноябре 1910 года Орджоникидзе возвращается в Баку и отсюда едет в Париж. Прямо с вокзала он направляется в квартиру Ленина. «С тех пор он стал одним из самых близких товарищей», – вспоминает Н.К. Крупская. Это было время реакции после поражения первой русской революции. Из партии повально бежали интеллигенты. Большевиков атаковали единым фронтом как открытые их враги – меньшевики-ликвидаторы, так и скрытые, прикрывающиеся левой фразой, – троцкисты, изгнанные из партии «ликвидаторы наизнанку» – отзовисты, а еще бундовцы, латышские и польские социал-демократы, примиренцы (Каменев, Рыков, Сокольников). В России большевики, руководившие нелегальной партийной работой, были арестованы, цекисты-меньшевики объявили партию «трупом». В заграничном бюро ЦК преобладали ликвидаторы. Получалось, что «иных, кроме большевиков, революционных социал-демократов нет» (Ленин). Ленин ставит задачу выращивания, теоретического вооружения и выдвижения руководящих кадров из среды самого пролетариата. С этой целью он создает партийную школу в Лонжюмо, близ Парижа. Вот в эту школу и стремился попасть Серго Орджоникидзе, приехав в Париж. Вскоре ему пришлось, однако, прервать учебу. По заданию Ленина он направляется в Россию с ответственным поручением – подготовить созыв общероссийской конференции партии. Надо было объехать уцелевшие организации, собрать распыленные силы большевизма. Эта работа, проведенная Российской организационной комиссией (РОК) во главе с Орджоникидзе, завершилась созывом Пражской партийной конференции в январе 1912 года. На этой конференции партия была очищена от меньшевиков и ликвидаторов и стала большевистской. Орджоникидзе был избран членом ЦК. Для практического руководства работой в России было создано Русское бюро ЦК во главе со Сталиным. В него вошел и Орджоникидзе. По поручению Ленина Серго ездил к Сталину в Вологодскую ссылку и информировал его о решениях конференции. Орджоникидзе печатает прокламацию Сталина "За Партию!", "Избирательную платформу РСДРП", написанную Лениным, затем едет в Баку с целым транспортом партийной литературы для местных организаций, из Баку направляется в Киев. Повсюду принимаются резолюции о присоединении к решениям Пражской конференции.

Три месяца царская охранка не могла установить, кто такой "Серго". Выдал его провокатор Р. Малиновский, с которым Орджоникидзе встретился как с членом ЦК в Москве. Но взяли Серго, чтобы не провалить провокатора, позже, когда Серго со Сталиным приехали в Петербург. Сталин ускользнул, а Серго взяли на 4-й день прибытия прямо на улице. Затем – Шлиссельбургская крепость, три года каторги  и пожизненная ссылка этапами в Якутск. Там уже сидел член IV Государственной думы большевик Г.И. Петровский, прибывший из туруханской ссылки. Из-за нужды в медработниках Орджоникидзе направили фельдшером в село Покровское. Тут его и застала разразившаяся Первая империалистическая война. Вместе с Петровским, Ярославским и другими ссыльными большевиками Орджоникидзе ведет страстную борьбу против меньшевиков, эсеров и анархистов, поддержавших участие России в войне, и защищает ленинскую тактику превращения империалистической войны в гражданскую.

Весть о Февральской революции и свержении царизма, в плену которого Орджоникидзе провел почти 8 лет, обрадовала Серго, но и поставила новые задачи. Вместе с другими ссыльными большевиками он бросает все силы на создание новых органов власти в Якутии, на усиление борьбы с меньшевиками и эсерами, на активизацию революционной борьбы трудящихся Якутии. Он входит в состав Исполкома Якутского совета, избирается членом президиума Комитета общественной безопасности, а в мае 1917 года Орджоникидзе в числе других ссыльных большевиков выезжает через Иркутск в Петроград. По предложению Ленина Орджоникидзе вводится в Петроградский комитет большевистской организации и в Исполком Петроградского совета. И Серго весь уходит в партийную и организационную работу по подготовке социалистической революции. Ежедневно – ряд собраний и митингов на крупных предприятиях и в казармах.

В июле пошла в наступление контрреволюция. Начались массовые аресты, разгром большевистских газет, пущена клевета о Ленине-шпионе с требованием суда над ним. Вместе со Сталиным Орджоникидзе выступает против явки Ленина на суд буржуазии, где его могут просто растерзать. Ленин вынужден скрываться в шалаше в Разливе.

VI съезд партии провел Сталин. По его поручению Орджоникидзе дважды ездил в шалаш к Ленину для получения директив. 6 ноября 1917 года Орджоникидзе вернулся в Петроград из короткой поездки в Закавказье и принимает активное участие в проведении Октябрьской социалистической революции. ЦК направляет его и Мануильского на фронт под Пулково, где наступает генерал Краснов. Солдаты арестовывают своего генерала, и Орджоникидзе с Мануильским отправляют его под конвоем в Смольный. По поручению ЦК Орджоникидзе проводит ряд областных армейских и фронтовых съездов. Не раз он председательствовал на заседаниях Петроградского комитета.

2 января 1918 года решением ЦК и Совнаркома Орджоникидзе был назначен временным чрезвычайным комиссаром района Украины с широкими полномочиями по обеспечению хлебом и другими продуктами нуждающихся местностей Советской России. Положение на Украине было тяжелое. Центральная рада занимала контрреволюционную позицию, разогнала местные советы, разоружала советские войска, не пропуская их на Дон против генерала Каледина, а тут еще наступление германских войск. Орджоникидзе помогает укреплять советскую власть, организует эвакуацию в глубь страны промышленности, продовольственных запасов, военного снаряжения. Под натиском германцев пришлось оставить Киев, потом и Харьков. Орджоникидзе переезжает на Дон и организует сопротивление наступлению германцев, оказывает помощь молодой советской власти  на Кубани и Тереке. Специальным декретом СНК РСФСР от 9 апреля 1918 года за подписями Ленина и Сталина Орджоникидзе поручается организовать и возглавить Чрезвычайный комиссариат Южного района, объединяющий деятельность Крымской, Донской, Терской области, Черноморской губернии, Черноморского флота и всего Северного Кавказа до Баку. В тот же день в Ростове-на-Дону открылся 1-й съезд Советов Донской республики, на котором Орджоникидзе был избран в состав ЦИК Донской республики. На съезде разгорелась дискуссия по Брестскому миру. Несмотря на напор левых эсеров и помощь меньшевиков, съезд, после выступления Орджоникидзе, принял большевистскую резолюцию. В мае германские войска в нарушение условий Брестского мира заняли Таганрог, потом помогли белоказакам с боем взять Ростов. Орджоникидзе со своими эшелонами последним оставил Ростов, отступив сперва в Батайск, а затем к Тихорецкой, чтобы оттуда с боями пробиваться на помощь Царицыну.

 В первые же дни приезда Орджоникидзе в Царицын ему во главе частей, прибывших с ним из Ростова, пришлось принять участие в подавлении контрреволюционного мятежа, поднятого в городе. Он выступает с планом организации борьбы против белых банд, наступающих на Царицын, организует отправку хлеба сражающейся Бакинской коммуне. Потом спешит на Кубань для организации обороны против немцев.

В поддержку наступления Деникина на Северном Кавказе в Терской области вспыхивают мятежи, поднятые контрреволюционными казаками, эсерами и меньшевиками. Под угрозой Терская советская республика, созданная в марте 1918 года большевиками под руководством С.М. Кирова. Орджоникидзе с огромным риском пробирается через фронт во Владикавказ.

В то время как Киров подготавливает в Москве большую экспедицию в помощь Северному Кавказу, Орджоникидзе принимает меры на местах. Он добивается большевизации власти, отказа от блока с половинчатыми друзьями – левыми эсерами и меньшевиками-интернационалистами, разоблачает контрреволюционный характер ультиматума мятежников, организует силами немногочисленных красноармейских отрядов, отрядов осетин  и рабочих дружин отпор белоказакам, ворвавшимся во Владикавказ. В боях за каждый дом, вынужденный отступить к Беслану, Орджоникидзе решает призвать на помощь ингушей, в то время еще враждовавших с осетинами. Он направляется в Ингушетию и, преодолевая старые предрассудки и сопротивление офицеров и кулаков, убеждает провести мобилизацию от имени Ингушского национального совета. На его призыв откликнулось всё взрослое (от 14 до 80–90 лет) мужское население Ингушетии. Ингушские отряды под руководством Орджоникидзе и вызванный им рабочий батальон из Грозного двинулись на Владикавказ и 18 августа, разбив белых, вошли в него.

В декабре 1918 года к границам Терской области двинулся Деникин, опиравшийся на помощь интервентов и кубанской контрреволюции. По инициативе Орджоникидзе во Владикавказе для горцев создаются первые курсы красных командиров, а рабочие оборудуют несколько бронепоездов: «Варяг», «Богатырь», «Вперед».

В тяжелом положении оказалась XI Красная армия. Отрезанная от Советской России, она осталась без снарядов и патронов, ряды бойцов косил тиф. Ослабленная изменой командарма Сорокина, она стала с боями отступать и расползаться. Остатки ее стали пробиваться на соединение с частями Красной Армии к Астрахани. 24 января Орджоникидзе телеграфирует Ленину: «…заверяю, что мы все погибнем в неравном бою, но чести своей не опозорим бегством… Симпатии горских народов на нашей стороне..  В момент смертельной опасности шлем Вам привет и ждем Вашей помощи». Орджоникидзе организует и  возглавляет  Комитет обороны Терской области.

С подходом отборных деникинских частей под командованием Шкуро начались кровопролитные бои с ними. Чтобы руководить боем, Орджоникидзе расположил свой штаб в 150 шагах от линии фронта. Он обращается с горячей речью к ингушам, объясняя, что принесет им победа Деникина, призывает объявить священную войну восстановителям царизма. И ингушский народ поклялся бороться с Деникиным до конца и слово свое сдержал. Были посланы делегаты в Чечню, и Чеченский народный съезд немедленно послал на помощь ингушам свой отряд.

Но сила была на стороне белых, и Владикавказ пришлось оставить. Группа Орджоникидзе уходила по обледенелым горным тропам и висячим мостам глубже в горы. Жена Орджоникидзе Зинаида Гавриловна разделяла все тяготы и опасности боевой жизни с мужем. Только в начале июня 1919 года Орджоникидзе пробрался нелегально в Тифлис. Но в Москву он мог попасть только через контрреволюционное Закавказье и Каспийское море, где хозяйничали англичане.

Бакинские большевики, руководимые А.И. Микояном, имели связь с Москвой по радио через С.М. Кирова, находившегося в Астрахани. Они использовали всякую возможность отправить в Астрахань нефть и бензин через Каспийское море, где хозяйничала англо-деникинская флотилия. После широкого партийного совещания закавказских организаций в Баку, бакинцы организовали переправу Орджоникидзе с женой, Камо, Джапаридзе и других  через море на рыболовной парусной лодке «туркменке». Переход длился 13 дней под нестерпимым зноем, почти без пищи и  воды, в ежеминутном ожидании боевого судна белых, что грозило Орджоникидзе и его товарищам виселицей и чуть не случилось у Красноводска.

В Астрахани Орджоникидзе впервые встретился с С.М. Кировым, и между ними завязалась большая многолетняя дружба.

Прибывший в Москву Орджоникидзе был назначен членом РВС XVI армии Западного фронта. На фронте тяжело: белополяки взяли Минск, потом Борисов. Штаб XVI армии в 20 км от Борисова, но для контрнаступления не хватает разведданных. Орджоникидзе с разведотрядом устанавливает численность и расположение сил противника. Через два дня Борисов был отбит. Это задержало дальнейшее наступление белополяков.

В октябре 1919 года Орджоникидзе был направлен на фронт против Деникина, офицерские дивизии которого подходили к Туле и прорывались к Москве. Положение было критическое. По призыву Ленина «Все на борьбу с Деникиным!» тысячи коммунистов и комсомольцев пошли на Южный фронт. РВС республики во главе с Троцким не сумел организовать отпор Деникину. Организацию разгрома Деникина ЦК поручил Сталину. Он предложил свой план, и его план был принят Лениным и ЦК. Орджоникидзе был назначен членом РВС XIV армии. Ознакомившись с положением, Серго пишет Ленину о развале армии, допущенном Троцким: «…что-то невероятное, что-то граничащее с предательством…». На этом письме Ленин сделал приписку: «По отзывам и Уншлихта и Сталина, Серго надежнейший военный  работник. Что он вернейший и дельнейший революционер, я знаю его сам больше 10 лет».

Серго быстро навел революционный порядок в армии и уже 20 октября во главе ударной группы из частей, приведенных с собой с Западного фронта, с боем занял Орел. А 11 декабря части XIV армии взяли Харьков – ворота в Донбасс.

Для ликвидации белых на Северном Кавказе в январе 1920 года создается новый фронт – Кавказский во главе с командармом Тухачевским, а Орджоникидзе назначается членом РВС. В феврале того же года Орджоникидзе назначается председателем партийного Бюро по восстановлению советской власти на Северном Кавказе. В марте наступил окончательный и полный разгром войск Деникина на Кубани и Тереке. В тылу у белых поднимались восстания рабочих и крестьян. В марте образовывается Северокавказский ревком под председательством Орджоникидзе.

В конце марта у Новороссийска белые были сброшены в море. Потом был занят Владикавказ и Грозный. Здесь снова сошлись боевые пути Орджоникидзе и Кирова. Они были вместе на съезде ингушского народа. Заслушав их доклады, съезд единогласно высказывается за восстановление в Чечне советской власти и скорейшее разрешение земельного вопроса.

Земельный вопрос на Северном Кавказе был самым острым и запутанным. Для его разрешения Орджоникидзе и Киров собрали совещание терских казаков, ингушей, кабардинцев, осетин и выработали план переселения казачьих станиц, расположенных на захваченных у горцев землях. План получил одобрение Ленина и Сталина.

Потом Орджоникидзе торжественно встречают в освобожденном Дагестане.

В апреле по приказу Орджоникидзе и Тухачевского XI армия и Каспийская красная флотилия идут на помощь Бакинскому пролетариату. Муссаватистское правительство в Азербайджане было свергнуто и образовавшийся Азербайджанский ревком призвал Красную Армию. 28 апреля красные эшелоны с бронепоездом «III Интернационал» во главе вошли в Баку. А 30 апреля пролетарский Баку торжественно встречал Орджоникидзе и Кирова. Вместе с Кировым Серго Орджоникидзе, проводя ленинско-сталинскую национальную политику, крепко сплотили закавказских большевиков и нацелили на превращение Азербайджана в образцовую советскую республику. Началась работа по скорейшему восстановлению нефтяных промыслов, возрождению сельского хозяйства, развитию хлопководства, развернулось ирригационное строительство.

Орджоникидзе был вдохновителем и руководителем борьбы трудящихся Армении и Грузии против буржуазно-националистического режима дашнаков и грузинских меньшевиков. 29 ноября 1920 года трудящиеся Армении свергли правительство дашнаков и установили советскую власть. А 25 февраля 1921 года столица Грузии стала советской. В это время в Москве проходил X съезд РКП(б). На нем Орджоникидзе был заочно избран членом ЦК. Весной Президиум ВЦИК по представлению Фрунзе и Ворошилова наградил Орджоникидзе орденом Боевого Красного Знамени.

После освобождения Закавказья началась трудная работа по укреплению партийных организаций и советской власти. Орджоникидзе, осуществляя указания Ленина и Сталина, борется за создание хозяйственного и политического единства закавказских советских республик. Еще проявляет себя националистический уклон, а нужно объединить под единым управлением искусственно разорванные буржуазными правительствами железные дороги и включить их в общую сеть, провести территориальное разграничение, объединить внешторги республик, упразднить таможни и пропускные пункты. ЦК подтверждает правильность проводимой Орджоникидзе политики. Начинается работа по созданию Закавказской федерации как одной из форм борьбы с национализмом.

23 января открылся первый легальный съезд компартии Грузии. Руководство Орджоникидзе обеспечило победу на съезде ленинско-сталинской линии.  А через месяц состоялся первый съезд закавказских коммунистических организаций. На нем Орджоникидзе выступил с отчетом о работе Кавказского бюро. Съезд показал крепкое большевистское единство с ленинским ЦК. Опираясь на решения съезда, Орджоникидзе провел ряд организационных мер по очистке советского аппарата от контрреволюционных элементов. Под его руководством начались революционные преобразования, которые саботировались прежним руководством национал-уклонистов. Он дает задание: в течение месяца отобрать все земли у помещиков, а их дворцы передать под школы и больницы.

На I съезде Советов Грузии Орджоникидзе добивается решения о создании Красной Армии Грузии как неотделимой части Российской РККА.

ЦК не раз посылает Орджоникидзе в различные места для решения трудных вопросов. В Донбассе он разбирает разногласия хозяйственников,  обследует положение в Среднеазиатских республиках и меры по борьбе с басмачеством. Потом выезжает на Кубань и в Приазовье с проверкой их военной готовности отразить возможные десантные операции белых из-за границы и быстро ликвидировать бандитизм.

В марте – апреле 1922 года Орджоникидзе принимает участие в работе XI съезда РКП(б) и избирается на нем членом ЦК.

Не прекращается объединительная работа Орджоникидзе в Закавказье. 10–13 декабря 1922 года I Закавказский съезд советов, собравшийся  в Баку, учреждает Закавказскую федерацию и избирает ЦИК ЗСФСР. Вокруг Орджоникидзе, Кирова, А. Мясникова собрался крепкий актив закавказских и республиканских партийных работников.

XII съезд партии подытожил работу партии в области национальной политики. Грузинские национал-уклонисты потерпели полное поражение. Для работы среди бывших меньшевиков Орджоникидзе создал специальный отдел в ЦК Грузии. В беседах с Орджоникидзе рабочие изживали свои колебания. Потеряв связи с рабочими, лидеры грузинского меньшевизма стали на путь бандитизма и террора. Их заграничный ЦК на деньги империалистов в августе 1924 года попытался организовать восстание в Грузии с надеждой на интервенцию. В восстании приняли участие бывшие дворяне, князья, попы, но не приняли участия бывшие меньшевики, оторванные Орджоникидзе от их партии. Восстание было ликвидировано за 2–3 дня, и это ускорило разложение меньшевистской партии.

На очередь дня встали задачи подъема народного хозяйства.

Под руководством Орджоникидзе и Кирова была восстановлена, реконструирована и значительно расширена Бакинская нефтяная промышленность. Ведется разведка новых месторождений. Восстанавливается и налаживается металлургическая и каменноугольная промышленность, расширяется текстильное производство. Особое внимание Орджоникидзе уделяет строительству предприятий, для которых в Закавказье имелась сырьевая база: хлопок, шелк, табак, виноград и т.д. Начаты гигантские работы по проведению оросительных каналов, широко развернулось гидроэлектростроительство, растут новые кадры инженеров-проектировщиков и строителей электростанций.

Заложив прочный фундамент энергетической базы, Орджоникидзе ставит в 1925 году вопрос о создании новых очагов тяжелой индустрии. Он принимает непосредственное участие и в подъеме социалистического сельского хозяйства Грузии: объезжает сельские районы, созывает совещания с крестьянами, укрепляет сельскохозяйственную кооперацию. Выступая в начале декабря 1925 года с отчетным докладом на IV съезде компартии Грузии и коммунистических организаций Закавказья, Орджоникидзе сказал: «…Социализм в Закавказье будет построен на основе нефти, электрификации, текстильной промышленности, на ткварчельском угле и  дашкесанской железной руде, на меди и марганце. Нищенское крестьянское Закавказье должно быть превращено в горно-текстильно-металлургический район на основе электрификации». Многим скептикам тогда это казалось фантазией.

Через несколько дней в Москве открылся XIV съезд партии, провозгласивший курс на индустриализацию страны. На нем против генеральной линии Ленина – Сталина выступила зиновьевская «новая оппозиция». Орджоникидзе выступает со страстной бичующей речью, а затем с группой членов президиума съезда (Молотовым, Ворошиловым, Калининым, Кировым, Микояном) едет в Ленинград, где свила гнездо эта оппозиция, и громит ее на собраниях. Оппозиция разбита. Новым секретарем губкома избирают С.М. Кирова, а Орджоникидзе ЦК направляет на Северный Кавказ первым секретарем крайкома.

Огромные успехи Закавказской федерации способствовали укреплению интернациональной связи кавказских народов, ушла в прошлое национальная рознь, и это подготовило республики федерации к непосредственному  вхождению в СССР, что и было закреплено впоследствии в Сталинской Конституции.

3 ноября 1926 года Серго Орджоникидзе утверждается главой объединенного партийно-советского органа Центральной контрольной комиссии и Рабочее-крестьянской инспекции (ЦКК-РКИ), призванного бороться против бюрократизма за улучшение работы госаппарата, за ленинское единство и чистоту рядов партии, и становится заместителем Председателя СНК СССР. Орджоникидзе доверили этот пост в чрезвычайно трудный период развития революции, когда развертывалась подготовка к переходу от восстановления народного хозяйства к его реконструкции на новой технической базе, а сформировавшийся троцкистско-зиновьевский блок перешел к открытым контрреволюционным методам борьбы с партией и советской властью.

В декабре 1927 года на XV съезде партии Орджоникидзе выступил с докладом о работе ЦКК-РКИ и высмеял попытки троцкистов-зиновьевцев поставить ЦКК над ЦК и примирять разногласия. На съезде Орджоникидзе выбрали председателем комиссии по вопросам об оппозиции. В своем докладе, бичуя оппозицию, перебежавшую в лагерь контрреволюции, он потребовал исключения оппозиционеров из партии. Съезд исключил из партии активных деятелей троцкистско-зиновьевского блока и группы Сапронова и одобрил работу ЦКК-РКИ.

Но следом подняла голову правая оппозиция во главе с Бухариным, Томским, Рыковым. В борьбе против сталинского руководства они смыкались с троцкистами и договаривались с ними об объединении. Эта группировка со своими реставраторскими платформами также была разбита и ушла в подполье. Выступая на XVI съезде партии летом 1930 года, Орджоникидзе отметил, что борьба против Сталина была борьбой против генеральной линии ленинского ЦК партии. На XVI съезде уже не было оформленных оппозиционных группировок. Страна уверенно поднималась, ведя развернутое наступление социализма по всему фронту, успешно начала выполняться 1-я пятилетка.

Кропотливая работа РКИ привела к заметному улучшению работы госаппарата. Десятки тысяч рабочих, крестьян, служащих, профсоюзные, комсомольские, творческие  организации были привлечены к активной борьбе с бюрократизмом, за перестройку госаппарата. Вводится в практику шефство рабочих над советскими учреждениями. Орджоникидзе говорил, что, несмотря на все болезни и извращения аппарата, – это наш, советский аппарат, который стоит неизмеримо выше любого буржуазного государства, а троцкисты и зиновьевцы пытаются использовать бюрократические извращения аппарата для борьбы против самого государства пролетарской диктатуры. Орджоникидзе понимал, что предстоит длительная борьба за уничтожение коренных причин бюрократизма. А они в разобщенности и раздробленности крестьянских хозяйств, в недостаточной культурности масс. Так эта борьба связывалась с общей борьбой за осуществление генеральной линии партии, за проведение индустриализации страны и внедрение коллективизации в деревне. Поэтому Орджоникидзе повернул работу РКИ лицом к хозяйству. Он сам детально изучал все вопросы промышленного строительства, начиная от капитального строительства и освоения новостроек и кончая организацией самого процесса производства. Вкус к хозяйственным вопросам он привил и своим сотрудникам в центре и на местах. Только так можно было действительно контролировать работу хозяйственников, помогая им работать лучше, по плану и с надлежащими темпами.

Со знанием дела Орджоникидзе повел борьбу с дефектами в капитальном строительстве, с беспроектностью и бесплановостью. В центр работы РКИ он поставил вопросы рационализации. Поддерживая необходимость использования иностранной помощи, РКИ боролась за ограничение импорта только строго необходимым. Следуя курсом XIV съезда партии на снижение зависимости от импорта и превращения СССР в страну, вывозящую оборудование, Орджоникидзе поставил задачу форсирования советского машиностроения и производства тяжелого оборудования, задачу овладения сложными технологиями, в частности создания советских блюмингов (прокатный стан для обжатия слитков большого поперечного сечения на заготовки квадратного и прямоугольного сечения (блюмы). – Прим. ред.). Выполнение этой задачи вело к реконструкции отсталых и созданию новых отраслей хозяйства, которых не имела царская Россия. Среди первых стояла необходимость быстрого развития тракторостроения, очень отставал транспорт. РКИ выявляла огромные резервы в промышленности и неиспользованные производственные мощности. А еще стране были нужны грамотные хозяйственники, понимающие особенности социалистического хозяйства. Орджоникидзе высоко поднимает роль и звание хозяйственника, его авторитет как бойца на решающем участке социалистического строительства. Так понимать свою роль может лишь хозяйственник-партиец, большевик, который в своей работе развивает самокритику, поднимает массовую инициативу рабочих по овладению техникой и культурой производства. XVI съезд высоко оценил работу ЦКК-РКИ под руководством Орджоникидзе.

10 ноября 1930 года Орджоникидзе был назначен председателем ВСНХ СССР, а через месяц введен в члены Политбюро. Это было время 1-й пятилетки, серьезнейший этап проведения политики индустриализации. Надо было создать тяжелую промышленность, способную вооружить машинами колхозы, реконструировать железнодорожный транспорт, вооружить Красную Армию надежными средствами защиты, поднять пищевую промышленность. Нужны были большевистские темпы – либо это, «либо нас сомнут» (Сталин).

1929 и 1930 годы были годами закладки фундамента большинства гигантов социалистической индустрии. Уже введен в строй Сталинградский тракторный завод. Строились Магнитка и Кузнецк, автозаводы в Нижнем Новгороде и Москве, заводы заводов – Уралмаш и Краматорский, тракторные заводы в Харькове и Челябинске и сотни других индустриальных крепостей социализма.

Орджоникидзе, работая в ЦКК-РКИ, был уже основательно знаком с работой промышленности, знал ее слабые места, знал значительную часть командного состава. Орджоникидзе взялся за дело со свойственным ему революционным напором. «Основная пружина» всей индустриализации – металлопромышленность (Сталин). Орджоникидзе непосредственно руководит гигантским фронтом строительства металлургических заводов и их освоением, объехал все крупные заводы, организовывал на местах людей, помогал им. И металлургия быстро выходит на передовые места в стране и начинает бороться за первое место в Европе, где уже поднимает голову фашизм.

Получив металл, начало бурно развиваться машиностроение – производство блюмингов, прокатных станов, доменного и мартеновского оборудования, автомашин, тракторов, комбайнов, новых мощных паровозов и т.д. Начался бой за овладение техникой. Так, вначале не хватало кадров, умения овладеть поточным производством на Сталинградском заводе, и туда Сталин послал Орджоникидзе. Дни и ночи штурмов, трудной учебы, пока не овладели ритмом современного конвейера. Вскоре СТЗ перекрыл проектные мощности, определенные для него американцами.

22–23 июня 1931 года в Москве проходило совещание хозяйственников ВСНХ и Наркомснаба, на котором Сталин выдвинул свои знаменитые «шесть условий» дальнейшего развития советского хозяйства. Орджоникидзе принял их как программу развития промышленности.

5 января 1932 года Орджоникидзе назначается Народным комиссаром тяжелой промышленности. Командармом индустриализации называли Серго те, кто понимал, насколько широким был фронт работ, охваченных его вниманием и заботой, как хорошо он знал «противника» – от бюрократизма и разгильдяйства до вредительства и дезорганизаторов в «штабах», – насколько умелой была подготовка и расстановка кадров и как часто он посещал сам передовые позиции. Сталинград, Горький, Ленинград, Харьков, Сталино, Краматорск, Каменское, Днепропетровск, Запорожье, Енакиево, Мариуполь, Ворошиловск, Магнитогорск, Челябинск, Сталинск, Прокопьевск, Кемерово, Новосибирск, Свердловск, Нижний Тагил, Пермь, Грозный, Баку, Кичкас, Бобрики, Макеевка, Луганск, Кривой Рог, Березники, Соликамск... Не раз он объезжал эти и другие стремительно множившиеся очаги индустриализации, вводя в действие флагманы индустрии, помогая добиваться невиданных темпов промышленного развития.

Впечатляющие успехи индустриализации страны были отмечены Сталиным в 1933 году при подведении итогов 1-й пятилетки, выполненной  в 4 года. У нас не было черной металлургии, тракторной и автомобильной промышленности, станкостроения, серьезной и современной химической промышленности, современного сельхозмашиностроения, авиационной промышленности  – у нас всё это есть теперь. По производству электроэнергии, нефтяных продуктов и угля мы даже вырываемся на первые места.

В январе 1935 года, заслушав отчетный доклад Наркомтяжпрома, VII Всесоюзный съезд советов одобрил работу НКТП и представил наиболее отличившихся работников отрасли к наградам. Постановлением ЦИК СССР от 22 марта орденом Ленина был награжден и Г.К. Орджоникидзе.

Большое внимание Орджоникидзе уделяет развитию науки, научно-исследовательской работы, воспитанию научных кадров и внедрению научно-технических разработок в производство. Как марксист, он знает, что данные науки проверяются практикой. Но там, где наука не учитывает скрытые до времени потенциальные возможности главной производительной силы человеческого общества – раскрепощенного рабочего класса, его творческую энергию, инициативу, энтузиазм, там практика может не подтвердить научные данные. Пример этого Орджоникидзе привел на первом заседании Совета при наркоме Тяжпрома в мае 1935 года. В своей речи он едко высмеивал так называемые технически обоснованные нормы и убедительно объяснял, почему советская практика часто опровергает их. Так, при пуске СТЗ начальник сборочного цеха, грамотный инженер, побывавший в Америке, утверждал, что больше 70 тракторов в день завод выпускать не может. А реально завод уже более трех лет выпускает по 140–150 тракторов и более. На заводе 35 тысяч норм. Разве может один (два, десять) человек знать их все? Только весь заводской коллектив может это сделать. Этой критикой Орджоникидзе вымостил дорогу будущему всенародному стахановскому движению.

Во 2-й пятилетке промышленность развивалась в более благоприятных условиях: в основном на собственном производственном фундаменте, с возросшей мощью топливно-энергетической, транспортной и сырьевой базы, а в село пришла техника. Это способствовало увеличению темпов роста, и пятилетка была выполнена к 1 апреля 1937 года, то есть на 9 месяцев раньше срока.

В эти годы Орджоникидзе работает над решением всех проблем освоения новой техники, организации НИР, индустриализации строительства, рентабельности, качества продукции, кооперирования заводов, подъема культуры производства и воспитания кадров.

Основные задачи 2-й пятилетки: завершение технической реконструкции всего народного хозяйства, завершение коллективизации крестьянских хозяйств, ликвидация на ее основе последних капиталистических элементов, подъем материального уровня жизни советского народа.

Слабым местом было то, что рост кадров отставал от роста техники.

Эта проблема решалась поддержкой ударников, развитием социалистического соревнования, развертыванием массового стахановского движения. И Орджоникидзе всемерно помогает рождению нового, коммунистического отношения к труду.

Невозможно перечислить все совещания, объезды, встречи, приемы, приветствия, речи и доклады Орджоникидзе, связанные с развитием стахановского движения. Вот лишь некоторые. В феврале 1935 года он участвует в работе II съезда колхозников-ударников. В ноябре он принимает стахановцев тяжелой промышленности и руководит работой I Всесоюзного совещания рабочих и работниц – стахановцев промышленности и транспорта. В декабре участвует в работе совещания передовых комбайнеров и комбайнерок СССР, выступает с докладом о задачах тяжелой промышленности в связи со стахановским движением на пленуме ЦК ВКП(б).

За перевыполнение годового плана, за успехи в деле освоения новой техники и инициативу в развитии стахановского движения Орджоникидзе награждается в январе 1936 года орденом Трудового Красного Знамени.

Непосредственно с именем Орджоникидзе связано другое замечательное начинание – движение жен инженерно-технических работников и хозяйственников.

Не раз новая советская техника изумляла и восхищала пораженный кризисом капиталистический мир. Так было и во время челюскинской эпопеи, во время рекордных перелетов Чкалова и Громова, на воздушных парадах в Москве и т.д.

Многое связано с именем Г.К. Орджоникидзе и на нашей Нижегородской земле.

В годы Великой Отечественной войны Горьковская область внесла значительный вклад в дело разгрома фашизма, поставив фронту треть всей военной техники, до 90% взрывчатых веществ и значительное количество боеприпасов.

Всё это поставили построенные и реконструированные в годы предвоенных сталинских пятилеток горьковские предприятия, возведенные в кратчайшие сроки: Горьковский автозавод имени Молотова (ГАЗ), авиазавод имени Орджоникидзе, завод № 92 имени Сталина, станкозавод имени Орджоникидзе, реконструированный и модернизированный завод «Красное Сормово» имени Жданова, «Красная Этна», заводы имени Ленина, Фрунзе, Воробьева, Свердлова,  заводы «Двигатель революции», «Нормаль», ГЗАС, Горьковский, Выксунский и Кулебакский металлургические заводы и многие другие предприятия. Были реконструированы Горьковская железная дорога и Горьковский речной порт, ставший одним из крупнейших в стране.

Трудовой подвиг этих предприятий тем значительнее, что в годы Великой Отечественной войны Горький подвергался ожесточенным бомбежкам. Его бомбили 43 раза и сбросили 11 тысяч авиабомб. Особенно сильно пострадал автозавод, который бомбили 25 раз и на него было сброшено 6500 авиабомб.

Энергетическим сердцем горьковских предприятий были Балахнинская ГРЭС, построенная по плану ГОЭЛРО, Игумновская ТЭЦ и ТЭЦ автозавода, на которой установили первый в мире прямоточный паровой котел системы профессора Рамзина.

Вновь построенные и реконструированные заводы Дзержинска сделали его самым крупным центром химической промышленности страны.

Всё это конкретные примеры объектов индустриализации, которые постоянно находились в поле зрения председателя ВСНХ СССР и Наркомтяжпрома Г.К. Орджоникидзе и возникли при его поддержке. Успешному становлению и работе указанных предприятий способствовал и приезд в  наш город талантливого организатора А.А. Жданова, который в 1924–1934 гг. возглавлял краевую и областную организации ВКП(б). В прошлом году ему исполнилось бы 120 лет. Эту дату, как и 130-летие Орджоникидзе в Нижегородской области, как и во всей России, не вспоминали.  Вероятно, потому, что многие из упомянутых предприятий развалены полностью или частично, а Дворец культуры им. Орджоникидзе авиазавода недавно в одночасье сгорел.

Григорий Константинович Орджоникидзе, наш Серго, скончался 18 февраля 1937 года.

За три дня до смерти он руководил работой совещания паровозостроителей.

В одной из последних речей, за полтора месяца до кончины, Серго подытожил достигнутое и дал прогноз: «Мы сейчас по многим отраслям промышленности заняли первое место в Европе и второе в мире. В ближайшие годы мы должны вырваться на первое место в Европе и в какие-нибудь несколько лет стать рядом с Америкой, даже шагать впереди нее. Все возможности для этого в нашей стране имеются…».

И это могло бы осуществиться, если бы… Если бы подольше пожили такие, как Серго. Если бы не тяжелейшая война. Если бы не волюнтаризм, предательство и небольшевизм новых «вождей». Если бы заплывший мещанским жирком народ не потерял совести и бдительности.

Орджоникидзе не дожил до войны, но воевало его дело. Как бы то ни было, но наша техническая мощь сокрушила гитлеровскую Германию с ее сателлитами, ведь это Серго к ней руку и сердце приложил!

 

Сергей Глебович Крюков

 

Нижний Новгород