Главная       Дисклуб     Наверх  

 

 

МИРОВАЯ СТРАТЕГИЯ ЛЬНА

 Мне кажется, уже все нормальные люди понимают, что никакой другой экономической политики, кроме приоритета промышленности, ставки на реальный сектор, быть не может. Все-таки пора заканчивать таргетирование инфляции как основной базовый процесс и идти к регионам, к реальным промышленным областям...  Я считаю, что сегодня надо ставить в качестве ключевой повестки задачу промышленного рывка. Это вопрос № 1. У нас не осталось времени, нефть никуда дальше не подскочит. Надо продвигаться вперед. Региональная промышленная политика является предметом предстоящего 27 декабря Госсовета… Соответственно, предлагается эту региональную промышленную политику выдвинуть в качестве совершенно конкретной задачи планирования. Это разработка и реализация генеральной схемы размещения рабочих мест и производительных сил в муниципальных районах РФ и Евразийского экономического союза. В этом смысле мы через региональную промышленную политику возвращаемся к проблемам реальной географии, демографии, проектирования новых национальных индустрий, совершенно других механизмов стимулирования финансовой промышленности. В итоге задача – обрести заново промышленно-технологический суверенитет страны.

 Я лично 15 лет продвигаю так называемую «новую восточную политику» и рад, что это отозвалось в государственных программах. В этом смысле вот эта макрорегиональная единица – это тоже важнейший момент этой географии. Здесь, конечно, не Черноземье. Я сегодня о нем много скажу. В чем, на мой взгляд, ключевая проблема, из которой должен был бы исходить Госсовет и вся политика по отношению к промышленному рывку? С моей точки зрения, основной вопрос – это правильно задать статус промышленной политики. Константин Анатольевич уже сказал, что в 2014 году благодаря принятию ФЗ о промышленной политике реабилитирована была промышленная политика как таковая. До этого и выражение считалось ругательным. Два последние года в ситуации падения цен на нефть через импортозамещение набирали силы меры поддержки.

Но 2018 год – надо уже не валандаться, а ставить конкретные задачи. Мы никуда не уйдем от этого. Минимум 10 млн новых рабочих мест примерно за ближайшие семь лет. И вот это центральная проблема. Когда говорят в стране о нехватке рабочих рук, это колоссальная дезинформация. Беру данные Росстата и вижу: если взять безработных, работающих бедных, так называемых самозанятых с возрождением дореволюционного отходничества, то реально у нас из 76 млн, по Росстату, рабочей силы у нас 55 млн граждан, фактически входящих в рабочую силу, не имеют полноценных рабочих мест. Я привел здесь термин «высокой степени достоинства». Это понятие Международной организации труда, где и зарплата, и безопасность, и перспективные вещи входят как обязательные в современное рабочее место. По сути, у нас люди не вооружены. Было можно болтать в конце 80-х годов, когда разваливали СССР, что надо не кормить, а дать удочку. Но никакой удочки, кроме перспективного рабочего места, невозможно придумать. Но государство не создает рабочие места. Последние данные Росстата: успешно и устойчиво число ликвидированных рабочих мест в РФ за последние семь лет опережает число вновь созданных рабочих мест. То есть у нас уменьшается количество рабочих мест даже по официальной сложной статистике.

Поэтому, по сути, основным приоритетом этой регионально-промышленной политики и сутью промышленного рывка должна быть семилетка перспективной занятости. Мы должны создать минимум 10 млн промышленных рабочих мест высокой степени достоинства. Создать их в регионах. Более того, я считаю, надо исходить не из региона, не из макрорегиона или субъекта федерации, а из муниципального района, который должен стать основной единицей. Фактически муниципальных районов у нас почти 2 тысячи. Мы видим, что дальше за Урал отдельные муниципальные районы намного превышают Францию и другие замечательные страны.

Но, по большому счету, всего 1814 муниципальных районов, на которых и надо сосредоточить усилия промышленной политики. Что мы сегодня имеем в основной части муниципальных районов? Все нормальные люди говорят, что раньше было 10–15 крепких колхозов и совхозов, около 20 разного размера предприятий. Сегодня – одно-два сельхозпредприятия, как-то сопоставимые с колхозом, и два-три осталось от 20 промышленных предприятий, где работать.

 Прекрасная новость была года два назад: на месте льнокомбината им. Зворыкина, это ключевой льнокомбинат, откроется крупнейший в Костроме торговый центр. Просто чувствуется, как идет вперед страна, достигает новые и новые метры торговых центров. Поэтому если мы промышленную инфраструктуру в 1814 муниципальных районах страны не восстановим, у нас ни промышленного рывка не будет, ни экономики.

Я считаю, содержанием Госсовета и поручения должна стать формула, максима: «Каждому трудоспособному гражданину – рабочее место высокой степени достоинства на местном уровне рядом с домом». В этом плане это ключевой момент. Без целенаправленного планирования ничего не будет. Возникает вопрос: а где брать мощности конкретно в этом муниципальном районе? Для этого нужны сквозные федеральные новые национальные индустрии. Конкурентоспособные в мировом хозяйстве. Это второй штаб – проектирования и организации таких национальных индустрий.

Благодаря деятельности совета ТПП мы в нашей рабочей группе, с учетом региональных инициатив, инициатив отраслевиков наработали большой список таких проектов – экологического машиностроения с точки зрения газо- и водоочистки. Нормы все ужесточаются. Та же льняная индустрия, лазерные системы, агроцеллюлоза. Эти индустрии надо планировать.

Дальше центральной методологией должно стать использование наложения новых национальных индустрий на муниципальные районы. С моей точки зрения, это и будет задавать основу генсхемы размещения в РФ новых рабочих мест и производительных сил. Генсхема размещения рабочих мест должна опираться на выдающееся культурное достижение начала 1960-х годов, когда у нас стали разрабатываться генсхемы размещения производительных сил. К сожалению, они не вышли на нормальную методологическую плановую основу. Это очень серьезная работа. Выдающееся наше культурное достижение. Надо много брать из него и идти дальше.

Территориально-промышленные комплексы – знаменитые ТПК, ТПК «Южная Якутия», который даже в последние годы в тяжелые Штыров, молодец, пытался это все двигать. Кое-чего достиг, но без поддержки фактической государства. Нужна, если хотите, международная развлекательная игра, специальный такой сервис – «Создавай рабочие места в муниципальных районах России», «Вкладывай в муниципальные районы России».

Если мы не создадим такой сервис, где это будет удобно, выгодно, понятно, при федеральных штабах по муниципальным районам, по новым национальным индустриям, никакого экономического развития в стране не будет.

Три шага промышленного рывка: нужны сообщество, штабы, ФЗ нужен о генеральной схеме размещения рабочих мест и производительных сил. И запуск такой цифровой платформы, которая доходит до каждого муниципального района и дальше. Вот это первая часть...

Задача создания в России нового рынка лубяных волокон, сомасштабного рынку зерна, через организацию новой национальной индустрии льна и конопли, – по сути, это реновация льняной отрасли. Вчера было прекрасное заседание под председательством первого заместителя министра сельского хозяйства Хатуова Джамбулата Хизировича. Сейчас очень серьезно Министерство сельского хозяйства взялось за это дело.

Но здесь нужен и Минпромторг, а не только Минсельхоз, и здесь нужна серьезная политика, основы которой я скажу. Льносеющие регионы – это  традиционное Нечерноземье, и сейчас Сибирь хорошо пошла, но государство не подхватывает. Нужно подхватывать. Есть масса поручений президента, прекрасно проваленных, по сырьевой базе для промышленности и так далее. Что нам нужно?.. Я бы сформулировал в таком лозунговом виде реальную стратегию создания новой индустрии льна и нового мирового рынка льна: «Миллиард, миллион, сто». И это абсолютно возможно. Вчера Хатуовым была поставлена задача удвоить посевные площади, а если мы их утроим, учетверим, мы выйдем на миллиард валютного экспортного сырья. Если зерно сегодня экспортируется на 5–7 миллиардов, то льняная отрасль может вполне стать сопоставимой с зерном. Соответственно, 1 миллиард долларов США… Сегодня буквально 5–8 млн долларов – это рынок льна. Позор полный. Миллион гектар при урожайности до 2 тонн/га к 2030 году и стопроцентная рентабельность.

Когда говорят, что лен нерентабельный, хочется ответить, что он нерентабельный, если не умеют его выращивать. Вот карта, где лен в мире растет. Россия и до революции, в 1912 году пик, и в 1936 году была мировым монополистом по льну, по лубяным волокнам, на которые сегодня колоссальный спрос в мире. Мы, имея зарастающие не менее 20 млн га, фактически в 10 раз больше, чем нам нужно для мировой монополии по льну, мы не можем восстановить эти мировую монополию по льну. Позор. А эту задачу нужно ставить. И штабам новых национальных индустрий поручать. Хлопок, он везде на Юге...

Я не буду называть имен, но один замминистра промышленности и торговли любит повторять, что ничего страшного, лен нерентабелен, перспектив у него нет, мы в наших южных регионах Российской Федерации будем выращивать хлопок. Я удивляюсь, как такие люди могут такие должности занимать? У нас в Астраханской области предел – 3 тысячи га этого хлопка. А мы соревнуемся с хлопком. Мировое производство льняного волокна падает, потому что Франция и Бельгия отказываются виноградники сносить ради льняного волокна, у Китая нет нормальных земель. У нас есть земли, нужно это делать. Российский и мировой рынок сбыта здесь обозначен. Если говорить реально, то это целлюлоза на природных полимерах, биокомпозиты, ткани, экотекстиль, то есть текстильная промышленность, побочные продукты и изделия.

Всё подробно готовы объяснять, показывать по цифрам. Фактически нами выработана базовая финансово-хозяйственная модель новой индустрии льна, даже расчет на 15 тысяч га. Даже без промышленности, только сельское хозяйство, рентабельность порядка 40 процентов сегодня при существующих технологиях. Если мы идем к 3–4-му переделу, там 15 тысяч га – до нескольких миллиардов рублей уже чистая прибыль. Меры государственной поддержки новой национальной индустрии тоже тут излагаются. Нужен штаб, инжиниринговый центр, пилотные площадки.

Я очень надеюсь, что удастся посадить за один стол министра сельского хозяйства и министра промышленности, чтобы они обсудили лен. Пока два министерства не построят единую цепочку и комплекс, не будет результатов. Есть понятный план, как делать, давайте начинать, ведь есть все возможности. У нас в совете лежит порядка 50 заготовок под эти индустрии. Государство, ау! Ты где? Давай работать, давай делать национальные индустрии, давай делать промышленный рывок, иначе непонятно, что тогда вообще у нас будет в экономике.

Юрий Васильевич Крупнов,

председатель наблюдательного совета

 Института демографии, эмиграции

 и регионального развития